Начало спора. «Дикие» теории

Гуляев Валерий Иванович ::: Доколумбовы плавания в Америку: мифы и реальность

ГЛАВА I.

Первое время открытые Христофором Колумбом земли называли островами. Однако уже в 1505 году, после двух путешествий к берегам Бразилии, итальянец Америго Веспуччи с уверенностью заявил:

«Мы можем справедливо называть Новым Светом... континент (курсив мой. — В.Г. ), более густо населенный людьми и обильный животными, нежели наша Европа, Азия или Африка...»11.

Усилия Веспуччи были по достоинству оценены лишь одним из его современников — немецким картографом М. Вальдзеемюллером. В своем фундаментальном труде «Введение в космографию», вышедшем в свет в 1507 году, он назвал открытые в Западном полушарии земли Америкой — в честь Америго Веспуччи, поскольку именно карты, составленные Веспуччи, подсказали ему идею о существовании нового континента.

Правда (традиция — великая вещь!), испанцы еще долго называли свои заморские владения Индиями (или Западными Индиями), а коренных их жителей — индийцами, хотя историческое заблуждение великого мореплавателя, считавшего, что он открыл часть Восточной Азии (Индию, Китай, Японию), было рассеяно довольно быстро.

В 1513 году Васко Нуньес де Бальбоа открывает Тихий океан, а в 1519 году Фернан Магеллан совершает первое кругосветное плавание. Выяснилось, что на западе, так же как и на востоке, Америку отделяет от остальных частей света огромное водное пространство. Это открытие сразу же вызвало множество догадок относительно происхождения американских индейцев. Были ли они исконными обитателями континента? Если нет, то откуда они пришли? Каким образом пересекли океаны?

"Когда посланцы Европы, — писал американский историк У. Прескотт, — добрались до берегов Нового Света, то это было так, словно они ступили на другую планету... Все здесь было непохоже на привычные им картины... Незнакомые растения и животные. Да и местный человек, повелитель природы, был также необычен по внешнему виду, языку и общественному устройству. И, пораженные увиденным, европейцы нарекли только что открытые земли "Новым Светом"12.

К тому времени, когда европейские мореплаватели впервые появились у берегов Америки в конце XV века, этот огромный континент, включая острова Вест-Индии, был населен множеством индейских племен и народов. По оценкам современных ученых, общая их численность составляла несколько десятков миллионов человек. Индейцы либо вели жизнь бродячих охотников, либо занимались рыболовством, собирательством, примитивным земледелием. Лишь в Мексике и Перу испанские конкистадоры обнаружили высокоразвитые цивилизации, увидели многолюдные города с великолепными дворцами и храмами, сложившиеся государственные структуры, представленные судьями, чиновничеством, профессиональными воинами. Порядки, верования, обычаи индейцев были непонятны испанским завоевателям. Все это требовало соответствующего философского объяснения.

Во многом правильно понять и оценить американскую действительность представителям Старого Света мешали ошибочные стереотипы и предрассудки, существовавшие тогда в Европе. Каких только нелепых измышлений об аборигенах Нового Света не встречаем мы в европейской литературе и искусстве XVI века: от отголосков классических мифов о «беспечном и веселом дикаре», живущем в праздности и довольстве на лоне пышной и благосклонной тропической природы, до прямого отождествления индейцев со «слугами дьявола», «недочеловеками, лишенными души»13.

Сторонники этой последней точки зрения (особенно много было их среди конкистадоров) обрекали американских аборигенов либо на полное уничтожение, либо на пожизненное рабство. Достаточно хотя бы бегло ознакомиться с личными свидетельствами этих рыцарей конкисты (письма Кортеса и Альварадо, записки солдата Берналя Диаса дель Кастильо), чтобы понять: для них индеец был всего лишь охотничьей добычей, своеобразным дополнением к местному пейзажу или же досадным препятствием на пути к желанному золоту индейских царей. Негативное отношение существовало первоначально у конкистадоров и ко всему тому, что было создано индейцами в материальной и духовной сферах.

Так, долгое время никто не пытался опровергнуть утверждения шотландского историка У. Робертсона, который, ссылаясь на испанские документы, высокомерно заявил в 1777 году:

«Обитатели Нового Света жили на уровне такой дикости, что им были неизвестны те искусства, которые суть первые попытки человеческого творчества на пути к совершенству... Во всей огромной империи Новой Испании (имеются в виду испанские колониальные владения на территории Мексики и Гватемалы. — В.Г. ) нет ни одного памятника или руин здания древнее, чем колониальные»14.

Когда конкистадоры обнаруживали явные свидетельства высокой цивилизации — города, каменную архитектуру, скульптуру и фресковую живопись, своеобразные иероглифические книги, солнечный календарь, — они без колебаний решали: полуголые язычники-индейцы не могли создать это сами, и, значит, корни индейских культур нужно искать в Старом Свете.

