ЖЕТУЛИУ ВАРГАС И РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ (С 1930 ГОДА ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ)

А.Б. Томас, 1960 г. ::: Бразилия

III.

Восстание 1930 года. Основной причиной восстания 1930 года яви­лась непреклонная решимость новых промышленных лидеров, магнатов скотоводства, владельцев плантаций какао и сахара, а также организо­ванного рабочего класса положить конец господству коалиции Сан-Пау­лу — Минас-Жераис. Промышленникам было совершенно ясно, что сама Бразилия, при условии развития ее внутренних ресурсов, могла служить достаточным национальным рынком для сбыта продукции бразильской промышленности. Но этот путь был закрыт ввиду зависимости Брази­лии от экспорта, главными статьями которого служили кофе и минера­лы, что вынуждало открывать страну для потока иностранных товаров и тем самым парализовало развитие отечественного промышленного произ­водства. В то же время, не имея доступа к участию в управлении страной, бразильские промышленники оказывались бессильны провести законодательство, которое стимулировало бы их собственный рост путем установ­ления запретительных таможенных пошлин на иностранные товары.

Рабочий класс удостаивался со стороны правительства еще меньшего внимания. Мало того, что рабочие в текстильной промышленности, на пристанях, на транспорте и во всех городских и сельских предприятиях и плантациях получали низкую заработную плату; высокий уровень цен на импортируемые товары вынуждал их отказывать себе даже в предме­тах первой необходимости. Чтобы защитить свои интересы, они стали в I !)20-х годах на путь организации рабочих профсоюзов и образования политических партий. В 1929 году рабочие Порту-Алегри, где губерна­тором был Жетулиу Варгас, основали Рабочую партию Бразилии. В том лее самом году рабочие многочисленных промышленных предприятий Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро создали Всеобщую конфедерацию труда Бразилии, а профсоюзы, не вошедшие в это объединение, образовали 11ациональную конфедерацию труда. На конгрессе Рабочей партии, со­гнанном в июле 1930 года в Рио-де-Жанейро, были представлены 614 различных рабочих организаций, объединявших в своих рядах почти 340 тысяч членов. Самыми крупными из них являлись профсоюз торговых служащих, куда входило 86 тысяч членов, профсоюз текстильщиков, насчитывавший 70 тысяч членов, и 38 других профсоюзов, число членов и которых составляло 40 тысяч человек.

Все эти могущественные силы решительно выступили против коали­ции; в то же время успеху переворота содействовал раскол в рядах самой официальной партии. Минас-Жераис, выбор которого пал на Антониу Карлуса да Андрада, к этому времени стал недоволен тем, что внутри коалиции господствующие позиции принадлежали штату Сан-Паулу. В результате, когда правительственная партия выдвинула кандидатуру президента штата Сан-Паулу Жулиу Престеса, представители Минас-Жераиса демонстративно покинули зал заседаний съезда.

Оппозиция, куда вошли многие политические деятели, представляв­шие промышленность, скотоводство, производство сахара, какао и дру­гие отрасли экономики, в июле 1930 года собралась на съезд в Рио-де-Жанейро для организации новой партии — Либерального альянса. В качестве своего кандидата на пост президента Либеральной альянс выд­винул Жетулиу Варгаса, который добился выдающихся достижений в качестве губернатора штата Риу-Гранди-ду-Сул. Платформа Либерально-m альянса четко формировала цели новых общественных групп, возник­ших в результате тех экономических перемен, которые произошли в годы первой мировой войны и в послевоенный период. Среди прочего програм­ма предусматривала право народа избирать своего собственного прези­дента без всякого диктата со стороны правящей партии. Программа заявляла, что поддержка должна оказываться не только производству кофе, но и земледелию и что необходимо взять под защиту национальную про­мышленность с целью стимулировать производство отечественных про­мышленных товаров. В области финансов чаяния промышленных лиде­ров получили выражение в требовании стабилизировать валюту и сба­лансировать бюджет путем расширения отечественного производства. Влияние рабочего класса сказывалось в предложениях сделать участие в выборах обязательным, ввести тайное голосование, осуществить широ­кие мероприятия в области государственного просвещения и медицинс­кого обслуживания населения, а также провести амнистию рабочих ли­деров, высланных Бернардесом и Луисом.

Когда в марте 1930 года состоялись выборы, по официальным прави­тельственным данным выходило, что Жулиу Преете получил 1.089.949 голосов, а Жетулиу Варгас — только 745.032 голоса. Освалду Аранья, руководитель избирательной кампании Варгаса, немедленно обвинил правительство в том, что оно опубликовало сфальсифицированные дан­ные. Варгас, находившийся в столице штата Риу-Гранди-ду-Сул — Порту-Агери, выехал поездом в Рио-де-Жанейро. Тем временем в самом Рио-де-Жанейро генерал Гоис Монтейру, глава военной группировки, прину­дил Вашингтона Луиса выйти в отставку. В этой обстановке в ноябре 1930 года Варгас был назначен временным президентом.

Диктатура Варгаса (1930—1945). На протяжении первых четырех лет, до 1934 года, когда бразильский конгресс провозгласил конститу­цию, Варгас правил в качестве временного президента. За эти годы он осуществил в декретном порядке ряд коренных реформ, которые позднее были облечены в форму законов. Самой значительной их них была ре­форма, уничтожившая право штатов на взимание внутренних таможен­ных пошлин и экспортных налогов; тем самым центральное правитель­ство получило источник налогов, соизмеримый с его обязательствами. На втором месте по значению стояли декреты, предусматривавшие огра­ничение посадок кофейных деревьев и уничтожение колоссальных из­лишков, накопившихся за предыдущие годы, вместо их покупки. В ре­зультате к 1934 году было сожжено или выброшено в океан свыше 29 миллионов мешков кофе, преимущественно низших сортов. Другие дек­реты сократили производство сахара, которое было возрождено первой мировой войной.

В одном ряду с этими ограничительными мероприятиями стоял ряд других, ставивших своей целью стимулировать путем предоставления субсидий такие отрасли экономики, как скотоводство, шелковая про­мышленность, лесное хозяйство, производство какао и хлопководство. Формой помощи предприятиям обрабатывающей промышленности явились защита их от иностранной конкуренции; развитию их содействова­ли и строгие законы, обязывавшие иностранные корпорации использовать бразильские сырьевые материалы и увеличить долю бразильцев в составе персонала своих предприятий.

Свою политическую власть Варгас осуществлял при помощи «интервенторов» [временные администраторы штатов, назначенные президен­том страны]; заменив прежние органы исполнительной власти штатов, «интервенторы» препятствовали старому политическому аппарату орга­низовать контрпереворот, а также проводили в жизнь те правительствен­ные мероприятия, о которых речь шла выше. В центральном правитель­стве Варгас активно опирался на промышленных и политических лиде­ров, представлявших различные экономические группы, за исключени­ем рабочего класса.

