Открытие и завоевание Вест-Индии, Южной и Центральной Америки европейцами

Альперович Моисей Самуилович, Слёзкин Лев Юрьевич ::: История Латинской Америки (с древнейших времен до начала XX века)

На рубеже XV—XVI вв. самобытный процесс развития народов Америки был прерван европейскими завоевателями-конкистадорами. Завоевание и коло­низация Америки, имевшие столь роковые последствия для ее коренного населе­ния, были обусловлены сложными социально-экономическими процессами, про­исходившими в европейском обществе.

Развитие промышленности и торговли, появление класса буржуазии, складывание в недрах феодального строя капиталистических отношений вызвали в конце XV — начале XVI в. в странах Западной Европы стремление к поискам новых торговых путей, захвату сказочных богатств Восточной и Южной Азии. ( этой целью в дальнее и опасное плавание одна за другой отправлялись морские экспедиции, снаряжавшиеся главным образом Испанией и Португалией. Роль этих держав в заокеанской экспансии XV—XVI вв. определялась не только их географическим положением, но и наличием многочисленного разорившегося дворянства, которое после завершения реконкисты не находило себе примене­ния. Не видя возможности обогащения на родине, «безработные» дворяне на­деялись найти несметные сокровища за океаном. «...Золото было тем магическим новом, которое гнало испанцев через Атлантический океан в Америку,— отме­чал Энгельс,— золото — вот чего первым делом требовал белый, как только он ступал на вновь открытый берег».

В начале августа 1492 г. флотилия под командованием генуэзца Христофо­ра Колумба (каравеллы «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья»), снаряженная при содействии и денежной помощи испанской короны, вышла из андалузского порта Палое в западном направлении и после длительного плавания в Атлантическом океане 12 октября достигла островка, которому дали имя Сан-Сальвадор (местные жители называли его Гуанахани). Тем самым было положено начало регулярным связям между Америкой и остальным миром.

В результате путешествий Колумба и других мореплавателей (испанцев Алонсо де Охеды, Висенте Пинсона, Родриго де Бастидаса, португальца Педру Хлвариша Кабрала) к началу XVI в. были открыты центральная часть Багамского архипелага, Большие Антильские (Куба, Гаити, Пуэрто-Рико, Ямайка) и большинство Малых Антильских островов (от Виргинских до о. Доминика), Тринидад и ряд мелких островов в Карибском море; обследованы северное и значительная часть восточного побережья Южной Америки, большая часть Атлантического побережья Центральной Америки. Еще в 1494 г. Испания и Португа-1нн заключили Тордесильясский договор, разграничивавший сферы их коло­ниальной экспансии. Земли, лежавшие западнее условной демаркационной ли­нии, проходившей на расстоянии 370 лиг (свыше 2 тыс. км) к западу от островов Зеленого Мыса, считались испанскими; территории, расположенные восточнее этой линии, признавались португальскими.

За океан устремились с Пиренейского полуострова в погоне за легкой нажи­вой искатели приключений, обедневшие дворяне, наемные солдаты, уголовные преступники. Путем обмана и насилия конкистадоры захватывали земли местно­го населения и объявляли их владениями Испании или Португалии. По образно­му выражению очевидца Лас Касаса, «они шли с крестом в руке и ненасытной жаждой золота в сердце».

В 1492 г. Колумб основал на острове Гаити, который он назвал «Ла исла эспаньола» (Испанский остров), первую колонию Навидад (Рождество). Четы­ре года спустя здесь был заложен город Санто-Доминго, ставший плацдармом для последующего завоевания всего острова и покорения его коренных обита­телей. В 1508—1509 гг. испанские конкистадоры приступили к колонизации Пу­эрто-Рико, Ямайки и Панамского перешейка. В 1511 г. отряд Диего де Веласкеса высадился на Кубе и начал ее завоевание.

Грабя, порабощая и эксплуатируя индейцев, захватчики жестоко подавля­ли всякую попытку сопротивления. Они варварски разрушали и уничтожали целые города и селения, зверски расправлялись с их жителями. Лас Касас, лич­но наблюдавший кровавые «подвиги» конкистадоров, рассказывал, что они ве­шали и топили индейцев, разрубали их на части мечами, сжигали живьем, под­жаривали на медленном огне, травили собаками, не щадя даже стариков, жен­щин и детей. В поисках сокровищ завоеватели стремились захватить все новые и новые земли. «Золото,— писал в 1503 г. Колумб королевской чете с Ямайки,— это совершенство. Золото создает сокровища, и тот, кто владеет им, может со­вершить все, что пожелает, и способен даже вводить человеческие души в рай» 2.

