Начало песен

:::
Поэзия науа
:::
Фольклор

Спрашиваю сердце: посоветуй,
где найти цветов дивно душистых?
У кого спросить?
Блестку-изумрудинку-колибри, птичку-муху?
Или золотинку-бабочку? Кого?
Может, им известно,
где раскрылись венчики цветов дивнодушистых?

Кинусь в лес сине-зеленых елей
и цветов огнисто лепестковых.
Там под гнетом рос лучеобильных
венчики к самой земле пригнулись,
Радуя своими лепестками.

Может быть, угодно будет им
в том лесу глазам моим открыться?
Я б набрал их полную накидку,
одарил бы самых благородных,
самым знатным я принес бы радость.

Здесь они, цветы: не говор гор—
песню их священную я слышу
около реки зеленоструйной,
у ключа с лазурною водою.

Он ноет средь камешков, а вторят
птица-бубенец и пересмешник.
Звон гремушек разукрашен птичьим пересвистом,
воздает хвалу владыке мира песенным узором.

Говорю им: «О, простите, птицы!
Я мешаю петь вам, вопрошая».
Все умолкло, а потом я слышу
блестку-изумрудинку-колибри:
«Что, певец, ты ищешь?»
Отвечаю ей своим вопросом:
«Где найти цветов дивнодушистых?
Одарил бы я цветами теми вам подобных».
Много птиц ответить пожелало:
«О певец, тебе мы путь укажем,
только одари цветами теми
благороднейших и с нами схожих».

И они дорогу указали
в недра горные земли-опоры-нашей,
в цветоносные ее глубины.
Там под гнетом рос ярколучистых,
несравненные своим нарядом,
в радужном тумане лепестки
щедроароматные склонялись.

И я слышу:
«Рви их, о певец, сколько пожелаешь,
сколько надо для подарка благороднейшим и с нами схожим,
радующим взор владыки мира».

Я сбирал цветы в свою накидку,
щедроароматные, усладу сердца,
и, цветы срывая, говорил я:
«Я один проведал это место,
но своим друзьям его открою.
Я приду еще сюда с друзьями,
и цветов нарвем мы много-много.

Мы придем сюда в любое время
за красой их и благоуханьем.
Вместе с песнями
мы поднесем их самым знатным,
самым благородным из мужей земли орлов и ягуаров.

Этими прекрасными цветами
я украшу самых благородных,
всех наизнатнейших увенчаю,
а потом я их повеличаю песней,
и ее услышит тот-кто-с-нами».

А незнатным никаких подарков?
Где им взять цветов дивнодушистых?
Может, им сойти со мною в недра
цветоносные земли-опоры-нашей?

Разве им, сносящим только беды,
им, злосчастным, ничего не надо?
Лишь прислуживать тому-кто-с-нами?
Вспомнятся цветы земли священной,
и заплачет сердце от печали.

Смертные, не здесь, не на земле
благодать ищите:
нас в конце пути земного ждет
край счастливый.
Там я был и вместе с хором птичьим
пел, дивнодушистыми цветами услаждался.

Только там цветы врачуют сердце,
веселят, пьянят благоуханьем,
веселят, пьянят благоуханьем.
 


использованы материалы книги:
«Кецаль и голубь. Поэзия науа, майя, кечуа.» М., Худож. лит., 1983.
Прислала - Миримани, г. Раменское.