Первая попытка поднять восстание против нового режима была предпринята в 1932 году в Сан-Паулу. Могущественная кофейная олигархия была разъярена тем, что она разом лишилась контроля над правительством и права взимать экспортные налоги, что составляло глав­ный источник доходов штата. Как бывшие правители Бразилии, они питали лютую злобу к «интервентору», управлявшему штатом, главная обязанность которого заключалась в сокращении производства кофе. На сторону олигархии, но по совершенно иным причинам, стал рабочий класс, который нес тяжелые лишения в условиях кризиса и был возмущен тем, что Варгас не принял никаких мер для облегчения его участи. Олигархические лидеры Сан-Паулу заключили соглашения с аналогичными элементами в штатах Минас-Жераис и Риу-Гранди-ду-Сул, но в самый последний момент последние отошли в сторону, так как Варгас пошел им на уступки. Когда федеральная армия вторглась на территорию шта­та, свыше 200 тысяч фабричных рабочих и членов их семей вступили добровольцами в наскоро сколоченную армию Сан-Паулу или переклю­чились на производство вооружения. В течение 48 дней Сан-Паулу сдер­живал натиск войск Варгаса, но по мере того, как руководство восстани­ем все более и более переходило в руки отлично организованных профсо­юзов, энтузиазм его богатых приверженцев стал заметно остывать. Этот раскол в рядах восставших помог Варгасу нанести поражение вооружен­ным силам штата и положил конец мятежу.

Пожалуй, самым важным результатом восстания в Сан-Паулу яви­лось то, что Варгас принял решение созвать учредительное собрание для разработки новой конституции. В выборах делегатов приняло участие 50 партий, причем впервые в истории Бразилии право голоса получили женщины. Главное значение конституции, разработанной этим собрани­ем и провозглашенной в 1934 году, заключалось в том, что она воплотила цели восстания 1930 года (за исключением целей рабочего класса), то есть расширение представительства других экономических групп Бра­зилии, помимо магнатов традиционного кофейного производства и гор­нодобывающей промышленности.

Конституция предусматривала федеральный республиканский строй. Президент избирался на четыре года без права переизбрания на следую­щий срок; он имел право назначать государственных министров. Законо­дательное собрание состояло из двух палат, которые избирались также сроком на четыре года. Избирательное право было всеобщим для зареги­стрированных грамотных граждан мужского и женского пола, но ука­занный ценз фактически закрывал доступ к избирательным урнам по­чти 80% населения.

Конституция свидетельствовала также, что власть Варгаса как дик­татора была далеко не полной. Она ограничивалась рядом положений. Одно из них заключалась в том, что президент мог быть избран только на один срок. Второе обязывало президента запрашивать у федерального верховного суда полномочия на вмешательство в дела штатов, испытыва­ющих финансовые затруднения. Было в ней и такое положение, которое обязывало президента запрашивать согласие палаты депутатов на назна­чение «интервенторов», Кроме того, по конституции «интервентор» был обязан соблюдать местные законы, а если и отменять их действия, то только временно. Рядом ограничений было оговорено и право президента провозглашать осадное положение. Наконец подсчет голосов на выборах президента (проводившихся, кстати, на основе системы тайного, обяза­тельного и прямого голосования, в чем, возможно, отразилось влияние аргентинского закона Саэнса Пенья) был прерогативой специального, независимого от конгресса органа, председателем которого являлся вице-председатель верховного суда.

С особой силой влияние новых группировок, в первую очередь про­мышленников, проявилось в экономических установлениях конституции. Она предусматривала, что предоставлять концессии на эксплуатацию рудников и гидроэлектрической энергии имели право только федераль­ные власти, а не власти штатов, причем получить эти концессии разре­шалось лишь бразильцам или компаниям, созданным на основе бразиль­ского законодательства. Далее, все иностранные концерны в Бразилии должны были быть преобразованы в бразильские.

Несмотря на то, что конституция эта была отменена Варгасом в 1937 году и заменена другой, она имеет несомненное значение, так как знаме­нуй собой шаг вперед в процессе экономического освобождения Брази­лии, с одной стороны, от ограничительной политики группировок Минас-Жераис — Сан-Паулу, с другой — от владычества иностранных держав, под бременем которого страна находилась прежде в силу своей за­висимости от иностранных займов. Конституция свидетельствует также о том, что в связи с ограничением власти президента и предоставлением ряда прав штатам могущество политических олигархий штатов отнюдь не было сломлено. Этот факт послужил одной из причин отмены консти­туции Варгасом в 1937 году, ибо он сам намекал на возможность такого шага, когда конституция была передана ему на рассмотрение.

После провозглашения конституции, в соответствии с ее установле­ниями, 17 июля 1934 года Варгас стал президентом. На протяжении последующих трех лет он проводил в жизнь свою программу развития ресурсов Бразилии на той широкой основе, которая была заложена кон­ституцией. В своей политике, однако, он, как и прежде, проявлял пол­ное безразличие к рабочему классу, который тяжело пострадал от кри­зиса и остро нуждался в помощи. Так как положение продолжало ухуд­шаться, на севере, в Нагале, вспыхнули волнения. К восстанию, в кото­ром ведущую роль играли коммунисты, возглавляемые Луисом Карло-том Престесом, примкнул ряд крупных рабочих профсоюзов в столице и Сан-Паулу, в первую очередь профсоюз портовых грузчиков. Это восста­ние имело и другие, международные аспекты, а именно протест (к которому присоединились многие либеральные политические лидеры) про­тив терпимого отношения правительства к бразильскому фашистскому движению, получившему название «интегрализма». Варгас в ответ на восстание объявил осадное положение, беспощадно сокрушил мятежи и приговорил Престеса, захваченного в плен, фактически к пожизненному заключению.

Деятельное участие в подавлении этого рабочего восстания приняли бразильские «интегралисты», во главе которых стоял Плиниу Салгаду, опасный мистик. Сразу же после этого, опираясь на поддержку герман­ского посольства и других нацистских организаций, Салгаду стал кан­дидатом на пост президента на предстоящих выборах. В то же самое вре­мя многие либералы, испытывавшие искреннюю тревогу по поводу опасно­сти нацистского движения в Бразилии, перешли на сторону рабочего класса и образовали партию «Демократический союз». Варгас выдвинул в каче­стве официального правительственного кандидата министра транспорта Жозе Америка ди Амейда. В Сан-Паулу партия «Демократический союз» выступила в пользу кандидатуры Аманду Сальеса, которого поддерживал губернатор штата Риу-Гранди-ду-Сул генерал Флорес да Кунья.

Жозе Америка оказался бездарным политиком, и уже вскоре стало совершенно ясно, что у него нет никаких шансов на успех. Генерал Фло­рес да Кунья — а он был самой могущественной силой, стоявшей за спи­ной Сальеса — был вынужден бежать в Монтевидео, когда Варгас направил войска, занявшие важнейшие пункты штата Риу-Гранди-ду-Сул. Так как осталась единственная кандидатура — Плиниу Салгаду, Варгас пред­принял крутые меры, чтобы не допустить победы на выборах лидера эле­ментов, не скрывавших своей симпатии к державам «оси». Он отменил выборы и провозгласил новую конституцию.

