Двойной «эмблемный иероглиф» в иероглифических текстах майя

Сафронов Александр Владимирович
:::
Статьи и материалы
:::
майя

Оригинал статьи опубликован в: Сафронов А. В. Двойной эмблемный иероглиф в иероглифических текстах майя // Древний Восток и античный мир: Сборник научных трудов кафедры истории древнего мира исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. -Т. 7. - Москва, 2005. - С. 174-189.

Изучение «эмблемного иероглифа» является основой исследований исторической географии и политической организации древних майя в классический период.

«Эмблемный иероглиф» является непременной частью официальной титулатуры царя и состоит из титула ajaw — «царь» или k’uhul ’ajaw — «божественный царь», а также названия царства. Это название происходит от имени города, который является или являлся первоначально политическим центром царства.[i] Нередко столица переносилась (а иногда и не один раз) на новое место, но название царства сохранялось.

В настоящее время определено более 50 «эмблемных иероглифов», часто встречающихся в иероглифических текстах, которые принадлежали крупнейшим государствам майя. Помимо этого, известно несколько десятков «эмблемных иероглифов», встречающихся в письменных источниках от одного до нескольких раз. Таким образом, общее количество политий майя на протяжении классического периода могло составлять более сотни.

В многочисленных иероглифических текстах встречается особый титул — так называемый двойной «эмблемный иероглиф». Наличие двойного «эмблемного иероглифа» в иероглифических текстах было отмечено еще в 1958 г. Г. Берлином. Помимо выделенных им «эмблемных иероглифов» для городищ Тикаль, Наранхо, Паленке, Пьедрас-Неграс, Сейбаль, Киригуа и Копан, он указал, что в Йашчилане используется два равноценных «эмблемных иероглифа».[ii] Дальнейшие исследования выявили двойной «эмблемный иероглиф» в надписях Бонампака, Пьедрас-Неграс, Помоны, Эль-Перу, Тонины, Паленке, Канкуэна и ряда других городищ. Однако специального исследования по данной проблеме до сих пор не проводилось. Точка зрения современной историографии сводится к положению, что это выражение некой особой формы политического союза между двумя царствами, встречающейся довольно редко.[iii] Тем не менее, углубленный анализ вопроса покалывает, что двойной «эмблемный иероглиф» — весьма важное явление в контексте политической истории майя классического периода.

В данной работе мы рассмотрим наиболее известные примеры двойных «эмблемных иероглифов», преимущественно из Западного региона. За рамками исследования останутся другие регионы Южных низменностей (долина Мотагуа, бассейн р. Пасьон), а также Паленке, где цари в текстах в разное время именуются владыками Токтана, Маталя и Бакаля.

Наиболее известный пример двойного «эмблемного иероглифа», как уже отмечалось, относится к Йашчилану. Основным «эмблемным иероглифом» Йашчилана является титул K’UH PA’CHAN ’AJAW, k’uhul Pa’chan ’ajaw — «божественный царь Пачана»[iv] (рис. 1a). Он появляется в письменных источниках со 2-й половины IV в. Название царства, несомненно, восходит к топониму Tahn На’ pa’chan («Средь воды расколотое небо»)[v] — древнего названия его столицы городища Йашчилан.

Второй эмблемный иероглиф появляется в титулатуре царей Йашчилана в начале VII в. Первым его использовал Йашун-Балам III (628 – 669). Это было отмечено немецкой исследовательницей У. Шюрен, которая провела комплексный анализ встречаемости «эмблемных иероглифов» Йашчилана. Она, в частности, указала на то, что все известные монументы, на которых упоминается Йашун-Балам III, были сделаны позже при его сыне Ицамнах-Баламе III (681 – 742) или внуке Йашун-Баламе IV (752 – 768).[vi] В этом Шюрен видит определенную пропагандистскую политику и считает, что второй «эмблемный иероглиф» приобретает важное значение для Йашчилана только со времени правления Ицамнах-Балама III.[vii] Данное предположение весьма спорно, поскольку не совсем понятен смысл подобной пропаганды. Кроме того, содержание текста на ступени IV иероглифической лестницы III Йашчилана указывает на то, что Йашун-Балам III действительно носил второй титул (см. далее). Представляется наиболее вероятным, что второй «эмблемный иероглиф» цари Пачана приобрели посредством династического брака. Согласно предположению Шюрен, жена Йашун-Балама III Иш-Пакаль происходила из того же царства, которому принадлежал второй «эмблемный иероглиф».[viii] Однако эта точка зрения ошибочна, поскольку графически запись основного знака «эмблемного иероглифа» в титулатуре Иш-Пакаль существенно отличается от основного знака второго «эмблемного иероглифа» Йашчилана и имеет чтение PET-niPeten. Т. е. Иш-Пакаль происходила из неизвестного царства Петен (не путать с современным Петеном).

Чтение основного знака второго «эмблемного иероглифа» Йашчилана (рис. 16) долго оставалось спорным вопросом, наиболее распространенным вариантом было РЕТ. Однако недавно А. И. Давлетшин предложил новое чтение КАН — «земля», «селение».[ix] Оно было основано на палеографическом анализе знака, показавшем, что, в отличие от логограммы РЕТ, центральный элемент этого знака имеет штриховку (т. е. в рукописном варианте представлял собой залитую краской точку). В нескольких случаях записи второго «эмблемного иероглифа» основной знак имеет фонетическое подтверждение — hi на конце (YAX[x]: St. 7; Lnt. 33, 53). Еще в 1993 г. С. Мартин отметил на примере записи на притолоке 2 из Храма IV Тикаля, что в глаголе «взошла звезда над землей»[xi] вместо привычного знака КАВ — «земля» использован другой знак, чтение которого он определил как КАН — «селение», «место».[xii] Форма знака, зафиксированного в Тикале, совпадает с одним из вариантов второго «эмблемного иероглифа» Йашчилана, записанного на панели 1 из Лаштунича (конец VIII в.). К аналогичному выводу пришел и швейцарский исследователь К. Прагер, основываясь на найденном им примере записи u-ka-KAH-hi-ya, где КАН также использовано вместо знака КАВ. Таким образом, пачанские цари с начала VII в. носят второй титул k’uhul Kaah ’ajaw — «божественный царь Каха».

