РАЗОБЛАЧЕНИЕ МИФА

Созина Светлана Алексеевна ::: На горизонте — ЭЛЬДОРАДО!

Человеком, который «закрыл» прекрасную легенду, лишив ее золотого ореола, стал великий немецкий путешественник и натуралист Александр фон Гумбольдт (1769—1859 гг.). Выпускник Геттингенского университета, он получил превосходное образование и, хотя специализировался в области геологии, с рвением занимался физикой, астрономией и ботаникой.

5 июня 1799 г. Гумбольдт в сопровождении друга французского естествоиспытателя Бонплана на корабле «Эль Писарро» вышел в Атлантический океан в направлении Венесуэлы. Так началось пятилетнее путешествие по Латинской Америке, в результате которого произошло второе научное открытие Нового Света, были исследованы его флора и фауна, произведены астрономические и барометрические измерения значительной части огромного многообразного материка.

Среди сложных задач, стоявших перед экспедицией, одна, пожалуй, особенно занимала Гумбольдта. Имеют ли великие реки Ориноко и Амазонка соединительную протоку, и если да, то где она находится. Само собой разумеется, что, путешествуя в этих местах, исследователь не оставлял мысли разыскать прославленное озеро Парима.

30 марта 1800 г. ученые отправились по реке Апуре, которая вскоре вынесла их в клубящиеся, мутные воды Ориноко. Благополучно миновав место слияния Меты с Ориноко и опасные пороги Майпурес, Гумбольдт и Бонплан устремились на юг и через полтора месяца прибыли в иезуитскую миссию Сан-Анто-нио-де-Явита.

Проведя соответствующие обследования, они установили, что маленькая протока Касикьяре, небольшой рукав верхней Ориноко, в отличие от других местных рек и речушек несет свои воды не на север, а на юг, в обширную низину и сливается затем с рекой Гуайниа. Из этих двух рек и образуется Риу-Негру, крупный северный приток Амазонки. Так было открыто исключительное явление «бифуркация» — раздвоение речных систем. Отныне соединительный путь между двумя могучими реками Южной Америки стал научно доказанным фактом.

Теперь настала очередь легендарного озера. В книге «Путешествие по Ориноко» Гумбольдт рассказал о своих изысканиях относительно Дорадо, Белого моря, или Лагуны-Парима, и истоков Ориноко, какими они изображались на современных ему картах. Он писал: «С конца XVI столетия представление о чрезвычайно богатом золотом районе было связано с предположением о большом внутреннем озере, питающем водой одновременно Ориноко, Риу-Бранку и Эссекибо. В результате подробного ознакомления с местностью, длительного и кропотливого изучения испанских авторов, рассказывающих об Эльдорадо, и в особенности путем сравнения множества старинных карт, расположенных в хронологическом порядке, я думаю, мне удалось установить источник этих заблуждений».

Великий немецкий натуралист считал, что легенда об Эльдорадо напоминает античные мифы, которые странствовали из одной страны в другую и последовательно привязывались к различным местностям: «Это предание представляет собой местный миф, какими были почти все мифы греков, индусов и персов». Легенда о «позолоченном человеке», как справедливо считал Гумбольдт, была первоначально связана с массивом Анд в Новой Гранаде, с равнинами, примыкающими к их восточным склонам, потом она передвинулась от верховьев Какеты к верховьям Риу-Бранку и Эссекибо.

«Никто в Европе больше не верит в богатства Гвианы,— продолжал свою мысль ученый,— город Маноа. с его дворцами, облицованными пластинками из чистого золота, уже давно канул в небытие, но географическая оправа, украшавшая легенду о Дорадо,— озеро Парима, в котором отражалось множество пышных зданий, свято сохранялось географами».