Поскольку знания европейцев XVI-XVII веков о древних культурах земного шара были весьма ограничены, для объяснения американского феномена были привлечены все имеющиеся под рукой источники и, конечно, в первую очередь Библия. Но в этой почтенной книге относительно краснокожих обитателей Нового Света не говорилось ничего. Стоит ли поэтому удивляться, что вначале многие испанские завоеватели вообще не считали индейцев за людей, называя их «порождением дьявола».

К тому же такая точка зрения оправдывала порабощение и чудовищную эксплуатацию коренного индейского населения и смягчала угрызения совести у ревностных защитников святой христианской веры. Один испанский дворянин, Хикес де Сепульведа, так говорит об индейцах: они «настолько ниже испанцев по благоразумию, изобретательности и добродетели, насколько дети ниже взрослых, а женщины — мужчин. Различие между ними столь же велико, как между... обезьянами и людьми»15.

Позднее католическая церковь и испанский король, обеспокоенные быстрым сокращением числа своих новых подданных, отвергли эту идею. Большую роль сыграла здесь и специальная булла папы Павла III от 9 июня 1537 г., объявившая всех индейцев людьми, достойными принять свет христианской веры. В это же время доминиканский монах Бартоломео де Лас Касас с негодованием выступил против зверств и насилий европейских завоевателей, призвав уважать человеческое достоинство аборигенов Америки.

«Для него, — писал американский исследователь Л. Ханке, — индейцы Нового Света... были не зверями, не рабами по природе, не инфантильными созданиями с ограниченным или застывшим умом, а подлинными людьми, со всеми их достоинствами и способностями»16.

В конце концов индейцев тоже стали считать частью рода человеческого. Но это еще более обострило вопрос об их происхождении. Ученым мужам того времени было над чем поломать голову.

 

Десять исчезнувших колен Израилевых

Авторы первых гипотез о происхождении индейцев и не подозревали о том. что сходные обычаи или черты культуры могут появиться у разных народов независимо друг от друга. Для них каждый такой случай сразу же становился бесспорным доказательством конкретных исторических связей. Ранние историки и богословы благодаря Библии лучше всего знали культуру древних иудеев. И когда некоторые их обычаи и верования, считавшиеся до того уникальными, удалось якобы обнаружить у индейцев, разразилась настоящая буря. Одна догадка сменяла другую.

Наконец, в XVI веке тот же Бартоломео де Лас Касас выдвинул идею о переселении в Новый Свет исчезнувших десяти колен Израилевых. В Ветхом завете сказано, что после разгрома Израильского царства ассирийцами в VIII веке до н.э. некоторые израильские племена куда-то исчезли и с тех пор не упоминались в анналах истории. Казалось бы, что здесь примечательного: разве мало мы знаем примеров гибели целых народов и цивилизаций под ударами беспощадных завоевателей. Но дело, оказывается, вовсе не в этом: по глубокому убеждению некоторых авторов, племена Израилевы вовсе не исчезли, а каким-то таинственным образом добрались до Нового Света. И, конечно же, именно им было приписано создание тех высоких цивилизаций, с которыми столкнулись в XVI веке завоеватели. Более того, исчезнувшие племена Израилевы вполне серьезно рассматривались как непосредственные родоначальники коренного населения Америки — индейцев.

Приверженцы этой абсурдной гипотезы утверждали, что в ранних испанских хрониках сохранились убедительные доказательства влияния Библии на религию доколумбовой Мексики. Стоило, например, католическим монахам узнать, что у древних майя существовало предание о потопе, как его тотчас же сопоставили с известной библейской легендой. В храмах майя были найдены изображения крестов, которым поклонялись индейцы. Жрецы мексиканского бога Кецалькоатля вроде бы проповедовали христианские догмы. А индейцы-миштеки знали, оказывается, и о распятии Христа. Изображение этой сцены, правда, на свой лад, встречается в некоторых доиспанских манускриптах. Ну разве все это не яркое доказательство благотворного влияния «священной земли» Востока?17

Легенды о великом потопе распространены повсеместно (кроме, может быть, Африки). Однако общее в них — сама идея потопа. Все остальное различно, и не только в деталях, но и по существу. В одной легенде потоп возникает случайно. В другой — как следствие божьего гнева. В третьей он оказывается результатом столкновения двух небесных сил. Спасались от потопа тоже по-разному: на лодке, на высоком дереве или на горе. Этот сюжет и по сей день служит основой для разного рода фантастических теорий.

