Наскальный рисунок из Хуштлауаки

Арно Ф. Ламбер
:::
Статьи и материалы
:::

В 1972 году для сравнения с изображёнными на Монументе 2 из Чалькацинго лицами Карло Гей опубликовал зарисовку знаменитой фрески в ольмекском стиле, известной под названием Рисунок 1 из пещеры Хуштлауака (Мексика). На этом рисунке запечатлены не только многим знакомые фигуры (представителя элиты со шкурой ягуара и рядом сидящего человека размером поменьше) – справа от основной картины есть ещё два плохо сохранившихся рисунка. Как мне известно, со времени первой работы К. Гея никто ещё из исследователей не документировал эти новые рисунки и не пытался понять их значение. В этой краткой заметке, я опишу эти два рисунка и попробую восстановить археологическое значение Рисунка 1 из Хуштлауаки.

Пещера Хуштлауака обозревает долину Рио-Бланко, она находится к северо-востоку от современной деревни Хуштлауака (шт. Герреро, Мексика). До деревни и до пещеры можно добраться по полумощенной дороге из города Колотлипа, расположенного приблизительно в 78 километрах к востоку от столицы штата Чильпансинго. Это пещера из известкового туфа, в ней находится чрезмерное количество кальцитных формаций белого, розового и жёлтого оттенков. Растительность закрывает пещеру от обзора со стороны долины и поблизости нет каких-либо известных древних мест пребывания человека, тем не менее, следы его деятельности отмечены приблизительно на глубине 1500 метров от поверхности (Рис.1).

Рис. 1. Карта пещеры Хуштлауака, шт. Герреро (по Gay 1967, 31)

Рис. 1. Карта пещеры Хуштлауака, шт. Герреро (по Gay 1967, 31)

Наскальные рисунки в ольмекском стиле в пещере Хуштлауака были впервые задокументированы Карло Геем и Жиллетт Гриффин в 1966 году (Gay 1967; Griffin 1967; Griffin 1981; Griffin 1982). Представляя из себя одни из древнейших фресок в Месоамерике, эти наскальные рисунки вскоре привлекли внимание и других учёных (Coe 1968; Coe 2005; de la Fuente 1999; Foncerrada de Molina 1972; Freeman 1994; Greer and Greer 1998; Grove 1967; Grove 1970; Grove 2000; Niederberger Betton 1996; Stone 1995).

В пещере есть рисунки змеи (Рисунок 2 из Хуштлауаки) и представителя семейства кошачьих (Рисунок 3 из Хуштлауаки), а также ряд других (Gay 1967, 30-35; Griffin 1981, 211, Figure 3; Grove 1967, 39; Stone 1995, 47), но самым известным наскальным изображением (Рисунок 1 из Хуштлауаки) является рисунок правителя в изысканной одежде, в т.ч. ягуарьей кожей, полосатой туникой и головным убором с сине-зелёными перьями поверх (Рис. 2). Эта внушительная фигура контрастно противостоит сидящей к востоку от правителя фигуре много меньшего размера. Сидящая фигура в красном, носит тёмную маску и держит какой-то предмет.

Рис. 2. Фотография Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. A и B (фото: Arnaud F. Lambert)

Рис. 2. Фотография Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. A и B (фото: Arnaud F. Lambert)

Рисунок 1 из Хуштлауаки

Расположенный на правой стене при вхоже в так называемую «Галерею рисунков», Рисунок 1 состоит из четырёх отдельных антропоморфных фигур (здесь и далее отмечены как Рис. A, B, C, D в направлении с востока на запад). Рис. A и B являются наиболее известными, о них впервые сообщил Карло Гей и Франсес Пратт в 1967 году (Рис. 2).

На Рис. A запечатлен в фас красноватый, сидящий человек. Этот человек непропорционально мал в сравнении с другой фигурой на фреске. Голова человека запечатлена в профиль и на ней очевидно маска. Из головы торчит одно красное перо. Персонаж сидит со скрещенными ногами и держит некий предмет, вероятно связку или церемониальный жезл.

