Наделенные Силой: шаманы и колдуны американских индейцев

Стукалин Юрий
:::
Статьи и материалы
:::

[...]

Сокращенный вариант Части III. Колдуны: Сила во зло

"Исходя из законов вероятности и широты человеческой натуры, мне кажется возможным, что если в культуре существует некая методика, насколько бы ее не одобряло общество, среди населения найдутся люди, которые испробуют ее. Чтобы ни было изобретено человеческим разумом, всегда находился кто-нибудь, пробующий претворить это в жизнь. В случае с колдовством, теоретически не сложно предвидеть, что для некоторых индивидуумов при определенных обстоятельствах подобные практики могут открыть путь к богатству и внутреннему спокойствию".

Доктор Александр Лейтон

Сила во зло: колдуны, их отличия и мотивы

Колдуны – люди, также как и шаманы, наделенные духами-покровителями сверхъестественными Силами, но применяют они их не во благо сородичей, а в целях удовлетворения своих низменных потребностей и во зло другим. Колдун, как и шаман, пользуется данными способностями, устанавливая связь со своим духом-покровителем посредством выполнения определенных церемоний, но методы их отличаются от методов шаманов. "Иногда взгляд, мысль или слова колдуна причиняли человеку зло", – сообщали индейцы. Кроме того, колдун часто использует предметы, или совершает действия, которые не свойственны шаманам. Например, он может в своих ритуалах применять волосы или части одежды другого человека. Часто он использует кости людей и животных. Колдун, как и шаман, может передать Силу другому человеку с ведома и согласия своего духа-покровителя. Очень часто колдунами становились шаманы. Во всех племенах колдуны всегда действовали тайно от других людей. Индейцы признавали, что во многих случаях мнения людей относительно принадлежности того или иного человека к колдунам значительно расходились. "Человек может быть в одном случае шаманом, а в другом колдуном", – говорили они. Сущность Силы при этом едина. У индейцев всех племен считалось, что поскольку шаман имел возможность общаться со сверхъестественными Силами, он мог быть связан с колдовством. Пайюты полагали, что колдунами также могли стать люди, которые неправильно взращивали данную им во благо шаманскую Силу. Согласно оджибвеям, хотя в идеале шаман использует свою Силу для лечения больных и создания гармонии, его тайные знания могут быть примененны им и для личной выгоды, а его сношение с многочисленными духами не является гарантией использования переданных ими Сил во благо других людей. Шаманов уважали и боялись. Обладание сверхъестественными способностями (то есть Силой), могло побороть лучшие намерения человека, и быть использовано во вред другим людям. Так, оджибвейский шаман тсисаки (практик церемонии Трясущейся Палатки) мог во время проведения церемонии похитить душу пациента. А шаман миде даже наслать смерть. Индеец сиу по имени Храбрый Бизон, в начале XX века считавшийся самым могучим шаманом в резервации Стэндинг-Рок, жаловался: "Некоторые люди считают нас, шаманов, получивших Силу из разных источников, худшими людьми на свете". Что же отличало колдуна от шамана? Простая формула, заключенная в словах одного из чирикауа, звучала так: "Человек является шаманом, если использует свою Силу, чтобы делать добро, и колдуном, если применяет ее во зло. Человек никогда (сам) не признается, что использует Силу во зло". Западные апачи выделяли следующие различия между шаманом и колдуном:

1. Шаман всегда практикует свои церемонии и использует Силу публично, тогда как колдун всегда работает тайно.

 2. Шаман использует для контроля своей Силы песнопения, а колдун этого не делает, применяя другие техники.

3. Шаман использует свою Силу для диагностики и лечения, тогда как колдун делает это, чтобы насылать болезнь, определенные виды безумства и смерть.

Колдунами среди всех племен могли быть и мужчины, и женщины. Колдунами у навахо могли быть и мужчины, и женщины, но сообщения о мужчинах встречаются более часто. Почти все упоминаемые колдуньи были старухами. Некоторые навахо утверждали, что колдуньей могла стать только бездетная женщина. По словам апачей, мужчин колдунов всегда было больше, потому что чувство ненависти к другому человеку у них возникало гораздо чаще и было более сильным. Индейцы навахо считают, что к заклинаниям анжин для причинения зла другим людям иногда прибегают шаманы, знающие церемонии Святого Пути и Благословенного Пути. Такой шаман посылает "стрелу" в богатого человека, договаривается с предсказателем "трясущейся руки", а тот говорит, что надо пригласить именно этого шамана. В результате они получают много денег, которые делят между собой. Шаман, знающий церемонию Стреляющий Путь, мог заставить молнию ударить свою жертву, Путь Горной Вершины – наслать на жертву медведя, Путь Ветра – змей. Опасней всех считались шаманы, знающие Путь Красоты – они, по словам индейцев, могли наслать что угодно.

В некоторых районах Америки считалось, что колдуны отдельных племен обладают гораздо более страшными способностями, чем представители других народов. Например, на севере Великих равнин боялись равнинных кри, тогда как сами кри говорили, что Силы колдунов их лесных соседей (оджибвеев и лесных кри) были гораздо могущественнее их собственных, а потому они очень боялись представителей лесных племен. Когда в их лагеря приходили лесные индейцы, равнинники старались сделать все, чтобы не обидеть их.

По мнению индейцев, колдунами становились плохие, злые люди и основными мотивами повсеместно были ненависть, зависть или желание разбогатеть. По словам чирикауа апачей: "Эти люди не желают видеть кого-либо счастливым, смеющимся. Им нравится, когда много людей умирает… Они ненавидят собственных детей и ближайших родственников". Часто мотивом для колдовства становилась обыкновенная ссора или отказ женщины выйти замуж за нелюбимого человека. Когда в середине XX века детей навахо в школе учитель спросил, что надо делать человеку, чтобы разбогатеть, один из мальчиков сказал: "Быть навахским Волком (колдуном)!"

У индейцев Великих равнин колдовство применялось с целью наказать личных врагов, но никогда не играло такой роли, как среди индейцев Юго-Запада – пуэбло, навахов и апачей. Шайены называли таковых "е-ехйом" – "Имеющий Силу поражать на расстоянии". Навахо становился колдуном анти с целью отомстить кому-нибудь, разбогатеть или просто для того, чтобы уметь с легкостью причинять людям вред – обычно из зависти. Богатство получали грабя могилы или гонорарами за лечение по предварительному сговору. Один колдун насылал на жертву серьезную болезнь, а его партнер лечил его, после чего полученную плату делили пополам. Или один колдун насылал серьезную болезнь, а другой диагностировал ее и отсылал жертву к первому, (наславшему болезнь). Как говорили навахо: "Два колдуна анти работают в паре. Один насылает на человека болезнь, а другой лечит его. Так они зарабатывают большие деньги". Одна из колдуний свидетельствовала: "Иногда мы не собирались убивать человека, а просто старались причинить ему вред. Насылали на него болезнь, от которой он долго не мог поправиться. Долгую болезнь – на два или два с половиной года укладывая его в постель. Причиной тому служило наше желание захватить всю его собственность. В конце концов, пока он болел, мы с легкостью полностью обирали его". Случаи подобного вымогательства упоминаются редко, но жертвами чаще всего становились богатые люди. Жертвами колдовства, подавляющего волю (адагаш) также обычно становились богатые люди. Возможно, стремление разбогатеть было основной причиной, по которой человек становился колдуном. Индейцы говорили: "Колдун получает свои знания также, как и шаман – он может получить их от другого человека, или его Сила сама научит его… Колдовству часто учат ближайшего родственника. Иногда целые семьи подозреваются в колдовстве… Они – люди, обладающие Силой, которую можно применять ради добра или во зло, но они применяют ее, чтобы причинить зло". По словам западных апачей, человек не может одновременно быть и шаманом и колдуном, но шаман может стать колдуном. Движимый злобой, шаман мог использовать свою Силу во зло и наслать на кого-нибудь болезнь. Когда такое случается, шаман (дийин) автоматически превращается в колдуна (илкашн).

