Латинская Америка в борьбе за подлинное освобождение, укрепление независимости и социальный прогресс (Краткий исторический очерк)

1990 г. ::: Латинская Америка: Справочник

Древние цивилизации

Территория Латинской Америки была заселена ок. 25—30 тыс. (по некоторым данным, 60—70 тыс.) лет назад выходцами из Азии. В 3—9 вв. н. э. здесь сложились два осн. древних раннеклассовых очага цивилиза­ции — Месоамерика и Андская область, где возникли раннерабовла­дельческие государства с высокоразвитыми культурами (Теотиуакан, Чичен-Ица, Наска и др.).

К 16 в. народы, населявшие Южную и Центральную Америку и находившиеся на относительно высокой ступени общественного развития (аймара, кечуа, чибча, майя, ацтеки и др.), освоили огром­ные территории» добились значительных успехов в земледелии, знали многие ремесла, владели строительной техникой, имели большие по­знания в мореплавании, астрономии, математике, медицине, внесли яркий вклад в мировое искусство. Благодаря индейцам в практику мирового земледелия вошли кукуруза, картофель, фасоль, помидоры, тыква, какао, ананасы, подсолнечник, арахис, ваниль, многие виды табака. Ими был открыт каучук, изобретена письменность, созданы совершенные календарные системы летосчисления.

Латинская Америка под колониальным гнетом

На рубеже 15—16 вв. самостоятельное развитие древних индейских народов было прервано европ. колонизацией. Говоря об исторических судьбах амер. индейцев, Ф. Энгельс отмечал, что «испанское завоевание оборвало всякое дальнейшее самостоятельное их развитие» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 31). На открытые X. Колумбом, португальски­ми и др. европ. путешественниками земли устремились в поисках наживы завоеватели-конкистадоры. Исп. поселения появились на Гаити, Кубе, др. Антильских островах, на территории совр. Мексики, Центр. Америки, а затем и в Юж. Америке. Территорию совр. Бра­зилии захватили голландцы и португальцы, а Гвиану и часть Антиль­ских островов поделили между собой англичане, голландцы и французы. Чтобы укрепить свое господство на захваченных землях, колонизато­ры насаждали религию, в первую очередь католицизм. Поскольку большинство из завоевателей говорило на романских языках, имев­ших латинскую основу, завоеванные территории с сер. 19 в. получили название «Латинская Америка». Открытие и завоевание европейцами лат.- амер. континента способствовали развитию там феодально-колони­ального строя. Были распространены различные формы феодальной зависимости и повинностей индейского населения (энкомьенда, мита, репартимьенто, дьесмо и др.). Вместе с тем колонисты содействовали проникновению в Латинскую Америку европ. культуры, оказали большое влияние на формирование культуры латиноамериканцев. Колониза­ция ускорила процесс развития капитализма в Европе и в конечном счете способствовала вовлечению обширных территорий колоний в мировую систему хозяйства.

На захваченных землях исп. и португ. колонизаторы создали особые адм.-территориальные единицы — генерал-капитанства и вице­королевства. Политическая жизнь колоний концентрировалась вокруг колониальной знати и регламентировалась метрополиями. Экономи­ческая жизнь определялась интересами метрополий, видевших в них лишь объект грабежа и источник наживы. Грабеж, истребление и непосильный труд привели к сокращению численности коренного на­селения. Колонизаторы начали ввозить из Африки негров-рабов в страны Вест-Индии и Юж. Америку.

Система эксплуатации осн. населения — индейцев носила фео­дальный характер. Крупным эксплуататором была церковь, которая об­лагала индейцев множеством налогов. Привилегированную верхушку общества составляли уроженцы метрополии. Потомки европейцев — креолы подвергались дискриминации, хотя и назначались иногда на высшие должности. Наряду с бедными креолами имелась прослойка богатых креолов-помещиков, владельцев крупных мастерских. Бед­ные метисы, мулаты, самбо (результат смешения различных этниче­ских элементов) были лишены гражданских прав и занимались в основном мелким ремеслом, торговлей, выполняли роль прислуги, надсмотрщиков у богатых помещиков.

Грабительская политика метрополий и различные ограничения, тормозившие развитие производительных сил колоний, вызывали не­довольство населения. На протяжении 16—18 вв. имели место круп­ные народные восстания, которые приобрели особый размах во 2-й пол. 18 в.: восстания комунерос в Парагвае (1721—35 гг. и 1747 г.) и Новой Гранаде (1781 г.), восстание под руководством Тупака Амару II в Перу (1780—83 гг.), заговор Тирадентиса в Бразилии (кон. 80-х гг. 18 в.) и др. Значительное воздействие на рост нац. самосо­знания и патриотизма населения оказали выдающиеся просветители того времени: X. И. Бартолаче, X. А. Альсате, X. Б. Диас де Гамарра-и-Давалос, С. Родригес и др. К кон. 18 в. против колониального господства метрополий выступали широкие слои населения (вклю­чая креольских помещиков, владельцев рудников и предприятий). Подъему освободительного движения колоний способствовали война за независимость англ. колоний в Сев. Америке 1773—83 гг. и Ве­ликая франц. революция.

Война за независимость.

Образование независимых государств и борьба против экспансии иностранного капитала

В 1791 г. под влиянием Великой франц. революции вспыхнула революция негров-рабов во франц. колонии Сан-Доминго. Восставшие во главе с Ф.Д. Туссен-Лувертюром добились отмены рабства и признания автономии острова. 1.01.1804 было провозглашено создание первогонезависимого государства в Лат. Америке — Гаити.

В первой четверти 19 в. освободительное движение охватило все исп. колонии. Непо­средственным толчком к нему послужили рево­люционные события в Испании после вторже­ния туда войск Наполеона. 19.IV 1810 г. (считается днем начала войны за независимость исп. колоний в Америке) вспыхнуло вос­стание в Каракасе. В том же году произошли восстания в Буэнос-Айресе (Ла-Плата), Боготе (Новая Гранада), Сантьяго (Чили), Долоресе (Мексика). Восставшие провозглашали независимость от Испании. Но к кон. 1815 г. исп. войска почти повсеместно (за исключением лаплатских стран) восстановили колониальное господ­ство.

Новый подъем борьбы за независимость начался с 1816 г. К это­му времени С. Боливар создал новую освободительную армию. От­мена рабства, декреты о конфискации имущества роялистов, наделе­ние солдат освободительной армии землей обеспечили ей поддержку населения, приток добровольцев в армию патриотов. Освободитель­ная война 1810—26 гг., в которой выдающуюся роль, помимо Боливара, сыграли известные полководцы и политические деятели М. Бельграно, X. де Сан-Мартин, Б. О’Хиггинс, X. X. Артигас, М. Идальго, X. М. Морелос и др., привела к ликвидации колониального господст­ва во всех исп. колониях, кроме Кубы и Пуэрто-Рико. Бразилии не пришлось вести войну за свое освобождение: независимость ее вы­нужден был провозгласить сам португ. двор, бежавший в Рио-де- Жанейро от Наполеона.

Во всех странах (кроме Бразилии, где до 1889 г. сохранялась монархия) был установлен республиканский строй. Будучи антифео­дальной по своим историческим задачам, отражая потребности ка­питалистического развития, которому препятствовал колониальный ре­жим, война за независимость носила характер антиколониальной буржуазной революции. Вместе с тем она не привела к коренным изменениям социально-экономической структуры стран Латинской Америки; помещичья олигархия в основном сохранила свои позиции. Не были изжиты крупное землевладение и полуфеодальные методы экс­плуатации крестьянства.