Что же нашел Гумбольдт в этих заповедных краях? Восточнее Касикьяре он обнаружил обширную низменность. В ней, по сведениям местных индейцев и монахов, будто бы располагалось озеро, из которого вытекали многие реки, в том числе и Ориноко. Тщательно обследовав эти места, Гумбольдт убедился, что «огромное» море Парима оказалось скромным озером, в окружности не более трех — пяти километров. Названий у него было много: Амуку, Гуаяна и т. д.

Как выяснилось, Амуку было частью русла одного из притоков реки Паримы. Во время зимних паводков озеро превращалось в «море», принимая в себя огромную массу воды из притоков. Таким образом, в зависимости от времени года оно меняло свои размеры — этого не приняли в расчет все те, кому удалось побывать здесь до Гумбольдта.

Подведя итоги наблюдениям, немецкий ученый пришел к выводу, что слюдяные породы горы Укукуамо (индейцы называли ее золотой горой), разливы реки Парима и в особенности само озеро Амуку, считавшееся главным истоком реки Паримы, и послужили основанием легенды о Белом море, или озере Парима.

Так была вписана заключительная глава в бурную летопись Эльдорадо, так завершилась история поисков этой страны, поисков, которые поглотили тысячи людей, питая на протяжении трех веков несбыточные иллюзии. Последняя крупная экспедиция, организованная в 1775 г. губернатором испанской Гвианы доном Мануэлем Сентурионом, так и не достигла желанного Эльдорадо, причем почти все ее участники погибли.

Однако и после путешествия Гумбольдта, доказавшего, что озеро-море Парима не более как мистификация, оно продолжало упорно появляться в географических атласах. В 1807 г. английский географ д'Арси де ла Рошетт составил карту Южной Америки под названием «Колумбия прима». На ней он поместил огромное озеро Парима, сопроводив его такой подписью; «Золотое озеро или озеро Парима, называемое также Парана, Питинга и т. п. Белое море, на берегах которого путешественники XVI в. помещали воображаемый город Маноа или Дорадо». В 1816 г. в Париже был опубликован всемирный географический атлас. Его составитель Поль Шанлер, автор национального атласа Франции, остался верен морю Парима. Фигурировало оно и на карте 1818 г., изданной в Вене и составленной неким Фридом на «основе наблюдений Гумбольдта». Даже в 1851 г. была переиздана без малейших изменений знаменитая карта ла Рошетта. Вот насколько устойчива была эта традиция.

Покончив с призраком Эльдорадо в Гвиане, Гумбольдт и его спутник отправились на Кубу, а оттуда — в Новую Гранаду. В апреле 1801 г. они уже плыли на «бонго» — большой пироге по величавой Магдалене. 55 дней понадобилось им, чтобы добраться до селения Онда, за которым река становилась несудоходной. Поднявшись на мулах в горы, путники оказались на Боготском плато.

Познакомившись с древней историей этого края, Гумбольдт заинтересовался священными озерами и самым известным среди них озером Гуатавита. Сдерживая волнение, Гумбольдт стоял на обрывистом склоне, вглядываясь в спокойную гладь озера. В одной из скал он заметил вырубленные ступени, уходившие под воду. Это были остатки церемониальной лестницы, по которой когда-то спускался на плот «позолоченный правитель».

Гумбольдт горячо отстаивал идею частичного осушения озера. При всем том его не интересовала коммерческая стоимость индейских сокровищ. Он мечтал о выставке неповторимых индейских украшений, спасенных из мрака забвения на радость  людям. Но хотя намерение его так и не было осуществлено, после его путешествия в Колумбию всем стало ясно, что фантастическое озеро в горах, на берегах которого жили процветающие индейцы, богатые золотом, действительно существовало, но не в Гвиане, а на высокогорном плато Восточных Кордильер — в Колумбии и называлось оно не Парима, а Гуатавита.

Казалось бы, история Эльдорадо завершилась. Однако, еще .когда его усиленно разыскивали в тропических дебрях Южной Америки, произошла дальнейшая любопытная трансформация мифа. Отразив власть «золотого тельца» над человеком складывавшегося буржуазного общества, Эльдорадо со временем стало символом благословенной страны, страны счастья, новым вариантом земного рая.