У Западных апачей человек получал знания от практикующего колдуна, который обычно был его родственником, поэтому в некоторых кланах было больше колдунов, чем в других. По словам индейцев, чужакам знания передавались крайне редко и с большой неохотой. В независимости от родства, ученик должен был оплачивать обучение, и никаких скидок не делалось. При этом, в отличие от навахов и чирикауа апачей, жизнь своих близких родичей в качестве вступительного взноса в жертву не приносилась. Напротив, считалось, что колдовство не действует на членов клана колдуна, а потому они были в полной безопасности. У навахов колдовству чаще всего учились у родителей, дедов, бабушек или супругов, но, как правило, супруги не знали, что их вторая половина является колдуном или колдуньей. У них, как и в некоторых других племенах человека могли насильно заставить обучиться колдовству. Один из навахов рассказывал в середине XX века: "Мои отец с матерью поехали в городок Кроунпойнт. Ночью они остановились передохнуть, и мой отец сказал матери, что она должна научиться у него колдовству. Отец велел ей отдать оборотням (другим колдунам) своего любимого брата или сестру, чтобы они смогли убить кого-нибудь из них. Только тогда она сможет обучиться колдовать. Мать умоляла отца не учить ее. Той же зимой все братья и сестры моего отца умерли. Их было семеро". Тсимшиане сжигали умерших, а потому колдуны всегда старались выкрасть тело человека, погибшего в результате несчастного случая, пока его не нашли родственники. Кроме того, что тело использовалось для колдовства, его еще продавали другим колдунам. Колдуны иногда собирались в лесу, в основном, когда делили тело. Они надевали на лица маски, чтобы их не узнали случайно оказавшиеся рядом люди. Если же они кого-то замечали, то старались поймать его и принудить стать одним из них. Если человек отказывался, его убивали. Известен случай, когда индеец по имени Камваске был пойман колдунами, и сделал вид, что согласен примкнуть к ним, но, воспользовавшись моментом, сумел сбежать и привести людей, которые убили всех колдунов.

Методы колдунов и различия колдовских практик

Апачи говорили, что колдуны были столь изобретательны, что постоянно приходилось быть настороже. "Воздействие колдуна на тебя может начаться с мелочи. Он может сделать так, что всего лишь ты уколешь палец, и с этого начнутся все твои проблемы, или у тебя заболит живот, и боль постепенно станет невыносимой. Колдун может насылать зло любой частью своего тела, даже половыми органами. Он использует их, как "стрелы", чтобы стрелять в тех, кому хочет навредить… Колдун мог наслать зло через медведя, змею или практически через что угодно". Иногда колдун якобы случайно толкал человека, наступал ему на ногу или просто касался его, произнося заклятие. Такая же практика существовала и у шайенов. Методы, используемые колдунами различных индейских племен, в основном, были весьма схожи, хотя некоторое отличие в них все же существовало. Ниже, на примере акомов, тсимшиан, навахов и апачей, показаны методы, полностью отражающие все колдовские техники американских индейцев. Колдуны племени акома насылали болезни двумя способами:

1. "Стреляли" в тело жертвы различными предметами – колючками, палочками, камешками, битым стеклом и даже змеями.

2. Выкрадывали сердце жертвы.

Первый метод всегда был более распространенным, чем второй, но в любом случае жертва должна была серьезно заболеть и вскоре умереть, если другой шаман вовремя не изымал "стрелу" или "не возвращал сердце". Тсимшиане считали, что существует два метода колдовства. Первый заключался в подсыпании колдовского средства в пищу или питье жертвы, а второй, как и у акомов, подразумевал применение магических "стрел". Второй метод среди тсимшиан был более распространенным. Согласно навахо существует много различных методов, с помощью которых колдуны оказывают злое влияние на свою жертву. Каждый из них носит отдельное название, которым чрезвычайно трудно найти соответствующие аналоги в других языках. Навахо делили практики колдовства на два основных типа: анти-анжин-адагаш и Безумное колдовство. Колдуны, практикующие анти, анжин и адагаш, по словам индейцев, "работали вместе и помогали друг другу". Практики ажиле не взаимодействовали с представителями этой группы.

Основные принципы всех четырех практик были едиными:

1. Направлены, в основном, только против богатых людей.

2. Связаны с инцестом (особенно половые отношения между братьями и сестрами).

3. Принесение в жертву жизни ближайшего родственника, при вступлении в ряды практиков.

Основные методы и соответствующие им термины навахского колдовства следующие:

1. Людей, практикующие анти или антижи, называют аданти – колдуны.

2. Анжин (нжин, анжи, инжиде, инжид), называют заклинатели.

3. Адагаш – магические стрелки.

4. Безумное колдовство – одна из техник, называемых ажиле.

Практики западных апачей во многом представляют собой кальку навахского колдовства, что, несомненно, свидетельствует о единых корнях их магического искусства, хотя в них присутствует и достаточное количество существенных отличий. Они также делили колдовские методы на две основные, не связанные друг с другом группы – илхкашн и оди-и. Илхкашн подразделялось на три следующих метода:

1. Ядовитое колдовство.

2. Колдовство заклинаниями.

3. Стреляющее колдовство.

Другая техника колдовства – оди-и или Любовное колдовство, соотносится с Безумным колдовством навахов. Среди навахов упоминания об анти встречаются гораздо чаще, чем остальные методы, за которым следует анжин – заклинатели. Некоторые навахо считают анжин не отдельным методом, а ответвлением анти. Адагаш – магическая практика, упоминаемая индейцами реже, чем обе предыдущие. Анти-анжин-адагаш составляют отдельную группу, а Безумное колдовство является совершенно отличной от них практикой. Илхкашн западных апачей был наиболее распространенным методом колдовства, чем оди-и. Подобное положение сохранялось и в 1970-х годах. В отличие от навахов, апачам не надо приносить в жертву жизнь ближайшего родственника при вступлении в ряды колдунов. Тогда как частью обряда посвящения в навахские анти является обязательное убийство колдовским способом ближайшего родственника – обычно родного брата или сестры. Колдуны анти ассоциируются у соплеменников со смертью, мертвецами и инцестом. Подозрения в инцесте вызывали подозрения в колдовстве и наоборот. Любопытно отметить, что многие индейцы, в том числе пуэбло, навахо, оджибвеи, папаго и пайюты, считали, что белые люди обладали иммунитетом к проискам индейских колдунов.

