ОПЯТЬ ЗАЛПЫ МУШКЕТОВ

Чичков Борис ::: Тайна Священного Колодца


Х
алач-виник и жрецы просили бога смилостивиться над государством индейцев майя, закрыть дорогу на их землю чужестранцам-завоевателям. Но испанцы не забыли о существовании загадочной земли Юкатан.


В
ернувшись на Кубу после тяжелого поражения под Чампотоном, Франциско Эрнандес доложил губернатору Диего Веласкесу об удивительной земле, на которой стоят прекрасные дворцы и храмы, где живет храбрый народ, где есть золото.


З
олото! Это слово воспламеняло и без того горячих испанцев, прибывших в Новый Свет с мечтой о богатстве. Золото нужно было королю Испании Карлу V, золото нужно было придворным, золото открывало любые двери.


Эрнан Кортес

В
рекордный срок были снаряжены одиннадцать каравелл. Пятьсот солдат, шестнадцать лошадей вошли на их палубы. Пушки и фальконеты, ядра и порох погрузили в трюмы. Во главе экспедиции встал гидальго Эрнандо Кортес, издавна славившийся дерзостью своего характера. "Завоевать вновь открытые земли для бога, для короля, для себя и для своих друзей!" - клянется будущий покоритель Мексики.


И
вот уже развевается на мачте флагмана бело-голубое знамя христианской церкви. С тревогой смотрят индейцы на приближающиеся корабли. Испанцы дали залп из орудия и спустили на воду большие шлюпки. В шлюпках были не только люди, но и огромные звери на четырех ногах с большой головой и красным языком.


К
ортес вышел из шлюпки, обнажил шпагу и ударил ею по огромному дереву сейба.


- И
менем короля Испании Карла Пятого, - крикнул он, - отныне я, Эрнандо Кортес, властвую над этой землей!


С
о шпагой в руке он переступил порог индейского храма и, увидев каменного идола, на лице которого была запекшаяся кровь жертв, приказал разбить идола и вынести вон. На его место было поставлено знамя с красным крестом и словами: "Братья, последуем кресту. Имея веру, сим знаком победим". Закованные в латы испанские конквистадоры уже скакали по селению. Индейцы с ужасом смотрели на чудовищ, зверя, что человек и животное - это одно целое. Испанцы врывались в храмы, вытаскивали идолов и разбивали их. А потом они ловили индейцев, ставили их на колени пред христианским крестом, в одетый в черное монах обращал их в "истинную веру".


П
од счастливой звездой родился Эрнандо Кортес! Много раз судьба спасала его от гибели, от злой воли губернатора Диего Веласкеса. И теперь судьба послала к нему человека, знающего земли индейцев, их обычаи и язык.


К
Кортесу пришел испанец Агиляр, долго проживший среди индейцев. Он рассказал, как восемь лет назад их корабль потерпел крушение, как добрались уцелевшие до Юкатана, как многих из них индейцы принесли в жертву богам. Оставшиеся в живых бежали, но все погибли, кроме двоих - Агиляра и Герреро. Но Герреро отказался идти к испанцам.


- Б
рат мой Агиляр, - сказал он. - Я женат на индианке, у меня трое детей. Тело мое татуировано, уши надрезаны. Что скажут испанцы, увидев меня?


Г
ерреро навсегда остался у индейцев. Агиляр пришел на службу к Кортесу. Он открыл конквистадору главную дорогу к богатству и славе. Там, в центре Мексики, есть огромная империя ацтеков со столицей Теночтитлан. Там главное богатство мексиканской земли.


К
ортес отправился в Теночтитлан. По земле майя полетела весть о том, что бледнолицые разбили идолов и храмы и поставили свой крест. И тогда снова вспомнили пророческие слова чилама Ах-Камбаля: "Народ ваш будет покорен чужестранцами, которые принесут своего бога и дерево, обладающее большой
силой против наших богов".


П
ечальные вести распространялись по земле майя. Чужестранцы одерживали победы в огромной стране ацтеков, где правит император Монтесума и где живет людей намного больше, чем на Юкатане. Из железных труб завоеватели убивают тысячи людей, разрушают дворцы и храмы, они продвигаются к самой столице Теночтитлан. А вскоре индейцы узнали, что Теночтитлан разрушен испанцами и больше не существует империи ацтеков. На ее месте теперь государство, которое называется Новая Испания.


С
пециальным указом Карл V пожаловал Эрнандо Кортесу титул вице-короля Новой Испании, а его ближайшему помощнику Монтехо было присвоено звание генерал-губернатора всех земель индейцев майя на Юкатане. И никого не смущало, что земли пока что не завоеваны. "Монтехо их завоюет, ваше величество!" - уверил в личной беседе Карла V Эрнандо Кортес во время своего триумфального визита в Испанию.


В
новь испеченный генерал-губернатор Юкатана Монтехо готовил к далекому плаванию корабли. В трюмы грузили бочки с порохом, по трапам поднимались солдаты и лошади. Новый генерал-губернатор любой ценой решил покорить индейцев майя и вступить во владение своими землями.


