Ла-Вента

Табарев Андрей Владимирович ::: Древние ольмеки: история и проблематика исследований

2.3.

Ла-Вента находится в северо-западной части штата Табаско (муниципалитет Уимангильо) на поверхности 20-метрового соляного останца (купола) миоценового возраста. Ближайшая крупная река - Тонала - протекает в 4 км к западу, два ее притока - реки Чикосапоте и Бласильо - огибают место памятника с севера и юга, превращая его фактически в остров посреди аллювиальной долины. От побережья Мексиканского залива Ла-Венту отделяют всего 15 км. Таким образом, ольмекский центр располагался в исключительно выгодной экологической зоне, позволявшей в равной степени пользоваться ресурсами наземного, речного и прибрежного происхождения.

Всего в 1 км на север от Ла-Венты на старичных берегах археологами было зафиксировано несколько поселений частично синхронного с Ла-Вентой периода (1200-400 гг. до н. э.), а также и более ранние (ок. 1750 г. до н. э.)[212]. Первые же следы пребывания человека в этом районе, как уже указывалось выше, зафиксированы археологами в Сан-Андрес (более 7 тыс. л. н.).

Комплекс архитектурных сооружений в Ла-Венте занимает около 200 га (рис. 52). Благодаря подробному плану, составленному в ходе исследований 1990-х гг., мы имеем достаточно полное пред­ставление об этом грандиозном ансамбле[213]. Он включает в себя девять комплексов, обозначенных латинскими буквами (А, В С, D, E, F, G, Н, I), а также комплекс, именуемый «Акрополь Стирлинга» (Stirling Acropolis)[214]. На территории комплексов насчитывается до 40 земляных насыпей и платформ (в т. ч. пять погребальных сооружений), 90 каменных монументов, стел и скульптур, а также серии ритуальных кладов и тайников.


Рис. 52. Общий план комплексов Ла-Венты (адаптировано по: [Evans, 2004, р. 176]).
Рис. 53. Пирамида С-1. Инструментальный план, Ла-Вента (по: [Gonzalez, 1997, р. 82]).

Все комплексы расположены строго вдоль основной оси ансамбля, отклоняющейся от направле­ния на современный магнитный центр на 8 °. В поисках объяснения этому странному феномену спе­циалисты обращались к астрономическим ориентирам (планетам, Млечному Пути, различным со­звездиям), но более обоснованной представляется версия о том, что ансамбль Ла-Венты является некоей моделью ольмекского мира и повторяет в деталях географию района, в котором жили и пере­мещались ольмеки[215].

Принято рассматривать комплексы Ла-Венты, начиная с комплекса С. Его центральным сооружением является доминирующая над всем пространством Ла-Венты огромная насыпная пирамида из грунта и глины (С-1 или «Great Pyramid»). Даже спустя две с половиной тысячи лет, поврежденная эрозией и антропогенным воздействием пирамида смотрится внушительно. Ее габариты: ширина ос­нования 128 х 144 м, высота ок. 30 м, а объем более 99 000 м3. С восточной, южной и, частично, западной сторон пирамиды просматривается подпрямоугольная платформа-основание (рис. 53). На ней были зафиксированы несколько мелких округлых насыпей и выразительных каменных монумен­тов (в частности, стела 5, монументы 88, 89, 25/26 и 27) (рис. 54).


Рис. 54. Монументы. Ла-Вента. 1 - монумент 88; 2 - монумент 25/26, который был объединен из двух, первоначально считавшихся самостоятельными, фрагментов (по: [Gonzalez, 1997, р. 88, 89]).

Очень интересным является вопрос о том, как выглядела пирамида С-1 в древности. До 1967 г. поверхность пирамиды была покрыта растительностью, что затрудняло измерения и реконструкцию. По одной из таких реконструк­ций, пирамида имела традиционную для позднейших каменных сооруже­ний четырехгранную форму (рис. 55). Однако и после расчистки высказы­валось несколько версий. В конце 1960-х гг. Р. Хейзер предположил, что пирамида являла собой копию кону­са вулкана, священного для всех мезоамериканских культур элемента рельефа, другие настаивали на ярус-ности сооружения (рис. 56). 30 лет спустя Р. Гонзалес после закладки се­рии небольших раскопов с южного склона С-1 вновь вернулась к гипо­тезе о том, что изначально пирами­да была ступенчатой с несколькими широкими лестницами по сторонам света. Еще большую интригу добав­ляет информация, полученная с по­мощью магнитометра, который од­нозначно зафиксировал внутри пира­миды базальтовую конструкцию (воз­можно, гробницу)[216].