Анти навахов и Ядовитое колдовство других народов

Основной метод практики Ядовитого колдовства западных апачей, анти навахов и подобных видов колдовства других народов заключается в использовании "ядовитого зелья". Как правило, в состав зелья входит плоть человеческого трупа. В этом методе колдуну необходимо тем или иным способом входить в соприкосновение с жертвой. И апачи, и навахо боятся представителей этого метода гораздо больше, чем других колдунов, потому что спасти жертву после нападения представителя Ядовитого колдовства, как правило, не удается. Однако, апачская разновидность не столь зловеща, как навахская.

По словам апачей, колдуны этого метода всегда носят с собой ядовитое зелье, обычно в небольшом кожаном мешочке, спрятанном под одеждой. Зелье подмешивают в пищу, подбрасывают в дверь жилища, или вкладывают в рот или нос спящей жертве. Обычно представители Ядовитого колдовства работают против целой группы людей, например, семьи. Поэтому за любым незнакомцем, неожиданно появляющимся в окрестностях, и просящим накормить его, внимательно следят, чтобы он не подкинул своего зелья. Если после прибытия чужого человека люди начинали болеть, его сразу же обвиняли в колдовстве. Кейт Бассо описал случай, произошедший в 1960-х годах. К одному из апачей приехал знакомый, и через два дня жена хозяина заболела и умерла, а вскоре заболела и его маленькая дочь. Гостя сразу же обвинили в колдовстве и попросили побыстрее убраться вон. Колдуны тсимшиан крали часть плоти трупа, которую помещали в небольшой длинный, водонепроницаемый ящик. Посередине ящика закрепляли палку, к которой привязывали тонкие нити. К нитям привязывали кусочек одежды или волосы жертвы, которые свешивались над мертвой плотью. Считалось, что если между ними было расстояние, жертва будет болеть долгое время, а если они прикасались друг к другу, несчастный должен был вскоре умереть. Если в ящик клали волосы, человек умирал от головной боли; если кусок его мокасина – начинала гнить его нога; если его слюну – он умирал от туберкулеза. Когда человек умирал, колдун перерезал нити, на которых висели волосы или части одежды жертвы, чтобы они упали на мертвую плоть. Ящик закрывали и хранили под домом или в лесу. Убив своего врага, колдун должен был обойти вокруг дома, где лежало тело жертвы, следуя курсу солнца. После похорон, колдун должен был обрядиться в шкуру какого-нибудь животного, лечь на могилу и проползти по ней, опять же по курсу солнца. Если он этого не делал, то умирал сам. Поэтому люди старались выследить колдуна, выполняющего этот обряд и убить его.

Колдовское зелье, которое используют анти навахов, называют "ядом трупа", и изготавливают из трупной плоти. Предпочтение колдуны отдают плоти детей, особенно близнецов, кости с тыльной стороны черепа и кожа с кончиков пальцев. "Яд трупов" толкут в порошок, который подбрасывают в дымовое отверстие хогана, сыпят в рот или нос спящей жертве (это считается лучшим местом), выдувают из трубочек в лицо жертве в огромной толпе, а также подмешивают в табак сигареты. Симптомами отравления "ядом трупа" являются: обмороки, тризм (сжатие) челюстей, эпилептические припадки, опухший и почерневший язык. Иногда симптомы могут быть более сглаженными – жертва постепенно чахнет, а обычное церемониальное лечение не помогает. Западные апачи также говорят, что у трупов жертв "ядовитого колдовства" язык распухший и синеватые отметины на лице и шее. По их словам, симптомами отравления ядом были неожиданная боль, паралич конечностей, или обмороки.

Для приготовления своего зелья колдуны анти срезают с трупов только определенные участки плоти – начинают с макушки, затем отрезают кончик носа, после чего каждый участок кожи, на котором есть спиралевидный рисунок кожи (кончики пальцев рук и ног). Потом отрезали кончик пениса у мужчины или вагину у женщины. Кусочки плоти сушат, после чего мелко толкут в порошок. Так получают "яд трупа", который хранят в маленьких свертках. Этим порошком колдуны убивают ненавистных им людей, после чего воруют их трупы, чтобы "яд трупов" никогда не кончался. Также при изготовлении зелья используют голубых ящериц (воротниковая ящерица), которых сушат и толкут в порошок, или их мочевой пузырь. У западных апачей основными ингредиентами "колдовского яда" был порошок из толченой кожи человеческого трупа и менструальная кровь.

Изготовление колдовских зелий не всегда требовало от колдунов таких усилий. Истории известны случаи (например, среди омахов и ассинибойнов), когда человек добивался положения в племени, травя неугодных добытым у белых торговцев ядом. Естественно, делалось это тайно, чтобы соплеменники приписывали скоропостижную гибель соперников отравителя Силе его мощного колдовства, переданного ему духами. Иногда они использовали для этого купленный у белых торговцев стрихнин или крысиный яд. Офицер армии США Джон Бурк сообщал в конце XIX века, что шаманы навахов подбрасывали в еду своих жертв хорошо растолченное стекло. А оджибвейские шаманы миде нередко носили при себе ядовитые порошки из разного рода растений. Считается, что навахские анти – оборотни, бродят по ночам по окрестностям в шкурах волков, койотов и других животных (медведя, совы, пустынной лисы и вороны). Поэтому колдунов анти часто называют Волками (маико), Навахскими Волками или просто Люди-Волки. Сегодняшние навахо также называют их Ходящими в Шкурах. Верования в оборотней существовали во многих культурах. В Европе они появлялись в виде волков, в Индии – тигров, Африке – леопардов, Египте – гиен. Навахский колдун может принять вид любого животного по своему выбору. И если европейский оборотень превращался в волкоподобное существо в полнолуние, а его интеллект становился животным, то для навахских анти таких ограничений нет. Анти сохраняет человеческий разум, а оттого становится еще более опасным противником. Акомы также считали, что колдун может появляться во многих обличиях – человека, а также любого животного или птицы. Признаков, позволяющих разглядеть в собаке, сове или человеке колдуна, не существует, отчего они еще более коварны и опасны. Колдуна удается обнаружить только если появляется возможность обнаружить связь между болезнью и животным или человеком. Индейцы акома признавали, что у обычного мирянина такие ассоциации порой возникали из-за личной неприязни или зависти, но шаманы всегда действовали наверняка, проводя определенные ритуалы, позволяющие обнаружить колдуна.

Колдуны анти общаются между собой, собираясь по ночам, чаще в пещерах, но никогда не собираются дома. На сходках они планируют совместные действия против той или иной жертвы, принимают в свой круг новых членов, практикуют каннибализм, некрофилию, и убивают людей на расстоянии с помощью своих ритуальных методов. Колдунов обычно выслеживают утром после ночных "проявлений колдунов" – если ночью внутрь хогана сыпалась земля из дымового отверстия, громко лаяли собаки, и раздавались иные странные звуки. Все это, по мнению обитателей жилища, свидетельствовало о том, что ночью здесь побывал колдун-оборотень. По словам индейцев, оставленные оборотнем следы гораздо крупнее, чем у обычных животных. Иногда смельчаки отправлялись по следам и проходили большой путь, который, согласно навахо, почти всегда обрывался у хогана какого-нибудь соплеменника. В других случаях колдунов удавалось схватить, и часто они оказывались представителями того же клана или даже ближайшими родственниками. Пойманный колдун анти пытался выкупить свободу, предлагая ювелирные изделия, от которых люди в ужасе отказывались. Иногда ночью колдуна удавалось подстрелить, но из-за большого расстояния узнать его было невозможно. В таких случаях на следующий день часто оказывалось, что кто-нибудь из соплеменников, порой живущий далеко от места происшествия, оказывался раненым и не мог объяснить происхождение своего ранения.

