Рецензия на книгу Leo Deuel. Conquistadors without Swords. Archaeologists in the Americas.

Гуляев Валерий Иванович
:::
Статьи и материалы
:::

Leo Deuel. Conquistadors without Swords. Archaeologists in the Americas. New York. St. Martin’s Press, Inc., 1967, 647 стр. с илл.

До открытий Колумба жители Старого Света вряд ли вообще подозревали о том, что за океанскими просторами обитает еще значительная часть человечества. Види­мо, отдельные случаи доколумбовых связей между двумя полушариями почти не от­разились на знаниях древних. Поэтому изучение культур американских индейцев началось лишь с европейской колонизацией Нового Света — в XVI—XVII вв.

Испанские завоеватели, столкнувшись с наиболее развитыми народами амери­канского континента (в Мексике и Перу), были поражены своеобразием их культу­ры и необычайно высокими достижениями во многих областях знания. Сохранив­шиеся до наших дней письма, воспоминания и отчеты участников пли очевидцев основных этапов Конкисты содержат ценные сведения о религии и культуре корен­ных обитателей Нового Света накануне и в эпоху завоевания их европейцами[1]. В середине и к концу XVI в., когда покорение основной массы индейцев было уже за­вершено, появились исторические труды общего характера, где наряду с разного ро­да христианскими догмами и сентенциями содержатся ценные фактические сведе­ния о доколумбовой Америке (труды Б. Саагуна, Диего де Ланды, Д. Дурана, А. Со­риты, А. Тесосомока, Ф. Иштлилшочитла и др.).

Однако ни о каких настоящих исторических исследованиях далекого прошлого народов Нового Света в этот период говорить, естественно, не приходится. Завоева­телей и духовенство, занятых грабежом колоссальных богатств вновь открытого ма­терика, конечно, вряд ли могли увлечь поиски памятников древних языческих куль­тур.

Да и с историей индейцев — современников Конкисты — дело обстояло далеко не лучшим образом. Наиболее передовые цивилизации Нового Света в тот период — ацтекская, миштекская, майяская, инкская и др.— были обезглавлены и насильст­венно уничтожены европейскими завоевателями в самом расцвете своих сил. А их культурное наследие — безжалостно вытравлено из памяти последующих поколений многовековым колониальным рабством. Испанские власти постарались отгородить свои американские владения от остального мира непроницаемой стеной всевозмож­ных запретов и ограничений, метко названной автором рецензируемой книги Лео Дьюэлем «санитарным кордоном». Стоит ли удивляться, что уже через 200—300 лет после Конкисты сам факт существования в древности высокоразвитых индейских культур на территории Нового Света был полностью забыт. Их пришлось открывать заново, уже в наше время. И решающую роль в этом открытии сыграла археология.

Американская археология — наука сравнительно молодая. Собственно говоря, настоящие раскопки начались в Новом Свете лишь в начале XX в., т. е. каких-ни­будь 50—60 лет назад. Однако несмотря на свою относительную молодость она достигла уже значительных успехов и решает сейчас многие важнейшие проблемы доколумбовой истории Америки. Как и всякая молодая наука, она почти не имеет еще своих историков и летописцев. Тем отраднее появление на свет новой книги американского ученого Лео Дьюэля «Конкистадоры без мечей», которая в извест­ной мере заполняет этот серьезный пробел. Книга эта — произведение уникальное, представляющее собой совершенно новый жанр в области научно-популярной архе­ологической литературы. Лео Дьюэль выступает в ней одновременно и как автор, и как редактор-составитель.

Дело в том. что «Конкистадоры без мечей» — это своего рода антология амери­канской археологии, сочетание отрывков, взятых из оригинальных текстов тех или иных исследователей, с комментариями Л. Дьюэля к ним. Таким образом, 42 изве­стных археолога-американиста, во всем разнообразии их литературного стиля, ха­рактера и научной специализации, сами рассказывают на страницах этой необыч­ной книги о своих находках и открытиях.

Хронологические ее рамки — весь доиспанский период; территориальные — все области Нового Света, от Аляски и Гренландии до Огненной Земли.