Рис. B находится у Рис. A и состоит из фигуры стоящего человека намного большего по размерам с предыдущей фигурой. Считается, что здесь изображён правитель, возможно, божественный имперсонатор или высокостатусный человек, превращающийся в своё животное альтер-эго (Stone 1995, 47; Reilly and Garber 2003, 136). Человек стоит в фас, но его голова повернута. Персонаж в соответствии со своим статусом носит изысканную одежду – тунику с красными и жёлто-коричневыми полосками, чёрную мантию, чёрный головной убор или капюшон, украшенный сине-зелёными перьями, и круглые ушные украшения, а его руки и ноги украшала ягуарья кожа. Еж ног правителя свисал большой хвост ягуара. Он также держит в левой руке некий похожий на веревку предмет, а в правой руке сжимает какой-то шипастый предмет.

Рис. C и D изначально был обнаружен Карло Геем сотоварищи в 1968 году (Gay 1972, 48). На Рис. C показан сильно повреждённый персонаж в профиль, подчёркнутый чёрным пигментом. В видимой части рисунка можно различить изысканный головной убор и чёрный капюшон, прикрывающий затылок персонажа. Также можно различить руки и верхнюю часть торса. Нижняя часть торса и ноги персонажа отсутствуют (Рис. 3).

Рис. 3. Фотография Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. C (фото: Arnaud F. Lambert)

Рис. 3. Фотография Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. C (фото: Arnaud F. Lambert)

Если смотреть на весь рисунок С, то видно, что человек наклонился вперёд и опирается на руки и это напоминает барельефы людей в нишах на тронах с низменностей побережья Мексиканского залива, например, на Алтаре 4 из Ла-Венты (Stirling 1943, Plate 37a). Если не считать головной убор, то человека, по всей видимости, практически ничего не украшает. Головной убор состоит из больших прямоугольных панелей, украшенных тремя кольцами, расположенными по горизонтали, а также контура антропоморфной диадемы и кисточки позади убора (Рис. 4). Капюшон человека похож на тот, что запечатлён на Рис. B, однако ушных украшений на Рис. C нет. Также неотчётливо прослеживается ожерелье под челюстью человека.

Рис. 4. Зарисовка Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. С со шкалой (фото: Arnaud F. Lambert)

Рис. 4. Зарисовка Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. С со шкалой (фото: Arnaud F. Lambert)

Рис. D представляет из себя полихромную наскальную живопись и он очень сильно повреждён (Рис. 5). По оригинальному изображению Гея, а также по описанию этого рисунка можно предположить, что на нём был запечатлён человек, разукрашенный красно-оранжевым пигментом с одеждой, контур которой был очерчен чёрной краской (Gay 1972, 51, Figure 21a). Повторное исследование Рис. D привело к появлению различных интерпретаций предмета обсуждения.

Основываясь на анализе того, что осталось от изображения, можно сделать вывод, что на Рис. D запечатлена антропоморфная фигура в профиль, держащая большой прямоугольный предмет, чей контур отслеживается лишь по краям оставшихся частей портрета (Рис. 6). Украшает человеческую фигуру большой круглый чёрный головной убор с оранжевым плюмажем спереди. Глаза у человека миндалевидной формы. Ротовая маска выполнена в оранжевом цвете и схожа с клыкастыми зооморфными масками, которые носят вырезанные фигуры на Монументе 2 из Чалькацинго (Angulo 1987, 143, Figure 10.14a). Тыльную часть головы прикрывает волнистый чёрный капюшон, свисающий вдоль ушного оранжевого украшения.

Рис. 5-6 (L-R). Фотография и зарисовка со шкалой Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. D (фото: Arnaud F. Lambert)

Рис. 5-6 (L-R). Фотография и зарисовка со шкалой Рисунка 1 из Хуштлауаки, Рис. D (фото: Arnaud F. Lambert)

К востоку от фигуры человека видны три похожих на пальцы выступа. Они, по всей видимости, держат прямоугольный предмет. Один красноватый выступ, возможное схематичное отображение ноги, показан идущим вниз от прямоугольного предмета, в то же время ступни никак не обозначены. Рядом с этой схематичной ногой, возможно, изображена набедренная повязка.