Отец одного из навахов как-то раз поутру увидел колдуна-оборотня. Сперва он решил, что это койот, сидящий в кустах. Вот как индеец рассказал об этом: "Он (отец) подобрался к койоту очень близко, прежде чем тот заметил его. Койот бросился в небольшую чащу и, побегав там, остановился у поваленного дерева. Затем отец разглядел там нечто странное. Это была женщина, сидящая со шкурой койота, сползшей ей на плечо. Ее лоб был выкрашен белой краской, вокруг глаз нарисованы черные круги, под носом, словно усы была намазана синяя краска, а на подбородке желтая. Плечи ее были выкрашены в красный цвет, а на руках нарисованы белые и желтые пауки. Она была абсолютно голой, а в волосах торчали орлиные перья.

Шею и запястья ее украшали нитки бус. Отец заговорил с ней, а она протянула к нему руки и взмолилась:

– Не стреляй в меня, я твоя сестра (женщина из его же клана).

Отец все равно вскинул ружье и хотел выстрелить, но женщина сказала ему, что отец и мать его жены тоже колдуны и они работают вместе. А потому он навлечет на себя беду. Затем колдунья бросила ему несколько ниток бирюзовых бус, чтобы он отпустил ее. Отец не принял колдовского дара, но не стал убивать ее, потому что она принадлежала к его клану. Вернувшись домой, он собрал людей и сообщил им о произошедшем".

Среди колдунов анти существует иерархия – главный колдун, его приближенные и слуги. Главный колдун и его приближенные в обычной жизни люди зажиточные или богатые, тогда как слуги, по утверждением индейцев, бедны настолько, что вынуждены работать на колдунов. Слуги очень помогали колдунам. Они подбирали то, что могло пригодиться в практике колдовства – плевки, мочу, даже воровали волосы с расчесток. Один из них свидетельствовал: "Я не колдун. Эти люди просто хотели, чтобы я помогал им собирать (необходимые для колдовства) вещи".

Существовали и другие методы воздействия анти на жертву, один из которых, схожий с методами заклинателей, заключался в том, что на земле цветным песком делали изображение жертвы, на которое плевали, мочились и опорожнялись. Главный колдун стрелял в изображение из маленького лука бусиной, сделанной из бирюзы. Другой метод – закопать "отходы" жертвы в самом центре сожженного хогана умершего человека. Колдуны анти также могли при помощи заклинаний подослать к своей жертве ядовитую змею. Растения в своей практике они практически не использовали.

Колдуны анти не всегда убивали людей. Иногда они делали так, чтобы человек долго и тяжело болел, чтобы за это время вытянуть из него как можно больше денег за лечение.

Колдуны-заклинатели

Наиболее распространенным видом колдовства у всех североамериканских индейцев были заклинания. Основной метод колдунов-заклинателей всех племен заключался в словесном посыле против жертвы различных заклятий, с частым использованием при этом ее изображений на земле или камне, а также в виде грубо вырезанных из дерева или вылепленных из глины фигурок. Индейцы Юго-Запада США использовали при этом вещи жертвы или ее "отбросы". Колдуны могли называть срок, в течение которого жертва должна умереть, или заболеть. Цель этого вида колдовства – наслать на жертву смерть или тяжелую болезнь. У мускогов, человек, желавший причинить зло другому, обращался к шаману, известному сношениями с духами подземного мира, и обладавшему Силой причинять зло. "Символ зла" помещали вблизи с жертвой или ее домом, офисом или автомобилем. Он представлял собой амулет, имеющий такие атрибуты, как совиные перья и собачьи фекалии. При этом шаман произносил заклятия, в результате чего жертву постигали болезнь или несчастья. У ютов колдун мог "отравить (наслать болезнь)" жертву, оставляя на ее следах ядовитое растение. Человек заболевал, и даже мог умереть, если вовремя не обращался к шаману, который во сне узнавал, кто "отравил" несчастного, и действовал против колдуна.

Заклинатели из равнинных племен обычно работали против конкретной жертвы, тогда как заклинатели апачей и навахов направляли свои заклятья, как против отдельных людей, так и против групп людей, домашних животных, урожая и другой собственности. Заклятие можно наслать даже на автомобиль жертвы. Если колдун-заклинатель хочет уничтожить чей-то урожай, он может наслать на поле саранчу и других насекомых. Заклинатель мог даже околдовать седло, чтобы подруга лопнула, и жертва пострадала от падения с лошади. Многие современные западные апачи говорят, что заклятие может также свести на нет положительный эффект лечебных церемоний.

Колдун-заклинатель западных апачей насылал заклятие произнесением короткой фразы вслух или про себя, в которой формулировал вред, который должен был ожидать жертву. Для этого ему не надо было видеть жертву или, как у навахов, иметь что-либо из ее "отходов" или одежды. Заклятие произносилось четырежды, при этом упоминалось имя жертвы. К этому заклинатель мог присовокупить еще и часть церемониальной песни, спетой с последнего куплета к первому. Для усиления действия заклятия использовался один из четырех следующих способов:

1. Обойти вокруг жертвы четыре раза. Этим методом пользовались во время проведения церемоний, на которых собиралось много людей, и действия колдуна-заклинателя проходили незаметно для всех.

2. Обойти четыре раза вокруг жилища жертвы.

3. Положить четыре куска дерева вокруг жилища жертвы – по одному в каждой части света.

4. Закопать какой-нибудь предмет – обычно кусочек дерева или маленький камешек, вблизи жилища жертвы или в месте, где она обычно отдыхает.

Относительно опасности, исходящей от колдунов-заклинателей анжин, мнения современных навахов расходятся. Одни утверждают, что они насылают болезни, но никогда не убивают свои жертвы. Другие говорят, что они все же могут и убить. Но как бы там ни было, все навахо признают, что колдуны-заклинатели анжин менее опасны, чем колдуны анти и адагаш. Заклинателям (анжин) помогают Силы земли, солнца, молнии, тьмы, медведя, совы, змей и т.д. Анжин настолько схожи и связаны с колдунами анти, что некоторые считают их ответвлением анти. Заклинатели анжин участвуют в ночных сборищах колдунов анти, но их техники различны. Все техники анжин заключаются в заклинаниях. Заклинателю анжин нет нужды приближаться к своей жертве. Ему надо лишь заполучить кусочек одежды жертвы, а лучше ее личные "отбросы" – волосы, ногти, слюну, мочу или кал. Их закапывают вместе с плотью трупа, в могиле, или под деревом, разбитым молнией. После этого заклинатель произносит заклятие, в котором часто указывает количество дней, по прошествию которых жертва должна умереть. Заклятие может произноситься как молитва-речитатив или песнопение. Возможно использование и того, и другого.

