К читателю

Хуан Баутиста де Помар ::: Сообщение из Тескоко

ХОАКИН ГАРСИА ИКАСБАЛЬСЕТА

Помар: «Сообщение из Тескоко»

К читателю

/VIII/ … "Сообщение из Тескоко", написанное в 1582 году Хуаном Баутиста Помаром, является ни чем иным как одним из многочисленных ответов, собранных, чтобы составить знаменитые "Статистические данные" [Estadistica] Филиппа II.

С 1851 года я имел копию, снятую с него, оригиналом которой мне послужила другая, написанная старинным почерком первых лет XVII века, каковую я обнаружил в библиотеке ныне упраздненной Коллегии Святого Григория [Colegio de S. Gregorio]. Я сразу же нашел в этой старинной копии серьезный недостаток, а именно – отсутствие рисунков, о которых несколько раз упоминает текст; и в надежде, что обнаружится другой, лучший, оригинал, и с рисунками, я до сих пор воздерживался от публикации документа, удовлетворяясь тем, что дал несколько копий занимающимся исследованиями лицам, которые у меня их /VIII/ попросили. Но в течение долгих сорока лет, на протяжении которых обнаружились несчетные американские документы, нигде не появился Помар, ни даже намек на существование другой рукописи. Итак, надежда на то, что она найдется, по крайней мере, в мои годы, сомнительна, и сегодня единственной известной является рукопись из Сан-Грегорио, ныне находящаяся во владении частного лица[1]. Мое мнение подтверждает факт, что выдающийся и старательнейший американист Дон Маркос Хименес де Ла-Эспада не помещает это "Сообщение" в каталог тех, которые были ему известны, включая "Предшествующих знатоков", которых он приводит в первом томе своих "Географических Сообщений об Индиях" [Relaciones Geográficas de Indias] (1881). И если он уже упоминает его в "Предшествениках" во втором томе (1885), то не потому, что нашел его в Испании, но со ссылкой на мою копию.

… Хуан Баутиста Помар, уроженец Тескоко, был метисом, сыном испанца и внуком царя Несауальпильцинтли со стороны матери, хоть она и была побочной дочерью этого царя, прижитой от рабыни.

Торкемада имеет в виду это "Сообщение" и возражает ему относительно того, что, согласно ему, оно утверждает о порядке, которого придерживались при наследовании власти в Тескоко, обвиняя автора в том, что тот, "как человек, не слишком сведущий в стиле, какого требует история, все смешал в одну окрошку [revolvió caldo con berzas], и тескоканским обычаем, не умея отличить его, сделал мешикский". И выносит ему приговор не только в невежестве, но и в недобросовестности, в таких словах: "Правда в том /IХ/, для чего говорит это он и почему ему не верю я, чтобы все-таки знать, что он относил себя к этому царскому дому, что и в самом деле было так, но по побочной линии; и когда он составлял эти сведения и сообщение, притязал на правление городом Тескоко и почти на все наследство, которое цари, его предки, оставили другим, из которых в ту пору были живы многие, отчаянно ему возражавшие как люди, которые происходили от Несауальпилли законно и по праву наследия, чтобы заслужить те две вещи, на которые названный Помар с таким напором притязал, и более всего это вызывало то, что он был сыном испанца, и тот слух, возбуждавший у него ожесточенные возражения, какие он высказывал, что будто бы было известным делом относительно его матери, что она была дочерью рабыни, от которой ее прижил царь Несауальпилли, как обычно бывает, когда господин влюбляется в рабыню; но хоть и не вышло в соответствии со всеми его притязаниями, он получил по меньшей мере немалую часть и треть царских домов, оставив две другие двум своим правнукам, и видим их живущими в них после того, как они примирились; таким образом, по этой причине, и чтобы ввести в дело [meter en danza] свою мать, которая была незаконнорожденной, он сказал, что это царство наследовали те, кто больше всего заслуживал, согласно его словам"[2].

Я не нашел текстуально в рукописи, которой следую, ни трех цитат, приводимых Торкемадой, ни места, относящегося к наследованию, кроме того, что читатель может видеть на страницах 25 и 26, что, по моему суждению, не подтверждает обвинений францисканского историка. Я склоняюсь к мысли, что тот имел в виду другую рукопись, отличную от той, которая ныне публикуется, ибо, хотя подходят дата и другие признаки, кажется, что та была некими "Сведениями" [Información] (как ее называет Торкемада), которые Помар составил, чтобы обосновать свои притязания на правление Тескоко и на наследство царей, своих предков. Там, вероятно, содержалось, что, чтобы избрать наследника престола, обращали внимание только на достоинства, а не на то, был ли он законным сыном или побочным (если он происходил из такой ветви), чего не говорится в "Сообщении" /Х/, где нет ни мест, направленных на оправдание его притязаний, ни каких-либо упоминаний о них, ни даже намека на его царственное происхождение, хотя бы и по побочной линии. Если мы и знаем об этом, то лишь потому, что нам сообщил об этом Торкемада.

Так как к моему ведению не относится обсуждение того, как прояснить эти сомнения, оставлю их историкам, дополню только, что П. Бетанкурт [P. Betancurt] также использовал этот документ, принадлежавший дону Карлосу де Сигуэнса-и-Гонгора. Его приводит также Клавихеро, но в таких выражениях, что кажется ясным, что он не видел его и, собственно, следует Барсии [Barcía]. Беристайн [Beristain] цитирует копию Сан-Грегорио.

Она представляет собой 42 листа в томе из 102, с плохим почерком и еще худшей орфографией, что затрудняет ее чтение. С одной стороны ее несколько изгрызли крысы, разрушив целые слова и их части … Не будет лишним сообщить, что в конце кодекса имеются другие 42 листа с тем же почерком, занятые "Романсами владык Новой Испании" [Romances de los Señores de Nueva España] на мешикском языке ...

В Помаре мы имеем еще одного историка и панегириста Тескоко; очень неполноценного, конечно, по сравнению с Иштлильшочитлем, но более старинного и более умеренного. Хотя он всегда помнит, что он тескоканец, не придумывает того, чего не знает, и то, что утверждает, говорит безо всяких преувеличений. Кроме того, он добавляет некоторые мелочи, которые не упоминает Иштлильшочитль. Это добросовестная работа об отдельном владении, из тех, которых так не хватает, чтобы осветить нашу древнюю историю, очень искаженную и путаную, прежде всего в части установлений, вследствие применения к одному племени того, что соответствует исключительно другому, соседнему.

Мехико, март 1891 г.

[1] С первого десятилетия ХХ века рукопись находится в библиотеке Техасского университета в Остине.

[2] J. de Torquemada. Monarquia Indiana. Lib. XI, cap.27.