Таким образом, в первые годы после начала конкисты предков индейцев чаще всего искали среди различных семитских народов Старого Света. Католические авторы, выполняя волю папы римского и короля Испании, стремились доказать, что аборигены Америки — прямые потомки сыновей Ноя. И не беда, если порой не хватало убедительных доказательств, — достаточно было отождествить Перу с легендарной страной Офир и объявить о том, что флот царя Соломона побывал в Америке чуть ли не за 2000 лет до Колумба. Иудейское происхождение американских индейцев еще в XVIII веке считалось в США чуть ли не общепринятой версией.

В XIX веке английский вельможа лорд Кингсборо вновь обратился к этой идее. Он собрал и опубликовал в девяти томах «Мексиканских древностей» множество бесценных индейских рукописей. Но все его старания найти сколько-нибудь убедительные доказательства связей между культурами Центральной Америки и Иудеи ни к чему не привели. Истратив на эти бесплодные изыскания все свое огромное состояние, Кингсборо очутился в долговой тюрьме Дублина, где и умер от разрыва сердца. Однако отстаиваемая им теория иудейского происхождения индейцев после его смерти не была забыта. К ней обращаются и в наши дни, например, влиятельная религиозная секта «Святые последнего дня» — мормоны в США.

 

Священная «Книга Мормона»

В «Книге Мормона» (первый печатный вариант ее появился в США в 1830 г.) сказано, что создателями доколумбовых цивилизаций Америки были различные мифические семитские племена — яредиты, нефиты, ламаниты, переплывшие в разное время Атлантику. Первые из них собрались в путь после неудачи с постройкой Вавилонской башни и вскоре очутились в Западном полушарии, а во II веке до н.э. они внезапно вымерли.

Другие группы иудеев во главе с неким Лехи отправились в Новый Свет около 600 года до н.э. Племя нефитов, придя на американскую землю, стало основателем главных цивилизаций в Мексике и Перу. Но в 324 году до н.э. и оно бесследно исчезло, оставив после себя несколько «окультуренных» местных индейцев. Другие, более примитивные по уровню развития племена из Иудеи стали прародителями североамериканских индейцев18. Стоит ли говорить, что этим фантастическим утверждениям нет никаких научных доказательств.

Духовные пастыри мормонов, будучи людьми, отнюдь не лишенными практической сметки, не ограничиваются голыми ссылками на свою священную книгу. На деньги секты в США был создан университет Брингхэм-Янг, ставший основным источником распространения взглядов этой секты. Прикрываясь маской учености, некоторые работники университета вновь пытаются вытащить на свет самые фантастические и нелепые гипотезы прошлых веков. В 1953 году в «Бюллетене» Брингхэм-Янга были опубликованы две статьи, посвященные изображению креста в искусстве древних майя. Авторы статей утверждали, что крест — неоспоримое доказательство проникновения христианства в Америку задолго до Колумба. Приводилась старая версия о том, что древние майя знали библейский миф о потопе, а их бог Кецалькоатль — не кто иной, как сам Иисус Христос.

В 1970 году в прессе США несколько раз сообщалось о находке, которая якобы являлась убедительным доказательством того, что группы беженцев-иудеев после поражений, нанесенных восставшей Иудее римлянами в 70 и 135 годах н.э., добрались до берегов Северной Америки. Особенно активно отстаивал эту версию профессор-филолог С. Гордон из Брандейского университета. Он ссылался на некую загадочную табличку с письменами, найденную в 1885 году в древнем погребении при раскопках кургана в штате Теннесси. По мнению Гордона, текст совершенно отчетливо читается и гласит: «Для страны Иудеи». А чтобы придать большую правдоподобность своим рассуждениям, он указывает на странное племя мелунгеонов в Восточном Теннесси, которые, «не являясь ни индейцами, ни африканцами, относятся к кавказоидной антропологической группе».

Подавляющее большинство специалистов, однако, не принимают всерьез «доказательства» С. Гордона и абсолютно отрицают присутствие выходцев из Иудеи на американской земле в доколумбову эпоху.

Вряд ли стоило так подробно останавливаться на всех этих абсурдных домыслах, если бы, к величайшему сожалению, они не появлялись время от времени и на страницах нашей популярной литературы. Теперь уже ни для кого не секрет, что изображение креста имелось у многих древним племен и народов и связано обычно с культом огня, солнца. Христианство заимствовало этот символ из древних языческих религий. Поэтому крест нельзя считать исключительной принадлежностью одного народа, одной религии, а тем более христианской. Интересно, что в Мексике изображение креста встречается на глиняных сосудах начала I тысячелетия до н.э. то есть задолго до появления официального христианского учения. А легенды о потопе — это отражение реальных стихийных бедствий и катастроф, постигавших разные народы в разные времена. Как и у других народов древности, у майя существовало предание о великом потопе. По этому преданию, мир четыре раза уничтожался потоками воды, падающей с неба.