Рис. 1. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Йашчилана: "божественный царь Пачана" (а) и "божественный царь Каха" (б)

Рис. 1. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Йашчилана: "божественный царь Пачана" (а) и "божественный царь Каха" (б)

Важным источником по проблеме второго «эмблемного иероглифа» является надпись на ступени IV иероглифической лестницы III из Йашчилана, датируемая 723 г. В заключительном фрагменте текста говорится:

(В7) ’АL-уа Т’АВ-[уа] ’u-k’а-li ’u-CHAN К’АN-SUTS’ уа-хu-ni (С1) sa-ja-la (С2) yi-ta-hi (СЗ) LАНСНА’-ра-tа (С4) ’а-ТАN-па СН’ЕN-na КАН-ni-bi

’Alay t’abaay ’u-k'aal 'u-chan K’an-Suts' Yaxun sajal y-itahi lahcha’ pata(n) ’ah tan-ch’ee’n Kaahnib.

Здесь говорится, завершилось его помещение хозяина К’ан-Суца, Йашуна сахаля, спутника двенадцати [мер] подати, человека из земли Кахниб.

Т. е. в начале VIII в. в составе царства Пачан и Ках существовала область с центром в месте Кахниб, управлявшаяся сахалем. Кахниб (Kaahnib) — топоним со специфическим суффиксом nib.[xiii] По-видимому, это бывшая столица Каха, утерявшая свой политический статус и превратившаяся в центр области. Аналогичная ситуация произошла с Шукальнахом.[xiv] На основании этого можно сделать вывод, что до VII в. Ках являлся независимой политией, а в 1-й половине VII в. был объединен с Пачаном. Отметим, что Йашун-Балам III, также упомянутый в тексте, назван только царем Каха, таким образом, сахаль Кахниба стремился подчеркнуть свою причастность к царскому дому ПачанаКаха.

Проблема локализации Каха остается нерешенной. Н. Грюбе предположил, что территория Пачана занимала левобережье Усумасинты в районе Йашчилана, а Каха, соответственно, правобережье. Это верно лишь отчасти. Действительно, Пачан контролировал всю территорию левобережья, включая городище Дос-Каобас[xv], вплоть до горной гряды Сьерра-Кохолита, которая являлась границей между Пачаном и Шукальнахом.[xvi] Однако довольно сомнительно, что Усумасинта служила границей между двумя политиями. Скорее наоборот, она была стержнем, вокруг которого формировалось царство Пачан. Область Верхней Усумасинты в целом отличается пересеченным рельефом. Например, мексиканский археолог М. Алифат отметил, что на отрезке реки между Йашчиланом и Пьедрас-Неграс рельеф берегов таков, что там есть лишь несколько удобных мест для высадки и стоянки судов. В этих местах были основаны городища Эль-Чикосапоте, Эль-Чиле, Эль-Кайо и Анайте I. Также речное течение здесь местами достаточно бурное из-за многочисленных порогов.[xvii] При таком ландшафте пойменное земледелие в области Верхней Усумасинты явно не получило развития (культивация маиса основывается на дождевых осадках) и не могло быть решающим фактором в формировании политий вдоль течения реки. Но эта самая крупная водная артерия области майя, связывавшая Центральные низменности с западом вплоть до побережья Мексиканского залива, представляла собой важнейший транспортный путь. Следует отметить, что все основные царства долины Усумасинты занимали территорию вдоль ее течения (ЛакамтунПачанЙокибПакбуль). В состав Пачана входило несколько городищ, расположенных на правобережье, в частности Ла-Пасадита[xviii] и Эль-Кинель, в конце VII-VIII вв. являвшиеся центрами областей.[xix] Также нам известно о войнах между Пачаном и Йокибом уже в V-VI вв.[xx], а наиболее удобный сухопутный путь из Пьедрас-Неграс в Йашчилан пролегал по правому берегу.[xxi] На основании приведенных фактов мы можем заключить, что Пачан уже на раннем этапе своего существования занимал значительную по ширине полосу северного берега Усумасинты.

Маловероятно, что Ках располагался к югу Пачана, поскольку многочисленные надписи из Йашчилана и Бонампака в VI-VIII вв., повествующие о военно-политических контактах Пачана и Шукальнаха, никоим образом его не упоминают. В то же время анализ сведений о походах царей Пачана показывает, что вплоть до начала VII в. они были направлены прежде всего на юг (Шукальнах, Лакамтун) и на запад (Ак’е, Йокиб), изменения происходят в середине VII в. В 646/647 г. Йашун-Балам III одерживает победу над Хишвицем, в 681 г. Ицамнах-Балам III захватил Ах-Ника из Намана.[xxii] Затем в 732 г. вновь происходит военный конфликт с Хишвицем, но в середине VIII в. Йашун-Балам IV установил с этим царством дружественные отношения, в частности он был женат на царевне из Хишвица.[xxiii] Таким образом, начало экспансии на север по времени совпадает с присоединением Каха. Следует предположить, что Ках разделял территорию Пачана и политий в бассейне реки Сан-Педро-Мартир, и именно его присоединение стало причиной конфликтов на севере. Северная граница собственно Пачана в таком случае должна быть ограничена грядой Сьерра-Лакандон — естественной преградой между долинами Усумасинты и Сан-Педро-Мартир, и именно в этом районе должна была начинаться территория царства Ках. В частности, к северо-востоку от Йашчилана в предгорьях Сьерры-Лакандон находится болотистая низина, а далее на восток долина озера Мендоса. Однако окончательный ответ на данный вопрос может дать лишь детальное археологическое исследование региона.