Комплекс В расположен к югу от пирамиды С-1 и включает большую площадь (Plaza В) с земляной насыпью В-4 посредине, а также насыпи В-1, В-2 и В-3. Площадь, по всей видимости, играла важную роль в ансамбле Ла-Венты. Здесь было найдено несколько крупных каменных монументов, три алтаря-трона и одна колоссальная голова.

«Акрополь Стирлинга» - это большая насыпная платформа (324 х 260 м и 7 м в высоту), примы­кающая к комплексу В с востока. На ее поверхности были зафиксированы несколько небольших насыпей, остатки площадки для игры в мяч (?), фрагменты базальтовых колонн и водопровода, анало­гичного тому, что был в Сан-Лоренсо. Все это позволяет специалистам интерпретировать комплекс В как резиденцию правителя Ла-Венты и его приближенных[217].


Рис. 55. Центральная часть памятника Ла-Вента (комплексы А и С) (реконструкция по: [Drucker, Heizer, Squier, 1959, fig. 1]).


Рис. 56. Различные варианты реконструкции первоначального вида пирамиды С-1. Ла-Вента. 1 - реконструкция Ф. Блома и О. Ла Фаржа, 1926 г.; 2 - реконструкция Ф. Дракера, 1952 г.; 3 – реконструкция Ф. Дракера, Р. Хейзера, Сквайер г.; 4 - реконструкция Р. Хейзера, Дж. Грэхама, Нэлтон, 1968; 5- реконструкция Дж. Грэхама, Джонсон, 1979 (по: [Gonzalez, 1997, р. 80]).
Рис. 57. Монумент 19. Ла-Вента. Правитель или жрец в ритуальном шлеме (головном уборе) в кольцах огромного змея. Одно из первых изображений пернатого змея а мезоамериканском искусстве (по: [The Oimec World..., 1995, p. 87]).

Прежде чем перейти к наиболее сложному и важному комплексу ансамбля - комплексу А, крат­ко остановимся на других.

Комплексы D и I обозначают южную и северную оконечности ансамбля Ла-Венты. В комплексе D ок. 20 насыпей и несколько узких площадок между ними[218]. Часть насыпей в комплексе I была повреж­дена при прокладке взлетной полосы сотрудниками компании РЕМЕХ, начавшей в 1960-х гг. разра­ботку нефтяных месторождений, поэтому их точное количество трудно установить. Эта же судьба постигла и часть каменных монументов, среди которых есть совершенно уникальные, например, мо­нумент 19 (одно из первых изображений «пернатого змея» в Мезоамерике) (рис. 57) или монумент 20 (стилизованное изображение кита ?). Рядом с комплексом I были найдены три колоссальных камен­ных головы, которые в древности составляли определенную смысловую композицию. Комплексы Б, G и Н также насчитывают по нескольку земляных сооружений и пока слабо изучены. Комплекс F является наиболее удаленным и его связь с ритуальным ансамблем еще предстоит выяснить.

Комплекс А можно без преувеличения назвать одним из удивительнейших чудес доколумбовой Америки. Он состоит из двух закрытых площадок и серии земляных насыпей, созданных в промежут­ке между 900-400 гг. до н. э.[219] Археологи, вслед за Ф. Дракером, Р. Хейзером и Р. Сквайром, предпо­лагают, что комплекс был возведен за несколько этапов - фаз I-IV (Phases I-IV)[220]. Южная площадка прикрыта с юга пирамидой С-1, двумя длинными платформами А-4 и А-5 с запада и востока и округлой насыпью А-3 с севера. Северная площадка, в свою очередь, заключена в пространство между двумя небольшими подпрямоугольными насыпями A-1-D и А-1-Е с южной стороны, слегка вытяну­тыми в плане насыпями A-1-F и A-1-G с востока и запада и крупной насыпью А-2 с севера. Воссоз­дание первоначального облика этого сооружения также представляется проблематичным. Версия 1959 г. предполагает полусферическую форму[221], тогда как в публикации 1968 г. представлен пирами­дальный ступенчато-ярусный вариант[222]. Пространство от южной стороны насыпи А-2 до насыпей А-1-D и А-1-Е было ограждено изгородью из массивных, вертикально установленных базальтовых стол­бов-колонн (рис. 58,59).