Конституция 1937 года. Отличие конституции 1937 года от консти­туции 1934 года заключалось в том, что она сосредоточила гораздо боль­ше власти в руках федерального правительства. По форме конституция являлась федерально-республиканской. Законодательное собрание состо­яло из двух палат. Палата депутатов избиралась на основе многостепен­ных выборов. Место сената занял Федеральный совет, члены которого избирались от каждого штата палатой депутатов. Остальные 10 членов совета назначались президентом. Конституция, далее, предусматривала создание при президенте Совета национальной экономики (с совещатель­ными правами), куда должны были войти представители от предприни­мателей и рабочих. Тенденция централизации власти с особой силой проявилась в том пункте конституции, который предусматривал созда­ние органа для координации закупочных операций и направления средств на осуществление мероприятий, полезных для государства. Орган этот, получивший название Департамента государственной службы (DASP), был облечен и рядом других прав, которые передали в его руки власть фак­тически над всеми административными функция правительства, огра­ничиваемую лишь контролем президента. Конституция передала в руки центрального правительства еще одну функцию — контроль над началь­ным образованием.

Корпоративный характер новой конституции получил выражение в тех ее установлениях, которыми было разрешено образование синдика­тов и их последующее объединение в федерации, что обеспечивало им представительство в системе управления страной. Из 15 созданных та­ким образом федераций, охвативших промышленность, торговлю, сухо­путный, морской и воздушный транспорт, предприятия связи, кредит­ные учреждения, органы образования в земледелия, а также лиц свобод­ных профессий, семь представляли предпринимателей, семь — рабочих, а одна объединяла лиц свободных профессий. В рамках этой системы государственного управления, при которой целый ряд общественных и экономических групп до 1930 года вообще не имел голоса, Варгас смог приступить к осуществлению программ, направленных на развитие ре­сурсов своей огромной страны.

Однако с самого начала своего нового президентства Варгас столк­нулся с попыткой лишить его власти. Быстрота, с какой он отменил вы­боры, чтобы не допустить избрания Плиниу Салгаду, разъярила «интегралистов», которые в мае 1939 года предприняли дерзкую попытку совершить государственный переворот и убить самого Варгаса. Президент действовал без промедлений; он закрыл главное управление и местные центры организации, конфисковал ее архивы, выслал из страны Плиниу Салгаду и разорвал дипломатические отношения с нацистской Германи­ей. К удивлению Варгаса, рабочий класс, который он так беспощадно сокрушил в 1936 году, приветствовал его действия, так как трудящиеся массы питали неподдельный страх перед перспективой превращения Бразилии в фашистское государство.

Индустриализация в правление Варгаса. За те несколько лет, кото­рые прошли до возникновения второй мировой войны в 1939 году, Варгас приступил к осуществлению широкой программы индустриализа­ции Бразилии и добился многого на этом пути. Были приняты законы, обязавшие все иностранные деловые концерны иметь в составе своего персонала более половины бразильцев. С целью стимулировать внутрен­не потребление правительство выступило инициатором воспитательной программы под лозунгом «покупайте бразильское». Но еще большее зна­чение для нормализации экономики Бразилии имело проведенное по приказу Варгаса всестороннее обследование ресурсов страны. В резуль­тате разведывательных работ были обнаружены крупные залежи полез­ных ископаемых, о которых почти ничего не было известно, хотя о суще­ствовании их писали уже ученые XIX столетия. В Минас-Жераисе, историческом центре горнодобывающей промышленности, и соседних шта­тах были открыты миллионы тонн бокситов, служащих сырьем для про­изводства алюминия. Минас-Жераис оказался также богат железной рудой с содержанием железа до 70%, Залежи железа, хотя и не такие богатые, были открыты и в штатах Сан-Паулу, Санта-Катарина, Эспириту-Санту, Гояс и Риу-Гранди-ду-Сул. В целом, по полученным данным, запасы железа в Бразилии составляют четвертую часть всех мировых запасов этого минерала. В штата Баия и Сан-Паулу были обнаружены богатые залежи никеля и слюдяных пиритов, служащих сырьем для производства серной кислоты. В Минас-Жераисе оказались еще боль­шие запасы слюды, а также редкого металла — циркония, используемо­го для производства стали. Пожалуй, еще большее значение имело от­крытие в Минас-Жераисе крупных залежей марганца, дополненных зна­чительными запасами этого минерала в соседних штатах Мату-Гросу, Баия и Гояс. Кроме того, в результате обследования новый толчок получила добыча промышленных алмазов в Минас-Жераисе, — а Бразилия явля­ется главным поставщиком их на мировые рынки.

Открытия были сделаны и в других районах Бразилии: в Сан-Паулу и Гоясе было обнаружено золото, а в том же Сан-Паулу и ряде других штатов, в первую очередь Риу-Гранди-ду-Сул, оказались крупные запасы угля, хотя и низкого качества. Нефть и горючие сланцы (правда, в незна­чительных количествах) были разведаны в штате Баия; геологические данные свидетельствуют о наличии залежей других полезных ископае­мых также в Сеаре, Мату-Гросу и штатах, южные районы которых грани­чат с Амазонкой. В северной части Бразилии был обнаружен диатомит, используемый для производства взрывчатых веществ, а в Сан-Паулу, эко­номический облик которого определяется земледелием, удалось открыть крупные запасы апатита, ценного содержащимися в нем фосфатами.

Когда обследование было завершено, а данные его обработаны, оно послужило основой для составления всеобъемлющего пятилетнего плана развития Бразилии, к осуществлению которого приступили в 1940 году. Наибольшее значение в этой программе имело предложение выстроить завод черной металлургии для использования сказочно богатых залежей железных руд в Минас-Жераисе. Эти чаяния были поставлены на реаль­ную почву в сентябре 1940 года, когда Бразилия получила заем в 20 миллионов долларов у Соединенных Штатов; эту сумму она более чем удвоила за счет собственных ассигнований, составивших 25 миллионов долларов. Экспортно-импортный банк взял под свой контроль выполне­ние операций по закупке материалов, а сооружение самого завода (кото­рый в конечном счете должен будет перейти в полную собственность Бра­зилии) приняла на себя «Бетлихем стил компании». Местом строитель­ства предприятия была выбрана в конце концов Волта-Редонда в 90 ми­лях к западу от Рио-де-Жанейро, куда удобно подвозить руду из богатей­ших месторождений Итабиры. В1946 году завод выдал первую сталь.

Общая стоимость промышленного производства всей Бразилии в 1943 году составила 1,5 миллиарда долларов. Производили эти богатства 60 тысяч промышленных предприятий. Заняты в них были, по оценке 1940 года, 1412 тысяч человек, в то время как в 1930 году число рабочих составляло лишь 500 тысяч. Минимальная заработная плата, по статис­тическим данным, колебалась от 270 крузейро (13,5 долларов) в месяц до трети этого количества, в зависимости от стоимости жизни в соответ­ствующей местности. Среди иностранных компаний, действующих в Бразилии, насчитывалось 16 ведущих американских фирм, в том числе «Дженерал моторе», «Форд», «Армор», «Вильсон», «Свифт», «Джонсон эндДжонсон», «Бейтсвэлв», «Престолайт», «Гудйир», «Дженералэлек­трик», «Файрстон», «Хобарт-Дейтон», «Дюпон», «Эссо», «Интернэшенл харвестер» и «Ферроинэмел», не считая таких универсальных торговых предприятий, как магазины Вулворта.