Двойной «эмблемный иероглиф» фигурирует и в надписях из Бонампака. Подробно исследование данной проблемы было изложено в совместной статье Д. Д. Беляева и А. В. Сафронова по истории царств в области Лакандонской сельвы.[xxiv] Исследование показало, что в середине VIII в. в титулатуре царей Бонампака появился двойной титул: k’uhul Xukalnaah ’ajaw — «божественный царь Шукальнаха» (рис. 2а) и k’uhul Ak'e ajaw — «божественный царь Ак’е» (рис. 26). Столицей царства Шукальнах до VII в. являлось городище Лаканха — место Шукальнах, которое и дало название царству. В начале VII в. столица была перенесена в место Укуль — городище Бонампак, а Лаканха становится центром сахальства. Царство Шукальнах занимало территорию долины в верхнем течении реки Лаканха. В его состав помимо Лаканхи и Бонампака входили городища Нуэво-Халиско, Охос-де-Агуа, Канакаш, Дорантес и др., северо-восточная граница с Пачаном проходила по гряде Сьерра-Кохолита, на юго-западе царство, вероятно, было ограничено грядой Сьерра-Сан-Фелипе

Рис. 2. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Бонампака: "божественный царь Шукальнаха" (а) и "божественный царь Ак’е" (б).

Рис. 2. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Бонампака: "божественный царь Шукальнаха" (а) и "божественный царь Ак’е" (б)

Царство Ак’е, которое ранее отождествлялось с Бонампаком, по всей вероятности, занимало территорию в северо-западной части долины Лаканхи, близ озера Суспиро. Крупное городище План-де-Айютла могло являться столицей или одним из политических центров Ак’е. Известно, что в состав Ак’е входило, по крайней мере, восемь областей, т. е. территория царства была довольно обширной.

Основанием для появления двойного «эмблемного иероглифа» стал династический брак между царем Шукальнаха Йахав-Чан-Муваном I и Иш-К’ан-Ток, царевной из Ак’е, в начале VII в. Однако реальное объединение произошло только в конце VIII в. при царе Йахав-Чан-Муване II, который добился этого, разгромив царство Сакц’и — основного политического соперника Шукальнаха.

В VIII в. двойной «эмблемный иероглиф», включающий титул «царь Ак’е», носили цари Сакц’и[xxv] (рис. 3). Первое упоминание о Сакц’и относится к 564 г., затем с 1-й половины VII в. Сакц’и включается в борьбу в Верхней и Средней Усумасинте. В 641 г. К’аб-Чанте (II) одержал победу над вассалами Йокибского царства — Никте-Мо из Пе’туна и Эк-Мо из Ак’е. После победы К’аб-Чанте призвал к себе владетелей семи областей Ак’е, которые признали его власть.[xxvi] Возможно, К’аб-Чанте (II) стал первым правителем Сакц’и, который включил в свою титулатуру «эмблемный иероглиф» «царь Ак’е».

В ретроспективной надписи на Каракасской панели говорится, что в 706 г. царь Сакц’и К’аб-Чанте (III) был «божественным царем Ак’е».[xxvii] Но, согласно тексту на Сент-Луисской колонне, в это же время в Ак’е правит «Эцнаб»-Чой (702 – ок. 716 г.), вассал К’инич-Бакналь-Чака из Попо’. К 717 г. К’аб-Чанте (III) захватил Ак’е, которое удерживал как минимум до 726 г., и подчинил Шукальнах.[xxviii] Он возвел на шукальнахский престол своего ставленника К’инич-Чак-Чиха. В 726 г. на монументе, воздвигнутом сахалем К’инич-Чак-Чиха, К’аб-Чанте (III) назван «царь Сакц’и, божественный царь Ак’е».[xxix]

Последнее упоминание двойного «эмблемного иероглифа» «царь Ак’е и Сакц’и» относится к 755-756 гг. и, судя по всему, присутствует в титулатуре царя Сакц’и Ах-Сак-Маша. К сожалению, заключительная часть текста Каракасской панели, где записаны имя царя и его титулатура, сильно повреждена, поэтому об именном иероглифе мы можем судить по общему контуру блока. Ах-Сак-Маш известен по надписи на притолоке 1 из Эль-Кайо, согласно которой в 763 и 772 гг. по его повелению утверждались сахали Йашниля (арх. городище Эль-Кайо) — области в составе Йокиба.[xxx] Вполне допустимо, что он воцарился до 755 г. Кроме того, существует малоизвестный монумент из частной коллекции — так называемая «Мюнхенская панель»,[xxxi] посвященная царю Сакц’и и его сахалю. В титулатуре царя также присутствует двойной «эмблемный иероглиф», но само имя царя в тексте отсутствует, указано лишь, что он «на втором двадцатилетии жизни». Точно датировать монумент не представляется возможным, поскольку записи дат практически полностью сбиты. Учитывая упоминание сахаля, можно заключить, что монумент был создан не ранее 2-й половины VII в., но, более вероятно, относится к VIII в.

Таким образом, появление двойного «эмблемного иероглифа» в титулатуре царей Сакц’и стало возможным после побед над Ак’е в 640-е гг. К середине VIII в. власть Сакц’и ослабла, что привело к переходу титула «царь Ак’е» к правителю Шукальнаха. Кроме стратегического фактора (доступ к Усумасинте), принятие титула «царь Ак’е» было и вопросом политического престижа. «Эмблемный иероглиф» «царь Сакц’и» никогда не сопровождался титулом k’uhul («божественный»), а «эмблемный иероглиф» «царь Ак’е», напротив, почти всегда включал титул «божественный». Поэтому подчинение Ак’е и использование титула «божественный» должно было усилить политический вес владык Сакц’и.