Освободившиеся от колониального ига молодые государства вступили на путь самостоятельного развития. Однако ему мешали послевоенная хоз. разруха, сохранение различных форм докапитали­стической эксплуатации, торг. конкуренция европ. стран. Формирова­ние нац. государств в Латинской Америке происходило в обстановке оже­сточенной борьбы между группировками господствующих классов за власть.

Внутриполитическими распрями в лат.-амер. странах поспешили воспользоваться иностр. державы, чтобы утвердить над ними свой экономический и политический диктат. Они провоцировали столкно­вения между лат.-амер. государствами, осуществляли вооруженные вторжения. США, опираясь на провозглашенную ими в 1823 г. «док­трину Монро», призванную идеологически оправдать экспансию амер. капитала в Латинскую Америку, начали агрессивные войны и территори­альные захваты против лат.-амер. республик. В 1836 г. США аннек­сировали Техас, затем в результате захватнической войны 1846— 48 гг. отторгли более половины мекс. территории. В 1833 г. Велико­британия захватила у Аргентины Мальвинские острова. Вооруженные силы США высаживались на побережье Перу (1833 г.), Ла-Платы (1838—56 гг.). В 1845 г. США начали кампанию за присоединение Кубы, в 1847 г. они пытались установить контроль над Никарагуа и т. д. В 1861—67 гг. Франция, Испания и Великобритания развязали захватническую войну против Мексики. Испания в течение ряда лет вела войну против Перу, Эквадора, Чили и Боливии, пыталась аннексировать Доминиканскую Республику. Лат.-амер. страны неод­нократно выступали единым фронтом против иностр. агрессии, за­ключали оборонительные союзы, разрабатывали совместные меры противодействия экспансии.

Становление и консолидация нац. государств Латинской Америки по­влекли изменения в их социально-экономической структуре. Лат.- амер. страны включились в систему мирового капиталистического разделения труда в качестве поставщиков сырьевых и продовольст­венных товаров. Ускорилось развитие капитализма и процесса фор­мирования на этой основе буржуазии и пролетариата. В защиту сво­их классовых интересов пролетариат развернул забастовочную борьбу, начал создавать свои классовые организации. В 70-х гг. в Аргентине были основаны «Союз типографских рабочих Буэнос-Ай­реса», в Мексике — «Великий союз мексиканских рабочих». Большое значение для роста классового сознания пролетариата имела дея­тельность в Латинской Америке секций I Интернационала, создание марк­систских кружков, распространение марксизма. В 1888 г. в Арген­тине на испанский языке был опубликован «Манифест Коммунистиче­ской партии», в 1898 г.— 1-й том «Капитала». В 90-х гг. в обста­новке подъема рабочего движения были созданы первые социалисти­ческие партии и группы в Аргентине, Бразилии, Боливии, на Кубе, Гваделупе, Мартинике, в Мексике, Перу, Уругвае, Чили. Но в этот период рабочий класс, насчитывавший 1,5—2 млн чел., еще был слабо организован, уровень его политического сознания был невысок, среди рабочих господствовали идеи анархизма и анархо-синдика­лизма.

Господствующие позиции в экономике и политике лат.-амер. го­сударств во 2-й пол. 19 в. занимал блок латифундистов, торг. бур­жуазии, военщины и клерикальной верхушки.

На специализацию хозяйства стран Латинской Америки все больший от­печаток накладывал мировой капиталистический рынок. Развитые капиталистические державы были заинтересованы в сохранении в странах Латинской Америки монокультурной экономики, докапиталистиче­ских пережитков. Страны региона все больше превращались в аг­рарно-сырьевой придаток промышленно развитых государств.

Опустошительные войны между лат.-амер. государствами, спро­воцированные капиталистическими державами (война «Тройственно­го союза» — Аргентины, Бразилии и Уругвая — против Парагвая в 1864—70 гг.; Тихоокеанская война 1879—84 гг., которую Чили вело при поддержке Великобритании против Боливии и Перу н др.), тор­мозили социально-экономическое развитие стран Латинской Америки.

К кон. 19 в. на авансцену классовой и политической борьбы в Латинской Америке все активнее стала выходить нац. буржуазия. В Чили, Аргентине, Уругвае она выступала против олигархических группи­ровок в борьбе за власть. Ею были созданы собственные политиче­ские партии, провозгласившие своей целью осуществление буржуаз­ных социально-экономических реформ (Прогрессивная либеральная партия, а позже — Демократическая и Радикальная партии в Чили, партия Гражданский радикальный союз — в Аргентине, партия «Ко­лорадо» — в Уругвае). Чили было одной из первых в Латинской Америке стран, где представителям нац. буржуазии в 19 в. удалось добиться политической власти (правительство X. М. Бальмаседы в 1886— 91 гг.), осуществить программу реформ в интересах независимого нац. развития. В Аргентине в 70-х гг. под руководством нац. бур­жуазии завершилось создание централизованного государства, воз­главляемого либеральным президентом Д. Ф. Сармьенто (1868— 74 гг.). В Мексике во время буржуазной революции (1854—60 гг.), получившей название «войны за Реформу», победили либералы — представители нац. буржуазии. На Кубе под руководством идеолога и вождя освободительного движения X. Марти была создана Кубин­ская революционная партия (1892 г.). Она призвала народ к вос­станию против исп. колониального гнета, завоеванию нац. независи­мости и установлению в стране республиканского строя.

Воспользовавшись нац.-освободительной борьбой кубинского народа против исп. господства (1895—98 гг.), США развязали в 1898 г. вой­ну против Испании, отобрали у нее Пуэрто-Рико и оккупировали Кубу, превратив ее в свой протекторат. С завершением испано-амер. войны, означавшей начало перехода к эпохе империализма, Латинская Америка вступила в новый этап исторического развития.

Латинская Америка в эпоху империализма

С наступлением эпохи империализма Лат. Америка стала сферой усиленной экспансии иностр. капитала. Она сопровождалась навязыванием неравноправных договоров, вооруженными ин­тервенциями, поддержкой реакционных сил внутри лат.-амер. стран империалистическими державами. Началась переориентация экономики стран Латинской Америки в интересах империа­листических держав. Аргентина и Уругвай стали крупнейшими по­ставщиками на внешний рынок пшеницы, мяса, шерсти, Бразилия — кофе и каучука, Боливия — олова, Чили — меди, Мексика — серебра, олова, нефти, Перу — цветных металлов, Венесуэла — нефти. К 1914 г. капиталовложения империалистических держав на континен­те достигли 10 млрд дол.

В Латинской Америке началась эра территориальных захватов и во­оруженных интервенций, в результате которых ряд государств региона превратились в колонии и протектораты. Помимо захвата Кубы и Пуэрто-Рико США, используя стремление панамцев к отделению от Колумбии и созданию нац. государства, овладели в 1903 г. зоной Панамского канала. В 1909 г. они оккупировали Никарагуа.