Своей политикой Варгас не только заложил основу для развития бра­зильской промышленности; он дал также наглядное доказательство своей заботы о благосостоянии бразильских трудящихся классов, ведя в действие в 1943 году трудовой кодекс — хартию, которая принадлежит к числу наиболее прогрессивных кодексов в мире. Кодекс предусматри­вает восьмичасовой рабочий день и равную оплату за равный труд для граждан обоего пола, устанавливает минимум заработной платы и включает в себя законы, легализовавшие и облегчившие организацию проф­союзов. Кодексом утверждена система социального страхования, кото­рая охватывает трудящихся, занятых в промышленности, на транспорте, и торговых и финансовых учреждениях; среди прочих своих установле­ний она предусматривает создание 32 различных пенсионных фондов для разных категорий трудящихся. Кодекс включает в себя правила, регу­лирующие условия применения детского труда; что же касается жен­щин, занятых в промышленности, то им предоставляются отпуска по бе­ременности с полным сохранением заработной платы продолжительнос­тью в шесть недель до и после родов. Хартия 1943 года наряду с установлением конституции, признававшими за рабочим классом право на уча­стие в управлении страной, заложила основу для искреннего сотрудни­чества бразильских трудящихся в войне против держав «оси».

Лесное хозяйство и земледелие. Правительство Варгаса стимулировало также расширение и использование колоссальных лесных ресурсов Бразилии. Программа индустриализации потребовала возрождения ка­учукового промысла. Было найдено новое применение для раскинувших­ся огромными массивами сосновых лесов Бразилии, а также лесов твер­дых и ароматических пород. Непрерывно росло производство материалов из знаменитой пальмы карнауба, которую Гумбольдт назвал «древом жизни; получаемое из этой пальмы волокно использовалось для изго­товления веревок, мешков, гамаков, одеял, а также метел, стволы ее — в качестве балок мостов и столбов для изгородей, а карнаубский воск слу­жил главной составной частью при изготовлении мастики, мазей, по­мад, масел, мыла, пикриновой кислоты и материалов для производства кинопленки. В области земледелия наряду с расширением площадей под «йерба мате» и маниоком (последний заменяет большинству бразильцев хлеб) правительство содействовало увеличению производства фруктов — бананов, ананасов и винограда; в том же плане надо отметить развитие виноделия (наибольшей славой пользуются сорта вин, выделываемые из винограда Кашиаса в Риу-Гранди-ду-Сул), а также расширение планта­ций чая, табака и какао, причем производство последнего продукта толь­ко в южных районах штата Баия к 1945 году достигло 100 тысяч тонн.

Однако ведущее значение в области земледелия сохранили истори­ческие культуры — сахар, хлопок и кофе. В результате мероприятий, осуществленных Варгасом, производство кофе было ограничено, так что доля этого продукта в экспорте Бразилии сократилась с 71% в 1931 году до 45% в 1940 году; в то же время рынки сбыта кофе были стабилизиро­ваны в результате кофейного соглашения, заключенного 28 ноября 1940 года. В соответствии с этим международным соглашением (участника­ми его являются США как главный потребитель кофе, страны Централь­ной Америки и Карибского бассейна, а также Мексика, Венесуэла, Ко­лумбия и Перу) Бразилия получила гарантированный рынок для сбыта 9300 тысяч мешков в год.

Просвещение. Энергичное стремление индустриализировать Брази­лию потребовало значительного расширения сети учебных заведений. Начало этому было положено в первый же год пребывания Варгаса у вла­сти (1930 год), когда в стране насчитывалось всего лишь 27 тысяч на­чальных школ. К1945 году число их почти удвоилось, достигнув 50 ты­сяч. Большая часть этого прироста приходится на период после 1934 года, когда центральное правительство создало общегосударственную сис­тему просвещения. Расширялась сеть средних школ, а количество профес­сиональных училищ более чем удвоилось, так что общее число их превы­сило 2 тысячи. Увеличилось и общее количество учащихся — в 1920 году их насчитывалось 2,5 миллиона, а в 1945 — почти 4,5 миллиона.

Для руководства всей этой многообразной деятельностью правитель­ство создало целый ряд просветительных учреждений. Наибольшее зна­чение среди них имел Национальный совет образования (с совещатель­ными правами), находившийся при министерстве просвещения; члены его комплектовались из представителей правительственных и частных учреждений. Совету удалось добиться принятия закона, по которому об­разование стало бесплатным и обязательным. Федеральное правительство получило право определять общие цели, а именно цели физического, умственного и морального воспитания детей, а штаты, которым была ока­зана помощь за счет федерального бюджета, непосредственно руководи­ли делом начального образования. Было предусмотрено также создание педагогических училищ во всех штатах и большого числа агрономичес­ких колледжей.

Неотъемлемую часть деятельности в области просвещения, коснув­шуюся по существу всех граждан, составила широкая программа, кото­рая получила название «бразилизации». Цель ее заключалась в том, что­бы привить разнообразным элементам населения Бразилии понимание культуры страны и значения правильного использования национальных ресурсов. Среди специальных задач программы на первом месте стояло преподавание португальского языка во всех бразильских школах.

Среднее и высшее образование также было приведено в соответствие с потребностями растущей экономики Бразилии. Декретом 1942 года была утверждена единая система среднего образования по всей стране, ставившая своей целью развивать способности учащихся, прививать им патриотические и гуманные чувства и давать знания в объеме, необходи­мом для получения специального образования в высшей школе. Физи­ческая культура и общеобразовательные предметы являются для учащих­ся обязательными, а религиозное образование должно вестись в соответ­ствии с их убеждениями.

Не было оставлено без внимания и высшее образование. В 1930— 1931 годах в первом бразильском университете — Рио-де-Жанейрском — Пыли созданы различные отделения искусств и прикладных наук («про­фессиональные школы»). В1937 году вступил в силу федеральный за­кон, по которому это учебное заведение было расширено в целях охвата всех основных областей науки и искусства и преобразовано в Бразильс­кий университет. Были расширены также университеты штатов; для того чтобы они могли удовлетворять потребностям, порожденным уско­ряющимся процессом модернизации Бразилии, к их прежним факуль­тетам — юридическому, медицинскому и инженерному — были при­бавлены такие факультеты, как агрономический, ветеринарный, стома­тологический, фармакологический и политехнический.