 

Погибшие континенты Атлантида и My

Не меньшей популярностью пользовалась у многих ранних историков и летописцев и так называемая атлантическая теория, согласно которой истоки всех высоких цивилизаций древности следует искать на Атлантиде — огромном острове, исчезнувшем в океанской пучине после какой-то таинственной катастрофы. Эта теория основывается на свидетельствах греческого философа Платона. Но, создавая в IV веке до н.э. эту красивую легенду, Платон вряд ли предполагал, что столетия спустя ею воспользуются для решения многих загадок древней истории. И когда была открыта Америка и обнаружены богатства поверженных индейских цивилизаций, миф об Атлантиде тотчас же вновь появился на свет. Атлантида была объявлена родиной всех высоких культур доколумбовой Америки.

И первыми с пропагандой этой идеи выступили в XVI веке испанский историк Ф. де Овьедо и итальянский поэт Дж. Фракасторо. В XVIII веке известный английский философ Ф. Бэкон в своем трактате «Новая Атлантида» вновь отождествил этот сказочный остров с Америкой. Верили в Атлантиду и такие великие умы своего времени, как Вольтер и Монтень. В 1882 году никому не известный американский юрист И. Донелли выпустил книгу под названием «Атлантида — допотопный мир». Написанная в духе лучших бестселлеров того времени, она изобиловала довольно смелыми утверждениями, к сожалению, совершенно лишенными научной основы. Целиком уверовав в реальность исчезнувшего острова, Донелли утверждал, что переход от варварства к цивилизации совершился именно на Атлантиде. А затем могучий народ — атланты принесли плоды высокой культуры во все уголки земного шара: на берега Мексиканского залива и в Скандинавию, в долину реки Миссисипи и в Средиземноморье.

Книга имела огромный успех. К 1890 году она выдержала 23 издания в США и 26 в Англии, а у Донелли появилось множество последователей. Еще бы, ведь гораздо проще отгадать любую загадку древней истории, сославшись на исчезнувший континент с невероятно ранними цивилизациями, нежели ломать себе голову над подлинными причинами тех или иных событий. Вскоре легенда греческого философа превратилась для многих в своего рода религию. Здесь было где развернуться любителям таинственных, потусторонних явлений — целый мифический континент, да к тому же еще и затонувший в океанской пучине. Тема Атлантиды стала модной.

Русский поэт К.Д. Бальмонт, стоя перед величественными руинами древнего майяского города Ушмаля, написал в своем дневнике:

«Я не решаюсь говорить об этих развалинах. Их тайна слишком велика. Их красота, как ни уменьшена она людьми и временем, уводит мысль к тайне, которая связывает уловимой, но зыбкой связью в одной мистерии такие различные страны, как Египет, Вавилон, Индия, и этих неразгаданных майя. Думаешь о погибшей Атлантиде, бывшей очагом и колыбелью совсем различных мировых цивилизаций. Чувствуешь, что без Атлантиды невозможно понять и объяснить огромного числа явлений из области космогонических помыслов и созданий ваяния, живописи и строительного искусства. Слишком красноречивы сходства и тождества»19.

Ученые, вместо того чтобы решать назревшие проблемы истории Нового Света, вынуждены были тратить время и силы на бесконечные и бесплодные дебаты о достоверности существования Атлантиды. В то же время последователи Донелли продолжали развивать идеи своего патрона и создавали все новые и новые труды. Они утверждали, что на Атлантиде была высокая цивилизация, а населявшие ее довольно странные существа — атланты уже тогда выплавляли чудесные металлы, строили воздушные корабли, подводные лодки и пользовались атомной энергией. Когда же великий континент затонул, уцелевшие атланты добрались до диких берегов Америки и стали первыми ее обитателями.

В 1893 году американский археолог Блэкет заявил, что храм гватемальских индейцев в Утатлане и есть тот грандиозный храм атлантов, который был описан Платоном. 64 года спустя археологическая экспедиция Тулэйнского университета (США) начала в Утатлане исследование древних руин. Входе раскопок выяснилось, что и храм, на который ссылался Блэкет, и весь город в целом были построены в XV веке, то есть 1900 лет спустя после смерти Платона и 10 000 лет спустя после предполагаемой гибели Атлантиды!

Логическим завершением первого этапа многовековых дебатов о сказочном острове явились труды англичанина Л. Спенса «Атланты в Америке» (1924 г.) и «Проблема Атлантиды» (1925 г.). Шел XX век. Время небылиц давно прошло. Спенс не утверждал, что Атлантида — колыбель всех древних цивилизаций человечества, но вновь попытался доказать, что все крупнейшие достижения американских индейцев — металлообработку, письменность, архитектуру и астрономию — принесли пришельцы с Атлантиды. Пытаясь найти след их пребывания в Новом Свете, Спенс обратил внимание на то, что в одной из древних индейских рукописей есть изображение мексиканского бога ветра Кецалькоатля, который поддерживал руками небесный свод. Для Спенса этого оказалось вполне достаточно, чтобы объявить, что Кецалькоатль — это мексиканский Атлас.