Выдающиеся европейские писатели не остались равнодушны к новому поэтическому образу. Одним из первых его использовал в эпической поэме «Потерянный рай» английский поэт Джон Мильтон (1608—1674 гг.). Он написал поэму в 1667 г., когда легенда о золотой стране переживала самый расцвет.

Почти столетие спустя к Эльдорадо обратился великий французский сатирик Вольтер. Интерес его к этому американскому сюжету был не случаен. В середине XVIII в. Франция с восхищением следила за исследованиями в бассейне Амазонки математика и географа Шарля-Мари де ла Кондамина, близкого друга Вольтера.

Философская повесть Вольтера «Кандид» вышла в свет в 1759 г. В ней действуют два молодых героя — изгнанник Кандид и его слуга Кокамбо. Волей автора они совершают далекое путешествие из Испании в Буэнос-Айрес, затем в Парагвай и в земли индейцев орельонес (уж не имя ли Франсиско Орельяны использовано здесь Вольтером?). Бурная, порожистая река выносит путников в страну Эльдорадо. Семнадцатая глава повести так и называется: «Прибытие Кандида и его слуги в страну Эльдорадо и о том, что они там увидели».

Перо сатирика знакомит читателя с жителями этой удивительной страны: деревенские мальчишки в лохмотьях из золотой парчи кидаются у околицы кусками золота, изумрудами и рубинами, «из которых меньший был бы самым большим украшением трона моголов». Взрослые же щеголяют в золотых платьях, двери домов отлиты из серебра, обои в комнатах — золоченые, а вся посуда исключительно из горного хрусталя.

В пересказ знаменитой легенды Вольтер внес свои чисто вольтерьянские нотки. И так мы читаем, что в главном городе страны были общественные здания, поднимавшиеся до облаков, рынок, украшенный тысячью колонн, фонтаны с чистой и розовой водой, с ликерами из сахарного тростника, «которые постоянно текли в большие водоемы, выложенные чем-то похожим на драгоценные камни и издававшие запах гвоздики и корицы».

Эльдорадо — это «страна, где все идет хорошо», говорит автор. А если так, то она должна обходиться без судов, парламента, тюрем и даже монахов. Зато в Эльдорадо был дворец науки, в котором размещалась галерея длиной в 2 тысячи шагов, уставленная математическими и физическими инструментами. Таков был вольтерьянский рай!

Не в те ли времена и родилась французская поговорка: «Кто не мечтает об Эльдорадо!» Знаменитый американский новеллист-романтик Эдгар По, мечтавший о своем поэтическом Эльдорадо, словно воплощая историю жизненных и творческих исканий, писал в одном из стихотворений:

И он устал,

В степи упал...

Предстала Тень из Ада,

И он без сил Ее спросил:

«О Тень, где Эльдорадо?»

«На склоны черных Лунных гор

Пройди,— где тени Ада!»

В ответ Она —

«Во мгле без дна —

Для смелых Эльдорадо!»

К этому образу не раз обращались многие писатели и поэты. «Этот необыкновенный город, эти Афины — мой Париж, Эльдорадо мира!» — восклицал французский поэт Теодор де Банвиль. «Нормандия — мое Эльдорадо,— вторит ему литературный критик Жюль Леметр,— я обошел ее во всех направлениях и во все времена года».

Так началась новая жизнь Эльдорадо — уже не легенды, а нарицательного образа, символа богатства и роскоши, щедрого изобилия. Не случайно слово «Эльдорадо» взяли на вооружение искатели кладов и сокровищ, золотых россыпей, далекие потомки испанских конкистадоров. XIX столетие ознаменовалось открытием многих месторождений золота — в Северной Америке, Южной Африке, Австралии. На далеком американском западе, в Калифорнии, в 1848 г. разразилась золотая лихорадка. За Калифорнией надолго закрепилось название Эльдорадо. В настоящее время в Мексике и США насчитывается около 20 городов и горных вершин, носящих это имя. И едва ли не каждая латиноамериканская республика имеет по крайней мере одно Эльдорадо.