Рис.58. Центральная часть памятника Ла-Вента (комплексы А и С). Один из вариантов реконструкции (по: [Weaver 1972, р.52])
Рис.59. Реконструкция центральной части памятника Ла-Вента (комплексы А и С) (по: [Coe 1984, р.82])

Практически все сооружения северной части комплекса А в большей или меньшей степени подверглись археологическим раскопкам. В южной части комплекса наиболее интенсивно траншея­ми и раскопами изучались лишь насыпи А-3 и А-5, тогда как насыпь А-4 осталась нетронутой.

Все наземные сооружения и многочисленные клады и тайники были расположены строителями комплекса строго симметрично относительно центральной оси юг-север[223]. В качестве строительных и отделочных материалов ольмекские мастера использовали базальт, известняковые плиты, высу­шенные на солнце кирпичи, обломки серпентина, а также широкий диапазон разноокрашенных песков и глин красного, желтого, белого, голубоватого, оливкового, розового, пурпурного, серого, оранжевого и коричного оттенков. Глины в основном использовались для покрытия насыпей, пески - для поверх­ности площадок и заполнения полостей.

Яркой особенностью Ла-Венты являются клады и тайники. Только в пределах комплекса А их найдено более 50-ти. Ф. Дракер и его коллеги разделили их на три категории: крупные (массивные) тайники (Massive Offerings), мозаичные выкладки (Mosaic Masks) и небольшие посвятительные кла­ды (Small Dedicatory Caches). Массивные тайники (а их насчитывают пять) помещались в большие котлованы, которые затем наполнялись последовательными слоями серпентиновых блоков глин.

Наиболее показателен в этом смысле комплекс, состоящий из массивного тайника I (Massive Offering I) и мозаичной выкладки I. В прямоугольный котлован со сторонами 23 и 1 м было уложено 28 слоев серпентиновых блоков с заполнением глинами голубого и оливкового цвета. Приблизитель­ный вес блоков составляет более 1 000 т. Поверх этой «платформы» была выложена однослойная гигантская мозаика (4,8 х 4,4 м) из 485 зеленых серпентиновых блоков на фоне оливково-желтой глины. Наиболее эффектная интерпретация этой мозаики - стилизованное изображение ягуара, маска бога-ягуара. Поверх этой «маски» в слое из крапчатой розовой глины был уложен посвятительный клад из тщательно отполированных жадеитовых и серпентиновых кельтов, организованных в кресто­образную композицию и небольшое гематитовое зеркало[224]. Удивительно то, что создание и консерва­ция мозаичных выкладок происходили в рамках одного (возможно, однодневного) ритуала (единовре­менного акта, специальной церемонии) и они никогда не экспонировались для всеобщего обозрения (рис. 60, 61).


Рис. 60. Мозаичная выкладка I. Ла-Вента. Именно этот комплекс рассматривался многими исследователями как стилизованное изображение (маска) ягуара (по: [Drucker, 1952, р. 57]).
Рис. 61. Мозаичная выкладка N. Южная оконечность насыпи А-3. Ла-Вента (по: [Drucker, 1952, р. 74)).

В других посвятительных кладах археологами были найдены фигурки[225], бусы, украше­ния, керамические сосуды и другие изделия из жадеита, серпентина, гематита и обсидиана (рис. 62-64).

В отличие от Ла-Венты в Сан-Лоренсо такого обилия кладов и тай­ников с жадеитовыми и серпентиновыми предметами найдено не было. Самый крупный из кладов в Сан-Лоренсо насчитывал всего семь кель­тов, несколько фрагментированных сосудов и мелких изделий типа бусин и бляшек[226].


Рис. 62. Посвятительные клады из кельтов. Ла-Вента. 1 - клад 2; 2- клад 2А (по: [Drucker, Heizer, Squier, 1959, fig. 33]).