Всевозможные общества атлантологов и поныне продолжают процветать в США и некоторых странах Западной Европы. Они устраивают ежегодные встречи, выпускают специальные марки, посвященные Атлантиде, публикуют массу журналов и книг. Зачастую между такими обществами ведется ожесточенная борьба, принимающая в ряде случаев отнюдь не академические формы.

Поиски Атлантиды до сих пор не увенчались успехом. Высказывались предположения, что она находилась неподалеку от Атлантического побережья Испании, на Канарских островах, напротив устья реки Нигер в Африке, у Скандинавии, в Эгейском море. Оживленные споры вызвали и выступления в широкой печати пастора Ю. Спанута из ФРГ. В 1947-1952 годах он, облачившись в акваланг, сам попытался найти легендарный остров на дне Северного моря, возле острова Гельголанд20. Но, как и его многочисленные предшественники, пастор остался ни с чем, удача не улыбнулась ему.

Еще раньше, в 1918 году, другой немец — Р. Штейнер выпустил в Берлине книгу под интригующим названием «Наши атлантические предки». Среди прочих смелых высказываний автора в ней есть и такие строки:

«Наподобие того, как сейчас получают из каменного угля энергию для нужд транспорта, так и атланты умели использовать силу произрастающих семян. В те времена растения сажали не только для того, чтобы ими питаться, но и для употребления дремлющих в них сил в промышленности и на транспорте; атланты могли преобразовывать силы произрастающих семян растений в энергию, необходимую технике. Используя эту силу, летательные аппараты атлантов парили над землей на незначительной высоте»21.

После подобных утверждений уже не удивляет и заключительный вывод Штейнера о бесспорном атлантическом происхождении всех культур индейцев доколумбовой Америки.

Стоит ли говорить, что до сих пор не было и нет никаких геологических, исторических или археологических данных, доказывающих существование в Атлантическом океане большого острова или материка напротив Геркулесовых Столбов (Гибралтара). Тем не менее легенда об Атлантиде — родине цивилизации не только древнеамериканской, но и всего человечества — жива и сейчас. И здесь по-прежнему возникает разноголосица мнений, и по-прежнему создаются пространные научные труды, призванные доказать недоказуемое.

«И вот с этой Атлантидой, — пишет американский археолог Р. Уокоп, — чаще всего связывают историю древних культур Америки. Но поддается ли эта теория проверке? Ведь Атлантида — не континент, существующий ныне. И о ее культуре ничего не могут сказать археологи. Речь идет о суше, погрузившейся в морскую пучину. Вещественных свидетельств ее истории, конечно, не существует в природе, да и источники (если к этой категории можно отнести диалоги Платона) очень скудны. Не удивительно, что описания Атлантиды и другого затонувшего материка — My, прочих чудес древности так фантастичны, а судьба этих мифических земель так привлекает внимание художников, беллетристов и поэтов»22.

Не успели утихнуть споры об Атлантиде, как из глубин Тихого океана по воле англичанина Д. Черчварда «всплыл» еще один мифический континент — My. Этот огромный кусок суши существовал будто бы в центральной части океана между Америкой и Азией и имел очертания треугольника. Одним углом он «упирался» в Гавайские острова, а другим, южным — в остров Пасхи.

Книга Черчварда «Погибший континент My», вышедшая в Англии в 1929 году, — классический образец самой дешевой сенсации. Главным источником информации для автора послужили так называемые наакальские таблички, переданные Черчварду индусским жрецом. Этот жрец, которого никто никогда не видел, перевел якобы тексты этих табличек, а также сообщил автору дополнительные факты о жителях My.

По словам Черчварда, континент держался на поверхности беспокойных вод Тихого океана лишь благодаря "газовым поясам". Как только эти "пояса" лопнули, My, словно торпедированный дредноут, медленно погрузился в океанские глубины. Но прежде чем это случилось, люди и животные (даже динозавры!?) успели переселиться в Мексику и Египет. Там выросли многочисленные колонии. Произошло это в XII тысячелетии до н.э. Не утруждая себя доказательствами, Черчвард заявил, что континент My — родина всех древних цивилизаций нашей планеты. И в эпоху расцвета на My проживало 60 миллионов жителей. Но поскольку континента My сейчас нет, то и гипотезу о былом его существовании ничем опровергнуть нельзя!23 По иронии судьбы, незадачливый создатель новых континентов вскоре попал в крайне неловкое положение. Когда он писал свою книгу, древнейшие памятники на территории Мексики были науке почти неизвестны. Но уже через каких-нибудь 15-20 лет стало ясно, что в XII тысячелетии до н.э. здесь обитали лишь первобытные охотники на мамонтов, царила культура каменного века. Хороши же были «цивилизованные» пришельцы с континента My!