Добрая молитва, произнесенная задом-наперед, также упоминается, как одна из техник анжин. Большой удачей для колдуна является знание личного и тайного имени жертвы, которое упоминается в заклинании. Анжин мог даже взять носки, обувь человека или землю с того места, на которое человек наступил или, где полежал, и закопать в дурном месте. Там он молился, называя имя человека и дату его смерти. Волосы и прочие "отбросы" заклинатель не обязательно закапывал. Он мог положить их под кору дерева, которое когда-то ударила молния. Затем он молился, пел и называл день, когда человек должен умереть. Жертву убивала молния.

Другие техники анжин заключаются в следующем:

1. Вскрывают брюхо рогатой жабы и вкладывают в него "амулет", после чего произносится заклятие. Применяется, в основном, против беременной женщины, и ее не рожденного ребенка. Некоторые убивали змею и клали ее головой в направлении жертвы. Человек необязательно должен был заболеть – с ним просто мог произойти несчастный случай.

2. Шепотом произносят заклятие, проходя вокруг жилища жертвы, либо переступая через человека, лежащего в жилище или у костра. При этом часто добавляют, что жертва должна умереть через четыре дня.

3. Цветным песком на земле делают изображение жертвы, либо изготавливают из глины или вырезают из дерева фигурку жертвы, после чего "мучают" или "убивают" ее, втыкая в нее острый предмет или стреляя в нее. Эта техника широко распространена среди живущих поблизости индейцев пуэбло, и могла быть перенята навахами именно у них. Иногда изображение жертвы выскребалось на камне, который подбрасывали в ее дом, автомобиль или седельную сумку.

Практика колдовских заклинаний с использованием изображения жертвы использовалась и среди племен других районов Северной Америки. Виннебаго рисовали на земле изображение жертвы, после чего стреляли в него, били ножами и т.п. Считалось, что жертва должна была вскоре умереть, причем смерть наступала от поражения тех органов, которые подвергались ударам на изображении несчастного. Одной из разновидностей колдовства племени кроу было "кусопиу", что означает "Выпускать дым против кого-либо". Шаман рисовал фигуру врага на земле на берегу реки рядом с водой, головой к воде. Затем он курил, выпуская дым в сторону изображения, и сжигал благовония. Постепенно вода смывала рисунок, и чем быстрее это происходило, тем быстрее умирала жертва. Другой способ заключался в том, что колдун клал угольки или пепел на глаза изображения жертвы, чтобы ослепить его. Подобным же образом он мог сделать его глухим, немым, кривым и даже парализованным. Антрополог Роберт Лоуи лично знал индейца кроу по имени Большой Вол, который нарисовал на земле изображение одного из соплеменников, пронзил его сердце, выдохнул на него дым, после чего смел изображение со словами:

"Ты будешь беднейшим существом на земле, и в конце концов ослепнешь и станешь передвигаться на руках и коленках". По словам Лоуи, так все и произошло – он знал жертву. Колдун чирикауа апачей также мог сделать на земле рисунок, и работать с ним. Колдун равнинных кри лепил фигурку человека из глины, или вырезал ее из кожи, после чего, в те места, куда хотели наслать боль, втыкал острые предметы.

У чероков существовали определенные формулы заклятий для "уничтожения жизни". Целью церемонии было наслать смерть на жертву. В заклятии все символически окрашено в черный цвет, а одна фраза – "она становится синей", означает, что теперь жертва начинает чувствовать на себе влияние заклятия, и с наступлением ночи ее душа угаснет. Когда шаман хотел наслать смерть на кого-то, или выполнял эту работу по чьему то заказу, он прятался у тропы, по которой часто ходила жертва. Затем скрытно шел за несчастным, ожидая, когда тот плюнет на землю, после чего кончиком палки собирал мокрую пыль. Считалось, что обладание человеческой слюной давало колдуну Силу распоряжаться жизнью человека и воздействовать на него. По словам шаманов, многие болезни происходили от воздействия через слюну. В любовной магии также использовали слюну девушки, чтобы воздействовать на ее чувства.

Шаман помещал смоченную слюной землю или пыль в трубку, сделанную из ядовитого растения. Туда же он клал семь раздавленных в пасту земляных червей, и несколько щепок дерева, ударенного молнией.

Затем шаман шел в лес, и рыл ямку у пораженного молнией дерева, на дно которой клал желтую каменную плиту. В ямку он клал трубку и семь желтых галечных камней, после чего засыпал ямку землей. Сверху разводил костер, чтобы скрыть следы колдовства. Желтая галька, вероятно, служила заменой черной гальки, которую было тяжело найти в тех местах. Черный цвет означает смерть, а желтый – неприятности. По словам индейцев, если церемония была исполнена правильно, жертва начинала синеть, сохнуть, и в течение семи суток умирала. Спасти ее мог только другой сильный шаман. Заклятие, которое колдун произносил при этом, было следующим:

"Слушай! Я пришел наступить на твою душу! Твое имя (называет имя жертвы). Твою слюну я зарываю (хороню) в землю. Твою душу я зарываю (хороню) в землю. Я пришел накрыть тебя черным камнем. Я пришел покрыть тебя черной материей. Я пришел покрыть тебя черными плитами, чтобы ты больше никогда не появился вновь. К черному гробу гор в Темнеющей Стране потянется твоя тропа. Так будет с тобой. Глина с гор (покроет тебя). Черным гробом и черными плитами я пришел покрыть тебя. И теперь твоя душа угасает. Она становится синей. Когда сгустится тьма, твой дух уменьшится и выродится, и больше не появится никогда. Слушай!" Манускрипты с заклинаниями и заклятиями чероков были получены этнологом Джеймсом Муни в 1887-1888 годах в резервации чероков в штате Северная Каролина, и находятся в архивах Бюро этнологии Смитсоновского института. В 1821 году чероки Секвойя создал алфавит языка племени, и благодаря этому заклинания и молитвы, а также разъяснения к ним, были записаны шаманами племени на родном языке для собственного употребления. До 1821 года заклинания передавались устно. Приведенная ниже церемония взята из манускрипта, написанного шаманом по имени Айюини.

