Среди индейцев центральной Венесуэлы (отрывок)

Матусовский Андрей
:::
Континент
:::

Среди индейцев центральной ВенесуэлыОтрывок из книги «Среди индейцев центральной Венесуэлы» серии «У индейцев в лесах Амазонки и Ориноко». Подробнее о том, как можно приобрести книгу см. новость «В свет вышла книга этнографа Андрея Матусовского «Среди индейцев центральной Венесуэлы»».


[…]
Два дня мы поднимались вверх по течению реки Парусито, а затем по ее небольшому левому притоку - реке Каньо-Бандарита. Наше длинное узкое каноэ, выдолбленное индейцами пиароа из цельного ствола дерева и оснащенное мотором, сторонясь затопленных стволов упавших деревьев, монотонно следовало многочисленным изгибам мутно-желтой реки. С обеих ее сторон величественно возвышался роскошный тропический лес. Кайманы и игуаны с любопытством поглядывали на нас с берега, речные дельфины то и дело всплывали, показывая свои спины, пугаясь шума мотора, на деревьях затихали обезьяны-ревуны, над головой пролетали попугаи, туканы, огромные коричневые бабочки морфо - всюду кипела жизнь! В эти дни я чувствовал себя счастливым - редкое ощущение реального счастья в настоящий конкретный момент – сбылась моя давняя мечта!

Мои проводники искали лишь им знакомые приметы, как выяснилось позже, - тихую лагуну, скрывавшуюся за очередным изгибом реки. Через несколько часов хода причаливаем каноэ к берегу - до стоянки хоти дальше надо идти пешком.

Проводники снимают японский подвесной мотор, выгружают на берег бочки с бензином. Смотрю, они просто заносят все это добро в ближайшие кусты, лишь слегка прикрывая его ветками. У хоти мы должны провести несколько дней, в нескольких километрах от этого места.

- Как же мы оставим здесь мотор, бензин и каноэ без присмотра? Вдруг кто-нибудь украдет все это? Как же мы тогда вернемся назад? - недоуменно спрашиваю я.

- Не волнуйся, здесь в Сьерра-де-Маигуалида нет людей, - отвечают мне проводники.

Вдоль лагуны идет тропа, уходящая от Каньо-Бандарита вглубь леса. Оставив каноэ на берегу реки, мы двигаемся в путь. Сразу же приходится пробиваться через сплетения лиан и какие-то колючки, помогая себе мачете. Но лес скоро кончился, и мы вступили в льяносы. Я увидел величественную гору-тепуи[1] Яви, возвышавшуюся над долиной.

Путь по льяносам оказался также не долгим - мы вновь вступили под полог тропического леса, раскинувшегося у подножия диких и таинственных гор Сьерра-де-Маигуалида. Тропа вела к индейцам хоти.

Я еще никого не успел увидеть, когда мои проводники кому-то приветственно закричали. Тропа проходила вдоль небольшой лесной речушки, на другом берегу которой показался голый мужчина индеец, на нем были надеты лишь зеленая набедренная повязка и красные бусы на шее. Он что-то кричал на незнакомом языке и оживленно нам жестикулировал, указывая на хрупкую переправу через разделяющую нас речушку. Переправа представляла собой импровизированный мосток, образовавшийся благодаря упавшим стволам деревьев, к ним хоти, в качестве поручней, привязали лианами несколько крупных стеблей от больших листьев пальмы. Индеец помог нам перенести вещи на другой берег, и мы оказались лицом к лицу с хоти.

[…]


[1] Тепуи - древние горы Гвианского плоскорья на юге Венесуэлы и севере Бразилии. Для тепуи характерны плоские вершины.