Мани

Сборник ::: Легенды и сказки индейцев Латинской Америки ::: Перевод с франц. А. Андрес

Давно уж это было — затяжелела дочь одного индей­ского вождя, жившего в тех местах, где ныне стоит город Сантарен. Отец ее поклялся отомстить тому, кто принес в его хижину бесчестье. Стал он допрашивать дочь, но ни угрозы, ни мольбы, ни наказания не могли заставить ее выдать свою тайну. Она отрицала, что спозналась с мужчиной. Никогда, уверяла она, ни один мужчина не касался ее.

Отец пришел в страшный гнев и уже готов был убить девушку. Но тут явился некий белый человек.

— Не убивай свою дочь, — сказал он индейцу, — ибо она непорочна — ее никогда не касался ни один мужчина.

Отец поверил и не стал убивать ее.

Через девять месяцев родилась девочка, прекрасная, словно любовь, и белая, как водяная лилия. Все соседние племена дивились ей.

Люди приходили издалека, чтобы взглянуть на бело­кожую малютку — нежный отпрыск неведомого рода. Ей дали имя Мани. С первого же дня девочка стала ходить и говорить; она всем улыбалась грустной-грустной улыб­кой. А через год она умерла, хоть ничем и не болела и совсем не страдала. Похоронили ее рядом с домом, в саду. По обычаю предков, могилу каждый день поливали водой. Но однажды могила оказалась полуоткрытой, и в глубине ее зеленел росток какого-то неведомого растения — и никто не решился его вырвать.

Росток вскоре превратился в кустик, кустик покрылся цветами, а потом плодами. Лесные птицы, наклевавшись этих плодов, пьянели.

И вот однажды земля под этим кустом высохла и растрескалась, и все увидели его прекрасный белый корень. Он напоминал прелестное тельце белокожей Мани.

И назвали это растение Маниока[Маниока (кассава, юкка) — кустарник с клубневидными корнями, из которых индейцы делают муку].