И
опять индейцы услышали залпы орудий. По их дорогам, сметая все на своем пути, двигались завоеватели. Они проникли в глубь Юкатана и основали укрепленный город Саламанку. Вдоль городских стен были установлены пушки, на центральной площади построен храм, над которым вознесся христианский крест.


К
онкистадоры мчались на лошадях в индейские поселения и пригоняли индейцев в свой город. Для испанского солдата неважно, кто это был - жрец, художник, након или чилам, - всякий индеец для него - раб. Их приводили в цепях, били плетьми, травили собаками.


Т
епеух по велению Халач-виника снова собирал воинов для борьбы с чужестранцами. Все рвались в бой. Крестьяне, мастеровые, лекари - все просили накона Тепеуха разрешить им встать под военное знамя. Тепеух не повел воинов по одной дороге. Он разделил людей на небольшие отряды и приказал двигаться к городу чужестранцев тайными тропами. Бесшумно, словно тени, подкрались к городу с разных сторон. Там они
увидели храмы чужестранцев, дома, построенные из толстых бревен. Все здесь было так непохоже на их города и поселения. Након Тепеух поднял руку и пронзительно крикнул: "Калачуни!" Его крик подхватили индейцы. Тысячи стрел полетели в испанцев, не ожидавших нападения. Индейские воины с копьями в руках бросились на штурм города.


Н
о на башне храма уже зазвонил колокол. Ударили пушки, и содрогнулась земля. Десятки индейцев упали. Вслед за орудийным залпом послышались выстрелы мушкетов. Индейцы отступили. Након Тепеух ждал ночи. Он знал, что ночью прибудут подкрепления и завтра снова можно будет поднять людей в атаку.


Н
аступила ночь. Днем индейцы не плачут по умершим. Только ночью они дают волю своим чувствам. При свете луны с плачем индейцы рыли могилы для погибших воинов. Мертвецам набивали рот кукурузой, чтобы им не голодно было на том свете. В кукурузу добавляли несколько дорогих камешков, которые заменяли деньги. Тело погибшего завертывали в саван и опускали в могилу...


А
на башне храма бледнолицых звонил колокол. Может, он звонил по погибшим солдатам, думали индейцы, или, может, призывал бледнолицых к ночной атаке?


Н
а всякий случай индейцы не расставались с оружием. Но атаки не было, а колокол звонил и звонил в темноте. Под этот звон конкистадоры покидали город. Они поняли, что отрезаны от мира, что пушки
и мушкеты не спасут их от голодной смерти.


К
ончилась тревожная ночь. Солнце разогрело воздух, и плотный туман в джунглях рассеялся. А колокол все звонил и звонил...


Д
озорные индейцев взобрались на высокие деревья и доложили накону Тепеуху, что город пуст, чужестранцы покинули его. Приблизившись к храму, индейцы обнаружили, что их обманули. К языку колокола была привязана собака. На полу был оставлен хлеб. Он лежал на таком расстоянии, что собака не могла его достать. Всю ночь собака рвалась к хлебу, раскачивая язык колокола.


П
о разным дорогам отряды индейцев отправились в погоню за испанцами. Након Тепеух во главе самого сильного отряда двигался по дороге, ведущей на юг.


К
ак только кончился тропический лес и открылась равнина, након увидел шесть четвероногих чудовищ и всадников на них, прикрывающих отступление. Индейцы бросились в атаку. Шесть мушкетов изрыгнули огонь. Сотни стрел полетели в чудовищ и, ударившись о железные латы, упали на землю. Но это не остановило индейцев; они приближались, и все отчаяннее слышался их военный клич: "Калачуни!"


Ч
удовища вынуждены отступить, и опять залп мушкетов. Индейские воины падали, но на их место вставали другие. Все более плотным кольцом индейцы окружали чудовищ. Всадники выхватили тяжелые мечи и обрушили их на беззащитные головы индейцев. Вот уже одно чудовище вырвалось из окружения и поскакало прочь, за ним устремилось второе чудовище, третье... В этот момент Синтейют, самый сильный и ловкий игрок в мяч племени майя, прикрывая голову тростниковым щитом, бросился к чудовищу и схватил его одной рукой за заднюю ногу, словно это был баран или собака. Чудовище пыталось вырвать ногу из могучей руки Синтейюта, но не могло.


А
индейцы уже стаскивали бледнолицего воина на землю. Другие выхватили ножи с обсидиановыми лезвиями и резали шею чудовища. Оно покачнулось и упало. Крик радости вырвался у индейцев. Значит, чудовище можно убить!


Т
еперь они резали его на куски, пробовали его кровь, мазали ею уши. Наконец Тепеух подозвал Синтейюта и, обняв его, поблагодарил за храбрость и силу.


- Т
ы возьмешь голову чудовища, - сказал након, - и отнесешь ее Верховному правителю.


С
интейют взвалил на плечо драгоценную ношу и побежал по самой короткой дороге в столицу. Теплая кровь чудовища капала на спину Синтейюта, и от этого он еще больше ощущал радость победы и гордость за то, что несет Халач-винику драгоценный трофей.