Рис. 63. Основные типы керамической посуды. Ла-Вента (по: [Drucker, 1952, р. 108]).
Рис. 64. Форма и орнаментика сосудов Ла-Вента (по: [Drucker, 1952, р. 123]).


Рис. 65. Раскопки гробницы А. Ла-Вента (no: [Stirling, 1943, PI. 48]).

Пять сооружений в комплексе А были идентифицированы как погре­бальные. Костные останки практи­чески полностью разложились в кис­лотных грунтах Ла-Венты, но большинство археологов склонны считать их именно погребениями, а не кладами[227]. Четыре из погребений находи­лись в специальных погребальных каме­рах. Два (Tombs А и Е) - в гробницах из базальтовых колонн, одно (Tomb В, Monument 6) - в песчаниковом «саркофа­ге с крышкой», одно (Tomb С) - в неболь­шом «склепе» из каменных плит. Погре­бение D было просто опущено в грунт. Все погребения располагались на центральной оси комплекса А и были возведены, по мне­нию большинства специалистов, в после­днюю фазу строительства в Ла-Венте - четвертую.

Пол гробницы А был покрыт слоем охры. В нем сохранились останки двух по­гребенных (судя по остаткам зубов, — мо­лодых людей или даже подростков) в со­провождении жадеитовых фигурок, стату­этки сидящей женщины с миниатюрным гематитовым зеркалом на груди, а также ушные украшения и крупное полированное зеркало. Процедура погребения заверши­лась заполнением пространства гробницы красно-оранжевой глиной и возведением над ней насыпи А-2 (рис. 65-68).


Рис. 66. Раскопки в Ла-Венте, 1955 г. Комплекс А. Разборка траншеи, ведущей к усыпальнице из базальтовых колонн (по: [Вегпа!, 1969]).
Рис. 67. Усыпальница из базальтовых колонн (гробница А), Перенесена в историко-археологический парк в г. Виллья-Эрмоса. Штат Табаско (по: [Bernаl, 1969, PI. 6]).


Рис. 68. Жадеитовые и серпентиновые изделия. Гробница А. Ла-Вента (по: [The Olmec World..., 1995, p. 18]).

------------------

Зеркала

В древних мезоамериканских куль­турах зеркала, изготовленные из различ­ных материалов, присутствуют начиная с формативного периода.


Рис. XIII. Зеркала. 1 - жадеитовая фигурка женщины с зеркалом из Гробницы А в Ла-Венте (фигурка покрыта красной краской, символизирующей кровь, или жизнь, высота 8 см); 2 - ильменитовое зеркало из клада № 11 (Ла-Вента); 3 -магнетитовое зеркало из клада № 9 (Ла-Вента) (по: [Drucker, Heizer, Squier, 1959, p. 180]).

Так, в ольмекских центрах найдено значительное количество зеркал, вы­полненных из цельных кусков гематита, магнетита и ильменита. Они отличают­ся исключительно тщательной полиров­кой и вогнутой поверхностью, которая частично искажает отражение. Зеркала присутствуют на целом ряде ольмекс­ких стел, монументов, керамических из­делиях и фигурках из жадеита и серпен­тина (рис. XIII). Ряд археологов предпо­лагают, что вогнутые (фокусные) ольмекские зеркала могли также использовать­ся и для получения огня во время ритуа­лов и церемоний.

В позднейших культурах сапотеков, теотиуаканцев и майя зеркала обычно представляли собой мозаику из тща­тельно подобранных пластинок пирита, приклеиваемых на сланцевую или песчаниковую ос­нову. Тольтеки для украшения зеркал также исполь­зовали бирюзу. Наивысшего уровня достигла техно­логия изготовления зеркал у астеков, которые пользо­вались полированными зеркалами из обсидиана. Одно из центральных божеств астекского пантеона - темный владыка Тецкатлипока (Дымящееся Зерка­ло) - с помощью множества зеркал наблюдал за че­ловеческими душами.

Большинство исследователей, допуская возмож­ность косметического использования зеркал, еди­нодушны в мнении, что в основном зеркала явля­лись символом определенного социального поло­жения, а также инструментами для пророчеств и магии, будучи своеобразным порталом между раз­личными мирами.

Современные индейцы уичоль в Западной Мекси­ке называют зеркала «тропой для духов и предков».