По мере развития капитализма в Латинской Америке обострялись борьба между нац. буржуазией и иностр. капиталом, классовые и политические противоречия внутри лат.-амер. стран, укреплялись осп. классы — пролетариат и буржуазия. В годы президентства предста­вителя нац. буржуазии X. Батлье (1903—07, 1911—15 гг.) в Уругвае были проведены буржуазно-демократические реформы, ослаблена за­висимость страны от иностр. капитала. Крупнейшим событием в анти­империалистической освободительной борьбе народов Латинской Америки стала буржуазно-демократическая революция 1910—17 гг. в Мекси­ке. Она уничтожила реакционный, буржуазно-помещичий режим П. Диаса, ослабила позиции империализма в стране. В результате революции была принята прогрессивная по тому времени буржуазно­демократическая конституция 1917 г., способствовавшая укреплению позиций нац. буржуазии.

На арену классовой и политической борьбы выступил рабочий класс. Начало 20 в. было отмечено крупными забастовками рабочих: стачки рабочих Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу в 1905—07 гг. (Брази­лия), «Красная неделя» в Сантьяго в 1905 г. (Чили), забастовка ра­бочих в Кананеа в 1906 г. (Мексика). К нач. первой мировой войны рабочий класс Латинской Америки создал ряд политических и профессио­нальных организаций; Региональная федерация рабочих Аргентины (1901 г.), Региональная федерация рабочих Уругвая (1904 г.), Бра­зильская рабочая конфедерация (1908 г.), Федерация рабочих Чили (1909 г.), «Дом рабочих мира» в Мексике (1912 г.). Рабочий класс добился ряда социальных завоеваний. Неуклонно шло распростране­ние марксизма через созданные социалистами школы и кружки. В классовые бои втягивались массы крестьянства и с.-х. пролетариа­та. На юге Бразилии в крупном крестьянском восстании (известном как движение «Контестаду») в 1902—16 гг. приняло участие 20 тыс. крестьян. В 1910—12 гг. развернулось широкое крестьянское движе­ние, в котором участвовали сотни тысяч крестьян. В 1914 г. в Перу вос­стали 70 тыс. индейцев кечуа. В Мексике имели место крупные вос­стания индейцев на Юкатане и на севере страны.

Во время первой мировой войны военная конъюнктура способ­ствовала некоторому экономическому подъему лат.-амер. стран. Вместе с тем развернулось острое соперничество между империалистиче­скими державами за влияние в странах Латинской Америки. США окку­пировали Гаити в 1915 г., Доминиканскую Республику в 1916 г., в 1914 и 1916—17 гг. вторгались в Мексику, в 1917 г. ввели войска на Кубу. Осуществляя агрессивные акции против лат.-амер. стран, амер. империализм порабощал и. грабил народы, поддерживал реак­ционные буржуазно-помещичьи режимы, сковывал социально-эконо­мическое развитие этих государств.

Несмотря на некоторое оживление экономической активности, по­ложение трудящихся оставалось тяжелым. В этот период разверну­лось широкое антивоенное и антиимпериалистическое движение. Рос­ло классовое самосознание эксплуатируемых масс. В социалистиче­ских партиях стало формироваться марксистское крыло. Вместе с тем нац. буржуазия, усилившая свои позиции в годы войны, стара­лась использовать благоприятную обстановку в своих интересах. Шел процесс нарастания классовой и политической борьбы.

Латинская Америка после великого Октября: подъем антиимпериалистической, революционной борьбы

Огромное влияние на антиимпериалистическое революционное движение на континенте ока­зала Октябрьская революция в России. Под воздействием ее идей произошел сдвиг влево в сознании трудящихся масс в лат.-амер. стра­нах. Широкие слои общественности подняли го­лос солидарности с первой в мире социалисти­ческой страной. Происходили крупные классо­вые бои, рабочие освобождались от влияния анархо-синдикализма, переходили на марксист­ско-ленинские позиции. В классовую борьбу втягивались крестьян­ство, студенчество. В ходе массовых выступлений трудящиеся регио­на добились крупных социальных завоеваний (повышение зарплаты, законы о труде, расширение избирательного права и т. п.).

В обстановке подъема революционной борьбы возникли комму­нистические партии в Аргентине, Мексике, Бразилии, Уругвае, Чили, Центральной Америке, на Кубе. В 1925 г. по инициативе компартий была создана Антиимпериалистическая лига Америки. Позднее, в 1929 г., была образована Латиноамериканская конфедерация проф­союзов— первый лат.-амер. профцентр.

Воспользовавшись реформистской политикой буржуазных либе­ралов и радикалов, не затрагивавшей господства иностр. монополий и латифундистов, империализм США усилил экономическую экспан­сию в Латинскую Америку. Монополии США захватили нефтяную промышленность Венесуэлы, усилили контроль над нефтью др. стран региона. Опира­ясь на диктатуры типа X. Мачадо на Кубе, X. В. Гомеса в Венесуэле, проимпериалистического правительства А. Легии в Перу, используя ослабление позиций англ. империализма в Латинской Америке, амер. мо­нополии укрепились также в горнодобывающей и обрабатывающей промышленности стран континента.

Экспансия амер. монополий наталкивалась на сопротивление ши­роких слоев народных масс в странах Латинской Америки. В Аргентине в 20-е гг. оно вылилось в кампанию за национализацию нефти. В Мек­сике трудящиеся требовали претворения в жизнь прогрессивных ста­тей конституции 1917 г. В Чили в 1925 г. на руднике «Ла Корунья» произошла крупная забастовка, в ходе которой было убито и ранено несколько тысяч рабочих. В Бразилии произошли вооруженные антиимпериалистические и антидиктаторские выступления (восстания в форте Копакабана и в Сан-Паулу, революционный поход «Колонны Престеса» в 1924—27 гг.). Никараг. народ под руководством А. С. Сандино поднялся в 1926 г. на освободительную борьбу против амер. интервентов, в которой участвовали патриоты многих стран Латинской Америки и Европы.

Усиление тенденций к проведению самостоятельного внешнепо­литического курса, успехи первой страны социализма — Советского Союза способствовали установлению дипл. отношений между СССР и рядом стран Латинской Америки. Мексика стала первой страной Зап. по­лушария, установившей в 1924 г. дипл. отношения с СССР. В 1926 г. ее примеру последовал Уругвай, а в 1935 г.—Колумбия.

Мировой экономический кризис 1929—33 гг. нанес Латинской Америке серьезный ущерб. Резкое падение спроса на мировом рынке на товары лат.-амер. экспорта привело к свертыванию производства, массо­вому банкротству банков и фирм, ухудшению экономического поло­жения трудящихся, массовой безработице. Обострились классовые противоречия, усилилось антиимпериалистическое движение. В 1930 г. в результате народных выступлений пала диктатура А. Б. Легии в Перу. В 1931 г. произошло восстание в армии и на флоте против реакционной диктатуры К. Ибаньеса в Чили. На Кубе в 1933 г. в результате буржуазно-демократической революции была сверг­нута диктатура ставленника США X. Мачадо. В Мексике в обста­новке революционного подъема в 1934 г. президентом стал предста­витель левого антиимпериалистического демократического крыла На­ционально-революционной партии Л. Карденас. Начались антиим­периалистические преобразования, приведшие к образованию силь­ного госсектора и переходу в руки государства стратегически важ­ных отраслей экономики (нефть, жел. дороги), углубилась аграрная реформа.