Автор и составитель книги провел большую подготовительную работу, собрав вместе десятки интересных статей и трудов, зачастую издававшихся давно и почти забытых, малоизвестных и даже вообще не публиковавшихся прежде. Каждый от­рывок, каждая статья характеризуют одно открытие, один район, одного исследова­теля. Но тщательно подобранные, сведенные воедино и дополненные вводными статьями Лео Дьюэля, они образуют ту единую и красочную картину, которая и отражает практически вчерашний и сегодняшний день американской археологии. В структурном отношении книга состоит из семи больших частей, каждая из кото­рых посвящена одной определенной культурно-географической области Нового Све­та. Исключением можно считать, пожалуй, лишь шестую часть, где описываются ис­следования первобытного человека и ископаемой фауны в пределах всего материка сразу. Внутри каждого региона (части) материалы подобраны по хронологическому (время осуществления открытия) и историческому признакам.

В первой части речь идет об изучении древних памятников Леру — родины са­мых выдающихся культурных достижений доколумбовой эпохи в южной части аме­риканского материка. Начинает ее отрывок из капитального труда известного не­мецкого ученого и путешественника конца XVIII — начала XIX в. Александра фон Гумбольдта о поездке в Кахамарку, на место казни последнего инки, погибшего от рук конкистадоров[2]. Другие статьи этой, южноамериканской, части книги посвяще­ны наиболее известным памятникам Перу и Чили: забытый город Мачу-Пикчу, слу­живший последним убежищем инков, могильник с древними мумиями в Пачакамаке, загадочные рисунки культуры Наска и т. д.

Центральная Америка (вторая часть книги) представлена очерком Джорджа Сквайра о находке таинственных каменных идолов на о. Сапатеро (Никарагуа) и статьей Элеоноры Лотроп (жены известного археолога Сэмюэля Лотропа) о раскоп­ках пышной гробницы вождя в провинции Коклё (Панама). Самое заметное место в книге занимает, пожалуй, Мезоамерика — северная область зоны высоких цивили­заций доколумбовой эпохи (территориально в нее входят Мексика, Гватемала, За­падный Сальвадор и Западный Гондурас). Ей уделено две части (третья и четвер­тая), что составляет почти половину общего объема книги. Учитывая этот факт, а также то, что история археологического изучения Мезоамерики довольно ярко отра­жает ряд общих закономерностей, характерных для всей археологии Нового Света, необходимо остановиться на мезоамериканских главах «Конкистадоров без мечей» несколько подробнее.

До начала XIX в. вряд ли приходится говорить о существовании археологии в Мезоамерике. Отдельные открытия памятников доиспанского времени (Паленке, Ко­пан) до привлекали внимания научных кругов и вскоре забывались. Абсолютное большинство людей вообще не признавало тогда, что индейцы могли самостоятельно создать сколько-нибудь развитую цивилизацию без вмешательства извне.

Только в 1839—1842 гг. американский путешественник и дипломат Джон Ллойд Стефенс после нескольких экспедиций в глухие районы Южной Мексики, Гватема­лы и Гондураса открыл там руины древних городов майя. Теперь уже высокий уро­вень культурного развития у аборигенов Центральной Америки ни у кого не вызы­вал сомнения. Впервые внимание археологов оказалось прикованным к древним па­мятникам Нового Света. Именно с этого момента и можно говорить о появлении на­учного интереса к доколумбовой истории Америки.

Мезоамериканская археология прошла в своем развитии четыре больших этапа.

Первый этап длился со времени открытий Стефенса до начала XX в. Для него характерны в целом чисто описательные работы и исследования. Это период много­численных путешествий и экспедиций в глухие районы Мезоамерики, период от­крытия все новых и новых памятников старины, время быстрого накопления фак­тического материала. Однако о настоящей полевой археологии в это время говорить еще не приходится. Описанию и обследованию подвергались лишь самые эффектные архитектурные сооружения и каменная скульптура. Среди пионеров мезоамериканской археологии стоят такие колоритные фигуры, как австриец Теоберт Ма­лер, француз Дезире Шарнэ, англичанин Альфред Моудсли, американцы Альфред Тоззер и Уильям Холмс и др.

В книге Лео Дьюэля этому этапу посвящено четыре очерка: Уильяма Булло­ка — об ацтекских каменных идолах; Дезире Шарнэ — о глиняных фигурках зверей на колесиках; Джона Ллойда Стефенса — с описанием руин Копана и Эдварда Том­псона — о работах в Колодце Жертв, в майяском городе Чичен-Ица.