----------------------

Погребение В («в саркофаге») не содержало никаких останков или следов останков погребенно­го. Прямоугольный саркофаг с изображением морды ягуара с северного торца и деталей тела с вос­точной и западной сторон был найден в нескольких метрах к югу от гробницы А (рис. 69-71). В глинистом заполнении саркофага были обнаружены изделия из жадеита и серпентина (фигурка, две ушных катушки, подвески в виде клыков ягуара).


Рис. 69. Расположение гробниц А, Е и В. Комплекс А. Ла-Вента. 1 - вид сбоку; 2- вид сверху (по: [Drucker, 1952, р. 24]).
Рис. 70. Раскопки гробницы В (саркофаг с крышкой). Ла-Вента (по: [Bemal, 1969, PI. 35]).
Рис. 71. Гробница В. Ла-Вента. Каменный саркофаг в виде Ольмекского Дракона (no: [The Olmec World..., 1995, p. 35]).

Гробница Е располагалась между гробницами А и В. Под перекрытием из нескольких базальто­вых колонн в заполнении из красной глины было найдено 108 жадеитовых кельтов, в т. ч. и совершен­но уникальный - из светло-зеленого материала, с гравировкой, дополнительно выделенной красным гематитом. Гравировка изображает традиционного ольмекского ягуароподобного персонажа. Вмес­те с кельтами в гробнице находились ушные украшения, ожерелье и другие предметы из жадеита, порядок расположения которых соответствует с возможным положением тела. Однако и в этом слу­чае никаких останков погребенного не зафиксировано.

Весьма примечательна гробница С - прямоугольный «склеп» из песчаниковых плит, находив­шийся под насыпью А-3 (рис. 72,73). Погребальный набор состоял из трех сосудов, призматического нуклеуса из обсидиана с изящной гравировкой, нескольких фрагментов горного хрусталя и значительного количества жадеитовых и серпентиновых изделий (37 кельтов, два ушных ук­рашения, крупная жадеитовая бусина или подвеска, фигурка и 110 мелких жадеито­вых бляшек, нашитых, возможно, на са­ван или одежду) (рис. 74,75). Судя по бо­гатству погребального сопровождения. оно могло принадлежать только предста­вителю элиты.


Рис. 72. Раскопки гробницы С. Ла-Вента (по: [Stirling, Stewart, 1943, p. 325]).
Рис. 73. Находки из гробницы С. Ла-Вента. 1 - изделие из жадеита; 2 - обсидиановый нуклеус с гравировкой; 3 - жадеитовая фигурка; 4 - ушные катушки из жадеита. Вдоль стен гробницы были расположены многочисленные выкладки из кельтов (по: [Drucker, 1952, р. 69]).
Рис. 74. Украшения из жадеита и обсидиана.  Гробница С. Ла-Вента (по: [Drucker.1952, fig. 12]).

 



Рис. 75. Полиэдрический («многогранный») обсидиановый нуклеус с гравировкой в виде хищной птицы. Гробница С. Ла-Вента (по: [Diehl, 2004, р. 102]).

Единственное погребение без конструкции (и единственное, чуть смещенное с центральной оси комплекса А на запад) - погребение D - интерпретировано В. Виделем по набору артефактов недалеко от северной оконечности насыпи А-3. В охристом заполнении были найдены жадеито­вые ушные катушки, подвеска, керамический сосуд, две цилиндрические жадеитовые бусины и диск из того же материала. Предметы располагались так, как будто они украшали голову покой­ного[228].

--------------------

Обсидиан*

Вулканическое стекло - обсидиан широко распро­странен в областях с активной вулканической дея­тельностью. В доколумбовой Мезоамерике этот вид неорганического сырья сыграл исключительно важ­ную роль не только в развитии высокотехнологичных приемов обработки и изготовления орудий труда, но и в расцвете торгово-обменных отношений, а также в возникновении и обособлении социальных групп: спе­циалистов по добыче сырья, специалистов по произ­водству различных изделий и украшений, торговцев, перекупщиков и др.


Рис. XIV, Обсидиановые нуклеусы для получения призматических пластин. Трес-Сапотес (по: [Hester, Jack, Heizer, 1971, p. 117]).