Стремясь сбить антиимпериалистическую, революционную волну в регионе, США активно участвовали в подавлении нац.-освободи­тельного движения в Сальвадоре, Никарагуа, революционных вы­ступлений на Кубе, в Чили, Перу. США и Великобритания спрово­цировали ряд междоусобных войн между странами региона: между Перу и Колумбией в 1932—34 гг. из-за спорной области Летисия, между Боливией и Парагваем в 1932—35 гг. (Чакская война). Эти войны нанесли большой ущерб участвовавшим в конфликтах стра­нам. Широкая борьба трудящихся вынудила империализм ради со­хранения своих позиций в странах Латинской Америки перейти к более гибкой политике. В 1933 г. США вывели свои войска из Никарагуа, в 1934 г.— из Гаити, пошли на отмену «поправки Платта», обеспе­чивавшей ввод войск США на Кубу.

В годы, предшествовавшие второй мировой войне, рабочий класс, возглавляемый коммунистическими партиями, выступил про­тив угрозы фашизма и реакции. Компартии развернули деятельность по созданию широких антифашистских и антиимпериалистических фронтов. В 1935 г. был создан Национально-освободительный аль­янс в Бразилии. Движение Народного фронта способствовало про­ведению глубоких реформ в Мексике. На Кубе коммунисты были инициаторами движения за Народный фронт и в 1939 г. были из­браны в Учредительное собрание. Наибольших успехов добился со­зданный в 1936 г. Народный фронт в Чили, где единство трудящихся обеспечило приход к власти кандидата Народного фронта П. Агирре Серды (1938—41 гг.). В большинстве стран возникли крупные нац. профцентры, а в сентябре 1938 г. на конгрессе представителей этих центров была создана Конфедерация трудящихся Латинской Аме­рики (КТЛА).

В годы второй мировой войны многие лат.-амер. страны при­соединились к антигитлеровской коалиции, а Мексика и Бразилия направили свои воинские контингенты на театры военных действий. Международное и внутреннее положение стран Латинской Америки в годы войны было сложным и противоречивым. В первые годы внешняя торговля была дезорганизована, импорт сократился, возросла ин­фляция, дороговизна жизни. В связи с ослаблением позиций Герма­нии и Великобритании произошла переориентация внешнеэкономиче­ских связей на США. Стала развиваться отечественная промышленность, численность рабочих и служащих в промышленности за 1940—45 гг. увеличи­лась с 8—9 млн до 14—15 млн чел. В Аргентине, Бразилии, Мексике высокими темпами развивалась металлургическая промышленность. В Бра­зилии был построен крупный металлургический комбинат «Волта-Редонда», в Мексике производство стали за годы войны удвоилось, а чу­гуна — возросло более чем в 5 раз. Лат.-амер. буржуазия создавала крупные предприятия, нередко с участием амер. капитала. Усилилась концентрация и централизация производства и капитала, росли монопо­листические тенденции. Вытесняя своих конкурентов, США укреп­ляли в Латинской Америке экономические и военно-политические позиции, навязывали странам региона неравноправные экономические и воен­ные соглашения (за годы войны США построили здесь 92 военные базы).

Наступление иностр. капитала и местных монополий на права трудящихся толкало их на защиту своих интересов. Имели место крупные забастовки трудящихся. Народы Латинской Америки проявили солидарность с героической борьбой советского народа и его союзников против германского фашизма, требовали расширения связей с Советским Союзом, установления дипл. отношений (к кон. 1945 г. дипл. отношения с СССР установили 13 лат.-амер. госу­дарств).

В обстановке общего подъема освободительного демократическо­го движения в мире, созданной успехами СССР в борьбе против фашизма и победой союзников над гитлеровской Германией и Япо­нией, в ряде стран произошли народные революции, выступления трудящихся против реакционных буржуазно-помещичьих диктатур. В апреле 1944 г. в Сальвадоре была свергнута диктатура М. Эрнан­деса Мартинеса. Вооруженное восстание 20.X 1944 г. покончило с диктаторским режимом в Гватемале. Оно положило начало Гвате­мальской революции 1944—54 гг., открывавшей перед страной пер­спективу демократического развития. Антифашистское освободитель­ное движение в Аргентине в 1944—45 гг. привело к амнистии поли­тических заключенных и к восстановлению гражданских свобод. В Боливии в движение против гнета иностр. монополий и местной олигархии включились широкие массы индейцев. В мае 1945 г. со­стоялся первый национальный конгресс индейцев. Одновременно была создана Федерация горняков Боливии.

За годы войны и первые послевоенные годы пролетариат Латинской Америки превратился в один из крупнейших отрядов международ­ного рабочего движения. Его численность составляла к 1945 г. 15 млн чел. Значительных успехов добился в годы войны рабочий класс в борьбе за профсоюзное единство. Возросло влияние КТЛА, объеди­нявшей 4 млн трудящихся.

США, стремясь покончить с освободительной борьбой в лат.-амер. странах, воспрепятствовать развитию отношений с социалисти­ческими странами, втянуть их в «холодную войну» и превратить Латинскую Америку в надежный источник стратегического сырья и военно-стра­тегический плацдарм, развернули наступление на антиимпериа­листическое движение в регионе под флагом антикоммунизма. Под давлением внутренней и внешней реакции правительства ряда стран порвали в 1947—52 гг. дипл. отношения с СССР. В 1947 г. под предлогом борьбы с «международным коммунизмом» США на­вязали странам Латинской Америки т. н. Межамериканский договор о вза­имной помощи. При поддержке США местная реакция совершила ряд гос. переворотов. В 1948 г. армейская верхушка во главе с гене­ралом М. А. Одрией захватила власть в Перу. Реакция пришла к власти в Венесуэле, Колумбии. В 1952 г. при активной поддержке США был установлен тиранический режим Ф. Батисты на Кубе. Уси­лили репрессии против демократических сил созданные при поддерж­ке США в 30-е гг. диктаторские режимы Р. Л. Трухильо в Домини­канской Республике и А. Сомосы в Никарагуа. В 1954 г. США в союзе с местной реакцией и режимом Сомосы организовали втор­жение вооруженных наемников в Гватемалу с целью удушения Гва­темальской революции.

Одновременно США нанесли удар по профсоюзному движе­нию континента. В обстановке жестоких репрессий и преследова­ний компартии во многих странах были вынуждены уйти в под­полье».

Но контрнаступление реакции не остановило развития револю­ционного движения в Латинской Америке. Забастовки стали приобретать общенац. характер, усилилось стремление к профсоюзному единству. Борьба за мир (важной вехой ее явился состоявшийся в 1949 г. в Мехико Континентальный конгресс в защиту мира и демократии), за прекращение агрессии США в Корее способствовала росту полити­ческой активности трудящихся. Крепли связи лат.-амер. пролетариата с международным рабочим и профсоюзным движением, в частности с ВФП. В апреле 1952 г. народное восстание в Боливии положило начало антиимпериалистической антифеодальной Боливийской рево­люции, нанесшей удар по местной олигархии и иностр. капиталу. В 1954 г. браз. реакция пыталась осуществить гос. переворот, но де­мократические силы сорвали эту попытку. В ряде стран были сме­тены диктаторские режимы. В 1956 г. под напором народных вы­ступлений был вынужден оставить президентский пост диктатор генерал Одрия в Перу. В 1957 г. пал режим Г. Рохаса Пинильи в Колумбии. В нач. 1958 г. в результате общенациональной заба­стовки была свергнута диктатура М. Переса Хименеса в Вене­суэле. Создание в Чили в 1956 г. Революционного фронта народного действия на основе сотрудничества коммунистической и социалисти­ческой партий позволило усилить борьбу за демократизацию страны. В ряде стран были созданы компартии (Гватемала, Боливия, Мар­тиника, Гваделупа). В международном Совещании коммунистиче­ских и рабочих партий в Москве (ноябрь 1957 г.) участвовали пред­ставители 18 компартий Латинской Америки.