Второй этап хронологически охватывает первую четверть XX в. и знаменует со­бой важные изменения в мезоамериканской археологии. В этот период ученые впер­вые приступают к широкомасштабным раскопкам. Долина Мехико, до предела на­сыщенная древними памятниками, становится объектом пристального внимания со стороны специалистов Мексики и США. Общая демократизация Мексики после ре­волюции 1910—1917 гг. способствовала бурному развитию науки. Правительство вы­деляет из государственного бюджета значительные средства для изучения индейско­го вопроса, имеющего для страны огромное практическое значение. Эти важные со­бытия не могли не сказаться и на археологии. Далеко не случайно, что именно мек­сиканцы и, в частности, Мануэль Гамио, впервые с успехом применили стратигра­фический метод раскопок, открывший широкие перспективы для решения многих важнейших исторических проблем. В 1909 г. Гамио после работ в Аскапоцалько (до­лина Мехико) установил относительную хронологию культур, существовавших в данном районе в доиспанское время: архаическая культура, цивилизация Теотихуакана и ацтеки[3]. Это резко повысило интерес к вопросам археологической периоди­зации древностей Нового Света. Огромную полевую работу провела в Мексике создан­ная в 1911 г. и просуществовавшая всего три года (до 1914 г.) «Интернациональная Школа», которой руководили такие выдающиеся знатоки американской археологии, как Альфред Тоззер, Эдуард Зелер и Франц Боас. В 1917 г. тот же М. Гамио присту­пил к выполнению грандиозного проекта по воссозданию истории долины Теотихуакана с древнейших времен до наших дней, с использованием всех видов историче­ских источников[4].

За пределами долины Мехико широкомасштабных раскопок в это время почти не велось. Интенсивная деятельность ряда научных учреждений США и прежде всего Музея Пибоди при Гарвардском университете была направлена исключительно на изучение древних городов майя, причем главное внимание уделялось не раскопкам, а общему обследованию объектов, их картографированию, сбору материалов по эпи­графике, архитектуре и скульптуре.

Этот период у Лео Дьюэля представлен статьями Байрона Каммингса (о раскопках гигантской позднеархаической пирамиды в Куикуилько), Сильвануса Морли (о его эпиграфических поисках в древнем городе майя Вашактуне в 1916 г.) и Томаса Ган­на (о «сакбе» — древних дорогах майя в районе города Коба на Юкатане).

Третий этап в истории мезоамериканской археологии приходится на 20-е и 30-е годы (до начала второй мировой войны). Археологические раскопки приобретают невиданный ранее размах и охватывают почти всю территорию данной области. Это «золотая пора» полевых исследований, неизмеримо обогативших ценными фактами наши знания о доколумбовой истории края. Значительно улучшилась и методика археологических работ. Особое внимание уделялось в этот период проблемам хро­нологии и периодизации.

Вместе с тем мезоамериканская археология не избавилась еще от множества не­достатков. Особенно грешили в этом отношении археологи США, занимавшиеся изу­чением древностей майя. При внимательном знакомстве с итогами этих исследова­ний поражает их крайне однобокий характер: изучению подвергались лишь наибо­лее выдающиеся памятники архитектуры и искусства (храмы и дворцы, стелы, рель­ефы, алтари и т. д.). В то же время материальные остатки культуры основной мас­сы древнего населения почти полностью игнорировались. Не случайно поэтому при обобщении результатов археологических работ в классических городах-государствах майя чрезмерно выпячивался религиозный аспект в ущерб другим сторонам погиб­шей культуры. Кстати, рецидивы этих воззрений налицо и в данной книге, во ввод­ной статье Лео Дьюэля о раскопках в Монте Альбане. Автор считает этот центр сапотекской цивилизации сугубо мирным и чисто религиозным, священным местом, лишенным ряда черт подлинного города. Что касается мирного характера общества Монте Альбана в классическое время, то тезис Лео Дьюэля легко опровергается сле­дующим фактом. Именно в Монте Альбане А. Касо нашел много рельефов и стел с весьма характерными изобразительными мотивами: победоносный правитель с копь­ем, вонзенным в иероглиф вражеской страны, «связанные пленники», символические изображения покоренных земель, отрубленные головы и т. д. Если же вспомнить, что многочисленные миштекские и сапотекские кодексы (кстати, по данным А. Касо, они захватывают частично и конец классического времени) сообщают о беспрерыв­ных войнах и столкновениях на территории Оахаки, то нарисованная выше картина вряд ли будет нуждаться в дальнейших комментариях.