Рис. 3. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Сакц’и: "царь Сакц’и" (а) и "божественный царь Ак’е" (б)

Рис. 3. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Сакц’и: "царь Сакц’и" (а) и "божественный царь Ак’е" (б)

Специфический пример двойного «эмблемного иероглифа» содержится в надписях из региона Пьедрас-Неграс. Первое упоминания о политии с центром в археологическом городище Пьедрас-Неграс, расположенном в среднем течении Усумасинты, относится к середине V в. Около 460 г. пачанский царь пленил человека по имени Ицам-К’ан-Ак (I), который носил титул Yokib ajaw  («царь Йокиба») (рис. 4а).[xxxii] «Эмблемный иероглиф» Йокиб постоянно использовался в титулатуре царей этой политии вплоть до начала IX в. Д. Стюарт предположил, что Йокиб — архаический топоним, имеющий мифологическую привязку, а названием города было ...-tuun («Paw-Stone»; рис. 4г).[xxxiii] Это название олицетворяет алтарь 4, выполненный в форме ягуарьей лапы.[xxxiv] Данная интерпретация представляется маловероятной. Это поздний топоним, первое упоминание ...туна датируется 763.г. (CAY, Lnt. 1). Скорее всего, он обозначает одну из частей города, может быть архитектурный комплекс O-13.

В начале VI в. в титулатуре царей Йокиба появляется второй «эмблемный иероглиф» K’IN ’AJAW, K’ihn[a]’ajaw — «царь К’ина» (рис. 46). Первое его датированное упоминание зафиксировано в ретроспективной надписи на притолоке 2 из Пьедрас-Неграс, где сказано, что в 510 г. царь К’ина Йа-...-Ак («Turtle Tooth») получил ко’хав (мозаичный шлем).[xxxv] С этого времени титул «царь К’ина» используется как второй «эмблемный иероглиф» наряду с титулом «царь Йокиба». Однако эти титулы практически никогда не употребляются вместе, а взаимозаменяемы. Единственный пример записи полноценного двойного «эмблемного иероглифа» содержится в титулатуре Йональ-Ака III (758-767) в тексте на притолоке 1 из Эль-Кайо.

Второй «эмблемный иероглиф», несомненно, происходит от топонима K’IN-а, К’ихна — «Горячая вода» (рис. 4в). Канадский эпиграфист Марк Зендер предположил, что К’ина — это название самого Пьедрас-Неграс.[xxxvi] Правда, он совершенно игнорирует существование основного «эмблемного иероглифа» — Йокиб, который используется в надписях Пьедрас-Неграс в два раза чаще, а также то, что в самом Пьедрас-Неграс топоним К’ина нигде не встречается. Трижды он появляется в Паленке, один раз в Чанкале и дважды в Лаштуниче (комплекс Ла-Пасадиты). В Паленке упомянуты два пленника из К’ина: на панели здания С из Дворца изображен пленник, захваченный приблизительно в 660-е гг.; восточная панель из храма XXI сообщает об еще одном пленнике, захваченном в 720-е гг. На так называемой «Панели рабов» сказано, что в 725 г. Чак-Суц, военачальник царя Бакаля, К’инич-Акуль-Мо-Наба, опустошил К’ина[xxxvii]. Изолированное упоминание «царя К’ина» встречается в надписи на малоизвестном монументе из Чанкалы (городище между Паленке и Пьедрас-Неграс).

Рис. 4. Топонимы, связанные с Пьедрас-Неграс: двойной "эмблемный иероглиф": "божественный царь Йокиба" (а) и "царь К’ина" (б), запись "человек из К’ина" (в) и топоним ...туун ("Paw-Stone") (г)

Рис. 4. Топонимы, связанные с Пьедрас-Неграс: двойной "эмблемный иероглиф": "божественный царь Йокиба" (а) и "царь К’ина" (б), запись "человек из К’ина" (в) и топоним ...туун ("Paw-Stone") (г)

Из К’ина также происходит скульптор Майуй-Ти, сделавший несколько настенных панелей, найденных в Лаштуниче (один из комплексов Ла-Пасадиты). Монументы датируются 780-ми гг. и посвящены Ах-Чак-Машу, сахалю пачанского царя Ицамнах-Балама IV.[xxxviii]

Еще одним важным доказательством того, что именно Йокиб было древним названием Пьедрас-Неграс, являются ранние упоминания его царей в Йашчилане, расположенном вверх по Усумасинте. Помимо плененного около 460 г. Ицам-К’ан-Ака I (YАХ, Lnt. 49), приблизительно в 478 г. был захвачен йахавте (родич) Ицам-К’ан-Ака II[xxxix] (YАХ, Lnt. 37). Оба царя носили титул «царь Йокиба», никаких упоминаний о К’ина нет. В Йашчилане есть только одно, очень позднее (759 г.), упоминание «царя К’ина».

Очевидно, что топоним К’ина имеет большую привязку к левому берегу Усумасинты, а Йокиб— к правому. По всей видимости, область К’ина находилась где-то вблизи от границ Бакаля. Наиболее удобным местом для нее представляется долина реки Чанкала. В этом случае, возможно, что сфера влияния ЙокибаК'ина доходила на западе до городища Чанкала.

Мы не можем уверенно говорить о том, вошла ли К’ина в состав Йокиба мирным или военным путем. Однако некоторые факты косвенно указывают на то, что объединение было мирным (возможно, путем династического брака). Дочь К’инич-Йональ-Ака II (687—729) и наманской царевны Иш-Винакхаб-Ахав по имени Иш-Хунтан-Ак, родившаяся в 708 г., получила титул «царевна К’ина». Если предположить, что в свое время царство К’ина перешло к Йокибу по женской линии, то вполне объяснимо, что в позднее время дочь царя носила подобный титул.

Схожий с парой ЙокибК’ина пример двойного «эмблемного иероглифа» зафиксирован в текстах из Помоны, к северо-западу от Пьедрас-Неграс. В отличие от других крупных центров эпиграфический материал здесь не так богат, к тому же до сих пор не опубликовано ни одного специального исследования по нему.