К кон. 50-х гг. в Латинской Америке стали брать верх освободи­тельные тенденции, которые не позволили империализму США со­здать в регионе общеконтинентальную антинародную реакционную военно-политическую систему.

Победа кубинской революции. Углубление революционных процессов в Латинской Америке. Контрнаступление реакционных сил

Воздействие мировой социалистической систе­мы на ход мирового общественного развития, распад колониальной системы империализма создали благоприятные условия для нового подъема освободительной борьбы народов Латинской Америки. 1.1 1959 г. победила народная антиимпериалистическая революция на Ку­бе, переросшая в социалистическую рево­люцию.

В результате революции к власти на Кубе пришли пролетариат, трудовое крестьянство и революционная интеллигенция. В ходе револю­ции была проведена аграрная реформа, ликви­дирован латифундизм, национализирована соб­ственность амер. монополий и местной крупной и средней буржуа­зии. Все осн. средства производства перешли в руки народа. Революци­онная власть при поддержке всего кубин. народа и всесторонней помощи Советского Союза, др. социалистических стран решительно пресекла происки внутренней контрреволюции и империализма США, направленные против революционной Кубы. В апреле 1961 г. кубин. народ нанес сокрушительное военно-политическое поражение амер. наемникам, вторгшимся на Кубу в р-не Плая-Хирон. Кубин­ская революция создала первое в Зап. полушарии социалистическое государство. Она открыла новый этап в революционном движении народов Латинской Америки, усилила его антиимпериалистическую на­правленность. Кубин. революция развеяла в прах концепцию «геогра­фического детерминизма», которая утверждала извечную привязанность Латинской Америки к США и бесперспективность освободительного дви­жения лат.-амер. народов.

Под непосредственным влиянием Кубинской революции шири­лось движение народов этого региона за укрепление нац. суверени­тета, за мир и социальный прогресс. Ряд стран, томившихся под ко­лониальным гнетом, обрели политическую независимость. В 1962 г. стала независимой Ямайка, в том же году — Тринидад и Тобаго, в 1966 г.— Барбадос и Гайана. В некоторых странах были достигнуты большие успехи в объединении демократических сил. В 1962 г. в Уругвае, где во главе прогрессивных сил шли коммунисты, был соз­дан Левый фронт освобождения (ФИДЕЛ), объединивший ряд де­мократических организаций, в т. ч. компартию. В Бразилии всеобщие политические забастовки привели к власти лидера Трабальистской партии Ж. Гуларта, выдвинувшего программу социальных преобра­зований.

Усилилось стремление к объединению антиимпериалистических сил в региональном масштабе, ширилось движение солидарности с революционной Кубой. В 1961 г. в Мехико состоялась Лат.-амер. конференция за нац. суверенитет, экономическую независимость и мир, в 1962 г. в Гаване — Конференция народов Америки в поддерж­ку Кубы. В 1963 г. в браз. г. Нитерой успешно прошел Лат.-амер. конгресс солидарности с Кубой.

Все большую роль в освободительном движении стали играть компартии, многие из которых вышли из подполья. Крепло профсоюз­ное движение как в нац., так и в региональном масштабе. Большой вклад в успех освободительного движения внес рабочий класс, который своими действиями не раз решал исход борьбы в пользу демократи­ческих сил. В 1964 г. состоялся 1-й съезд нового профсоюзного объ­единения трудящихся региона,— Постоянного конгресса профсоюз­ного единства трудящихся Латинской Америки (ПКПЕТЛА). В этом объединении были представлены профсоюзы 22 стран. В борьбу все активнее включались с.-х. пролетариат, крестьянство, средние слои, интеллигенция, патриотически настроенные военные, прогрессивные священнослужители.

Вместе с тем демократическое движение в регионе столкнулось и с определенными трудностями. Среди части трудящихся, особенно средних слоев и интеллигенции, усилились реформистские на­строения.

Амер. империализм, опираясь на местные соглашательские круги буржуазии и на национал-реформизм, стремился сбить революцион­ную волну в регионе, изолировать и в конечном счете задушить Ку­бинскую революцию, укрепить в Латинской Америке свои экономические, политические и военно-стратегические позиции. В 1961 г. США вы* двинули программу «Союз ради прогресса», воплощавшую идеи «мирной регулируемой революции». В политическом плане инициа­торы «Союза ради прогресса» рассчитывали на поддержку национал-реформистских и христианско-демократических партий лат.-амер. стран. В ряде стран правящим кругам и США удалось ослабить кре­стьянское движение, внести раскол в сел. организации, посеять оп­ределенные иллюзии среди средних слоев и некоторой части средней и мелкой буржуазии. Однако эта программа вызвала резкую критику как со стороны крайне правых местных кругов; выступавших против реформ и видевших в них угрозу своим позициям, так и со стороны левых сил, требовавших радикальных преобразований. Обострение классовой борьбы в лат.-амер. странах в период ее осуществления свидетельствовало о том, что авторам «Союза ради прогресса» не удалось ослабить социальную напряженность в регионе. Усилилось забастовочное движение в Аргентине, Бразилии, Эквадоре и др. странах.

Местная реакция ответила на провал «Союза ради прогресса» и усиление борьбы трудящихся военными переворотами. США под­держали эти акции, рассчитывая с помощью диктаторских режимов достичь того, что не было осуществлено в рамках реформистской программы, Олигархическим кругам удалось совершить ряд военных переворотов: в 1963 г. в Эквадоре, Гватемале, Гондурасе, Домини­канской Республике, в 1964 г.— в Бразилии. В связи с кризисом по­литики «Союза ради прогресса» правящие круги США провозгласи­ли «жесткий курс» в отношении стран Латинской Америки. В кон. 1963 — нач. 1964 г. усилилось движение народа Панамы за возвращение стране зоны Панамского канала, которое переросло в мощное народное движение. Войска США расстреляли мирную демонстрацию, но амер. администрация все же вынуждена была начать переговоры о пересмотре договора 1903 г. о Панамском канале,

В 1965 г. США осуществили вооруженную интервенцию в До­миниканскую Республику и потопили в крови выступление доминик. народа против амер. монополий и местной олигархии. На основе док­трин «идеологических границ», «внутреннего фронта», «антипартизанской войны» США пытались превратить лат.-амер. армии в ка­рательные отряды по подавлению борьбы собственных народов.