Между Рис. C и D видна серия красных и чёрных узоров. Они находятся близко к Рис. D и, вероятно, изначально были связаны с этим наскальным рисунком. По чёрной краске угадываются кисточка, два глаза и волнистый чёрный капюшон. Верхний красный узор виден неотчётливо, а вот по нижнему можно отличить ротовую маску. Если наблюдения верны, то этот небольшой рисунок мог бы быть миниатюрной копией Рис. D.

Новая интерпретация Рисунка 1 из Хуштлауаки

Основываясь на своих наблюдениях, Карло Гей (1972, 48) утверждает, что четыре фигуры на Рисунке 1 из Хуштлауаки зеркально отражают позицию и положение фигур Монумента 2 из Чалькацинко. В обоих случаях отдалённая фигура, показанная сидящей или откинувшейся, противостоит трём другим с более командными позами и другими маркерами элитного статуса. Как таковой, Рисунок 1 из Хуштлауаки может быть сценой, на которой четыре персонажа принимают участие в ритуале, связанном с иконографией власти.

Напротив, мои наблюдения привели меня к немного отличной интерпретации Рисунка 1 из Хуштлауаки – фреска состоит из трёх отдельных частей/групп, каждая из которых со своей темой. Первые два персонажа, Рис. A и B, составляют первую группу, где у фигуры B присутствуют многие признаки представителя элиты, например, изысканная одежда (головной убор с перьями и ягуарья шкура), к тому же он изображён больше сидящей фигуры Рис. A. Художники, скорее всего были знакомы с обычаем в формативном и классическом периоде подчёркивать различия в ранге или социальном положении (например, представитель власти/слуга, захватчик/пленник или главный персонаж/сопровождающее лицо)[1].

Вторая группа состоит из Рис. C и, по всей видимости, здесь зафиксирован ещё один общий атрибут в ольмекском или около ольмекском искусстве, когда, например, правитель или предок возносится из пещеры или ниши[2]. Положение человека идентично фигурам в нишах Алтаря 4 из Ла-Венты (Stirling 1943, Plate 37a), Монумента 14 из Сан-Лоренсо (Cyphers 2004, 71, Figure 30) и Монумента 13 из Чалькацинго (Angulo 1987, 141, Figure 10.12). Более того, по изысканному головному убору и диадеме мы приходим к выводу, что на Рис. C, возможно, изображён правитель. Это наводит на мысль, что художники, нарисовавшие Рис. C, были знакомы с ассоциацией пещерных рисунков с правлением.

Наконец, третья группа состоит в основном из Рис. D, однако сюда можно отнести также и небольшой полихромный узор к востоку от персонажа. На этой сцене изображён ещё один характерный для определения элитного статуса символ – правитель держит церемониальный жезл. Схожая сцена с сидящей фигурой правителя запечатлена на Монументе 1 из Чалькацинго (Angulo 1987, 137, Figure 10.8), однако ещё больше параллелей можно отследить у жадеитовых кельтов из Рио-Пескеро низменностей побережья Мексиканского залива штата Веракрус (Рис. 7). На обоих примерах правитель, изображённый с изысканным головным убором из перьев, круглым ушным украшением и ротовой зооморфной маской, держит в руках церемониальный жезл. Более того, как минимум на одном примере (Рис. 7а) ноги правителя изображены схематично, прямо как на Рис. D из Хуштлауаки. Принимая во внимание все указанные выше перекликающиеся элементы, мы делаем вывод, что нарисовавшие Рис. D художники были под впечатлением от кельтов и наскального искусства среднего формативного периода.

Рис.7. Выполненные в стиле искусства ольмеков низменностей побережья Мексиканского залива персонажи, держащие в руках церемониальные жезлы: а) жадеитовый кельт из Рио-Пескеро (Museo de Xalapa, Veracruz, Mexico); b) жадеитовый кельт из Рио-Пескеро (по Joralemon 1976, 41, Figure 8e). Масштаб зарисовок неизвестен.