Если заклятие не срабатывало, это становилось серьезной проблемой для колдуна и его заказчика, поскольку означало, что жертва приняла меры предосторожности и "поставила защиту". Соответственно, заклятие должно было вернуться, и ударить по его врагам. Колдун и его заказчик шли в уединенное место в горах, где поблизости была речка, и начинали колдовать, используя бусины. Соорудив временную хижину из положенной на шесты коры, они шли к речке. Колдун брал с собой два куска материи в один-два ярда длиной – один белого цвета, а другой черного, а также семь красных бусин, и семь черных. Существовало несколько колдовских церемоний с бусинами, но их основные черты были схожи. Колдун и его заказчик располагались на берегу лицом на восток, но так, чтобы смотреть в сторону воды. Заказчик выбирал место на берегу или входил в воду – важно было, чтобы глубина в этом месте была "в длину руки". Он молча фиксировал взгляд на воде, стоя спиной к колдуну, который раскладывал на берегу оба куска материи. На белую материю он клал красные бусины – символ успеха его и заказчика, а на черную материю – черные, символ смерти жертвы. После этого колдун правой рукой брал красную бусину, символизировавшую заказчика, и сжимал ее между большим и указательным пальцами. В левую руку он брал черную бусину, символизировавшую жертву. Стоя в нескольких шагах от своего заказчика, лицом на восток, он фиксировал взгляд на красной бусине, и молился о благословении своего клиента. Затем он обращал взгляд на черную бусину, и посылал всевозможные проклятья на голову жертвы. В итоге, глядя вверх, он обращался к потоку воды, называя его "Длинным Человеком", испрашивая у нее защиты для своего клиента, и прося вознести его на седьмое небо, где он будет защищен от всех врагов. Заказчик нагибался и семь раз опускал руки в воду, окропляя ей свою голову, и в то же время втирая ее в плечи и грудь. В некоторых случаях, он, будучи обнаженным, семь раз полностью погружался в воду, даже если она была ужасно холодной. После этого колдун делал пальцем в земле ямку, бросал в нее черную бусину, закапывал ее, и притаптывал землю ногой. На этом церемония, называемая "Брать воду", заканчивалась.

Посылающие колдовские стрелы

Основной метод стрелков заключается в "посыле" в тело жертвы инородных предметов, которые обычно называли "стрелами". Считалось, что они пролетают большие расстояния с такой огромной скоростью, что их не видно в воздухе. Для поражения тела жертвы стрелки навахо (адагаш) использовали кусочки кости или зубы трупа; угольки от сожженных хоганов, в которых кто-то умер; бусины, принадлежавшие жертве; мелкие камешки из муравейника красных муравьев; острые кончики листьев юкки; иглы дикобраза; оленью шерсть; усы дикой кошки; кусочки камней, использовавшихся для бани-парилки. Стрелки западных апачей посылали кусочки дерева, наконечники стрел, гальку, бусины, пряди волос и угольки. Стрелкам чирикауа апачей стрелами часто служили волосы, завернутые в кожу, или человеческие ребра, которые они "посылали" в жертву. По словам индейцев, стрелки обычно использовали четыре предмета, и часто работали с человеческими останками. Если кто-то вертелся вокруг захоронений, его сразу же подозревали в колдовстве. Шайен, получивший колдовскую Силу в видении, мог использовать ее не только из ревности или злости на кого-то, но даже из любопытства, чтобы посмотреть, как она работает. Он посылал в жертву небольшой предмет, которым иногда мог быть пучок бизоньей шерсти, свернутый в шарик. Он поднимал его в руке к солнцу, произносил молитву, в которой желал зла жертве и бросал его в сторону предполагаемой жертвы. При этом, жертва не обязательно должна была находиться в окрестностях. Расстояние роли не играло. Стрела причиняла болезнь, или убивала жертву. Жертва во сне могла увидеть колдуна, наславшего стрелу за процессом колдовства. Некоторые навахо утверждали, что для поражения жертвы стрелки использовали трубки, но большинство индейцев утверждало, что предметы клались в специальную красную корзину или на кусочек ткани или кожи, после чего заклинанием посылались в тело жертвы. По словам некоторых навахов, перед посылом магический стрелок адагаш раздевался догола и натирал тело пеплом. Еще один метод адагаш заключался в том, что стрелок посылал стрелы из "колдовского лука" в нарисованное на земле цветным песком изображение жертвы. Основным симптомом поражения методами адагаш была резкая боль в каком-либо участке тела, а также небольшая опухоль или шишка на голове. О типичном случае, который индейцы расценивали, как нападение колдовского стрелка, рассказал один из западных апачей:

"В тот раз я вместе с другим человеком работал над возведением ограды вблизи горы. Вечером этот человек сидел у костра и ел. Он сказал, что неважно чувствует себя, и отправился спать. Ночью он разбудил меня и сказал: "Я спал, и меня разбудила сильная боль в шее. Она внезапно резанула меня". Чуть позже ночью, боль снова поразила его. Он сказал: "Удивляюсь, кто стреляет в меня". Тогда я понял, что кто-то наслал на него Стреляющее колдовство".

Для лечения этого типа колдовства использовали метод "изъятия" или "высасывания". "Если шаман быстро не изымет из тела поразившие тебя предметы (стрелу), тебе будет становится все хуже и хуже. Твоя плоть просто иссохнет. Ты умрешь в кратчайший срок". Навахи, посчитавшие себя жертвой стрелков адагаш, для лечения обычно искали шамана из других племен – пуэбло, ютов или апачей. По словам чирикауа апачей, немногие из их шаманов пытались вытащить из тела больного предметы, посланные колдунами. "Это опасно и большинство шаманов боялось делать это", – говорили они.

Западные апачи сообщали, что особенно много колдовских стрелков в их резервациях (Форт-Апач и Сан-Карлос) было в период 1920-1925 годов. В 1970 году, по словам индейцев, этот вид колдовства уже давно не практиковался. По словам навахов, метод адагаш появился среди них в недалеком прошлом, и был перенят либо от мексиканских колдунов, либо от индейцев пуэбло. Как и в случае с практиками анти и анжин, вступление в ряды навахских адагаш требовало принесение в жертву жизни ближайшего родственника. У западных апачей такой практики не существовало. Стрелки адагаш не принимали участия в сборищах анти и анжин. Стрелками практически всегда были старики-мужчины. Хотя женщины, по словам некоторых навахо, могли заниматься этим типом колдовства, на практике подобные случаи не упоминались.

Колдовство, подавляющее волю

Данные практики объединяет воздействие на человека (жертву) с целью подавления его воли, и использования его в своих целях. Смерть жертвы не входила в планы колдунов, использующих данные практики, и последствием их воздействия становилось безумие жертвы. Основными целями данной практики было достижение успеха в любви, торговле, азартных играх и т.п., но обычно она применялась, чтобы добиться любви человека противоположного пола. Не даром у навахов этот вид колдовства назывался Безумным колдовством или Путем Проституции, у апачей Любовным колдовством, а у папагов Любовным околдовыванием. Используемые методы были разнообразны. Шаманы папагов, например, добивались подчинения женщины с помощью определенных песнопений (заклинаний), а пострадавших называли "сумасшедшими", и лечили их с помощью церемоний, используемых при нервных расстройствах. Обычный метод любовного колдовства у зуньи, практикуемый мужчинами, заключался в том, чтобы заполучить кусочек одежды женщины и постоянно носить его при себе. Если такой способ не срабатывал, на жертву могли наслать болезнь или смерть, закрепив этот кусочек одежды на высоком, продуваемом ветрами месте. Шаман равнинных кри Прекрасный День в детстве однажды смог подглядеть, как шаман проводил церемонию любовного колдовства. У одного человека было две жены, и младшая из них не любила его и постоянно уходила от него. Тогда он отправился к сильному шаману, и попросил его о помощи. Тот вырезал из коры две фигурки – одну мужскую, а другую женскую, после чего запел свою песнь. Шаман взял небольшую палочку, положил на ее конец немного зелья, дотронулся ей сперва до "сердца" мужской фигуры, а потом до "сердца" женской. Той же ночью младшая жена вернулась к своему мужу, и больше никогда не уходила от него. По словам Прекрасного Дня, женщины иногда также пользовались услугами любовного колдовства, или покупали у шаманов соответствующие амулеты.