«Эмблемный иероглиф», наиболее часто встречающийся в надписях Помоны, был впервые определен П. Мэтьюзом. Впоследствии он был прочитан как K’UH pa-ka-bu-la ’AJAW, k’uhul Pakbu’l ’ajaw — «божественный царь Пакбуля»[xl] (рис. 5a). Самое раннее упоминание топонима Pakbu’l датируется серединой VI в. (ок. 559/560 г.), но является ретроспективным: в надписи на стеле 12 из Пьедрас-Неграс сказано, что царь Йокиба «взошел в Пакбуль» (tab’aay Pakbu’l) пред лик Тич-К’ин-Балама (I).[xli] Далее вплоть до конца VIII в. известно еще тринадцать примеров данного эмблемного иероглифа, из них семь встречаются в надписях из самой Помоны.

Д. Стюарт и С. Хаустон отметили еще один «эмблемный иероглиф» — K’UH 2pi-’a-’AJAW, k’uhul Pihpa’ ’ajaw — «божественный царь Пипа»[xlii] (рис. 56). Топоним Pihpa’ означает «Ястребиная вода»[xliii], который также ассоциируется с Помоной.[xliv] Первое упоминание Пипа датируется серединой VII в. и зафиксировано в надписи на одной из панелей Здания С в Паленке, где сказано о пленении Айин-Чан-Ака, Pihpa’ ’ajaw. Этот титул встречается еще в пяти случаях, преимущественно в надписях из Помоны. Как и в случае с Пьедрас-Неграс, нет ни одного примера употребления двух «эмблемных иероглифов» вместе, однако из царей конца VII в. Тич-К’ин-Балам (II) в одном случае назван царем Пакбуля, а в другом — царем Пипа. Таким образом, ситуация со значением и использованием обоих «эмблемных иероглифов» не совсем ясна, поэтому попытаемся проанализировать известные нам примеры.

Рис. 5. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Помоны: "божественный царь Пакбуля" (а) и "божественный царь Пипа" (б)

Рис. 5. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Помоны: "божественный царь Пакбуля" (а) и "божественный царь Пипа" (б)

Первые ретроспективные упоминания царей Помоны относятся к концу VI — началу VII в. Нам известно о царях с именами Токаль-Хиш-Чак (I) и К’инич-Хо-Балам (I), которые отпраздновали окончание 8-го и 9-го 20-летий. Запись «эмблемных иероглифов» в титулатурах царей не сохранилась.

Помимо Айин-Чан-Ака, в Паленке упоминается еще один знатный человек из Пипа. В другом фрагменте текста на Здании С сказано, что в 663 г. умер некий Ах-Хо-Йалат, также носивший титул Pihpa’ ’ajaw.[xlv] Здесь речь, видимо, идет не о пленнике, а об одном из царевичей Пипа-Пакбуля, который бежал в Бакаль после поражения в войне с канульским царем Йукном-Ч’еном II.[xlvi]

Первое упоминание Пипа как топонима в Помоне датируется 672 г. (РМТ, Mon. 6). Далее в 692 г. Тич-К’ин-Балам (II) называет себя царем Пипа (РМТ, Mon. 4). В надписи на монументе 14 Тич-К’ин-Балам именуется царем Пакбуля, там же упоминается топоним Chaak ’Ich’aak Tuun ’Ek’ Pakbu’l — место погребения Тич-К’ин-Балама (вероятно, часть Помоны). 697 г. датируется жадовая подвеска, найденная в Паленке. Она была изготовлена в честь окончания 5-летия и была даром Тич-К’ин-Балама (II) бакальскому царю К’инич-Кан-Баламу II (684-702).[xlvii] В этом тексте Тич-К’ин-Балам также носит титул «царь Пакбуля».

Титулом Pakbu’l 'ajaw «царь Пакбуля» названы К’инич-Хо-Балам (II) (749 — ок. 770)[xlviii] и его вероятный преемник Токаль-Хиш-Чак (II), отпраздновавший окончание 20-летия в 771 г. (РМТ, Pan. I).[xlix] Следующий ритуал в 790 г., скорее всего, был проведен тем же Токаль-Хиш-Чаком, но уже как «царем Пипа» (РМТ, Mon. 9).

Затем в 790-е гг. начинается война между Помоной и Пьедрас-Неграс. В 792 и 794 гг. йокибский царь одержал две крупные победы над войсками царя Тич-К’ин-Балама (III), при этом согласно записи на стеле 12 из Пьедрас-Неграс[l] оба раза «взошла звезда над Пакбулем». В триумфальной надписи йокибского вассала Mo-Чака из Петуна (791 г.) Тич-К’ин-Балам (III) назван царем Пакбуля (MAR, St. 3).

Кроме рассмотренных примеров существует еще несколько случаев использования «эмблемных иероглифов» Помоны, которые, к сожалению, не могут быть точно датированы. На монументе 7 из Помоны упомянут безымянный «божественный царь Пакбуля». Фрагментарно сохранившийся текст на монументе 8 говорит о завершении какого-то календарного периода, которое «случилось в Пипа». На фрагменте монумента 10 записано имя царя ...-Балам, с титулом «божественный царь Пакбуля».

Лицевая сторона стелы 4 из Пьедрас-Неграс изображает царя К’инич-Йональ-Ака II с двумя пленниками, под одним них сохранилась подпись: ch’ok Yo.. .n? Pakbu’l ’ajaw.[li] К сожалению, дата пленения не сохранилась, но сам монумент был воздвигнут в 702 г. (9.13.10.0.0) в честь окончания 10-летия.

