Полезные и «бесполезные» достижения индейцев

Посконина О.И. ::: История Латинской Америки (до XX века)

Колумбу действительно не повезло. Его знакомство с открытыми им землями началось с островного мира Карибского моря и продолжилось на побережье Цент­ральной и Южной Америки, где обитали еще не имев­шие государственности полукочевые племена, зани­мавшиеся охотой и примитивным земледелием. Уже после смерти адмирала испанцы нашли то, что иска­ли, — несметные богатства майя, ацтеков, инков.

Изучение индейских цивилизаций — это не только особая область исторической науки. Древние и совре­менные индейцы давно уже стали объектом внимания антропологов, этнологов и лингвистов, а книги и кино­фильмы о враждующих «бледнолицых» и «красноко­жих» превратились в классику. Мы с упоением читали захватывающие романы Фенимора Купера или Томаса Майна Рида; сидя в кинотеатре, оплакивали печаль­ную судьбу «последнего из могикан» Ункаса, сына вождя, и восхищались смелостью, красотой и силой его отца — Большого Змея Чингачкгука в исполнении юго­славского актера Гойко Митича. А что было известно об индейцах большинству наших соотечественников в 1960—1970-е гг.? В основном лишь то, что американ­ских аборигенов пытались покорить, а они мужествен­но сопротивлялись. Конечно же, симпатии всегда были на стороне свободолюбивых племен алгонкинов, иро­кезов или сиу, то есть индейцев Северной Америки, кото­рых завоевывали и истребляли «плохие» янки, крайне несимпатичные и жестокие, в то время как другие бе­лые американцы, великодушные и справедливые, пы­тались их защитить. О том, как покоряли индейцев Иберо-Америки, тогда мало кто знал (знаменитый ро­ман Г.Р. Хаггарда «Дочь Монтесумы», пожалуй, пред­ставляет собой чуть ли не единственное исключение).

Сейчас появилась разнообразная познавательная ли­тература, отечественная и зарубежная, предназначен­ная для детей, юношества и взрослых, — вспомним хотя бы том «Индейцы» энциклопедической серии «Что есть что». Открываем его... и видим опять-таки замеча­тельное описание истории и быта лишь североамери­канских индейских племен, и как-то само собой получа­ется, что индейцы обитали только на территории современных США и Канады. К сожалению, некоторые наши современники по-прежнему отождествляют с ин­дейцами лишь героев знаменитых приключенческих романов и фильмов-вестернов и очень мало знают о древних индейских государствах Мексики или Перу. А ведь эти исчезнувшие цивилизации интересны не только сами по себе, они повлияли на процесс развития и облик иберо-американского мира. Что же представля­ли собой хотя бы самые известные из них?

Первые города-государства майя появились в нача­ле нашей эры. К настоящему времени обнаружено бо­лее 100 майянских городов, которые были расположе­ны не только на мексиканском полуострове Юкатан, но и в Белизе, Гондурасе, Гватемале. Основу хозяйства индейцев майя составляло подсечно-огневое земледе­лие. На выжженных участках тропического леса они сеяли маис, бобы, выращивали овощи — томаты, зеле­ный перец, тыкву, возделывали хлопчатник. Когда почва истощалась, обрабатываемые участки меняли, и иногда они находились в нескольких днях пути от дома земледельца. В заболоченных местностях прово­дилась мелиорация. Майя разводили пчел, охотились на оленей, ловили рыбу, поскольку их поселки всегда строились по берегам водоемов. Из домашних живот­ных они знали индеек и собак особой породы, мясо ко­торых употребляли в пищу.

Города-государства (они объединяли близлежащие сельские общины) напоминали восточную деспотию. У майя существовало рабство, а свободные общинники платили налоги, выполняли повинности в виде всевоз­можных строительных и ремонтных работ, обрабаты­вали поля знати. Уклонение от налогов и повинностей жестоко каралось. Высший слой общества составляли жрецы и военачальники, а во главе государства стоял правитель, наделенный наследственной властью. Он назначал своих наместников в подвластные ему города и селения, их жители платили ему дань и поставляли воинов. Города соединялись ровными дорогами, по ко­торым свободно передвигались торговые караваны и военные отряды.

В X в. большинство городов майя были разрушены племенами тольтеков. На территории Юкатана возник­ло майя-тольтекское государство, столицей которо­го в середине XI в. стал город Чичен-Ица. Однако по­литическая обстановка на Юкатане оставалась неста­бильной, поскольку начались междоусобные войны между правителями крупных городов за гегемонию на полуострове. В конце XII в. Чичен-Ица был уничто­жен, как предполагают археологи, войсками ополчив­шихся против него соседей. Победителем оказался пра­витель города Майяпан, превратившегося в новую столицу государства, но внутренние распри не прекра­щались, и в середине XV в. Майяпан также подвергся разгрому Майя-тольтекское государство распалось на отдельные города, которые непрерывно враждовали между собой.