Если у апачей любовное колдовство использовалось, в основном, против соплеменников противоположного пола, то большинство навахов утверждало, что техники Безумного колдовства были направлены не против соплеменников, а против представителей чужих народов – торговцев, игроков, а также с целью получения расположения женщин из других народов. Исследователям было очень сложно получить от навахов какую-либо информацию о любой из практик Безумного колдовства (ажиле), поскольку люди говорили о них с большой неохотой, а многие просто отказывались говорить. Кроме того, ни один навах никогда не станет рассказывать об ажиле при женщинах и детях, потому что это считается опасным для них. К началу XX века практика ажиле исчезла, и рассказать о ней могли только старики, которым было около восьмидесяти лет. Клайду Клакхохну в конце 1930-х – начале 1940-х годов не удалось найти ни одного навахо, который видел какие-либо церемонии ажиле. В Безумном колдовстве использовалось несколько растений, основным из которых считался дурман, обладающий наркотическими свойствами. Другие, как, например, ядовитый плющ, были ядовитыми. Растения собирали в определенное время, и с соответствующими церемониями – для каждого растения существовала своя песнь. Основная техника заключалась в том, чтобы жертва приняла колдовской растительный порошок не зная об этом – в еде, сигарете, через поцелуй и т.д. Кроме того, порошок могли выдувать на жертву через трубку.

Под термином ажиле (Путь Проституции) навахи XX века подразумевали три различные практики, и лишь одна из них была направлена на подавление человеческой воли:

1. Тип колдовства, в котором определенные растения применялись для любовной магии, и успеха в торговле и азартных играх. Эта практика называется Безумным колдовством.

2. Практика, используемая для лечения последствий любовной техники Безумного колдовства. Она называется "Песнь Пути Проституции".

3. Гадание с использованием некоторых растений, особенно дурмана, применяемых в практике Безумного колдовства. Оно называется Дурманным гаданием.

В Любовном колдовстве (оди-и) западных апачей применялась любовная магия – годисто, но она не всегда приносила людям неприятности. В своей "слабой" форме ее использовали, чтобы привлечь к себе друзей или завоевать любовь. Это не считалось "дурным" или "опасным". Тем не менее, когда любовное колдовство применяли в его "сильной" форме, оно приводило к безумию. Направленное против противоположного пола, любовное колдовство помогало создать у жертвы непреодолимое желание быть с человеком, который применил его. Вскоре чувство перерастало в неконтролируемую одержимость, сопряженную с повышенным сексуальным желанием. Любовному колдовству, по мнению индейцев, были более подвержены женщины, чем мужчины, и под влиянием колдовства преследовали воздействовавшего на них колдуна повсюду, выполняя любые его прихоти.

В качестве примера, апачи рассказывали об одном случае: "Каждый день тот мужчина по несколько раз проезжал по дороге вдоль ее дома, но она делала вид, что не замечала его, хотя на самом деле это было не так. Вскоре она начала думать о нем постоянно. Однажды ночью, когда люди собрались на проведение лечебной церемонии, женщина увидела его и подошла, но он не обратил на нее никакого внимания и через некоторое время ушел. На следующий день мужчина вновь проезжал мимо ее дома, и женщина подошла к нему, и он позволил ей немного проехать вместе с ним на его лошади. Затем он приснился ей во сне, и она захотела лечь с ним. Каждый раз, когда женщина видела его, ей хотелось быть с ним. Она постоянно думала о нем. А потом, даже днем, она стала везде искать его и преследовать его на виду у всех людей. Вскоре она переспала с ним. Так продолжалось некоторое время, после чего тот мужчина больше не хотел иметь с ней никаких дел. Но она сходила с ума от воздействия Любовной магии и продолжала преследовать его. Она ходила повсюду и выкрикивала его имя. А потом она начала говорить, что собирается убить его, и мужчине пришлось прятаться от нее. Люди провели для нее (специальную) церемонию и она поправилась. После этого женщина больше не преследовала того мужчину".

Симптомы, указывающие на воздействие колдовства

"Колдовство может быть причиной любой болезни… Много раз, когда кто-нибудь заболевал или умирал, кого-нибудь обвиняли (в колдовстве)", – говорили чирикауа апачи. Колдовство могло стать причиной даже глазных болезней. Когда одного из навахо стали беспокоить проблемы с глазами, он отправился к шаману из племени юта, который изъял из его глаза нечто, напоминающее человеческий ноготь. Основными симптомами, указывающими на воздействие колдовскими методами, по мнению индейцев, были:

1. Долгая болезнь, не поддающаяся обычному лечению.

2. Таинственная, непонятная с точки зрения индейцев болезнь. К ним, например, относилось безумие.

3. Неожиданное начало болезни, обморок, истощение, резкая боль в каком-либо месте на теле, опухоль и другие свидетельства "наличия внутри инородного объекта". Навахо говорят: "Если человек просыпается ночью от неожиданной боли, как можно быстрее стараются найти шамана-диагностика (предсказателя метода Трясущейся руки)".

4. Недавняя ссора заболевшего с человеком, которого подозревали в колдовстве.

Западные апачи подразделяли симптоматику в зависимости от воздействия того или иного вида колдовства следующим образом:

1. Поражение мозга и легких свидетельствовало о нападении колдуна-заклинателя.

2. Поражение других внутренних органов – ядовитое колдовство.

3. Поражение других частей тела – нападение колдовского стрелка.

Индейцы Юго-Запада даже в XX веке очень настороженно относились к появлению у себя или членов своей семьи подобных симптомов, и вели себя так, чтобы насколько возможно оградиться от нападений различных колдунов. Исследователь Клайд Клакхохн писал в 1940-х годах: "Я видел, как хорошо образованные навахо после стрижки скрупулезно собирали каждый свой волосок".

Понятие "битвы" между шаманом и колдуном

Во всех племенах существовало и до сих пор существует поверье, что с помощью специальных техник любой колдовской посыл может быть обращен против колдуна. Поскольку сильный шаман во время проведения лечебной церемонии для больного способен вычислить колдуна, и направить насланное им зло обратно, многие лечебные церемонии представляли собой битву между шаманом и колдуном на сверхъестественном уровне. Во время лечебных церемоний Сила шамана боролась с Силой колдуна. В случае удачного исхода колдун умирал в течение короткого времени, а его жертва начинала поправляться. Битва эта велась именно против колдуна, а не против естественного недомогания или дурного влияния злых Сил. Но если шаман не обладал достаточной Силой, то мог сам заболеть, потому что предметы колдовства (стрелы), которые он изымал из жертвы, поражали его самого. Здесь очень важно понимание того, что механизм колдовства, запущенный в действие, не останавливался до тех пор, пока кто-то не становился жертвой – околдованный человек, шаман или сам колдун. Суть процедуры заключалась в том, что шаман изымал из тела больного посланные колдуном стрелы, после чего "посылал" их обратно в колдуна.