В 1513 г. Васко Нуньес де Бальбоа пересек Панамский перешеек с севера на юг и вышел к побережью Тихого океана, а Хуан Понсе де Леон открыл полу­остров Флориду, ставший первым испанским владением в Северной Америке. В 1516 г. экспедиция Хуана Диаса де Солиса исследовала бассейн Рио-де-ла-Платы («Серебряная река») 3. Год спустя был открыт полуостров Юкатан, а вскоре Хуан де Грихальва обследовал побережье Мексиканского залива.

В 1519 г. прибывшие с Кубы испанцы под командованием Эрнана Кортеса, высадившись на юго-западном берегу указанного залива, основали город Вера­крус. Используя недовольство угнетаемых ацтеками и враждебных им племен, они сумели привлечь последних на свою сторону. С их помощью завоеватели заняли ацтекскую столицу Теночтитлан, а Мотекухсому II и ряд подвластных ему правителей посредством обмана взяли в плен. От пленников, а также от оставшихся на свободе вождей и старейшин Кортес стал требовать золота. «Не герой он был, не рыцарь, а главарь разбойной шайки»,— писал о нем Генрих Гейне 4.

Возмущенное вероломством и алчностью захватчиков население Теночтитлана в мае 1520 г. подняло восстание и изгнало их. Во время панического бегства погибло больше половины отряда Кортеса. Однако уцелевшие нашли убежище в Тласкале, издавна являвшейся заклятым врагом ацтеков. Играя на этих про­тиворечиях, конкистадоры постепенно покорили племена, обитавшие между до­линой Анахуак и Мексиканским заливом, а затем и селения, расположенные в самой долине. Изолировав таким образом Теночтитлан, они при содействии союзных индейских племен, несмотря на отчаянное сопротивление защитников столицы во главе с юным Куаутемоком (племянником Мотекухсомы II), в авгу­сте 1521 г. овладели городом, почти полностью разрушенным в ходе кровопро­литных боев. Развалины его были преданы огню.

К концу 20-х годов XVI в. испанцы захватили обширную территорию, про­стирающуюся от Мексиканского залива до Тихого океана, а также большую часть Центральной Америки. В дальнейшем колонизаторы продолжали свое продвижение на юг (Юкатан) и на север (вплоть до бассейна рек Колорадо и Рио-Гранде-дель-Норте, Техаса и Калифорнии).

После вторжения в Мексику и Центральную Америку отряды конкистадо­ров хлынули на Южноамериканский материк. С 1530 г. португальцы приступили к более или менее планомерной колонизации Бразилии, откуда стали вывозить ценную породу дерева «пау-бразил» (от которого произошло название страны). В первой половине 30-х годов XVI в. испанцы, возглавляемые Франсиско Писарро и Диего де Альмагро, покорили Перу, разрушив цивилизацию инков. Нача­лом завоевания государства Тауантинсуйю явилось кровавое побоище в городе Кахамарке 16 ноября 1532 г.

В тот день в Кахамарку по приглашению Писарро прибыл Атауальпа в сопровождении пышной свиты. При встрече, согласно заранее разработанному плану, монах Висенте де Вальверде зачитал инкскому правителю по-испански текст «Рекеримьенто» — документа, содержавшего перечень стандартных требо­ваний, которые в процессе конкисты неизменно предъявлялись индейцам. За­явив, что Писарро действует по поручению короля Испании, получившего земли инков в дар от папы римского, Вальверде предложил Атауальпе принять хри­стианство и признать себя вассалом императора Карла V. Когда до изумлен­ного Сапа Инки дошел смысл выслушанной им речи на непонятном языке, он решительно отверг домогательства пришельцев, а Евангелие, протянутое ему монахом в подтверждение своих слов, бросил на землю.

По сигналу Вальверде солдаты, присутствовавшие при описанной сцене, напали на ничего не подозревавших индейцев и, открыв по ним огонь, перебили сотни безоружных людей. Сам Атауальпа оказался в плену. За его освобожде­ние Писарро потребовал огромный выкуп. В течение нескольких месяцев инки собрали обещанное испанцам количество золота и серебра. Доставленным золо­том наполнили целую комнату, а две других — серебром. Но это не спасло не­счастного Сапа Инку, которого вскоре предали суду по обвинению в «мятеже» против испанского монарха и удушили.

Пленение и гибель верховного правителя оказали деморализующее воз­действие на его подданных. К тому же они были поглощены внутренними расп­рями: с прежним ожесточением продолжалась междоусобная война привержен­цев Уаскара и Атауальпы. Отдав предпочтение «законной» династии, Писарро заручился поддержкой ее сторонников и через год после трагических событий в Кахамарке вступил в столицу Куско. Вслед за тем посланные им отряды под­чинили северные области инкского государства (Кито).