Внешняя торговля. Усилия правительства Варгаса, направленные на то, чтобы поднять Бразилию за счет ее собственных ресурсов, положить конец такому положению в ее экономике, когда последняя зиждилась только на монокультурном сельском хозяйстве, и претворить в жизнь широкую программу индустриализации, — все эти усилия привели к быстрому росту внешней торговли страны. Испытываемой Бразилией нуждой в машинном оборудовании, промышленных товарах и инстру­ментах воспользовалась Германия, которая как раз в те годы ускорила свои военные приготовления; поставляя промышленные товары по торго­вому соглашению 1934 года, нацисты получали в обмен какао, кофе, сахар, каучук, продукты земледелия и лесоматериалы, а также мине­ральное сырье и говядину. Германия служила для Бразилии основным поставщиком железнодорожного оборудования, а германская химичес­кая промышленность успешно вытесняла своих конкурентов на бразиль­ских рынках. Однако серьезным недостатком этого соглашения являет­ся его меновой характер. Бразилия не получала за свои товары золота, на которое она могла бы приобретать необходимое оборудование на других рынках. Доля Англии во внешней торговле Бразилии снизилась. Что же касается Соединенных Штатов, то они укрепили позиции в период пре­зидентства Рузвельта, заключив двухстороннее торговое соглашение 1934 года. Оно дало возможность Бразилии продавать свои товары, в первую очередь кофе, за золото. К 1934 году торговля Бразилии с Соединенными Штатами выросла почти до 80 миллионов долларов, что составляло около половины объема ее торговли с Германией. Когда же в следующем году разразилась вторая мировая война, торговля с Германией в услови­ях английской блокады быстро пошла на убыль, а торговля с Соединен­ными Штатами соответственно увеличилась.

Вторая мировая война и Бразилия. Пожалуй, самым значительным последствием второй мировой войны для Бразилии явилось то, что она дала новый толчок программе индустриализации страны. Как уже было отмечено ранее, именно в годы войны Бразилия соорудила свой первый завод черной металлургии. Потеря рынков сбыта в центральной Европе, явившаяся результатом английской блокады, нанесла Бразилии тяже­лый удар, но на помощь ей пришли Соединенные Штаты, предоставив­шие через посредство Экспортно-импортного банка заем в 19 миллионов долларов. Это событие ознаменовало собой установление все более и более дружественных отношений между обоими государствами.

Бразилия играла важную роль в осуществлении выдвинутой Соеди­ненными Штатами программы обороны американского полушария. Еще до начала войны она энергично поддержала соглашения, заключенные с этой целью на предвоенных панамериканских конференциях. В итоге, когда 7 декабря 1941 года Япония совершила нападение на Соединенные Штаты, Бразилия разослала приглашения министрам иностранных дел различных американских государств, которые собрались в январе 1942 года в Рио-де-Жанейро, чтобы выработать основы политики обороны кон­тинента. Бразилия показала пример выполнения главной резолюции конференции в Рио-де-Жанейро — о разрыве дипломатических отноше­ний с державами «оси» или объявлении им войны, разорвав еще до окон­чания заседаний конференции дипломатические отношения с Германи­ей. Не меньшее значение имело и то, что в связи с переходом сырьевых ресурсов юго-западной части Тихого океана в руки японских завоевате­лей Бразилия в серии соглашений, заключенных с Соединенными Шта­тами, предоставила в распоряжение Объединенных наций свои сельско­хозяйственные товары (каучук, копру, основные виды жиров, ореховое масло, какао, сахар, хлопок), лесоматериалы и ископаемые (бериллий, кристаллический кварц, слюду и т. д.). Когда в ответ на эту помощь и предоставление баз Германия потопила несколько бразильских судов, Бразилия в ноябре 1942 года объявила Германии войну.

В марте 1942 года Бразилия создала авиационную базу в Натале. Эта база была выстроена совместно с Соединенными Штатами и стала круп­нейшей в мире базой для транспортировки грузов и войск. Авиацион­ные базы были сооружены также в Ресифи, Белеме, Форталезе и Баие. Базы эти не только сыграли решающую роль в разгроме Роммеля в Северной Африке; на протяжении всей войны Объединенные нации пользовались Наталом и Ресифи как промежуточными пунктами для транс­портировки войск и важнейших военных материалов (объем перевозок последних в последние шесть месяцев 1944 года достиг 22 миллионов фунтов). Кроме того, Бразилия быстро увеличивала собственную армию, так что к 1943 году она располагала двумя линкорами, двумя крейсера­ми, десятью миноносцами, шестью торпедными катерами и четырьмя подводными лодками, а также крупными и боеспособными военно-воз­душными силами. Армия ее насчитывала 100 тысяч человек при резерве 300 тысяч.

Вооруженные силы Бразилии провели ряд эффективных операций. Военно-морской флот патрулировал морские пути в южной части Ат­лантического океана и конвоировал торговые корабли. В октябре 1944 года флот и военно-воздушные силы Бразилии полностью взяли на себя патрулирование в южной части Атлантики, чтобы высвободить боевые соединения Соединенных Штатов для ведения операций на тихоокеанс­ком театре против Японии. Суда береговой патрульной службы Брази­лии спасали жертвы торпедированных кораблей, а ее военно-воздушные силы потопили или повредили большое число германских подводных пилок. Венцом военных усилий Бразилии явилось создание дивизии, которая должна была принять участие в военных операциях в Европе. Немцы подняли эту идею на смех, издевательски заявив, что к тому времени, когда бразильские солдаты станут сражаться в Европе, змея научится раскуривать трубку. Когда бразильская дивизия численностью в 25 тысяч человек, оснащенная всем, вплоть до врачей, медицинс­ких сестер и больничного оборудования, в июле 1944 года высадились в Италии, бразильцы испытали удовлетворение, развернув перед изумлен­ными немцами свою дивизионную эмблему — змею, раскуривающую трубку! На фронте бразильцы не только продемонстрировали доблесть в строю, но и захватили в плен более 20 тысяч вражеских солдат — почти столько же, сколько насчитывала сама дивизия.

Свержение Варгаса (октябрь 1945 года). По мере того как война при­ближалась к концу, Варгас стал сталкиваться с растущими требования­ми положить конец своей затянувшейся диктатуре и восстановить режим демократического правления. Рабочий класс жаждал, чтобы глав­ные пункты завоеванного им в тяжкой борьбе кодекса были включены в национальную конституцию. В итоге в феврале 1945 года Варгас заявил о намерении сложить с себя свои полномочия и назначил президентские выборы на 2 декабря. Сразу же после этого заявления политические партии Бразилии развернули деятельность по отбору кандидатов. Внут­ри самой группировки Варгаса консервативное крыло выдвинуло Гаспаpa Эурику Дутра в качестве официального кандидата Социал-демокра­тической партии. Оппозиция создала Национально-демократический союз и выставила своим кандидатом Эдуарду Гомеса, который блестяще зарекомендовал себя как организатор бразильских военно-воздушных сил в годы войны. Обе эти партии, консервативные по своему характеру, под­держивали программы, более или менее совпадение с программой само­го Варгаса, а именно: расширение сети учебных заведений, снижение налогов на предметы первой необходимости, развитие ресурсов Бразилии с помощью иностранного капитала, повышение таможенных тарифов для защиты бразильской промышленности, и настойчиво добивались от Объе­диненных наций, чтобы они признали Бразилию великой державой.