Рис.7. Выполненные в стиле искусства ольмеков низменностей побережья Мексиканского залива персонажи, держащие в руках церемониальные жезлы: а) жадеитовый кельт из Рио-Пескеро (Museo de Xalapa, Veracruz, Mexico); b) жадеитовый кельт из Рио-Пескеро (по Joralemon 1976, 41, Figure 8e). Масштаб зарисовок неизвестен.

Выводы

Прийти к каким-либо определённым выводам об окончательном понимании значения Рисунка 1 из Хуштлауаки для людей из шт. Герреро формативного периода весьма затруднительно. Из-за фрагментарных данных можно формулировать и альтернативные интерпретации. Однако, это сообщение призвано помочь учёному сообществу переосмыслить значение знаменитой фрески в ольмекском стиле. Этому способствует новое описание Рис. C и D.

Переосмыслив, начинаешь понимать, что Рисунок 1 из Хуштлауаки не был единым целым, как это было изначально воспринято Карло Геем (1972). Наоборот, мы приходим к выводу, что фреска на самом деле состоит из 3 различных частей, в каждой из которых наличествует какая-либо особенность искусства ольмекского стиля. На Рис. A и B для выражения власти через иконографию предпочтение было отдано в пользу сопоставления размеров правителя и подчинённого, на Рис. C правитель показан выбирающимся из пещеры, а на Рис. D представитель элиты показан с церемониальным жезлом. Если такая интерпретация правильная, то вполне возможно, что различные группы наскальных рисунков, составляющие Рисунок 1, были выполнены разными правителями за большой промежуток времени – так они могли доказывать своё право на правление. В то же время возможно, что рисунки были выполнены одним правителем для легитимации его/её статуса с использованием различных художественных элементов.

Эти возможности позволяют выдвинуть дальнейшие предположения, касательно искусства в ольмекском стиле пещеры Хуштлауака, возможно даже это касается и Оштотитлана и Кауацицики. Это искусство выражало динамические, характерные для определённой местности стратегии, с помощью которых правители формативного периода искали возможности укрепления своего статуса относительно других лиц или групп в соответствующих сообществах. Поэтому важно рассматривать разрисованные пещеры восточного Герреро не только местом ритуальной активности, но также и местом символического конфликта.

Библиография

Angulo, J. (1987) ‘The Chalcatzingo Reliefs: An Iconographic Analysis’, in D.C. Grove (ed.) Ancient Chalcatzingo. 132-158. Austin: University of Texas Press

Coe, M. (1968) America’s First Civilization. New York: American Heritage

Coe, M. (2005) ‘Image of an Olmec Ruler at Juxtlahuaca, Mexico’. Antiquity. 79 (305). Project Gallery, http://www.antiquity.ac.uk/projgall/coe305/ [Accessed 13th March 2012]

Cyphers, A. (2004) Escultura Olmeca de San Lorenzo Tenochtitlán. Mexico City: Universidad Nacional Autónoma de Mexico

de la Funete, B. (1999) ‘The Background: Olmec Painting’ in B. de la Fuente (ed.) The Pre-Columbian Painting Murals of Mesoamerica. 12-16. Milan: Editoriale Jaca Book

Drucker, P. (1952) ‘La Venta, Tabasco: A Study of Olmec Ceramics and Art’. Bureau of American Ethnology, Bulletin. 153. Washington D.C.: Smithsonian Institution

Foncerrada de Molina, M. (1972) ‘La Pintura Rupestre / Rock Painting’. Artes de Mexico. 29 (154). 63-67

Freeman, P. (1994) ‘In Search of the Olmec’. Bay Area Rock Art News. 12 (3). 1-2

Gay, C. (1967) ‘Oldest Paintings of the New World’. Natural History. 76 (4). 28-35

Gay, C. (1972) Chalcacingo. Portland, Oregon: International Scholarly Book Services

Greer, J. and Greer, M. (1998) ‘Dark Zone Rock Art in North America’, in K. Hedges (ed.) Rock Art Papers. 13. 135-144. San Diego: San Diego Museum of Man