Рассмотренные примеры «эмблемных иероглифов» Помоны дают основание заключить, что титул Pakbu’l ‘ajaw, появившийся не позднее середины VI в., использовался в самой Помоне в два раза чаще, чем титул Pihpa’ ’ajaw, основное время применения которого приходится на 2-ю половину VII в. С точки зрения политических связей Пипа ассоциируется с западным направлением (Паленке), в то время как Пакбуль фигурирует на юго-восточном направлении (Пьедрас-Неграс, Ла-Мар). Топоним Пакбуль, без сомнения, являлся древним названием Помоны, более того, в надписях сохранились и другие топонимы — названия отдельных частей городища Помона. С локализацией Пипа дело обстоит несколько сложнее, вряд ли это была одна из частей Помоны, поскольку в таком случае не появилось бы соответствующего «эмблемного иероглифа». Основной период использования титула «царь Пипа» приходится на 2-ю половину VII в., и он тесно связан с отношениями с Бакалем. Наиболее вероятным местом расположения Пипа представляется район к западу от Помоны (возможно, долина реки Чакамаш). При таком расположении Пипа, подчиненная Пакбулем в начале VII в., вполне могла стать причиной конфликта с Бакалем.

Единственный пример записи двойного «эмблемного иероглифа» обнаружен в Тонине. На монументе 172[lii] титулатура царя К’инич-Ич’ак-Чапата (723—739), помимо традиционного для этого городища «эмблемного иероглифа» Popo’ ’ajaw[liii] (рис. 6а), включает в себя второй титул Sibikte’ ’ajaw (рис. 6б). Царство Сибикте известно нам по двум надписям: из пещеры Йалальцимен (к северо-западу от Тонины), датируемой VIII в., и пещеры Холониель (к юго-западу от Паленке), датируемой 435 г. Однако его точное расположение пока не определено. Вероятно, это была небольшая полития, располагавшаяся между территориями Попо и Бакаля.

Рис. 6. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Тонины: "божественный царь Попо" (а) и "божественный царь Сибикте" (б)

Рис. 6. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Тонины: "божественный царь Попо" (а) и "божественный царь Сибикте" (б)

Один из важнейших для реконструкции политической истории древних майя примеров двойного «эмблемного иероглифа» — это царство Вака (городище Эль-Перу). Судя по количеству стел (около 40), это было важное и крупное государство, располагавшееся в верхнем течении реки Сан-Педро-Мартир и игравшее важную роль в политической борьбе в Южных низменностях. В VII в. оно было важным вассалом «царя царей» Йукном-Ч’ее’на II, выдавшего свою дочь замуж за царя Вака К’инич-Балама (II).

В раннеклассических надписях (например, надпись на зеркале V в.) правители Эль-Перу носят только титул wa-ka ’AJAW, Waka’ ’ajaw — «царь Вака»[liv] (рис. 7a). С конца VII в. в надписях Эль-Перу повсеместно фигурирует двойной «эмблемный иероглиф» k’uhul...? ’ajaw Waka’ ’ajaw. Чтение второго «эмблемного иероглифа» (рис. 76) до конца не определено. Его основной знак записывается неизвестной логограммой в виде головы с вписанным знаком K’IN (возможно, у нее есть фонетическая запись ?-sa). В некоторых случаях во втором «эмблемном иероглифе» вместо ’AJAW используется логограмма NAL, передающая, видимо, формант — nal («владелец» либо «уроженец»).

Рис. 7. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Эль-Перу: "божественный царь Вака" (а) и "божественный царь...?" (б)

Рис. 7. Двойной "эмблемный иероглиф" правителей Эль-Перу: "божественный царь Вака" (а) и "божественный царь...?" (б)

Первое датированное упоминание двойного «эмблемного иероглифа» зафиксировано на стеле 30 из Эль-Перу (692 г.). В тексте уточняется, что К’инич-Балам (III), носящий двойной «эмблемный иероглиф» k’uhul ?-nal ’ajaw Waka’ ’ajaw, установил стелу в честь окончания 13-го 20-летия в «стране Вака». На алтаре 1 (697 г.) титулатура К’инич-Балама выглядит как K’UH-?-’AJAW wa-ka-’AJAW. Двойной «эмблемный иероглиф» сохранили и преемники К’инич-Балама. Балам-Хун, разгромленный Йик’ин-Чан-К’авилем мутульским в 743 г., назван k’uhul ?-nal ’ajaw Waka’ ’ajaw.[lv]

Примечателен текст на стеле 27 из Эль-Перу. Монумент был поставлен в 741 г. в честь празднования окончания 10-летия (9.15.10.0.0). После основной даты в тексте фигурирует другая — 3 Kawak 12 Yax-Sihom, случившаяся ранее первой более чем на 62 года. Представляется наиболее вероятным, что здесь записана дата рождения царя — 2 сентября 679 г. (9.12.7.4.19), который также носит двойной «эмблемный иероглиф». Хотя блок с именем царя поврежден, по времени монумент приходится на правление Балам-Хуна. Двойной «эмблемный иероглиф» встречается также на поврежденной стеле 18 из Эль-Перу, по стилю относящейся к VIII в.

Идентификация второго «эмблемного иероглифа» Эль-Перу стала возможной лишь недавно. В неопубликованной надписи на алтаре 1 из городища Лагуна-Пердида (к югу от Эль-Перу) упоминается некий царь по имени Ах-К’ан-Чоу-Пат, носящий титул, идентичный второму «эмблемному иероглифу» Эль-Перу. Ах-К’ан-Чоу-Пат родился в 702 г., в 722 г. взошел на трон, в 741 г. отпраздновал свое 40-летие и окончание середины 20-летия (9.15.10.0.0), а в 742 г. — 20-летие своего правления. Таким образом, царствование Ах-К’ан-Чоу-Пата в Лагуне-Пердиде совпадает с царствованием Балам-Хуна в Эль-Перу.

Вне всяких сомнений, второй «эмблемный иероглиф» Эль-Перу следует отождествлять с Лагуной-Пердидой, расположенной на озере в 30 км к югу от Эль-Перу. Вероятно, объединение произошло во 2-й половине VII в., при К’инич-Баламе (III). Ах-К’ан-Чоу-Пат был, видимо, членом царской династии, правившим второй столицей.