Когда в мае 1945 года завершилась европейская война, конфликты между приверженцами Варгаса и консерваторами, поддерживавшими Дутра, стали приобретать все большую остроту; яблоком раздора послу­жил вопрос о том, какую политику следует избрать в связи с ростом безработицы, массовыми банкротствами и выдвижением требований о новых реформах со стороны рабочего класса. Что касается последнего пункта, то было известно, что Варгас сочувственно относился к предло­жениям о проведении новых реформ в интересах трудящихся. В этом критическом положении Варгас предложил отсрочить выборы. Одновре­менно он легализовал коммунистическую партию и освободил из тюрь­мы Луиса Карлоса Престеса. Опасаясь, что влиятельные рабочие органи­зации, поддерживавшие Варгаса, и коммунистические силы смогут прийти к соглашению, немногочисленная группа консерваторов, состо­явшая в большинстве своем из представителей армии во главе с генера­лом Педру Гонсом Монтейру, 29 октября осуществила государственный переворот, в результате которого Варгас был смещен с поста президента, а во главе правительства, впредь до выборов, назначенных на 2 декабря, поставлен председатель верховного суда Жозе Линьярис.

Линьярис сместил главных приверженцев Варгаса, в том числе «интервентеров» в штатах, а также мэров и начальников полиции в круп­нейших городах с занимаемых ими постов. Он отобрал судей для подсче­та голосов в муниципалитетах вместо официальных правительственных чиновников. В этой обстановке состоялись выборы, которые, по общему мнению, явились одними из самых честных во всей истории Бразилии. Дутра, к удивлению многих, одержал победу с весьма значительным боль­шинство в миллион голосов из поданных 8 миллионов. Кандидат комму­нистов собрал свыше 600 тысяч голосов; так неожиданно обнаружилось, что Коммунистическая партия Бразилии являлась самой крупной из коммунистических партий всего западного полушария.

Президентство Дутра (1946—1950). Дутра вступил в должность президента 31 января 1946 года. Его конгресс сразу же принялся за раз­работку новой конституции. Конституция эта была приведена в соответствие с достигнутым уровнем развития бразильской демократии. Она предусматривала обычное разделение властей — законодательной, судеб­ной и исполнительной. Срок полномочий президента был установлен в четыре года; выбирался он прямым голосованием граждан как мужско­го, так и женского пола, без права немедленного переизбрания. Члены конгресса избирались сроком на три года, сенаторы — на девять лет. Конституция предусматривала программу социальных реформ, признавала за рабочим классом право на организацию и на заключение коллек­тивных договоров между профсоюзами и предпринимателями, разреша­ли экспроприацию необрабатываемых земель для их перераспределения, содержала многочисленные положения об участии иностранного капита­ли в предприятиях обрабатывающей и горнодобывающей промышленнос­ти, банковских учреждений, гидроэлектростанциях и страховых компа­ниях, наконец, либерализировала таможенную политику; правда, моно­полии были запрещены. Во многих отношениях конституция была основана на конституции Соединенных Штатов: она содержала билль о правах, предусматривала свободу печати, слова и совести, ограждала граж­дан от незаконного ареста и гарантировала право собственности. Однако конституция запретила политические партии, враждебные демократи­ческой форме правления. Вместе с тем конституция несла на себе силь­нейшую печать бразильских концепций; она предоставляла правитель­ству право монополизировать любую отрасль промышленности, регулировать пользование собственностью и предпринимать меры против зло­употребления экономическим могуществом. Наконец, конституция резко ограничивала права президента в условиях осадного положения.

Импульс к индустриализации, приданный Бразилии Варгасом, по­мучил дальнейшее развитие со стороны Дутры. В 1946 году Дутра от­крыл громадный завод черной металлургии в Волта-Редонде, строитель­ною которого было начато еще в 1940 году. В связи с окончанием войны Бразилия, ощущавшая острую нехватку промышленных товаров, в годы пребывания Дутра у власти приступила к осуществлению широкой программы строительства новых промышленных предприятий. Благоприятные условия для этого были созданы тем, что в годы войны Бразилия накопила 650 миллионов долларов за счет увеличения золотых запасов и полученных займов; воспользовавшись этим, Дутра снял все ограниче­ния в деле приобретения продовольственных товаров, нефти и машинно­го оборудования для фабрик, предприятий металлообрабатывающей промышленности, развития электростанций, земледелия и сооружения железных дорог и автострад.

Особенно большое значение имело завершение строительства авто­страды, связывающей Уругвай с прибрежным городом Салвадор. Отсюда автострада должна пройти еще дальше на север, к Наталу. Правитель­ство Дутра выкупило также английские железные дороги (Леополдинскую магистраль и «Большую западную»). На западе было начато соору­жение железной дороги в западном направлении до Корумбы и далее на Санта-Крус в Боливии, с тем чтобы в конечном счете довести эта магис­траль через Кочабамбу вплоть до Арики на чилийском побережье. Глав­ное значение этого начинания заключается в том, что оно ставит своей целью обеспечить снабжение промышленных предприятий Сан-Паулу боливийской нефтью и положить начало хозяйственному освоению по­граничных районов штата Мату-Гросу.

В политической области главной заботой правительства Дутра яви­лись такие мероприятия, как индустриализация, покровительственные таможенные тарифы, займы и т. д., которые были направлены на поддер­жку интересов среднего класса в ущерб рабочему классу. Последний страдал от высокой стоимости жизни, нехватки товаров (часто продо­вольственных) и неудовлетворительных жилищных условий. Недоволь­ство в среде рабочего класса подготовило почву для расширения влияния коммунистической партии. С особой очевидностью это обнаружилось на состоявшихся в январе 1947 года выборах в конгресс и органы власти штатов и муниципалитетов. На этих выборах коммунисты, повергнув в изумление всю Бразилию, собрали 800 тысяч голосов; они провели двух своих кандидатов в сенат и четырнадцать — в палату депутатов, получи­ли довольно большое число мест в законодательных собраниях штатов и едва не добились большинства в городском совете Рио-де-Жанейро, а также приобрели сильные позиции во многих других муниципалитетах.

Партия предстала перед Верховным избирательным судом, который после больших споров объявил ее незаконной на том основании, что она «является орудием иностранного правительства». Вслед за тем прези­дент, пустив в ход полицию и войска, закрыл ее коммунистические цен­тры. На первых порах конгресс отказался исключить из числа своих членов коммунистов, избранных в законом порядке на выборах 1947 года, но в конце концов сделал это в 1948 году. Престес, руководитель партии, В перешел на нелегальное положение.

К1950 году Бразилия оказалась перед лицом кризиса. Бурное расточение резервов, накопленных страной в годы войны, поставило под угрозу стабильность валюты. Правительство Датру спешно ввело ограничения на все импортные операции, выдавая разрешения только на самые необходимые, и заключило ряд двухсторонних договоров, чтобы иметь новые рын ки сбыта для товаров Бразилии. Когда, однако, в середине 1950 года разразилась война в Корее, цены на бразильские сырьевые материалы снова поднялись. В том же году состоялись президентские выборы.