Майя обладали обширными познаниями в области астрономии, математики, медицины. Для наблюдений за небесными светилами строились обсерватории, одна из которых, «Эль Караколь», находилась в Чичен-Ице. Жрецы-астрономы умели предсказывать затмения Лу­ны и Солнца. Они разработали сложный календарь, ос­нованный на астрономических наблюдениях и матема­тических расчетах, по которому определяли сроки посева, уборки урожая и других земледельческих ра­бот. Хотя календарь возник из потребностей сельского хозяйства, со временем он приобрел магический смысл и превратился в основу религиозного культа майя, обо­жествлявших ветер, огонь и другие силы природы.

Еще в первые века нашей эры майя создали иерогли­фическую письменность. Для книг-манускриптов из­готавливали особую бумагу из растительного волокна и натурального клейкого вещества. Бумагу покрывали белой известью, а иероглифы и рисунки выводили спе­циальными кисточками. Манускрипты складывали гармошкой и для лучшей сохранности помещали в де­ревянную или кожаную обложку. После того, как в XVI в. испанская церковь запретила использование письменности «язычников», майянские книги, к сожа­лению, были уничтожены. В XVIII—XIX вв. было об­наружено несколько чудом уцелевших рукописей, ко­торые, как и надписи на камнях, до сих пор полностью не расшифрованы.

Майя в совершенстве владели сложной строитель­ной техникой. Храмы возводились на основании в виде четырехгранной ступенчатой пирамиды высотой до 70 м. В городах строились также жилища правителей, зна­ти и жрецов, стадионы для ритуальной игры в мяч. Для строительных работ использовались камень или смесь земли и щебня, сцементированная известью. В поздних постройках появились колонны в виде кры­латых змеев, фасады, искусно украшенные геометри­ческим орнаментом и ликами богов. Из камня майя вырезали монументальные четырехгранные стелы с ре­льефными изображениями правителей городов-госу­дарств, найдены также удивительные по красоте и изя­ществу терракотовые статуэтки людей и божеств.

К моменту появления испанских конкистадоров на территории Мексики существовало также государство ацтеков. В 1325 г. на острове озера Тескоко было осно­вано поселение Теночтитлан, быстро превратившееся в крупный город (современный Мехико). Вместо улиц в Теночтитлане были проложены каналы, вдоль кото­рых тянулись пешеходные дорожки. С берегом город соединяли многочисленные мосты и дамбы, питьевая вода подавалась по акведукам.

Ацтеки были прекрасными земледельцами. Чтобы расширить посевные площади, они строили чинампы — насыпные островки среди болот и озер, разделен­ные каналами, куда сбрасывалась лишняя вода. Кроме нескольких сортов кукурузы, ацтеки выращивали по­мидоры, кабачки, тыквы, различные сорта перца, хлоп­чатник, масличные культуры. Сок агавы использовал­ся для приготовления опьяняющего напитка пульке. Из домашних животных держали только собак, мясо которых употребляли в пищу, зато разводили птицу — гусей, уток, перепелок, индеек.

Ацтеки виртуозно владели гончарным и оружейным ремеслами, искусно ткали, шили одежду и обрабатыва­ли металлы. Орудия труда изготовлялись в основном из камня, чаще всего из обсидиана, украшения — из зо­лота и серебра, мозаичные изображения — из камня и раковин. В XIV—XV вв. ацтеки построили множество каменных пирамид с плоскими вершинами, на которых размещались храмы и дворцы. Их стены облицовыва­лись или штукатурились, украшались рельефами и рос­писями. Наряду с монументальными статуями божеств они высекали из камня и лепили из глины небольшие фигурки людей, животных, птиц и насекомых.

Чтобы противостоять натиску воинственных сосе­дей, правитель Теночтитлана заключил союз с двумя городами — Тескоко и Тлакопаном. Союзникам уда­лось отстоять свою независимость и тем самым создать условия для развития ацтекской государственности. Этот процесс завершился образованием централизо­ванной рабовладельческой деспотии. Теночтитлану принадлежала главенствующая роль в объединении

трех городов. Его правитель, опираясь на быстро расту­щий чиновничий аппарат, сосредоточил в своих руках всю полноту власти, хотя по закону он являлся выбор­ным верховным вождем племенного союза. Вожди раз­личных родоплеменных объединений постепенно ут­ратили свое влияние, а власть правителя Теночтитлана стала наследственной, и он получил титул Великого властелина. Накануне испанского завоевания в ацтекс­ком обществе насчитывалось более десятка сословно-кастовых групп. На нижней ступени общественной ле­стницы стояли рабы.