Однако даже последние данные археологических раскопок и подводной геологии отнюдь не уменьшают энтузиазма приверженцев My и Атлантиды. Не так давно сторонники существования двух континентов объединились. Было сделано новое «открытие». Оказывается, муанцы прорыли через горные хребты Анд специальный канал в бассейн реки Амазонки, связав тем самым Тихий океан с Атлантическим. По этому каналу муанские корабли плавали якобы к берегам Атлантиды. Любому здравомыслящему человеку ясно, что строительство канала в данном месте — безумная, неосуществимая затея.

 

От Нарамсина до Александра Македонского

Сторонники идей исчезнувших племен и затонувших материков до сих пор пытаются использовать свои гипотезы для объяснения общего хода человеческой истории. Для них, как правило, характерен самый необузданный полет фантазии при полном отсутствии каких-либо серьезных аргументов. Ниже я кратко остановлюсь на разборе двух работ подобного рода.

В одной из них (наиболее одиозной) американский автор X. Берилл высказывает предположение о шумерском влиянии на древнюю Мексику. В книге рассказывается, в частности, о месопотамском царе Нарамсине (он же, согласно Бериллу, Нармер — сын фараона Менеса и внук Саргона Аккадского).

Мало того, что автор абсолютно произвольно связывает родственными узами правителей двух разных государств — Шумера (Саргон Аккадский) и Египта (фараон Менес), он смешивает разные исторические эпохи (Менес правил около 3000 г. до н.э., а Саргон Аккадский — в XXIV в. до н.э.). Берилл заявляет, что аккадский правитель Нарамсин и есть мексиканский бородатый бог Кецалькоатль и после того, как он побывал на берегах Мексики, родилась красивая легенда о «Пернатом Змее». Доказательства? Они, безусловно, есть: ведь на древних месопотамских скульптурах Нарамсин тоже изображен с бородой!

Далее автор гипотезы ссылается на никому не известные (якобы самые последние) находки шумерских предметов и надписей: амулет из твердого зеленого камня с какими-то таинственными резными знаками («случайно» найден в 1936 г. в штате Нью-Мексико, США), которые передают, по словам Берилла, имя Нарамсина; «зашифрованные» шумерские надписи на стенах храма майя в Санта-Рите (Гондурас) и т.д.24Правда, ни в одном солидном научном издании нет даже упоминания об этих вещах. Их просто не существует.

В 1947 году на прилавках книжных магазинов США появилась небольшая книга в яркой суперобложке с лаконичным названием «Человек пришел из Азии». Автор Г. Гладвин был известен лишь сравнительно узкому кругу специалистов-археологов и антропологов.

В свое время Гладвин, человек весьма состоятельный, неожиданно увлекся археологией. Он финансировал раскопки древнего городища индейцев на юго-западе США и построил музей в штате Аризона. Но роль мецената ему быстро наскучила, и он сам решил заняться наукой. Пользуясь тем же методом, с помощью которого ранее пытались приплести к истории древней Америки колена Израилевы, Гладвин легко решил все сложнейшие проблемы американистики. Его рецепт был довольно прост: объяснение любому загадочному или спорному явлению на территории Нового Света нужно искать в Азии.

«Вместо того чтобы считать индейцев суперменами, — писал он, — которые в течение нескольких веков добились таких же достижений, какие остальное человечество приобрело после целых тысячелетий мучительных поисков, нужно посмотреть правде в глаза. Гораздо логичнее предположить, что... сложные черты их цивилизаций были принесены белыми бородатыми людьми...»25.

Ведь наиболее почитаемые божества индейцев Кецалькоатль и Виракоча изображались в индейских преданиях в виде бородатых людей-покровителей культуры и знаний. А скульптуры бородатых людей, найденные среди развалин древних мексиканских городов? Чьи они? Не могли же бронзовокожие индейцы, почти лишенные растительности на лице, выдумать такие странные образы!

И Гладвин решает, что цивилизацию на Американский континент принесли «белые бородатые люди». Но при чем здесь европейцы? По Гладвину, все американское происходит из Азии. Пытаясь устранить это явное несоответствие, он переносит нас в Восточное Средиземноморье эпохи Александра Македонского. После смерти великого полководца (323 г. до н.э.) его огромная империя, созданная силой оружия, разваливается на части. Между наследниками Александра начинается ожесточенная борьба за власть. И лишь Неарх, адмирал огромного греческого флота, подготовленного для далекого похода на восток, не принимает в ней никакого участия. Он попросту «исчезает» вместе со всеми своими кораблями.