Одним из выдающихся достижений древних масте­ров была техника получения тонких и острых лезвий -призматических пластин, которые с помощью специ­альных приспособлений скалывались с нуклеусов. Нук­леусу в процессе предварительной подготовки прида­валась форма практически правильного конуса (рис. XIV). Нуклеус неподвижно закреплялся в портативных блоках или зажимался между ступней мастера, кото­рый с помощью специального инструмента - «отжимника» - направленным импульсом снимал пластины с боковых сторон нуклеуса. Опытный мастер мог за короткий промежуток времени получить до 80-100 пластин-лезвий с одного нуклеуса.

Впервые подобная техника изготовления пластин появляется в Мезоамерике ок. 3,5 тыс. л. н. и к концу формативного периода практически полностью вы­тесняет более примитивную технику - отщеповую.

Применение пластинчатой техники методом отжи­ма совершенствуется в культурах классического и постклассического периодов, размеры пластин в неко­торых случаях достигают 30-35 см. Обсидиановые мечи и секиры составляли основу вооружения многих армий ко времени начала конкисты. По данным ис­панских конкистадоров обсидиановым мечом можно было одним ударом отрубить голову лошади.

На производстве обсидиановых пластин в Теотиуакане и Туле специализировались целые кварталы ремесленников. Особенно ценился обсидиан редко­го зеленого цвета из месторождения Пачука недале­ко от Теотиуакана.

Еще большего совершенства достигли мезоамериканские мастера при изготовлении из обсидиана декоративных предметов и украшений: полированных сосудов и зеркал, тончайших подвесок и ушных колец, ретушированных фигурок-амулетов и целых скульптур­ных композиций - изображений богов и фантастичес­ких существ.

* Подробнее об использовании обсидиана см.: Табарев А. В. Обсидиан в Мезоамерике (историко-этнографическая перспектива) // Древние цивилизации Старого и Но­вого Света: Культурное своеобразие и диалог интерпрета­ций. - М.: Выбор-принт, 2003. - С. 203-208.

-----------

Следует отметить, что в отличие от Ла-Венты в Сан-Лоренсо археологи не нашли следов погре­бальных сооружений или самих погребений.

Ла-Вента обладает уникальным набором произведений ольмекской монументальной скульптуры - на сегодняшний день известно ок. 90 целых и фрагментированных монументов. Как и в Сан-Лоренсо, здесь были найдены четыре колоссальные головы, семь тронов-алтарей, трехмерные и плоскостные изображе­ния (стелы) (рис.76-83). По количеству последних Ла-Вента значительно превосходит Сан-Лоренсо[229].


Рис. 76. Прорисовка фронтальной стороны алтаря 4. Ла-Вента (по: [The Olmec World..., 1995, p. 40]).
Рис. 77. Изображение на боковой стороне трона-алтаря 5. Ла-Вента. Ягуароподобные младенцы на руках у жрецов, совершающих жертвоприношение (?). Высота монумента 154 см (по: [Covarrubias, 1957, р. 66]).
Рис. 78. Изображение ольмекского правителя в окружении шести персонажей, являющихся богами-покровителями или предками. Стела 2. Ла-Вента. Высота 426 см. 1-общий вид; 2- прорисовка (по: [Drucker, 1952, р. 174]).


Рис. 79. Монумент 20. Ла-Вента. Высота 195 см. Был вывернут из грунта и поврежден бульдозером во время строительства взлетной полосы. По мнению специалистов, может изображать кита или другое морское животное (по: [Drucker, Heizer, Squier, 1959, p. 201]).
Рис. 80. Поврежденное скульптурное изображение сидящего со скрещенными ногами человека. Монумент 23. Ла-Вента. Особый статус персонажа подчеркнут крупным зеркалом на груди (по: [Drucker, Heizer, Squier, 1959, p. 203]).

Каково назначение комплекса А и всей центральной части ансамбля Ла-Венты? Почему ольмеки вложили в него столько инженерной выдумки, сил и ценнейших произведений искусст­ва? Существовал ли изначальный план последовательного со­здания тайников и кладов и возведения земляных насыпей? Со­ставлял ли комплекс А единую смысловую и ритуальную систе­му с другими комплексами? Соответствуют ли в действитель­ности комплексы, выделенные археологами, различным частям ансамбля древнеольмекской столицы? Эти и многие другие воп­росы пока не имеют окончательных ответов. Однако нет недо­статка в интересных и аргументированных версиях. Все они в качестве основы для интерпретации используют понятие «свя­щенного ландшафта» (sacred landscape) и идею воспроизведе­ния в этом ландшафте представлений о создании мира, его сти­хиях (земле, воде, громе и молнии) и их взаимосвязи.