Griffin, G. (1967) ‘Cave Trip discloses Earliest American Art’. University. 34. 6-9

Griffin, G. (1981) ‘Olmec Forms and Materials Found in Central Guerrero’, in E.P. Benson (ed.) The Olmec and Their Neighbors: Essays in Honor of Matthew W. Stirling. 209-222. Washington D.C.: Dumbarton Oaks/Trustees of Harvard University

Griffin, G. (1982) ‘Una Representacion Olmeca de Arquitectura en las Pinturas Rupestres de Juxtlahuaca’, in D. Schavelzon (ed.) Las Representaciones de Arquitectura en la Arqueología de América. 44-46. Mexico City: Universidad Nacional Autónoma de Mexico

Grove, D.C. (1967) ‘Juxtlahuaca Cave (Guerrero) Revisited’. Katunob. 6 (2). 37-40

Grove, D.C. (1970) ‘The Olmec Paintings of Oxtotitlán Cave, Guerrero, Mexico’. Studies in Pre-Columbian Art and Archaeology. 6. Washington D.C.: Dumbarton Oaks/Trustees for Harvard University

Grove, D.C. (1973) ‘Olmec Altars and Myths’. Archaeology. 26 (3). 94-100

Grove, D.C. (2000) ‘Faces of the Earth at Chalcatzingo, Mexico’, in J. Clark and M. Pye (eds.) Olmec Art and Archaeology. Studies in the History of Art. 58. New Haven: Yale University Press. 276-295

Joralemon, P. (1976) ‘The Olmec Dragon: A Study in Pre-Columbian Iconography’, in H.B. Nicholson (ed.) Origins of Religious Art and Iconography in Preclassic Mesoamerica. UCLA Latin American Studies Series. 31. Los Angeles: UCLA Latin American Center / Ethnic Arts Council of Los Angeles. 27-71

Navarrete, C. (1974) ‘Olmec Rock Carvings at Pijijiapan, Chiapas, Mexico and Other Olmec Pieces from Chiapas and Guatemala’. Papers of the New World Archaeological Foundation. 35. Provo: Brigham Young University, New World Archaeological Foundation

Niederberger Betton, C. (1996) ‘Olmec Horizon Guerrero’, in E.P. Benson and B. de la Fuente (eds.) Olmec Art of Ancient Mexico. 95-103. Washington D.C.: National Gallery of Art / Harry N. Abrams, Inc.

Reilly, F.K., III, and Garber, J.F. (2003) ‘The Symbolic Representation of Warfare in Formative Period Mesoamerica’ in M.K. Brown and T.W. Stanton (eds.) Ancient Mesoamerican Warfare. 127-148. New York: Altamira Press

Stirling, M.W. (1943) ‘Stone Monuments of Southern Mexico’. Bureau of American Ethnology, Bulletin. 138. Washington D.C.: Smithsonian Institution

Stone, A. (1995) Images from the Underworld: Naj Tunich and the Tradition of Maya Cave Painting. Austin: University of Texas Press

Villela, S. (1989) ‘Nuevo Testimonio Rupestre Olmeca en el Oriente de Guerrero’. Arqueología. 2. 37-48


Источник – http://www.theposthole.org/read/article/185

Автор – Арно Ф. Ламбер, Факультет социально науки, Колледж сообщества Онондага, 4585 West Seneca Turnpike, Syracuse, NY 13215

Обозрение, описанное в этой статье было составлено во время визитов пещеры Хуштлауака в январе и марте 2010 года.



[1] Ещё одним примером хорошо известного элемента в искусстве ольмекского стиля является Стела 2 из Ла-Венты (Drucker 1952, 174, Figure 49), Резной орнамент B на Камне 2 из Пихихьяпана (Navarrete 1974, 6-7, Figures 4-5) и Рисунки 1 и 2 из Кауацицики (Villela 1989, 42, Figure 2).

[2] Изображение человека сидящего или выбирающегося из ниши интерпретируется как символический выход из подземного мира (см. Grove 1973; Stone 1995).