Президентство Варгаса (1950—1954). Выборы 1950 года закончи­лись внушительной победой Варгаса: он добился большинства в 16 шта­тах вместе с тем бразильский народ избрал конгресс, в котором господ­ствующее положение занимали оппозиционные партии. Понимая, что единственная возможность править страной заключается в создании коа­лиционного правительства. Варгас предоставил в своем кабинете только одно место собственной Рабочей партии; четыре получила Социал-демократическая партия Дутра, которая располагала наибольшим количеством мест в конгрессе. Ряд постов, хотя и в меньшем числе, получили другие партии, в первую очередь Национально-демократический союз.

Политика, которую Варгас выдвинул для своего правительства, шла в двух основных направлениях: продолжение программы индустриализа­ции, что составляло самую сокровенную мечту бразильцев, и настояние на том, чтобы рабочий класс получил должное признание в процессе развития страны. Раскрывая свои взгляды в первых речах, Варгас призывал бразильцев вкладывать свои капиталы в отечественную промышленность. Он обещал добиться получения займов у Экспортно-импортного банка и Международного банка реконструкции и развития (Всемирного банка), и также средств на основе «четвертого пункта» программы Трумэна. Под­черкивая зависимость Бразилии от кофе, хлопка и какао, Варгас наме­чал заключение новых двухсторонних договоров с иностранными госу­дарствами, достижение большего разнообразия экспорта, открытие новых рынков сбыта и расширение старых, наконец, развитие внутреннего рынка. Богатые элементы бразильского общества были встревожены обе­щанием Варгаса ввести новые налоги на их колоссальные прибыли, извлекавшиеся из спекулятивных сделок на черном рынке, и городские недвижимое имущество, стоимость которого непрерывно росла. В инте­ресах рабочего класса Варгас требовал провести такие меры, как распро­странение действия трудового кодекса на сельскохозяйственных рабо­чих, создание системы медицинского обслуживания, осуществление в больших масштабах программы жилищного строительства, расширение сети начальных школ и помощь в деле индивидуального жилищного стро­ительства. Варгас призывал рабочих, с целью оказать ему содействие в осуществлении этой программы, немедленно вступать в профсоюзы и обещал разрешить профсоюзам избирать собственные руководящие орга­ны, назначать глав своих различных культурно-бытовых организаций и выбирать своих представителей в рабочие суды.

Варгас предъявил усиленный спрос на рабочую силу. Перепись, про­веденная в Бразилии в 1950 году, обнаружила тенденцию массового бегства населения из сельских местностей и быстрого роста городских центров. Население Сан-Паулу, превысившее к этому времени 2259 тысяч человек, увеличилось по сравнению с переписью 1940 года на 73 процента; в Рио-де-Жанейро, который стоял на нервом места в Бразилии по числу жителей, прирост составил 35 процентов, в Ресифи — 55 процентов. Аналогичные сдвиги наблюдались во всех других городских цент­рах. Бегство населения из сельского северо-восточного хинтерланда при­няло прямо-таки катастрофические размеры; земледелие вследствие этого стало приходить в упадок, а наплыв жителей в городские центры поро­дил трущобные условия, которые создавали благоприятную почву для роста влияния коммунизма.

В связи с дальнейшим претворением в жизнь своей программы ин­дустриализации Баргас разработал пятилетний план; финансировать его он предложил, с одной стороны, за счет использования правительствен­ных средств и привлечения местных капиталов, а с другой — путем по­лучения займов в Соединенных Штатов, предоставляя последним широ­кие возможности приобретения бразильских сырьевых материалов. Пла­ном были намечены капиталовложения в сумме одного миллиарда дол­ларов. Соединенные Штаты откликнулись на предложение Варгаса, на­правив комиссию Эббинка для обследования ресурсов Бразилии, и со­здали совместно с Бразилией смешанную бразильско-американскую комиссию по экономическому развитию. Цель ее заключалась в том, чтобы сбалансировать обрабатывающую, горнодобывающую и энергети­ческую промышленность, транспорт и земледелие Бразилии, поскольку это имело существенное значение как для будущего самой Бразилии, так и для безопасности Соединенных Штатов. Последние имели в виду, что нехватка продуктов питания, инфляция и пренебрежение к интере­сам рабочего класса содействовали бы росту влияния коммунизма. Ко­миссия провела серию обследований с целью выявить насущные нужды страны, а затем договорилась о финансировании намеченных мероприя­тий за счет капиталов Бразилии и Соединенных Штатов, причем после­дние должны были предоставляться через посредство Экспортно-импорт­ного банка и Международного банка реконструкции и развития.

Чтобы расширить производственную мощность завода Волта-Редонда (которая в 1952 году составляла 500 тысяч тонн стали в год), Варгас до­бился получения займа от Экспортно-импортного банка на сумму в 25 миллионов долларов- Было намечено строительство ряда других заводов черной металлургии — в Сантуса (штат Сан-Паулу), Виктории (столице штата Эспириту-Санту) и Лагуне (штат Санта-Катарина). В конечном счете все эти предприятия, по предварительным расчетам, позволят удовлетво­рить внутренние нужды Бразилии, а также дадут возможность сэкономили громадные суммы, которые сейчас тратятся на приобретение импортируемых черных металлов.

Под влиянием толчка, который был дан этой правительственной программой, во всех частях Бразилии ускоренными темпами продолжалось развитие новых промышленных предприятий и развитие ресурсов страны. В Оуру-Прету был сооружен алюминиевый завод — первый в Южной Америке, а в Рио-де-Жанейро — щелочной завод. Среди новосозданных предприятий надо отметить также цементные заводы, заводы по производству железнодорожных вагонов, использующие в основном бразильскую сталь, и уйму других предприятий, в том числе заводы, выпускающие шины (из бразильского каучука) и части для автомобилей, предприятия по производству дизель­ного и машинного оборудования и фабрики сельскохозяйственных удобрений. Показателем колоссального роста бразильской промышленности может служить тот факт, что если по переписи 1949 года в Сан-Паулу насчитывалось 29 тысяч предприятий, то к 1952 году число их превысило 40 тысяч; они охватывали почти миллион рабочий и производили товаров стоимостью без малого на четыре миллиарда долларов.

Индустриализация потребовала реконструкции пристаней и гаваней, увеличения сети железных дорог и значительного расширения автодо­рожного строительства. Потребовала она и строительства новых гидроэлектростанций, так как каменный уголь обладает низкой теплотворной способностью. Выдающееся значение среди последних имеет гидроэлектростанция «Сан-Паулу лайт энд пауэр компани», являющаяся по своим (номерам седьмой в мире. Другая электростанция, почти не уступающая ей по мощности, была построена в 1954 году на водопаде Паулу-Лфонсу реки Сан-Франсиску; она призвана снабдить водой для орошения и обеспечить энергией территорию площадью в 684 тысячи кв. ки­лометров во внутренних областях штата Баия. Многочисленные гидро­электростанции сооружаются в Минас-Жераисе, а Риу-Гранди-ду-Сул электрифицируют фактически всю территорию штата.