Рис. 81. Стилизованное изображение маски ягуара. Монумент 15. Ла-Вента (по: [Covarrubias, 1957, р. 52]).

Например, согласно Д. Гроуву, центральная часть Ла-Вен­ты делится на две части по линии пирамиды С-1. В южном сек­торе («секторе жизни») происходили массовые публичные цере­монии, в которых определенную роль играли расставленные там скульптуры, стелы и монументы. Северный сектор («сектор смерти») был местом усыпальниц элиты и посвятительных даров предкам. Пирамида С-1 играла в этой системе роль «портала» при переходе из одного ритуального контекста в другой [230].


Рис. 82. Стела 3. Ла-Вента. 1 - прорисовка сохранившегося изображения; 2 - возможная реконструкция. На стеле запечатлена встреча двух представителей ольмекской элиты в богатых одеждах и головных уборах. Правый персонаж за характерную форму носа получил прозвище «дядя Сэм». Как минимум шесть дополнительных участников (меньших размеров) присутствуют в качестве второстепенных персонажей (по: [Сое, 1968, р. 59]).


Рис. 83. Прорисовка изображения на монументе 13. Ла-Вента. Диаметр монумента ок. 80 см. Изображение ступни – символ путешествия (по: [Drucker, 1952, р. 203]).

К. Рейли видит разделительную черту в ансам­бле Ла-Венты на уровне площадки В (Plaza В). Пирамида С-1, но его версии, входит в состав трехмер­ной модели ольмекского мира и, по аналогии с мифо­логией майя, символизирует собой «первоначальную Гору, источник маиса, питьевой воды и место созда­ния первых людей…»[231].

По мнению К. Рейли, предназначенная лишь для избранного круга лиц северная часть комплекса А представляла микромодель Космоса, где Родона­чальник в процессе творения сущего создал Миро­вое Древо. Здесь представители ольмекской элиты соприкасались со сверхъестественными силами. Массивные тайники (голубовато-зеленый цвет) сим­волизировали собой Первоначальный океан, на по­верхности которого плавал бог земли, воды и пло­дородия. Его символом были мозаичные выкладки. В гробнице под насыпью А-2 был захоронен видный ольмекский правитель[232], и после физической смерти продолжавший осуществлять связь между мирами.


Рис. 84. Система наземных и подземных комплексов. Ла-Вента. 1 - слои глиняных кирпичей; 2 - слои глины; 3 - крестообразная выкладка из кельтов; 4 - магнетитовое зеркало; 5 - слой глины оливкового цвета; 6 - мозаичная выкладка (маска); 7 - слой глины оливкового цвета; 8-28 слоев кирпичей и глины оливкового и голубого цветов (по: [Evans, 2004, р. 177]).

К. Тейт на основании орнаментальных и мифологических параллелей с мексиканскими индейца­ми михе усматривает в комплексах, тайниках pi кладах Ла-Венты, и прежде всего в комплексе А. многомерную и многоуровневую систему поклонения силам природы и основным стихиям ольмекского мира - земле, морю и дождю/грому (рис. 84)[233].

Как и Сан-Лоренсо, в зените своего могущества Ла-Вента была церемониальным центром (и политической столицей ?) обширной зоны, связывающей континентальную часть с морским побере­жьем. Экономическим фундаментом столицы были многочисленные средние и мелкие земледель­ческие и промысловые поселения по берегам проток и на островках между рукавами рек. У. Ф. Раст предлагает трехуровневую систему ольмекских памятников: на верхней ступени находится Ла-Вента[234]. второй уровень составляют средние по размерам поселения с одной-двумя крупными насыпями в центральной части, а третий - мелкие поселки без крупных насыпей[235].