Однако ни реформистскими маневрами, ни методами насильст­венного подавления освободительного движения амер. империализ­му и местной реакции не удалось сбить накал классовой и поли­тической борьбы. Антиимпериалистические процессы набирали силу, а трудящиеся приобретали опыт борьбы. Возросла тяга к единству, созданию широких демократических антиимпериалистических фрон­тов. В борьбу трудящихся включались широкие социальные слои. В Перу, Панаме, Боливии, Эквадоре, Доминиканской Республике на стороне прогрессивных сил выступили военные. Первым таким вы­ступлением стало движение военных-конституционалистов во главе с полковником Ф. Кааманьо в Доминиканской Республике в 1965 г. Были установлены военные режимы прогрессивной антиимпериали­стической ориентации: во главе с генералом X. Веласко Альварадо в Перу (1968 г.), генералом О. Торрихосом — в Панаме (1968 г.), генералом А. Овандо Каидией (1969 г.), а затем генералом X. X. Торресом (1970 г.)—в Боливии, генералом Г. Родригесом Ла- рой — в Эквадоре (1972 г.). Патриотически настроенные военные пришли к власти в Гондурасе, где в 1972 г, президентом страны стал полковник О. Лопес Арельяно.

В ходе общего наступления антиимпериалистических сил в кон. 59 — нач. 70-х гг. значительную роль сыграла народная антиимпериа­листическая демократическая революция 1970—73 гг. в Чили. Чи­лийская революция имела глубокое социально-экономическое со­держание. С самого начала во главе ее выступал рабочий класс. Ре­волюция в Чили показала как возможность, так и чрезвычайную сложность мирного пути развития, как реальность, так и трудность достижения союза демократических сил. Как отмечается в деклара­ции Совещания коммунистических партий стран Латинской Америки и Карибского бассейна (1975 г.), «чилийский опыт ясно свидетельст­вует, что революционное движение не может отвергать ни один из путей демократического подхода к власти, но вместе с тем должно быть полностью готово к тому, чтобы защищать демократические за­воевания силой».

С 1973 г. начинается период временного отступления антиимпериалистических и демократических сил. Под натиском реакции ряд стран Латинской Америки оказался под властью правых военных ре­жимов (Чили, Уругвай, Аргентина, Бразилия, Боливия, Парагвай, Гаити, Гватемала, Сальвадор, Никарагуа). К сер. 70-х гг. борьба рабочих, всех трудящихся стала вновь нарастать. В центре антидиктаторского движения находился рабочий класс. Его забастовоч­ные выступления способствовали расшатыванию этих режимов, ук­реплению союза демократических сил.

РАЗВЕРТЫВАНИЕ демокра­тических ПРОЦЕССОВ В ЮЖНОЙ АМЕРИКЕ. ПОБЕДА НАРОДНОЙ РЕВОЛЮЦИЙ В НИКАРАГУА. РОСТ ВЛИЯНИЯ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ НА МЕЖДУНАРОД­НОЙ АРЕНЕ

Мобилизация и сплочение общественных и по­литических организации в борьбе против им­периализма США и реакционных режимов ста­ли характерной чертой этого этапа освободи­тельного движения.

Важное значение для сплочения демокра­тических и революционных сил региона в борь­бе против империализма имело Совещание ком­мунистических партий стран Латинской Америки и Карибского бассейна, состоявшееся в июне 1975 г. в Гаване (Куба). На совещании была принята декларация «Латинская Америка в борьбе против империализма, за националь­ную независимость, демократию, народное бла­госостояние, мир и социализм», в которой содер­жался анализ международной обстановки, от­мечалась необходимость укрепления единства всех антиимпериали­стических сил Латинской Америки. При этом подчеркивалось, что руково­дящей силой борьбы против господства империализма является ра­бочий класс, а его естественным союзником — крестьянство. Совеща­ние отметило исключительный вклад Кубинской революции в дело усиления антиимпериалистической борьбы в регионе.

На рубеже 70—80-х гг. обострились противоречия между стра­нами Латинской Америки и империализмом, что было вызвано усилением стремления лат.-амер. стран к подлинной экономической и полити­ческой независимости, подъемом демократического движения в ре­гионе.

Ярким проявлением неоколониалистской политики империализ­ма США в Латинской Америке явился рост внешней задолженности. Долг, достигший в 1989 г. 430 млрд дол., практически парализовал нор­мальную экономическую деятельность в лат.-амер. странах, привел к снижению уровня жизни трудящихся масс, вызвал беспрецедент­ный рост социальной напряженности. Под влиянием кризисных яв­лений в экономике стран Латинской Америки возросла политическая ак­тивность широких народных масс.

Укрепила свои позиции крупная, гл. обр. монополистическая, буржуазия, упрочились ее связи с ТНК, что обусловило возрастание зависимости от иностр. капитала. Значительно повысилась роль го­сударства в экономике и политике. Оно все активнее вмешивается во все области экономической и общественно-политической жизни. При­чем государство само превратилось в крупнейшего собственника. От­ражая стремление фин. олигархии к стимулированию неокапиталистической модернизации, государство взращивает местные монопо­лии, идет на расширение и укрепление связей с ТНК, способствует формированию системы ГМК.

Все это не могло не сказаться на политических позициях гос­подствующих классов. Крупная буржуазия стремится найти такие структуры политической власти, которые наиболее надежным образом защищали бы ее интересы с учетом нового соотношения сил как внутри своих стран, так и на международной арене. Важной чертой, характеризующей позиции фин. олигархии Латинской Америки в настоя­щее время, является повышение ее политической активности. Эти яв­ления, связанные с усилением экономических позиций крупной лат.- амер. буржуазии, отражают также трудности в поисках выхода из кризиса. И хотя в распоряжении реформистских кругов буржуазии, стоящей у власти в странах с режимами представительной демо­кратии, остается в резерве немало экономических рычагов, средств и методов социального маневрирования, идеологического и полити­ческого давления, в этих странах явственно возрастает правоавтори­тарная опасность,

В условиях капиталистического развития большинства лат.-амер. стран происходит расширение сферы эксплуатации, вовлечение в нее новых категорий трудящихся, что сопровождается заметными изме­нениями в составе наемного труда. К сер. 80-х гг. численность наем­ных работников в Латинской Америке увеличилась до 70—72 млн чел., а их доля в составе самодеятельного населения в среднем по региону составила 56%, а в наиболее развитых странах — до 75—88%. Ра­бочий класс Латинской Америки, выросший численно и качественно изме­нившийся под воздействием ускоренного развития стран региона по капиталистическому пути, насчитывает 43—45 млн чел. (45% эко­номически активного населения). Укрепилось индустриальное ядро пролетариата (18 млн чел., 38% всего рабочего класса). В условиях НТР, с развитием современных и модернизацией традиционных от­раслей промышленности, увеличивается численность квалифицированных кадров рабочих, которые все больше концентрируются на монополизи­рованных предприятиях.

Развивается тенденция к расширению социальных границ рабо­чего класса. Сближение с рабочими по характеру труда и экономи­ческому положению части технических специалистов и служащих ве­дет к расширению социальной базы рабочего и демократического движения.

С развитием капитализма в земледелии, укреплением хоз-в капи­талистического типа образовался крупный отряд с.-х. пролетариата и полупролетариата (14 млн чел.). Приблизительно 30% общей чис­ленности составляют постоянные рабочие, для которых работа по най­му является единственным источником существования. Остальную массу лиц наемного труда составляют батраки, поденщики и се­мейные рабочие.

Ускорение процессов интернационализации н транснационализа­ции экономики в 80-е гг. привело к возникновению нового комплек­са противоречий, связанных с внешней задолженностью и кризисом. Как следствие, это повлекло за собой рост массовой безработицы, переливание больших групп рабочих в мелкое производство, переход их в число полупролетарских и маргинальных слоев населения. Много­численные массы пролетариата и полупролетариата слабо организо­ваны в профессиональном и политическом отношении; нередко эта масса трудоспособного населения используется буржуазией для дав­ления на организованное рабочее движение, насаждения идеологии буржуазного реформизма, экономизма, раскола рабочего движения, для распространения среди рабочих идей мелкобуржуазного революционаризма и анархо-синдикализма, приобретающих зачастую нацио­налистическую окраску.