Рост потребности в сырье дал дополнительный толчок увеличению добычи в долине Риу-Доси железной руды, 80 процентов которой ныне экспортируется в Соединенные Штаты. В результате разведывательных работ был открыт ряд других месторождений железа, а также олова, бокситов и марганца. Что касается марганца, то крупные разведыватель­ные работы были организованы на территории Амана фирмой «Бетликем стил компани» и самой Бразилией при помощи средств, выделен­ных Экспортно-импортным банком. В самое недавнее время залежи марганца были обнаружены близ Корумбы на реке Парагвай.

Так как Бразилия не располагает достаточными запасами угля, а энергетические мощности гидроэлектростанций все еще не удовлетворяют потребностей страны, воображение бразильцев было воспламенено возможностями применения атомной энергии. В итоге ученые установи­ли недавно в новом «Университетском исследовательском центре» в Рио-де-Жанейро циклотрон, предоставленный Соединенными Штатами, что­бы положить начало этой новой отрасли промышленности. В результате усиленных поисков в Минас-Жераисе были обнаружены месторождения урановых руд; экспорт их, наряду с рудами тория и других радиоактив­ных веществ, запрещен.

Серьезной помехой на пути осуществления всей этой широкой про­граммы индустриализации современной Бразилии является отсутствие достаточных нефтяных ресурсов. Вынужденная импортировать почти 99 процентов требующейся ей нефти, Бразилия прибегла к такому сред­ству, как строительство нефтеперерабатывающих заводов в портовых го­родах, чтобы сократить расходы на ввозимые нефтепродукты. Большое значение имеют крупные нефтеперерабатывающие заводы, сооруженные в Матарипи (штата Баия) и Кабатане (штат Сан-Паулу). Вопрос о нефти послужил причиной яростной политической борьбы в Бразилии имели влиятельные националистические группы, куда входил, в частности, ряд высших армейских офицеров, которые выступали против участия инос­транцев в разведке и эксплуатации нефтяных месторождений. Варгас уступил этим требованиям, добившись принятия закона, по которому вся деятельность по разведке, добыче, переработке, продаже и распреде­лению нефти была сосредоточена в руках контролируемой правитель­ством корпорации «Петролеу Бразилейру» или «Петробраз». Каким тяж­ким бременем ложится на страну отсутствие нефти, можно судить по следующим простым цифрам: в 1945 году Бразилия израсходовала 11 миллионов баррелей*; в 1955 году — свыше 40 миллионов стоимостью в 150 миллионов долларов.

 

* 1 баррель нефти равняется 159 литрам. — Прим. ред.

 

Наконец, источником значительных затруднений для правительства Варгаса явилась финансовая проблема, вытекавшая из необходимости покрывать расходы, связанные с индустриализацией и удовлетворением основных потребностей 58-миллионного населения Бразилии в продук­тах питания и жилье. Во многих случаях импортируемые в страну про­мышленное оборудование для тяжелой промышленности, нефть и дру­гие важнейшие товары приобретались в кредит. В начале 1953 года на Бразилию со всех сторон посыпались требования иностранных поставщи­ков об оплате счетов. Чтобы справиться с создавшимся положением, Вар­гас в марте 1953 года добился от правительства Эйзенхауэра займа на сумму в 300 миллионов долларов. Заем дал возможность расплатиться с самыми неотложными исками иностранных кредиторов, но трудности, сопутствующие индустриализации, устранены не были. Стремясь найти выход, Варгас в середине 1953 года назначил министром финансов Освалду Аранью. Выдвинутая Араньей программа строжайшей экономии уже к концу года позволила добиться некоторого успеха в деле выплаты старых долгов, но в то же время навлекла на него ярую злобу тех, кто тяжело пострадал от ограничения импортных операций.

1954 год ознаменовался глубоким кризисом в современной истории Бразилии. Политика Варгаса, направленная на дальнейшее расширение программы индустриализации, требовала огромных средств. Стремитель­ному росту инфляции, порожденной основным политическим курсом по отношению к промышленности и рабочему классу, несомненно, содей­ствовала коррупция в высших сферах. Так как стоимость жизни продол­жала расти, Варгас стал настаивать на повышении заработной платы. В связи с кризисом Варгас подвергся яростным политическим нападкам, и в конце концов было выдвинуто требование об отставке его с поста пре­зидента. Во многих городских центрах вспыхнули бунты и забастовки. Положение становилось все более и более напряженным; в этот момент была предпринята попытка убить журналиста — противника Варгаса, которая стоила жизни одному авиационному офицеру. Требования об от­ставке президента стали раздаваться еще громче. Дело кончилось тем, что 24 августа, оказавшись перед лицом насильственного отрешения от долж­ности, Варгас покончил жизнь самоубийством. Все обстоятельства, свя­занные с этим событием, до сих пор окружены непроницаемой тайной.

Бразилия после 1954 года. Срок полномочий Варгаса в качестве пре­зидента завершил вице-президент Жоан Кафе Фильу. Он также делал упор на индустриализацию и предпринял попытку добиться новых зай­мов за границей, чтобы покрыть растущие правительственные расходы. Однако вплоть до конца 1955 года ему так и не удалось найти никакого решения ужасающей проблемы инфляции. В обстановке непрекращаю­щегося кризиса, обостренного самоубийством Варгаса, в 1955 году Бра­зилия избрала нового президента. Часть бразильцев, возможно под влия­нием успеха переворота в соседней Аргентине, открыто поговаривала об установлении военной диктатуры. Однако нормальная политическая де­ятельность партий шла своим чередом. В должном порядке были выдви­нуты кандидаты, и они развернули энергичную предвыборную борьбу за высокий пост президента. Выборы, состоявшиеся в октябре и прошед­шие в спокойных условиях, явились новым доказательством силы бра­зильской демократии. Президентом был избран Жуселину Кубичек, кандидат Социал-демократической партии, занимавшей до того пост губернатора штата Минас-Жераис. Пост вице-президента достался Жоану Гоуларту, главе Рабочей партии Бразилии.

Несмотря на явную победу Кубичека, небольшое меньшинство в кон­грессе и армии, подстрекаемое рядом влиятельных газет, начало кампа­нию за то, чтобы не допустить занятия постов президента и вице-прези­дента победившими кандидатами. Положение достигло кризиса в нача­ле ноября, когда Кафе Фильу, перенесший перед тем приступ сердечной, болезни, взял отпуск, а временным президентом стал один из представи­телей меньшинства — Карлус Коимбра да Лус. Когда обнаружилось, что он и не помышлял принимать меры против заговорщиков, армия, воз­главляемая генералом Генрихом Тейзейра Лотом, опираясь на поддерж­ку военно-морского флота, сместила Луса с поста. Вслед за тем палата депутатов назначила временным президентом Нереу Рамуса, председате­ля сената. Без всякий дальнейших инцидентов Кубичек и Гоуларт 31 января 1956 года вступили в должность. Выдающиеся достижения, ко­торыми ознаменовалась деятельность Кубичека на посту губернатора Минас-Жераиса, вселили большие надежды на то, что он сумеет успеш­но справиться с необычайно тяжелыми проблемами, стоящими перед сегодняшней Бразилией.

Печатается по изданию: А. Б. Томас. История Латинской Америки. М., 1960