Крупным недостатком археологических исследовании была боязнь решать ис­торические проблемы на археологической основе.

И все же в целом успехи мезоамериканской археологии в это время преобладают нал ее недостатками. В книге Дьюэля хронологически к данному периоду относится работа известного мексиканского исследователя Альфонсо Касо об открытии богатей­шей миштекской гробницы в Монте Альбане. Этот ученый по праву считается перво­открывателем одной из трех великих мезоамериканских цивилизаций классической эпохи — сапотекской, которая была буквально вырвана археологами Мексики из тьмы небытия, после многолетних и утомительных раскопок, в долине Оахаки. Далее идут статьи ученого из США Джорджа Вайяна и мексиканца Мигеля Коваррубиаса о культуре ольмеков до сих пор остающейся загадкой для специалистов. Собственно говоря, Вайян известен больше не своими штудиями в области ольмекского искус­ства, а интенсивными и высоконаучными раскопками архаических памятников до­лины Мехико, позволившими совершенно по-иному взглянуть на характер раннезем­ледельческих культур Мезоамерики. Завершают данный этап статьи американских археологов Эрла Морриса (о раскопках «Храма Воинов» в городе Чичен-Ица на Юка­тане) и Оливера Лa Фаржа (об исследованиях в горной Гватемале).

Послевоенные годы (с 1945 г. по сей день) составляют четвертый этап в разви­тии мезоамериканской археологии. По значимости полевых и теоретических работ, осуществленных за истекшие два с половиной десятилетия, его можно считать, по­жалуй, наиболее выдающимся. Открытие памятников эпохи верхнего плейстоцена в долине Мехико, успешные работы по изучению истоков американского земледелия, открытие новых культур в Центральном Чиапасе и на Тихоокеанском побережье Гватемалы, интенсивное исследование комплексными методами крупнейших городов древней Мезоамерики Теотихуакана и Тикаля — вот далеко не полный перечень достижений этого периода. Он представлен у Лео Дьюэля всего лишь тремя статьями.

Известный мексиканский археолог Альберто Рус Луилье рассказывает о наход­ке уникальной царской гробницы майя внутри храмовой пирамиды города Паленке (Чиапас).

Исследователь из США (ныне директор Общественного музея в Милуоки. Вис­консин) Стефан де Борхеги посвятил свой очерк подводным археологическим поис­кам в глубинах оз. Аматитлан, расположенного в горах Гватемалы. Ему удалось свя­зать находки со дна озера (это были приношения древних майя духам озера) с по­селениями на берегу, в результате чего история области Аматитлана воссоздается уже на протяжении последних 2500 лет. И, наконец, последняя статья американ­ской исследовательницы Татьяны Проскуряковой посвящена новой интерпретации иероглифических надписей и изображений на некоторых стелах майя. Во вводных замечаниях к этой работе Лео Дьюэль, касаясь истории изучения письменности Майя, в частности, пишет:

«Шумные заявления о том, что ключ к письменности майя наконец найден и остальные кодексы и надписи могут быть теперь прочитаны, делались уже довольно часто. Однако после первых минут всеобщего возбуждения и оваций эти утвержде­ния неизменно терпели крах. Даже недавнее утверждение русских ученых о том, что они «разделались» с иероглифами с помощью электронно-вычислительных ма­шин, не смогло убедить их западных коллег. Полный перевод текстов, обещанный из России, так и не появился» (стр. 382).

Hе хочется верить в какие-либо недобрые намерения автора, но все же эта ци­тата вызывает по меньшей мере недоумение. Да, действительно, новосибирским уче­ным из-за ряда допущенных ими ошибок при составлении программы (о них, кстати, говорилось в советской специальной литературе)[5] не удалось расшифровать тексты рукописей майя. Однако Лео Дьюэль не мог не знать, что именно в СССР впервые был найден ключ к иероглифике майя, причем без каких-либо дутых сенсаций и подлогов. Всем известно, что сделал это советский этнограф Ю. В. Кнорозов. Суть его метода достаточно полно и убедительно изложена в его фундаментальной моногра­фии[6]. Эта работа и ряд других статей Ю. В. Кнорозова переведены на английский язык, изданы в США и пользуются признанием среди весьма авторитетных ученых-майянистов (Майкл Ко, Татьяна Проскурякова. Д. Келли и др.). Между тем Лео Дьюэль даже не упомянул имени советского ученого, хотя бы в порядке истории изучения письменности майя.