Двигаясь из Перу на юг, завоеватели под предводительством Альмагро вторглись в 1535—1537 гг. в пределы страны, названной ими Чили. Однако, на­толкнувшись на упорное сопротивление отважных мапуче (которых испанцы стали называть арауканами) и не обнаружив ожидаемых драгоценных металлов и других сокровищ, конкистадоры вернулись в Куско. Там Альмагро пытался оспаривать права, предоставленные королем Писарро, но в борьбе с последним потерпел поражение и был казнен.

В это же время Педро де Мендоса приступил к колонизации Рио-де-ла-Платы. В 1536 г. он основал на западном берегу залива поселение Пуэрто-де-Санта Мария-де-Буэнос-Айрес (Порт Богоматери добрых ветров). Но Буэнос-Айрес и другие опорные пункты испанцев на Атлантическом побережье и в устье Параны и Уругвая постоянно подвергались нападениям со стороны воинственных индейских племен. Поэтому центр испанских владений в этом районе вскоре переместился в глубь континента, на север. С начала 40-х годов плацдармом для дальнейшего захвата и закрепления земель в бассейне Рио-де-ла-Платы стал Асунсьон, заложенный в 1537 г. при впадении р. Пилькомайо в Парагвай. Одна­ко ввиду отсутствия там больших естественных богатств и значительных резер­вов рабочей силы, а также вследствие географического положения этого района конкистадоры не были экономически заинтересованы в его освоении. В результа­те туда приезжало мало испанцев, да и те обычно не привозили своих семей. В 1617 г. произошел раздел обширной «провинции Рио-де-ла-Платы». Ее южная часть сохранила прежнее наименование. Земли же, расположенные к северу от места впадения Парагвая в Парану, и область Гуайра выделились в самостоя­тельную «провинцию Гуайра», а вскоре стали именоваться «провинцией Параг­вай».

Многочисленные отряды европейских завоевателей устремились также в се­верную часть Южной Америки, где по их представлениям находилась легендар­ная страна Эльдорадо. В финансировании этих экспедиций участвовали немец­кие банкиры Вельзеры, получившие от своего должника императора Карла V (как короля Испании носившего имя Карла I) право на колонизацию южного побережья Карибского моря. Часть его между полуостровами Пария и Гуахира именовалась Венесуэлой («маленькой Венецией») 2. В поисках Эльдорадо испанские экспедиции и отряды немецких наемников проникли в 30-х годах XVI в. в долины рек Ориноко и Магдалены. В 1538 г. они вышли на плоскогорье Кундинамарки, близ Боготы. После аннулирования в 1545 г. прав Вельзеров испанская колонизация Карибского побережья значительно активизировалась.

В начале 40-х годов Франсиско де Орельяна достиг р. Амазонки и спустился по ее течению до Атлантического океана. Почти одновременно испанцы во главе с участником завоевания Перу Педро де Вальдивией предприняли новый поход в Чили, но к началу 50-х годов смогли овладеть лишь северной и центральной частью страны. В долине р. Мапочо они основали город Сантьяго, на берегу за­лива Кокимбо — Ла-Серену, а их главным опорным пунктом при завоевании тер­ритории южнее р. Био-Био стал Консепсьон, построенный в ее устье. Проникно­вение испанских и португальских конкистадоров во внутренние области Амери­ки продолжалось и во второй половине XVI в., а колонизация некоторых районов (например, южного Чили и северной Мексики) затянулась на гораздо более длительный период.

Поражение, понесенное индейскими народами при столкновении с европей­скими завоевателями, объяснялось многими причинами. Главная из них — от­сутствие единства среди индейцев. Подвластные ацтекам, майя, инкам племена в критический момент не только не пришли им на помощь, но воспользовались ситуацией, чтобы свести давние счеты со своими поработителями. Однако, ока­завшись орудием в руках конкистадоров, они вместе с тем раньше или позже сами становились их жертвами. Существенным фактором, способствовавшим успеху конкисты, явилось военно-техническое превосходство испанцев и порту­гальцев. Немалое значение имело наличие острых общественных противоречий в складывавшихся государственных образованиях американских индейцев, где процесс социальной дифференциации уже успел зайти достаточно далеко.

На обширные и богатые земли Нового Света наряду с пиренейскими госу­дарствами претендовали и другие европейские державы — Англия, Франция, Голландия. Они небезуспешно пытались захватить различные территории в Юж­ной и Центральной Америке, а также многие острова Вест-Индии. Достижению этой цели способствовала пиратская деятельность флибустьеров и буканьеров, которые грабили испанские и португальские торговые суда, нападали на амери­канские колонии Испании и Португалии. В 1578 г. английский мореплаватель Фрэнсис Дрейк, типичный «джентльмен удачи», достиг побережья Южной Аме­рики в районе Рио-де-ла-Платы и через Магелланов пролив прошел в Тихий океан. Считая, что заокеанским владениям грозит опасность, испанское прави­тельство снарядило и направило к берегам Англии огромную эскадру. Однако эта «Непобедимая армада» была в 1588 г. разгромлена, что привело к ослабле­нию морской мощи Испании. Вскоре к северному побережью Южной Америки отплыла британская экспедиция Уолтера Рэли. В поисках сказочного Эльдорадо она вошла в устье Ориноко и продвинулась на 400 км вверх по реке. В XVI— XVII вв. нападения на испанские колонии в Америке совершали английские пи­раты Джон Хокинс, Томас Кэвендиш, Генри Морган, их голландские «коллеги» Иорис Спильберген, Пит Хейн и другие.