Стоящие у власти в ряде государств представительной демокра­тии национал-реформистские и национально-демократические партии сближаются с Социалистическим интернационалом. Их объединяют общая идейная платформа и политическая практика социальных ре­форм, проповедь «классового мира» и «классовой гармонии», «соли­дарной ответственности» труда и капитала за судьбы страны. Во внешнеполитическом плане лат.-амер. национально-демократические партии и европ. социал-демократия сближаются на общей платфор­ме сдерживания экспансии амер. империализма, поддержки идеи «третьей силы», теории «бедных и богатых» стран, установления справедливого международного экономического порядка, мирного разрешения международных конфликтов (в т. ч. в Центр. Америке).

В 70—80-е гг. в Латинской Америке развертывается острое противо­борство сил прогресса и реакции, массовая борьба за демократичес­кую антиимпериалистическую альтернативу развития. В наиболее развитых странах— Аргентине, Бразилии, Уругвае, Мексике, Колум­бии, Венесуэле — социально-классовая борьба составляет фундамент развивающегося демократического движения,

С ком. 70-х гг. центр революционного процесса в регионе пере­местился в Центр. Америку и Карибский бассейн. В марте 1979 г. в Гренаде был свергнут реакционный режим Э. Гейри и создано на­родное правительство во главе с М. Бишопом, которое приступило к проведению социально-экономических преобразований в интересах трудящихся. Был провозглашен курс на социалистическую ориента­цию, независимую внешнюю политику.

19.VII 1979 г. в Никарагуа победила сандинистская революция, была свергнута диктатура Сомосы. В программе Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО), обнародованной в 1970 г., ставилась задача разрушения бюрократического и военного аппарата диктатуры, завоевание политической власти в стране и соз­дания революционного правительства, основанного на союзе рабочего класса и крестьянства при участии всех патриотических и антиимпе­риалистических сил страны.

Победа народной демократической антиимпериалистической ре­волюции в Никарагуа вызвала мощный подъем освободительного движения в Латинской Америке, нарастание антиднктаторского и антиимпе­риалистического сопротивления в Сальвадоре, Гватемале и др. стра­нах, способствовала углублению демократической и антиимпериали­стической борьбы.

В 1980 г. в Сальвадоре произошло объединение на основе об­щих программ ряда военно-политических организаций и партий. Ан­тинародному режиму, активно поддерживаемому извне, противостоят патриотические силы, руководимые Фронтом национального освобож­дения им. Фарабундо Марти (ФНОФМ) и Революционно-демократи­ческим фронтом (РДФ). Революционные силы страны сочетают вооруженные выступления с активными действиями масс. Вместе с тем ФНОФМ и РДФ стремятся к мирному урегулированию саль­вадорского конфликта путем диалога с правительством.

Необходимость политического решения центр.-амер. конфликта стала очевидной и для правящих кругов многих лат.-амер. стран. В 1983 г. Мексика, Панама, Венесуэла и Колумбия создали т. н, Контадорскую группу (по названию панам, острова Контадора, где про­шла первая встреча представителей этих стран), выступающую за мирное урегулирование ситуации в Центр. Америке, демилитариза­цию субрегиона и ограничение иностр. военного присутствия в нем. Несмотря на противодействие США инициативам Контадорской группы, последняя сыграла несомненно позитивную роль в деле ста­билизации положения в субрегионе. «Контадорский процесс» про­демонстрировал эффективность единства действий на межгосударст­венном уровне, особенно когда речь идет о решении проблем конти­нентального порядка. Непосредственным откликом на деятельность группы стало создание в октябре 1985 г. по инициативе президента Перу А. Гарсии Группы латиноамериканской поддержки Контадоры в составе Аргентины, Бразилии, Перу и Уругвая.

Для «сдерживания» революционно-освободительных процессов в регионе империализм использует целый арсенал средств — от прове­дения «выборов» в странах с правыми режимами (в 1985 г. в Гва­темале, в 1986 г. — в Гондурасе) до вооруженной агрессии.

Актом открытого вмешательства во внутренние дела суверенной страны стала вооруженная интервенция США в октябре 1983 г. на Гренаду. Народная революция, по мере осуществления демократи­ческих преобразований, приобретала все более глубокий характер. Как отмечал весной 1982 г. лидер гренадской революции М. Бишоп, страна находилась «на этапе антиимпериалистического, национально­демократического развития, на пути социалистической ориентации». Углубление революции сопровождалось обострением противоречий между лагерями революции и контрреволюции. Трудности в руко­водстве революционным процессом породили разногласия, переросшие к лету 1983 г. в конфликт. Воспользовавшись этим, США, давно ожидавшие подходящего момента для вторжения, под различ­ными надуманными предлогами осуществили военную интервен­цию на Гренаду, прервав, таким образом, дальнейшее развитие народной революции в этой стране. Одним из Глав. уроков гренадских собы­тий для революционного движения региона стал вывод о том, что осн. условием способности революции противостоять империали­стической реакции и обеспечить себе дальнейшее развитие является единство революционных сил, и прежде всего революционного аван­гарда.

По замыслу Вашингтона гренадская операция должна была стать назиданием странам, выбравшим самостоятельный путь раз­вития, и в первую очередь Никарагуа. Интервенционистская поли­тика США по отношению к этой стране, материальная и моральная поддержка никараг. контрреволюционеров, окопавшихся в погранич­ных районах Гондураса, безусловно, создали трудности на пути развития сандинистской революции, отвлекая огромные средства, так необходимые для мирного строительства Никарагуа. Обрекая народ на практически постоянное существование в условиях войны, США стремились воспрепятствовать нормальному функционированию демократических институтов страны. Несмотря на действовавшее в стране чрезвычайное положение, оппозиционные партии имели. возможность заниматься политической деятельностью. Получили ши­рокий доступ к участию в политической жизни страны и широкие народные массы, располагающие своими организациями различного характера (профсоюзные, молодежные, женские организации, коми­теты сандинистской защиты).

На выборах, состоявшихся в феврале 1990 г., наибольшее число голосов получил Оппозиционный никарагуанский союз.

Подписанные в августе 1987 г. президентами пяти центр.-амер. стран гватемальские соглашения о мерах по установлению прочного мира в субрегионе обозначили новую политическую ситуацию в Центр. Америке. Они открыли путь к справедливому урегулиро­ванию конфликта силами самих центр.-амер. государств, а также к созданию условий для их независимого развития и демократи­зации.

Никарагуа последовательно выполняла взятые на себя обяза­тельства. В стране было отменено чрезвычайное положение, образо­вана комиссия по нац. примирению. Правительство вело диалог с оппозицией, переговоры с контрас о прекращении военных действий. Велись регулярные консультации на уровне президентов и министров иностр. дел центр.-амер. государств

Несмотря на значительные внутренние и внешние трудности и противоречия, этот процесс, ставший возможным в результате много­летних усилий Контадоры и Группы поддержки, продолжается, свидетельствуя об укреплении элементов нового политического мышле­ния в регионе.