По воле Гладвина, «исчезнувший» флот Александра Македонского совершает переход от Средиземноморья к западным берегам Америки. Около 300 года до н.э. цивилизованные греки, «впитав» в себя по пути многие достижения восточной культуры, добираются до Американского континента. И там, где останавливались пришельцы, расцветали впоследствии индейские цивилизации. Но уцелели ли какие-либо следы их пребывания в Новом Свете?

«Конечно, — говорит Гладвин. — А изображения воинов в греческих шлемах с гребнями на перуанских вазах, скульптуры бородатых людей из Мексики и, наконец, индейские легенды?»26.

Подобные доводы были рассчитаны на самых наивных людей. Вряд ли они казались убедительными и самому Гладвину, но слабые стороны своей гипотезы он попытался подкрепить яростными нападками на профессиональных ученых — «твердолобых» академиков, догматиков от науки, обвиняя их в нетерпимости к смелым взглядам и оригинальным теориям. Старался он не зря. За редким исключением, отзывы специалистов о его книге были самые отрицательные. Это и понятно: все выводы автора были абсолютно беспочвенными.

Перуанские сосуды с изображениями воинов в шлемах, на которые ссылается Гладвин, относятся к культуре Потока (400- 800 гг. н.э.). Скульптуры бородатых людей из Мексики, по его словам, имеют ярко выраженные азиатские черты. Но одна из них, найденная в штате Веракрус, датирована не ранее чем 300 годом, то есть на 600 лет позднее предполагаемого появления у берегов Америки греческого флота. Другая вообще изображает не человека, а ягуара. Остаются, правда, легенды индейцев о белых бородатых богах. Но у науки пока нет никаких доказательств древнего происхождения этих преданий. Они известны нам только в пересказе испанских авторов XVI века. Вполне вероятно, что упомянутые легенды были изобретены самими католическими миссионерами уже после испанского завоевания, дабы облегчить христианизацию и порабощение индейцев.

К сожалению, у такого рода литературы, как книга Гладвина, всегда находился свой читатель и в нашей стране, и за рубежом27. Конечно, ни один ученый не обходится без эмоций. Нельзя представить научное исследование без вдохновения, предчувствий, «блужданий» наугад, злоключений и ошибок. Прописная истина состоит в том, что археолог именно тогда оправдывает свое звание, когда с помощью воображения из мертвого материала («Воображение — это огонь открытия», — сказал выдающийся английский археолог Ф. Петри) воскрешает прошлое к новой жизни.

Тем не менее необходимо помнить, что в научном исследовании воображение должно быть под контролем, что критерием науки является доказуемый факт и что гипотезы, как ее составная часть,никогда не становятся аксиомами, пока они не доказаны. Все это расходится с методами лженауки, которой занимаются фанатики и дилетанты. Нередко интеллигентные, хорошо образованные и чрезвычайно работоспособные, они большей частью безобидны, но в отдельных случаях могут натворить величайшие беды.

Археолог Р. Уокоп посвятил дилетантам от американской археологии специальную книгу, где в едко-сатирической манере описал и их основополагающие концепции, и манеру вести полемику с профессиональными учеными.

«Нельзя не заметить, — указывает он, — известной последовательности в их поведении. Типичный приверженец бредовых теорий по поводу происхождения американских индейцев, как правило, начинает свою книгу с протеста. Он сетует, что ученые его презирают, высмеивают или, в лучшем случае, не признают. Затем он предсказывает, что к его труду отнесутся отрицательно или вовсе не обратят на него внимания, и клеймит позором «твердолобых ханжей в университетах и музеях». Нередко между строк книги читается намек на то, что его противники не только безнадежно консервативны и ревниво относятся к достижениям любителей, но даже не честны, и когда они сталкиваются с опровергающими их взгляды доказательствами, то скрывают их, а при необходимости и уничтожают»28.

И далее, говоря о полной абсурдности выдвигаемых дилетантами идей относительно происхождения американских индейцев, Р. Уокоп пишет:

«...Особенно «везет» в этом отношении майя, ацтекам и инкам. Они-то и привлекают любителей Есего таинственного, как мёд — мух. Такие любители готовы с головой погрузиться в мир непонятных символов; их влекут к себе таинственные священные обряды, экзотические руины в девственных лесах; они охотно играют в «лингвистические жмурки», тасуя наугад слоги непонятных языков (кстати говоря, ничего общего не имеющих с индоевропейскими)... Подобные увлечения переходят в манию... Отстаивая свои взгляды и наталкиваясь на резкую критику со стороны ученых-профессионалов, эти фанатики провозглашают себя жертвами жестоких преследований, мучениками идеи и, несмотря ни на что, ведут борьбу за свои теории, в которых мистические озарения сочетаются с низкопробными домыслами»29.