И в наши дни древнее Эльдорадо продолжает служить людям. Слово это стало интернациональным и вошло в языки многих народов. Изменчива и прихотлива его судьба. Если в столице Бельгии Брюсселе оно выписано огромными неоновыми буквами над входом в фешенебельный кинотеатр, а в Париже на бульваре Страсбург — на фасаде музыкального театра, то в далеком Каракасе, столице Венесуэлы, оно венчает мрачное серое здание; каракасское «Эльдорадо» — тюрьма для уголовных преступников.

В Перу это название присвоено одному из парадных залов президентского дворца в Лиме, где принимаются и подписываются самые важные законы и постановления. В Колумбии имя Эльдорадо носит современный столичный аэродром. На дорогах США можно встретить роскошный кадиллак марки «Эльдорадо».

Сложились даже устойчивые представления-образы: такие, как «нефтяное Эльдорадо» — Венесуэла, страна огромных нефтяных богатств; «серебряное Эльдорадо» — знаменитые серебряные рудники Потоси в Боливии, которые дали колониальной Испании тысячи тонн серебра.

Эльдорадо пришло и к нам, преодолев океанские просторы, и пустилось путешествовать по российским городам и весям. Появилось оно в Москве, в веселом и оживленном ее предместье за Тверской заставой. Впрочем, Эльдорадо, подобное московскому, можно было встретить в Петербурге и в Киеве, в Воронеже и в Кустанае.

Полистайте подшивки современных газет и журналов. Нет-нет да и мелькнут в заголовке или тексте слова: «Эльдорадо XX века». Это может быть статья о разработке энергетических ресурсов океанов, о богатствах морского дна, еще не освоенных человеком, об использовании солнечной энергии, об открытии больших запасов редких металлов, алмазов. Так вновь и вновь оживает бессмертная древняя легенда рожденная в эпоху противоборства Нового и Старого Света, на развалинах великолепных цивилизаций, созданных индейскими народами древней Америки.

Но слово «Эльдорадо» не простое слово. В нем отразилась не только эпоха разрушения и гибели индейских культур. Эльдорадо стало могучим стимулом великих географических открытий. Оно заставило европейцев проложить множество дорог и троп в гигантском лабиринте тропических дебрей, открыть могучие реки, преодолеть труднодоступные горы Нового Света и тем самым освоить огромный, дотоле неизвестный материк.

Александр Гумбольдт, сделавший так много для «разоблачения» легенды об Эльдорадо, в свое время писал: «Это был как бы призрак, убегавший от испанцев и беспрестанно манивший их. Человеку, скитающемуся по земле, свойственно воображать, что счастье находится за пределами известного ему мира. Подобно Атланту (Атлас) и островам Гесперид Дорадо постепенно перешло из области географии в область мифологии».

Примечательно, что Гумбольдт разрешил не только географические загадки, связанные с именем Эльдорадо. Он высказал интересное предположение о его этнографических истоках. Во время путешествия по Южной Америке он обнаружил, что индейцы на берегах реки Кауры и в других районах Гвианы имеют обыкновение мазаться черепашьим жиром и приклеивать к коже серебристо-белые и медно-красные чешуйки слюды с металлическим блеском. «Издали кажется, что они носят одежду с галунами. Легенда о позолоченном человеке, возможно, основана на сходном обычае». Эта остроумная гипотеза Гумбольдта срывает покров таинственности и загадочности с церемонии Эльдорадо, делая ее естественной принадлежностью красочного экзотического мира американских индейцев.

При всем этом замечательный немецкий исследователь и путешественник считал, что «мы, несомненно, в значительной мере обязаны Эльдорадо нашими знаниями о внутренних областях Америки. Попытки завоевать эту легендарную страну принесли пользу географии, как нередко приносят пользу истине ошибки или смелые гипотезы».