Поддержку лат.-амер. стран находит народ Панамы, борющий­ся за подлинный суверенитет и ликвидацию колониального господ­ства в зоне канала. В соответствии с амер.-панамским договором 1977 г. межокеанский канал должен к 2000 г. перейти под полный суверенитет Панамы. По мере обострения конфликта между прави­тельством Панамы и правой оппозицией, поддерживаемой США, воз­никновения политического кризиса в связи со всеобщими выборами 1989 г. широкие трудящиеся массы активизировали борьбу против грубого вмешательства США в дела страны, в защиту демократиче­ского режима, за независимое развитие, оказывая все более решаю­щее воздействие на ход политических событий. После того как в Панаме были аннулированы результаты состоявшихся 7.V 1989 г. выборов, в этом регионе сложилась взрывоопасная ситуация. В де­кабре того же года США предприняли агрессию против независимой Панамы.

Империализму и местной реакции не удается, однако, погасить объективное стремление лат.-амер. народов к демократии и социаль­ному прогрессу. За семь лет (1980—87 гг.) пали авторитарные режи­мы в 10 странах региона. Процессы демократизации развернулись в странах Юж. Америки.

В Чили, несмотря на террор и репрессии военно-фашистской хун­ты А. Пиночета, еще в кон. 70-х гг. сложилась широкая профсоюзная оппозиция — возродилось движение межпрофсоюзного типа, объеди­няющее профсоюзы различной политической ориентации (Демокра­тический союз трудящихся, Единый фронт трудящихся Чили). Все эти нелегальные организации в кон. 70-х гг. выступили с резкой кри­тикой политики военного режима. С 1983 г. массовые выступления в Чили против военно-фашистского режима приобрели небывалый размах. В мае 1983 г. состоялся первый День нац. протеста, ставший важной формой борьбы чил. народа против диктатуры. С мая 1985 г. дни нац. протеста в стране по призыву ведущих профсоюзных организаций и оппозиционных политических партий и блоков про­водились регулярно. Линия на координацию действий в борьбе и достижение соглашения между широкими антидиктаторскими си­лами, проводимая чилийскими коммунистами, опирается на не­бывалый размах борьбы народных масс, всех сил оппозиции дикта­торскому режиму Пиночета. В октябре 1988 г. в ходе плебисцита чил. народ отверг диктаторский режим, проголосовав против Пи­ночета.

В Аргентине борьба за демократию является важнейшей основой укрепления единства всех демократических, антиимпериалистичес­ких сил страны. Мальвинский кризис (военный конфликт между Ар­гентиной и Великобританией в апреле — июне 1982 г.) свидетельство­вал об изменении внутриполитической ситуации, о заметных сдвигах в общедемократическом и рабочем движении в стране. Кризис в Юж. Атлантике с очевидностью показал глубокий демократизм трудя­щихся масс Аргентины, их готовность выступать против империа­лизма.

Накануне высадки аргент. войск на Фолклендские (Мальвинские) острова в Аргентине произошли мощные антиправительственные выступ­ления трудящихся, жестоко подавленные властями. В условиях на­растания массового движения протеста военное правительство, ока­завшееся на грани политического банкротства, приняло решение форсировать процесс восстановления суверенитета над островами. Од­нако эта акция лишь придала новый импульс выступлениям в защиту демократии, за пересмотр экономической политики, отмену запрета на деятельность политических и профсоюзных организаций, за нац. суверенитет. Приход к власти в декабре 1983 г. законно избранного гражданского правительства Аргентины Р. Альфонсина во многом явился результатом выступлений народных масс за демократию, про­тив империализма.

В кон. 70 — нач. 80-х гг. наблюдался подъем демократического движения в Бразилии, в котором участвовали, кроме трудящихся, сту­денчество, интеллигенция, прогрессивные круги духовенства. На всеобщих выборах в ноябре 1982 г. оппозиция одержала победу в 7 крупнейших и наиболее развитых районах страны. Под напором ра­бочего и демократического движения военное правительство было вынуждено в начале 1985 г. согласиться на создание гражданского правительства.

Произошел переход к гражданскому правлению и в Уругвае, где в ноябре 1984 г. были проведены президентские выборы. В новых политических условиях в Уругвае, как и др. странах, освободившихся от военных режимов, трудящиеся, широкие слои народа борются за углубление процесса демократизации. Происходит нарастание за­бастовочной борьбы трудящихся (например, в Бразилии с 1985 по 1989 г. имели место 8790 стачек).

Разворачивается борьба за углубление и расширение демокра­тических процессов в странах с конституционной формой правления (Венесуэла, Колумбия, Мексика, Перу и др.).

В условиях транснационализации и модернизации социально- экономических структур в странах Латинской Америки острие борьбы тру­дящихся, всех демократических сил все больше направляется против фин. олигархии, латифундистов, реакционной военщины, тесно свя­завших свои интересы с ТНК и определенными кругами монополи­стической буржуазии. Эта борьба — сложный, неоднозначный про­цесс, в котором переплетаются классовые и демократические цели. В него вовлекаются новые социальные слои населения, политические партии и движения революционно-демократического типа. В их числе средние городские слои, насчитывающие примерно 19—20 млн чел. Это научно-техническая интеллигенция, различные категории служа­щих, студентов и т. д., устойчивая тенденция роста которых компенси­рует в известной степени размывание традиционных групп городской мелкой буржуазии.

Неотъемлемой частью социальной структуры совр. лат.-амер. города стали многочисленные маргинальные и полупролетарские слои населения. В условиях острого кризиса и массовой безрабо­тицы их численность постоянно увеличивается. В силу специфики своего социально-экономического положения они являются наи­более неустойчивыми в политическом отношении, однако в об­становке резкого обострения социально-классовых противоречий их участие в борьбе на стороне демократических сил заметно воз­росло.

В освободительную борьбу втягиваются как патриотически на­строенные военные, так и прогрессивные церковные круги. За по­следние два десятилетия лат.-амер. церковь претерпела важные ка­чественные изменения. В ней определилось прогрессивное направле­ние, связывающее будущее церкви с ее участием в широком демо­кратическом движении социального протеста. Расширение состава участников демократического движения, укрепление тенденции к их сплоченности не только повышает его потенциальную мощь, но и на­чинает давать заметные практические результаты, открывая пер­спективы для углубления его целей и задач.

Свидетельством этому являются значительный успех на всеоб­щих выборах в Мексике в июле 1988 г. коалиции Народный демо­кратический фронт — Мексиканская социалистическая партия, став­шей второй политической силой в стране; достигнутое в Перу в ян­варе 1989 г. организационное оформление коалиции Единство левых сил, созданной еще в 1980 г. и выступающей за демократические антиимпериалистические преобразования; крах диктаторского режима А. Стресснера в Парагвае (1989 г.); победа демократических, оппо­зиционных сил 1989 г. в Чили.

В обстановке обострения политической борьбы на континенте, усиления напряженности в Центр. Америке и Карибском бассейне в результате вмешательства США в дела суверенных государств про­блема сплочения всех демократических антиимпериалистических сил приобретает особенно большое значение. Их объединение происходит не только в борьбе за социально-экономические и политические тре­бования трудящихся, но и в процессе нарастания борьбы да демо­кратизацию международных экономических отношений, за солидар­ность с освободительной борьбой народов региона, др. стран мира против угрозы ядерной войны, за разоружение.