Обычно авторов-любителей привлекают черты сходства различных культур (пирамиды, мумификация, календарь с 365-дневным циклом в Старом Свете и в Америке). Исходя из того, что одинаковые элементы культур не могут появиться независимо друг от друга, эти авторы считают, что существование их неопровержимо доказывает родство древних цивилизаций. Конструируются всевозможные гипотезы, при этом либо древнемексиканская культура называется отпрыском древнеегипетской, либо все древние культуры Старого и Нового Света объявляются наследницами еще более ранней, погибшей цивилизации (в духе Атлантиды или My). Дилетанты утверждают, что ученые обычно не замечают такого сходства культур или же замалчивают этот факт.

В действительности же черты сходства различных культур всегда внимательно и всесторонне исследуются наукой. Давным-давно установлено, что сходные элементы материальной и духовной культуры, равно как и социального строя, неизбежно появляются на одинаковых стадиях развития разных обществ, а в одинаковых ландшафтно-климатических условиях возникают специфические для них сходные элементы культуры. Разумеется, никто не отрицает, что многие из них распространялись путем заимствования или в результате переселений. Но в каждом конкретном случае прежде всего необходимо выяснить, появилось ли сходство в результате независимого развития (конвергенции) или заимствования. К сожалению, до такого уровня анализа дилетанты и мистики, как правило, никогда не доходят.


11 Цит. по Honour H. The New Golden Land. European Images of America from the Discoveries to the Present Time. — N. Y., 1975. — P. 12.

12 Цит. по Hallowell J. A. The Beginnings of Anthropology in America. Selected Papers from the American Anthropologist, 1888 — 1920. — N. Y., 1960. — P. 3.

13Grosby J. A. W. The Columbian Exchange. Biological and Cultural Consequences of 1492. — Westport, Connecticut, 1972. — P. 10.

14 Цит. по Фрид Н. Улыбающаяся Гватемала. — M., 1958. — С. 48.

15 Цит. по Zavala S. New Viewpoints on the Spanish Colonization of America. — Philadelphia, 1943. — P. 33.

16Hanke L. Bartolomeo de Las Casas. — Philadelphia, 1952. — P. 97.

17 Cм. Wauchope R. Lost Tribes and Sunken Continents. — Chic, 1962. — P. 4.

18Гуляев В. Америка и Старый Свет в доколумбову эпоху. — М., 1968 . — С. 170.

19Бальмонт К. Д. Змеиные цветы. — М., 1910. — С. 123.

20 См. Spanuth J. Atlantis. — Tubingen, 1965.

21 Цит. по Ceram С. W. Op. сit. — P. 207—208.

22Wauchope R. Op. сit. — P. 28 — 29. Следует подчеркнуть, что автор негативно относится лишь к крайним, антинаучным взглядам по поводу Атлантиды. Вся совокупность современных данных (океанографических, археологических и исторических) убедительно доказывает, что в Атлантическом океане нет сколько—нибудь значительных массивов суши, опустившихся на дно в последние 20—10 тысяч лет. Вместе с тем следует учитывать, что в основе платоновской легенды об Атлантиде лежат реальные события, происходившие во II тысячелетии до н. э. в Восточном Средиземноморье, когда от разгула природных стихий (извержение и взрыв вулкана Санторин, цунами, камнепады и т. д.) частично погибла минойская цивилизация. Подробнее об этом см. Резанов И. А. Атлантида: фантазия или реальность? — М., 1975; Кусто Ж., Паккале И. В поисках Атлантиды. — М., 1986.

23 См. Churchward J. The Lost Continent of Mu. — N. Y., 1931.

24 См. Verrill H. A. and Verrill R. America's Ancient Civilizations. — N. Y., 1953.

25Gladwin H. S. Men out of Asia. — N. Y., 1947. — P. 224—291.

26Gladwin H. S. Op. cit. — P. 281—291.

27 В советской печати популяризатором всевозможных домыслов о прямых трансокеанских связях древних цивилизаций Старого и Нового Света (на основе трудов западных авторов) выступил в 60-е годы А. Горбовский (см. его книгу «Загадки древнейшей истории». — М., 1966); в зарубежных изданиях особой известностью пользуются до сих пор труды Б. Фелла и Ч. Берлитца (Fell В. America В. С. Ancient Settlers in the New World. — N. Y., 1977; Berlitz Ch. Mysteries from Forgotten Worlds. — N. Y., 1972).

28Wauchope R. Op. cit. — P. 81—82.

29 См. Уокоп Р. Затонувшие материки и тайны исчезнувших племен. — М., 1966. — С. 17—18.