Рассмотренные примеры двойных «эмблемных иероглифов» показывают, что они встречаются в иероглифических текстах классического периода достаточно часто. Появление и использование в титулатурах царей второго «эмблемного иероглифа», как правило, было следствием объединения двух государств под властью одной династии. С формальной точки зрения двойной титул указывал на то, что власть царя распространяется на две политии одновременно, а фактически означал присоединение небольшого царства к более крупному. Во всех известных случаях объединялись две соседние политии. Объединения могли создаваться как путем династической унии, так и военным путем, причем объединения, достигнутые вторым способом, были весьма шаткими. Только в некоторых случаях, как, например, в Йашчилане или Пьедрас-Неграс, уния становилась прочной и долговременной.

Расширение территории государств майя не ограничивалось лишь одним покоренным и присоединенным царством, однако в титулатурах никогда не встречается более двух «эмблемных иероглифов». Этому факту трудно найти объяснение, поскольку такое накопление титулов кажется естественным механизмом создания крупных региональных государств, тенденция к появлению которых проявилась в VIII в.[lvi]

Здесь следует обратить внимание на гипотезу о сакральности границ царств майя, которую выдвинули исследователи Н. Грюбе и С. Мартин. Ее основная идея состоит в том, что любая полития майя, которая обладала своим «эмблемным иероглифом», была формально неприкосновенна в своих границах и должна была существовать «вечно».[lvii] Развивая эту идею, С. Мартин сделал предположение, что каждое царство имело своих богов-покровителей, что и являлось основой сакральности границ майяских царств.[lviii] Косвенно эту гипотезу подтверждает то, что система политической географии майя отличалась большой стабильностью. Большинство царств, образованных в раннеклассический период, существовали и в позднюю классику, несмотря на череду периодов возвышения и упадка. Государства майя различались своим положением в политической системе, цари, носившие титул k'uhul ’ajaw — «божественный царь», стояли выше, нежели просто ’ajaw. Подчинение мелких политий более крупным было вполне обычным явлением, но «сакральность границ» имела очень важное значение. Подчиненные царства не уничтожались, а широко использовались различные формы вассальной зависимости[lix], т. е. «эмблемный иероглиф» сохранялся de jure.

Таким образом, двойной «эмблемный иероглиф» был вполне логичной формой выражения присоединения одного царства к другому в рамках системы «сакральности границ». Но далеко не каждый случай политического сближения двух царств или завоевания давал основание для использования в титулатуре двойного «эмблемного иероглифа». Без сомнения, царства — носители второго «эмблемного иероглифа» представляли исключительную ценность для своих сюзеренов.

Рис. 8. Царства майя западных низменностей в позднеклассический период (сост. А. В. Сафронов)

Рис. 8. Царства майя западных низменностей в позднеклассический период (сост. А. В. Сафронов)

DOUBLE “EMBLEM GLYPH” IN THE MAYA HIEROGLYPHIC INSCRIPTIONS

    A. V. Safronov

Numerous Maya hieroglyphic inscriptions present a special royal title — Double “Emblem Glyph”, which is the combination of two equally “Emblem Glyphs”. The examples of the Double “Emblem Glyph” were found in different regions: Western Lowlands, Pasion Valley, Southern Belize and Motagua Valley. The first known using of the similar title took place in Piedras Negras and it dates by early 6th century. Double “Emblem Glyph” became more wide-spread royal title later in 7th-8th centuries. Most representative examples can be identifying with the sites: Yaxchilan, Bonampak, Piedras Negras, Pomona, El Peru and Tonina.

Generally Double “Emblem Glyph” was an expression of expansionistic policy of the Maya states. It marks two neighboring kingdoms under the rule of a single dynasty. The union could be created by dynastic marriage or by direct conquest. Maya kings never used more than two “Emblem Glyphs”. Every union consisted of dominate and subordinate polities. But not every case of the political rapprochement or invasion became to appearance of the Double “Emblem Glyph”. There no doubts that subordinate kingdom represent an exceptional value for its suzerain.



[i] Stuart D., Houston S. Classic Maya Place Names. Washington D. C., 1994. P. 3-7.

[ii] Berlin H. El glifo «Emblema» en las inscripciones Mayas // Journal de la Société des Américanistes. Paris, 1958. T. 47. P. 119.

[iii] Martin S., Grube N. Chronicle of the Maya Kings and Queens. London, 2000. P. 119.

[iv] Чтение основного знака — PA’CHAN было предложено С. Мартином (подробнее см.: Martin S. The Broken Sky: The Ancient Name of Yaxchilan as Pa’ Chan //The PARI Journal. 2004. N 5(1). P. 1-7).

[v] Происхождение данного топонима вполне объяснимо. Городище Йашчилан расположено на берегу реки Усумасинты. На противоположном берегу, в виду города, поднимаются два высоких холма, ложбина между которыми и создавала в представлении местных майя эффект «расколотого неба». См.: Martin S. Op. cit. P. 2.

[vi] Schüren U. The Yaxchilan Emblem Glyphs: Indicators of Political Change and Expansion of a Classic Maya Polity // Mexicon. 1992. N 2. P. 34.

[vii] Ibid.

[viii] Ibid. P. 36.

[ix] Давлетшин А. И. Правила написания знаков в иероглифической письменности майя // Древние цивилизации Старого и Нового Света: культурное своеобразие и диалог интерпретаций. М., 2003. С. 82.

[x] Здесь и далее сокращения названий археологических городищ: YAX — Йашчилан, CAY — Эль-Кайо, РМТ — Помона, MAR — JIa-Map, PRU — Эль-Перу.

[xi] В англоязычной историографии глагол получил обозначение «Star War Glyph», обозначает полную победу в войне.