Стремясь расширить свои владения, ацтеки постоян­но вели захватнические войны, поэтому их культура рас­пространилась далеко за пределы долины Мехико. Мно­гие соседние племена, стоявшие на более низком уровне развития, оказались под властью Теночтитлана. Они бы­ли обложены тяжелой данью, которую выплачивали продуктами и ремесленными изделиями. Кроме того, побежденным нередко приходилось отдавать своих со­племенников для массовых жертвоприношений богу войны и солнца Уицилопочтли, главному божеству Теночтитлана. Этот ритуал, широко распространенный у ацтеков, разумеется, казался испанским завоевателям варварством и они считали его убедительным доказа­тельством дикости индейцев, однако пройдет совсем не­много времени, и в передовой Европе начнется неудер­жимая «охота на ведьм», запылают «очистительные» костры и тысячи ни в чем не повинных людей будут со­жжены заживо во имя торжества христианской веры.

Письменность ацтеков представляла собой сочета­ние пиктографии с иероглификой. Они писали на особой бумаге либо на коже, причем существовало несколько систем письменности и все они использо­вались параллельно. Ацтекский календарь, схожий с майянским, был тесно связан с религиозным куль­том. Каждая неделя, день или час посвящались раз­личным божествам. К XV в. относится знаменитый ка­лендарь «Камень Солнца» — замечательный памятник культуры ацтеков, найденный в Мехико в 1790 г.

Крупнейшим государством древней Америки была империя инков Тауантинсуйу. Ее основали индейские племена кечуа, издавна обитавшие в долине реки Кус­ко (Перу). В XII в. сложился союз кечуанских племен, превратившийся впоследствии в могучую державу, также напоминавшую восточную деспотию. В период расцвета государство инков занимало огромную терри­торию, включавшую горные районы Перу, Боливии, Эквадора, некоторые области Колумбии, Чили и Ар­гентины. Основным занятием разноплеменного насе­ления Тауантинсуйу было земледелие, здесь выращи­вали маис, картофель (родиной которых считается именно Андская область), тыкву и бобы, из фруктов предпочитали бананы и ананасы. Для удобрения полей использовался птичий помет — гуано. Если годных для обработки земель не хватало, земледельцы строили террасы на склонах гор и проводили оросительные ка­налы. Самым распространенным и полезным домаш­ним животным была лама: на ней перевозили грузы, а мясо употребляли в пищу.

В Куско, столице инкского государства, проживало много искусных ремесленников. При необходимости их переселяли сюда даже из самых отдаленных местно­стей. Мастера-металлурги знали технику плавки и об­работки золота, серебра, олова и некоторых других ме­таллов, гончары создавали прекрасную керамику, тка­чи выделывали различные ткани. В Тауантинсуйу было немало умелых строителей, украшавших свои творения драгоценными камнями, золотом и серебром. Почти всю территорию государства покрывали моще­ные дороги, и это позволило создать постоянно дейст­вующую почтовую службу.

Духовная культура древних кечуа также достойна удивления. Они разработали оригинальную систему сохранения и передачи сведений — узелковое пись­мо, или кипу, достигли немалых высот в медицине, со­здали свою систему воспитания и образования. Главное место в религии кечуа занимал культ Солнца — матери­ального воплощения «истинного бога» Виракочи.

Социальная структура Тауантинсуйу была очень сложной. Инкам удалось покорить многие соседние племена и государства. Завоеватели составили верхуш­ку господствующего класса империи. Во главе Тауан­тинсуйу стоял Сапа Инка (Верховный, или Единствен­ный, Инка), «Сын Солнца», земной Бог, обладавший неограниченной властью. Он считался хозяином иму­щества всех своих подданных и мог по своему усмотре­нию распорядиться судьбой любого человека. Истори­ческая традиция кечуа насчитывает более десятка Единственных Инков, правивших до испанского завое­вания. Опорой их власти являлось обожествлявшее ее многочисленное жречество.

Сельские и городские жители объединялись в общи­ны. Земля, которую сообща обрабатывали индейцы, принадлежала государству в лице верховного правите­ля и делилась на три поля. Урожай с «поля Инки» счи­тался собственностью государства, с «поля Солнца» — собственностью жрецов, а оставшаяся доля распреде­лялась между рядовыми членами общины. Уровень по­требления общинников строго регламентировался. В обычные дни предписывалось принимать пищу два раза в день, свежее мясо можно было есть только по праздникам. Различные ограничения существовали в ношении одежды и украшений, в убранстве жилищ. Положение ремесленников почти не отличалось от по­ложения земледельцев.