Жертвой пиратов — англичан и французов — являлась также Бразилия, особенно в тот период, когда в связи с воцарением в Португалии испанской ветви династии Габсбургов эта португальская колония оказалась включенной в состав колониальной империи Испании (1581 —1640). Частью Бразилии овладела и удерживала ее в течение четверти века (1630—1654) Голландия.

Несмотря на все попытки могущественных соперников лишить испанцев и португальцев колониальной монополии, столкновение интересов двух крупней­ших государств — Англии и Франции, оспаривавших мировое первенство, спо­собствовало сохранению более слабыми Испанией и Португалией большинства их американских владений. За исключением небольшой Гвианы, поделенной между Англией, Францией и Голландией, а также Москитового берега (восточ­ное побережье Никарагуа) и Белиза (юго-восток Юкатана) — объектов англий­ской колонизации, Южная и Центральная Америка вплоть до начала XIX в. продолжали оставаться под испанским и португальским господством.

Лишь в Вест-Индии, за которую на протяжении XVI—XVIII вв. ожесточен­но боролись Англия, Франция, Голландия и Испания (причем многие острова неоднократно переходили от одной державы к другой), позиции испанских колонизаторов были значительно ослаблены. К концу XVIII — началу XIX в. им удалось удержать только Кубу, Пуэрто-Рико и восточную половину Гаити (Сан­то-Доминго). Западную половину этого острова Испании пришлось по Рисвикскому мирному договору 1697 г. уступить Франции, основавшей здесь колонию, которую стали называть ??? (в традиционной русской транскрип­ции— Сан-Доминго). Французы захватили также (еще в 1635 г.) Гваделупу и Мартинику. Ямайка, большинство Малых Антильских островов (Сент-Китс, Невис, Антигуа, Монтсеррат, Сент-Винсент, Барбадос, Гренада и др.), Багам­ский и Бермудский архипелаги перешли в XVII в. к Англии. Ее права на многие острова, принадлежащие к группе Малых Антильских, окончательно закрепил Версальский мирный договор 1783 г. В 1797 г. англичане овладели испанским островом Тринидад, расположенным близ северо-восточного побережья Вене­суэлы. В начале XIX в. они добились официального признания своих притязаний на островок Тобаго, фактически находившийся в их руках (с некоторыми пере­рывами) еще с 1580 г.

Кюрасао, Аруба, Бонайре и другие острова оказались под властью Голлан­дии. Крупнейшие из Виргинских островов (Сент-Круа, Сент-Томас, Сент-Джон), первоначально принадлежавшие Испании, а затем являвшиеся объек­том борьбы между Англией, Францией и Голландией, в 30—50-х годах XVIII в. купила Дания.

Открытие и колонизация европейцами Американского континента, где ранее безраздельно господствовали дофеодальные отношения, объективно способство­вали развитию там исторически более- прогрессивного общественного строя. Феодальный по своей сущности, он отличался значительным своеобразием, так как складывался в специфических условиях колониального режима и под опре­деленным влиянием некоторых социально-экономических институтов, существо­вавших в Америке до начала ее завоевания.

Вместе с тем указанные события имели огромное всемирно-историческое значение для ускорения процесса развития капитализма в Европе и вовлечения в его орбиту необъятных территорий Нового Света. «Открытие Америки и мор­ского пути вокруг Африки создало для подымающейся буржуазии новое поле деятельности. Ост-индский и китайский рьшди,, колонизация Америки, обмен с колониями, увеличение количества средств обмена и товаров вообще дали не­слыханный до тех пор толчок торговле, мореплаванию, промышленности и тем самым вызвали в распадавшемся феодальном обществе быстрое развитие ре­волюционного элемента». Открытие Америки подготовило создание всемирного рынка, который «вызвал колоссальное развитие торговли, мореплавания и средств сухопутного сообщения».

Однако конкистадоров вдохновляли отнюдь не идеи общественного про­гресса: их главной целью был захват земель, рабочей силы и сокровищ. Они без­жалостно разрушали древние цивилизации, созданные коренным населением Америки, варварски уничтожали формы экономической жизни, общественного устройства, самобытную культуру, достигшие у некоторых народов Нового Све­та высокого уровня развития.