[xii] Martin S. Tikal's «Star War» Against Naranjo // Eighth Palenque Round Table, 1993. San Fransisco, 1996. P. 226.

[xiii] Boot E. A Classic Maya — English, English — Classic Maya Vocabulary of Hieroglyphic Readings. P. 61. Словарь опубликован на сайте: www.mesoweb.com/resources/vocabulary/vocabulary.pdf.

[xiv] Подробнее см.: Беляев Д. Д., Сафронов А. В. Ак’е и Шукальнах: история и политическая география государств майя бассейна Верхней Усумасинты // ДВАМ. М., 2004. Вып. 6. С. 121-122.

[xv] Tovalin A., Mathews P., Anaya A., Velazques de Leon A. Estela 1 о de El Rey del sitio de Dos Caobas, Chiapas // Arqueologia. 1998. N 20. P. 93.

[xvi] Беляев Д. Д., Сафронов А. В. Ак’е и Шукальнах... С.133-134.

[xvii] Aliphat М. Classic Maya Landscape in the Upper Usumasinta Valley: dissertation. Calgary, 1994. P. 176—182.

[xviii] Golden C. The Politics of Warfare in the Usumasinta Basin: La Pasadita and Realm of Bird Jaguar // Ancient Mesoamerican Warfare. Walnut Creek, 2003. P. 46-47.

[xix] Morales P., Ramos C. Prospeccion arqueologica en El Kinel, La Libertad, Peten // XV Simposio de Investigaciones Arqueolögicas en Guatemala. Guatemala, 2001. P. 172-173.

[xx] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 118-121.

[xxi] Anaya A. Site Interaction and Political Geography in the Upper Usumasinta Region during the Late Classic: A GIS Approach. Oxford, 2001. P. 57-58.

[xxii] Ibid. P. 122-124.

[xxiii] Ibid. P. 124, 131.

[xxiv] Беляев Д. Д., Сафронов А. В. Ак’е и Шукальнах... С. 119-135.

[xxv] Sakts’i — буквально «Белая собака». Происхождение топонима не ясно.

[xxvi] Сафронов А. В. Царство Сакц'и: опыт реконструкции исторической географии древних майя по эпиграфическим памятникам // Эпиграфика и нумизматика. М., 2005. Вып. 17. С. 83—102.

[xxvii] Там же.

[xxviii] Подробнее см: Беляев Д. Д., Сафронов А. В. Ак’е и Шукальнах... С. 125-126.

[xxix] Сафронов А. В. Указ. соч. С. 89.

[xxx] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 151.

[xxxi] Mayer K. Maya Monuments: Sculptures of Unknown Provenance. Suppl. 4. Graz, 1995. Pit. 143.

[xxxii] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 140.

[xxxiii] Stuart D. The Paw Stone: The Place Name of Piedras Negras, Guatemala // The PARI Journal. 2004. N 4 (3). P. 5.

[xxxiv] Первый иероглифический знак топонима по форме напоминает лапу животного, возможно ягуара, поэтому в англоязычной историографии и получил обозначение Paw («лапа») Stone.

[xxxv] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 141. Ко'hawко’хав — шлем теотиуаканского типа, очевидно являвшийся символом верховной власти.

[xxxvi] Zender М. The Toponyms of El Cayo, Piedras Negras, and La Mar // Heart of Creation: The Mesoamerican World and the Legacy of Linda Scheie. Tuscaloosa, 2002. P. 170-176.

[xxxvii] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 173.

[xxxviii] Zender M. Op. cit. P. 172-184.

[xxxix] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 140-141.

[xl] Mathews P. Classic Maya Emblem Glyphs // Classic Maya Political History: Hieroglyphic and Archaeological Evidence. Cambridge, 1991. P. 21.

[xli] Grube N., Martin S., Zender M. Palenque And Its Neighbors // Notebook for the XXVI Maya Hieroglyphic Forum At Texas. Austin, 2002. P. II-12.

[xlii] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 165.

[xliii] Юк.: (ah) pip — «хищная птица» (Barrera Vasquez A. Diccionario Maya: Maya — Espanol, Espanol — Maya. 3. ed. Mexico, 1995. P. 656), piip — разновидность ястреба (Bricker V. Yucatec maya — English Dictionary: unpub. manuscr. P. 454).

[xliv] Stuart D., Houston S. Op. cit. P. 49.

[xlv] Grube N., Martin S., Zender M. Op. cit. P. II-27.

[xlvi] Беляев Д. Д., Сафронов А. В. Войны царств ... С. 159.

[xlvii] Grube N., Martin S., Zender M. Palenque And Its Neighbors... P. II-36.

[xlviii] Ibid. P. II-45.

[xlix] Ibid. P. II-49.

[l] Stuart D. Corpus of Maya Hieroglyphic Inscriptions. Cambridge (Mass.), 2004. Vol. 91. P. 62.

[li] Ibid. P. 23.

[lii] Miller М., Martin S. Courtly Art of the Ancient Maya. San Francisco, 2004. P. 67.

[liii] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 170.

[liv] Беляев Д. Д. Династическая история Вашактуна в раннеклассический период (по данным археологических и эпиграфических источников) // ДВАМ. М., 2002. Вып. 5. С. 198.

[lv] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 49.

[lvi] Беляев Д. Д. Древние майя (III—IX вв.) // Цивилизационные модели политогенеза. М., 2002. С. 151.

[lvii] Основные положения были представлены в докладе Н. Грюбе «The Maya rhetoric of war» на конференции «Roads of War and Pipes of Peace. Conflict and Cooperation in the Americas, Past and Present», Брюссель, 16-17 ноября 2002 г.

[lviii] Основные положения были представлены в докладе С. Мартина «Identity and Distinction in the Classic Maya Polity» на конференции «Maya Ethnicity — the Construction of Ethnic Identity from Preclassic to Modern Times», Бонн, 10-12 декабря 2004 г.

[lix] Martin S., Grube N. Op. cit. P. 19-20.