Пятая часть книги содержит материалы по археологии индейцев США. Амери­канский президент Томас Джефферсон рассказывает о своих раскопках одного ис­кусственного холма в Вирджинии; Фредерик Путнам — о змееобразном земляном со­оружении в Огайо; У. Джексон — об исследованиях пещерных жилищ индейцев на Юго-Западе США; Т. Прадден — о культуре индейцев «баскетмейкеров»; А. Дуглас — о применении дендрохронологии для датировки поселения Бонито, принадлежав­шего племенам пуэбло. Заканчивает эту главу статья Нейла Джудда об удивитель­ной системе ирригационных каналов, созданных индейцами культуры Хохокам (Ари­зона).

Шестой раздел содержит довольно обстоятельную подборку материалов, связан­ных с изучением первобытного человека на территории Америки. В статьях Ф. Ро­бертса, М. Харрингтона, Ф. Хиббена и Э. Хори представлены важнейшие находки этой эпохи из южных областей США: пещерные стоянки Фолсом, Сандиа, Джипсэм и скелет мамонта с наконечниками дротиков из Нако.

Хельмут де Терра описывает волнующий момент открытия скелета первобыт­ного охотника в Тепешпане (долина Мехико). И, наконец, Джуниус Бёрд посвятил свой очерк характеристике пещерных стоянок Патагонии (в том числе и пещеры Пальи Айке), находки из которых удивительно напоминают изделия первобытных обитателей из южных областей США.

В заключительной, седьмой части рецензируемой работы речь идет об археологи­ческих исследованиях древностей эскимосов и викингов на северной оконечности материка и в Гренландии: в статье Кнуда Расмуссена говорится об эскимосах Гудзо­нова залива, Хельге Ларсен рассказывает о раскопках в Ипьютаке на Аляске. Поль Нёрлунд описывает свои работы по изучению руин епископского дворца на поселе­нии викингов в Гренландии. Во вступительной статье к этому разделу Лео Дьюэль подчеркивает, что несмотря на общие успехи археологии Арктики, ряд важнейших ее проблем до сих пор остается нерешенным. И одна из них — большой хронологи­ческий разрыв между древнейшими памятниками эскимосов (комплекс Динби) и палеоиндейскими находками.

Другая, не менее важная проблема — поиски древнейших следов пребывания че­ловека на севере Америки и установление их взаимоотношений с памятниками Се­веро-Восточной Азии. Однако за последние годы наметился определенный прогресс и в этой области. На американской стороне Берингова пролива молодой археолог Дуглас Андерсон, продолжая дело, начатое еще трагически погибшим Дж. Гиддингсом, ведет сейчас успешные исследования многослойной стоянки Онион Портидж (Аляска), которая хронологически относится к периоду от верхнего палеолита (13 тыс. лет до н. э.) до хорошо известных комплексов палеоэскимосов[7].

На территории СССР последние открытия верхнепалеолитических стоянок Ю. А. Мочановым (стоянка Ихине на Алдане)[8] и Н. Н. Диковым (Ушковская стоян­ка на Камчатке)[9] позволяют заполнить существенный пробел в наших знаниях о заселении Америки и связях древнейших культур Азии и Нового Света.

В авторском предисловии Лео Дьюэль вполне обоснованно сетует на те трудно­сти, с которыми он столкнулся при отборе необходимого ему материала. Трудности пришлось преодолеть действительно немалые. Дело в том, что каждый текст, каждая статья, помимо своей научной нагрузки, должны быть написаны в достаточно попу­лярном стиле. В то же время мы хорошо знаем, что, к сожалению, далеко не все выдающиеся археологи и исследователи оставили после себя популярное изложение своих трудов.