Часть подданных империи называли «митмакуна» («переселенцы»). Если индейцы покоренных племен относились к захватчикам лояльно и внушали им до­верие, то их переселяли на завоеванные территории, наделяли землей, и они превращались в опору вер­ховной власти, получая при этом ряд привилегий. В случае неповиновения враждебные племена час­тично или полностью «депортировались» в отдален­ные районы государства, где жили под строгим над­зором, облагались непомерными налогами и несли всю тяжесть государственных повинностей по строи­тельству храмов, дворцов, крепостей, мостов, про­кладке дорог, добыче руды, перемещению грузов, в том числе огромных камней, возделыванию планта­ций коки. Иногда трудовая повинность была пожиз­ненной, а в качестве вознаграждения выдавали скуд­ную пищу и самую необходимую одежду. Малейшее проявление «лени» на полевых, строительных и про­чих работах жестоко каралось.

Формально общинник оставался свободным челове­ком, однако в действительности его положение при­ближалось к рабскому, поскольку он не имел возмож­ности самостоятельно распоряжаться ни плодами собственного труда, ни своей жизнью. Покидать преде­лы общины без разрешения властей запрещалось. В каждой местности общинники обязаны были носить особые отличительные знаки, и любого из них могли «подарить» верховному правителю, жрецу или воена­чальнику в качестве янакуна — настоящего раба. В яна-кунов чаще всего превращали индейцев тех племен, ко­торые оказывали сопротивление инкам-завоевателям.

Империя инков достигла расцвета в годы правления Куси Юпанки (1438—71), вошедшего в историю под именем Пачакутека, то есть «Преобразователя». Пачакутек провел ряд реформ, направленных на централи­зацию государственного управления и укрепление вла­сти Сапа Инки. Именно он дал инкскому государству название Тауантинсуйу, отражавшее как его суть, так и устройство (в переводе с языка кечуа «Тауантин­суйу» означает «Четыре соединенных страны света»). Государство было поделено на четыре части, которые, в свою очередь, дробились на более мелкие, строго кон­тролируемые территории. При Пачакутеке были снесе­ны все прежние постройки Куско, и на их месте вырос новый город, план которого детально разработали спе­циально приглашенные архитекторы и художники. Ку­ско превратился в «столицу мира» с великолепными храмами и дворцами, просторными площадями и пря­мыми улицами, а от четырех ворот начинались дороги, ведущие в «четыре стороны света».

Европейское вторжение разрушило индейские ци­вилизации, прервав их естественное развитие. Древние государства американских народов были уничтожены, однако они не исчезли бесследно, и речь идет не толь­ко о сохранившихся развалинах некогда могуществен­ных городов, но и о тех общественных отношениях и культурных традициях, которые намного пережили рухнувшие империи.

Напомним, что майя, ацтеки, инки обладали много­вековыми навыками земледелия, ремесла, добычи ме­таллов, но не менее важным оказалось то, что они были привычны к тяжелой жизни, послушанию и эксплуата­ции со стороны государства и знати. На протяжении многих веков в общинах доколумбовой Америки, наря­ду с трудом индивидуальным и семейным, был широко распространен бесплатный коллективный труд — как на благо самой общины, так и вне ее, то есть труд из со­ображений государственной пользы. В этом отноше­нии подданные всех «великих правителей» представ­ляли для завоевателей не меньшую ценность, чем их золото и серебро. В самом начале конкисты испанцы разоряли богатые города и селения, уничтожая при этом местное население, однако они быстро поняли, что умелых земледельцев и ремесленников можно ис­пользовать в качестве почти бесплатной рабочей силы и контролировать с помощью традиционной общинной организации. «Дикие» племена охотников и собирате­лей были для колонизаторов бесполезны и подверг­лись почти полному истреблению. Именно поэтому, как полагает часть исследователей, исчезли индейцы островов Карибского моря, а затем Аргентины, Уруг­вая и некоторых районов южноамериканского побере­жья. Есть данные о том, что в течение XVI в. числен­ность проживавших на территории Бразилии индейцев тупи сократилась в 15 раз! В Северной Америке анг­лийские и французские переселенцы также уничтожа­ли «мешавших» им индейцев или же постепенно оттес­няли их в пустынные и малоплодородные западные земли.

Там, где завоевателям-испанцам посчастливилось обнаружить нечто похожее на «азиатский способ про­изводства» (прежде всего полностью подчиненную го­сударству общину), они постарались обратить себе на пользу эту форму хозяйственной и социальной жизни. В результате в Испанской Америке не были ликвиди­рованы ни общинное землевладение, ни иерархия вну­три общины, ни индейская знать, которая сохранила возможность управлять рядовыми общинниками и да­же эксплуатировать их. Все это в дальнейшем было умело приспособлено к потребностям завоевателей и облегчило им ограбление заокеанских владений. То, что оказалось не нужно, они уничтожили — индейскую письменность, религиозные культы, памятники архи­тектуры, произведения искусства, причем высокохудо­жественные изделия из золота и серебра для удобства транспортировки и хранения переплавлялись в слит­ки. «Бесполезные вещи» не имели право на существо­вание!