Но не любой шаман осмеливался вступить в битву с колдуном. Индейцы всех племен признавали, что Сила колдуна порой могла превозмочь даже могучего шамана. Так, у западных апачей, страх перед колдунами был таким, что только самоуверенный шаман, обладающий большой Силой, продолжал лечить больного, если обнаруживал, что причина его недуга заключается в колдовстве. Иногда он не мог вылечить его, потому что колдун оказывался сильней. Бывало даже, что вылечив заколдованного больного, вместо него умирал сам шаман. Чирикауа апачи говорили, что колдун мог отозвать насланное на человека колдовство, но он уже "отдал" его жизнь, когда наслал колдовство, и чтобы отозвать зло от него, он должен был предложить взамен чью-то другую.

Колдуны сознавали, что их посыл может быть обращен против них самих, а потому могли предпринять особые меры предосторожности, защищая себя. Например, колдуны шайенов в этом случае поступали следующим образом. На рассвете колдун проводил церемонию палатки-потения, во время которой срезал два кусочка кожи со своей руки или груди, принося их в жертву Силам. Кроме того, колдун мог постараться перехватить отосланные обратно стрелы. По словам шайенов, если он полагал, что такое может произойти, то на рассвете шел на вершину холма и следил за появлением стрелы, которая проявлялась в виде маленькой огненной искры. Он втирал в голову особое зелье, которое давало ему способность схватить ее рукой и не дать войти в тело. Как только он гасил искру, она теряла свою колдовскую Силу, и на том дело заканчивалось. У племен Великих равнин довольно широко были распространены состязания между шаманами, в которых они мерились своими Силами. Результатом их обычно становилась тяжелая болезнь или даже смерть одного из участников. Методы, применяемые во время состязаний полностью соответствуют различным колдовским техникам, и хорошо показывают, почему люди боялись шаманов, и говорили, что при случае они могут направить свои Силы во зло. Пьер Ла Кри рассказал о состязании между шаманами, свидетелем которого он был. Среди оджибвеев жил старый шаман, причинявший много проблем людям своей "дурной магией". Однажды оджибвеи и кри поставили лагеря рядом, и, увидев там оджибвейского шамана, кри поняли, что их ожидают неприятности. Вскоре у их лагеря появился человек, сказавший, что шаман оджибвеев призывает всех шаманов кри придти к нему в палатку на состязание. Если же они откажутся, то он причинит им гораздо больше вреда, чем если они придут к нему. Среди кри был человек по имени Красивые Перья. Раньше он был христианином, но потом отошел от религии белых людей, и сразу же получил несколько мощных видений, в которых духи даровали ему свои Силы. Он был братом матери Пьера Ла Кри. Красивые Перья последним вошел в огромную палатку старого оджибвея, и сел у входа. Старик указал на бочонок виски, связку табака, боеприпасы и отличное ружье, сказав, что все это достанется победителю.

По индейскому обычаю, оджибвей зажег трубку, которая должна была по кругу передаваться каждому из присутствующих. Как только сидящий рядом с ним человек принял от него трубку, из чубука показалась змеиная голова. Он передал ее дальше, так и не прикоснувшись к ней губами. Никто не рискнул курить ее, пока трубка не дошла до Красивых Перьев. Он зажал голову змеи зубами, вытащил ее из чубука и выкинул прочь. Потом он спокойно покурил ее и передал дальше. Только тогда все собравшиеся смогли выкурить ее. Старый шаман оджибвеев усмехнулся, и сказал, что дело принимает все более интересный оборот, после чего предложил смельчаку начать состязание. Но тот вежливо отказался, и предложил ему, как человеку, бросившему вызов, сделать это первым. Оджибвей положил большой палец на ствол ружья, и вспорол его. Шаман передал ружье сопернику, и кри, взяв ствол в руку, провел рукой вверх. Ствол снова оказался целым. Тогда оджибвей взял орлиное перо, пригладил его, и резко бросил в молодого кри. Но тот перехватил его, и бросил назад в шамана оджибвеев. Перо пробило грудь старика, и вонзилось так, что только кончик торчал из тела. Оджибвей упал, его помощники с помощью специальных песнопений остановили ему кровь, и привели в чувство. Старик передал молодому кри виски, табак и ружье, сказав, что тот победил. Спустя некоторое время, когда оджибвеи вернулись в свои земли, старый шаман умер.

Отношение индейцев к колдовству

Несмотря на все отрицания со стороны индейцев, вера в колдовство среди них продолжала существовать. Клайд Клакхохн еще в 1944 году столкнулся с тем, что навахо не любили говорить о колдовстве, а порой даже упоминать о нем, и скорее отвечали, что не верят в него. Один из них, отрицая существование колдовства, добавлял, что даже его прадед "говорил, что никаких колдунов не существует". Кейт Бассо в 1970 году также отмечал, что от западных апачей ему часто приходилось слышать подобные выражения: "Я могу рассказать тебе все, что я слышал о колдунах, но не думаю, что это правда".

Происходило это по нескольким причинам. Во-первых, по индейским поверьям, даже говоря о колдовстве можно было навлечь на себя беду. Во-вторых, они знали, что белые люди могут поднять их на смех, как суеверных дикарей. Однако, в 1940-х годах несколько навахо были обвинены в колдовстве и убиты соплеменниками. Иногда эти случаи попадали в газеты. Например, в 1942 году вблизи Фруитлэнда, что в штате Нью-Мексико, один из навахов, посчитавший, что четверо его соплеменников колдовством довели до смерти его детей, убил их, после чего покончил с собой. Кейт Бассо писал, что когда впервые начал работать среди западных апачей, он принимал их слова на веру, пока однажды его наиболее скептически настроенный информатор не приписал смерть маленькой девочки нападению колдуна. Позже Бассо отмечал: "Сегодня нет эмпирических свидетельств, подтверждающих слова апачей, что люди действительно практикуют техники, приписываемые колдунам. Ни я сам, ни мои информаторы (апачи) никогда не видели колдуна в действии, колдовской пляски, или даже ритуальных принадлежностей, которые, по сообщениям, используют колдуны. С другой стороны, неопровержим и тот факт, что люди открыто называют себя жертвами колдунов, обвиняют других в колдовстве и обычно стараются изыскать возможность провести церемониальное лечение. Многие взрослые апачи носят защиту от колдунов. Определенные болезни, считаются насланными колдунами, и шаманы, искусные в их лечении, ценятся очень высоко". Подобное положение сохраняется и сегодня. Индеец навахо Дуг Хикмэн так написал об этом всего несколько лет назад: "Получить информацию о навахских колдунах довольно сложно. Навахо не говорят о силах темной стороны своей культуры, опасаясь возмездия. Мои старшие соплеменники бранили меня, отговаривая писать о колдунах. По их словам, если навахские колдуны узнают, что я написал о них, они нашлют на меня зло… До сих пор навахо очень боятся колдунов… Считается, что чужак, задающий вопросы о навахском колдовстве, ищет неприятности и может накликать беду. Ведь чужак, задающий вопросы, может оказаться Ходящим в Шкурах (колдуном), высматривающим себе новую жертву".


Прислал - Юрий Стукалин.