Кроме того, при любом отборе материала для подобной книги неизбежны субъ­ективные моменты, личные симпатии и антипатии составителя. На мой взгляд. Лео Дьюэль довольно успешно справился со своей задачей, хотя одни немаловажный упрек он, безусловно, все же заслужил. Дело в том, что из общего числа 42 иссле­дователей, включенных в антологию, только трое латиноамериканцы (это мекси­канские археологи А. Касо, А. Рус и М. Коваррубиас). Получается явная диспропор­ция между числом западноевропейских и североамериканских ученых, с одной сто­роны, и латиноамериканцами — с другой. Отдавая должное археологам США, без­условно, занимающим ведущее место в археологии Нового Света, автору следовало бы более широко представить в книге и латиноамериканских исследователей, вклад которых в изучение прошлого своей родины не столь уж незначителен, как можно заключить, исходя из подборки статей в «Конкистадорах без мечей». Можно назвать, например, Мануэля Гамио — мексиканского ученого, родоначальника стратиграфиче­ского метода исследований в археологии Мезоамерики, известного перуанского ар­хеолога (индейца по крови) Хулио Сесара Тельо, крупного аргентинского америка­ниста Хосе Имбельони, эквадорских археологов Хихона-и-Кааманьо и Эмилио Эстра­ду, гватемальского ученого Вильякорту и т. д. Да мало ли других выдающихся исследователей — уроженцев стран Латинской Америки — по праву могли бы занять свое место в списке пионеров-первооткрывателей древних культур Нового Света?

Можно только сожалеть, что мимо взора автора прошел и такой выдающийся специалист в области мезоамериканской археологии, как канадский ученый Ричард Мак-Нейш. Его работы на пещерных стоянках Тамаулипаса, Чиапаса и Пуэблы про­извели настоящий переворот во взглядах на древнейшую историю Нового Света, осветив такие фундаментальные проблемы, как происхождение маисового земледе­лия, связь палеоиндейских культур с раннеземледельческими и т. д. Статьи Р. Мак-Нейша неоднократно издавались и в специальной, и в научно-популярной литературе (в том числе в американских журналах «Science» и «Archaeology»), так что включить одну из них в книгу не составляло особого труда. Здесь, по-моему, налицо явное отступление от научности в пользу голой занимательности. С одной стороны, в книгу не были включены имеющие огромный научный интерес труды Р. Мак-Нейша, Уильяма Ко, Майкла Ко, Макса Уле, Тельо, Ларко Ольи и др., а с другой — там широко представлены неоднократно издававшиеся и переведенные на все европей­ские языки работы Джона Ллойда Стефенса, Тура Хейердала, Эдварда Томпсона. Это все достаточно «избитые» сюжеты, хорошо знакомые широкому читателю. И думается, что изъятие и замена их более новыми и полновесными научными ма­териалами нисколько не снизили бы общего представления о книге.

Тем не менее, даже принимая во внимание большие и малые погрешности и недостатки «Конкистадоров...», следует признать, что новая книга Лео Дьюэля — значительное событие в истории американской археологии. Она позволяет нам глуб­же узнать те проблемы и вопросы, с которыми сталкиваются сейчас наши коллеги — археологи Нового Света, знакомит с выдающимися достижениями и открытиями в области древней истории этой части света, представляет читателям целую плеяду талантливых ученых-профессионалов, энтузиастов, путешественников и просто лю­бителей старины, благодаря которым за какие-нибудь 100 лет удалось воссоздать в общих чертах сложную и грандиозную панораму аборигенных культур Нового Света.

В. И. Гуляев


Источник – «Советская Археология», № 4, 1969. Изд-во «Наука», Институт археологии РАН, Москва.



[1]  Н. Cortes. Cartas de Relación. México. 1963; В. Diaz del Castillo. Histo­ria verdadera de la conquista de la Nueva España, 1-2, La Habana, 1963.

[2]  A. von Humboldt. Views of Nature or Contemplation on the Sublime Pheno­mena of Creation with Scientific Illustrations. London, 1850.

[3]  М. Gamiо. Arqueología de Azcapotzalco, D. F. México. Proceedings of the 18th International Congress of Americanists, 1. London, 1913.

[4]  Eго жe. La Población del Valle de Teotihuacan, 1—3, México, 1922.

[5]  Ю. В. Кнорозов. Машинная дешифровка письменности майя. «Вопросы язы­кознания», 1, 1962.

[6]  Его же. Письменность индейцев майя. М.— Л., 1963.

[7]  D. D. Anderson. A Stone Age Campsite at the Gateway to America. «Scientific American», 218, 6, Washington, 1968, стр. 24—33.

[8]Ю. А. Мочанов и С. А. Федосеева. Палеолитическая стоянка Ихине в Якутии. СА, 1968, 4.

[9] Н. Н. Диков. Открытие палеолита на Камчатке и проблема первоначально­го заселения Америки. Сб. «История и культура народов Севера и Дальнего Восто­ка». М., 1967, стр. 16—32.