К настоящему времени стационарные исследования производились лишь на памятниках Сан-Андрес и Исла-Алор (Islа Alor) - поселениях среднего уровня. В Сан-Андрес были найдены предметы роскоши (изящная посуда, фигурки, украшения, кельты), принадлежавшие местной элите, а также многочисленные свидетельства разнообразной хозяйственной и промысловой деятельности ольмеков - земледелия, рыболовства, охоты, собирательства. Раскопки в Исла-Алор добавили информации об изготовлении инструментов из камня (шлифованные орудия) и обсидиана (пластинки, ретуширо­ванные отщепы).

Как мы уже знаем, в зоне Сан-Лоренсо среди разнообразных по своему функциональному назна­чению памятников были и места культового характера, объекты паломничества и специальных по­святительных приношений. Такими пунктами для Сан-Лоренсо были Эль-Манати и Ла-Мерсед - источники у подножия холмов. Случайная находка рыбаками сотен (а возможно, и тысяч) изделий из жадеита и серпентина в реке недалеко от Рио Пескуэро (Аройо Пескуэро) в 1969 г. была сделана, вероятно, на месте аналогичного памятника, посещавшегося пилигримами из Ла-Венты[236].

Между V и IV вв. до н. э. происходит окончательное угасание крупных ольмекских центров. К этому времени относится окончание фазы IV в Ла-Венте и фазы Палангана в Сан-Лоренсо. Обшир­ные районы, населенные земледельцами и рыболовами, обезлюдели на многие столетия, а в некото­рых случаях (например, в Ла-Венте) до второй половины XIX - начала XX в.

В чем причина такого запустения ранее процветавшей территории? Чем объяснить такую катастрофическую депопуляцию? Специалисты по ольмекской археологии считают, что это произошло в силу двух мощных факторов - критических изменений экологической обстановки и антропогенного воздействия. Динамичное развитие гидросистемы привело к изменению русла основных рек сначала в зоне Сан-Лоренсо, а через несколько веков и в зоне Ла-Венты[237]. Это серьезно изменило топографию местности и драматическим образом повлияло на основу ольмекской экономики - земледелие, осно­ванное на плодородии почв, обогащенных илом. С другой стороны, критической фазы могло достиг­нуть истощение земель, включенных в систему подсечно-огневого земледелия. К этим неблагопри­ятным обстоятельствам следует добавить негативное воздействие на сельскохозяйственные угодья вулканического пепла при извержении вулканов. Экономическая нестабильность пагубным образом могла отразиться на отлаженной системе торговли и межрегиональных связей и привести, в конеч­ном счете, к острым социальным конфликтам и радикальным демографическим изменениям.

Тем не менее с упадком Ла-Венты ольмекская культура не прекращает своего существования в районе Мексиканского залива. Последний (эпиольмекский) период в ее истории связан с третьим крупным ольмекским центром - Трес-Сапотес.


[212] В литературе эти археологические свидетельства связывают с эпизодом (фазой) Бари (Early, Middle и Late Bari) - 1800-1200 гг. до и. э. (см., напр.: Rust W. F. III. New Ceremonial and Settlement Evidence at La Venta, and Its Relationship to Preclassic Maya // New Theories on the Ancient Maya. - Philadelphia, 1992. - P. 123-129; Rust W. F. HI., Sharer R. J. Olmec Settlement Data from La Venta, Tabasco, Mexico // Science. - 1989. - N. 242. - P. 102-104).

[213] См.: Gonzalez Lauck R. La Venta: An Olmec Capital // Olmec Art of Ancient Mexico. -Washington, 1996. -P. 73-81.

[214] Практически до середины 1990-х гг. археологи выделяли в Ла-Венте всего три комплекса (А, В и С), пользуясь картой 1968 г., см., напр.: Heizer R. F., Dracker P., Napton L. К. The 1968 Investigations at La Venta // Contributions of the University of California Archaeological Research Facility. - 1967. - Vol. 5. - P. 101-203.

[215] Подробнее об этой версии см.: Reilly F. К. III. Mountains of Creation and Underworld Portals: The Ritual Function of Olmec Architecture at La Venta, Tabasco // Mesoamerican Architecture as a Cultural Symbol. - Oxford, 1999. - P. 14-39; Idem. The Landscape of Creation: Architecture, Tomb, and Monument Placement at the Olmes Site of La Venta // Heart of Creation: The Mesoamerican World and the Legacy of Linda Scheie.-Tuscaloosa, 2002. -P. 34-65; Tate С. Е. Patrons of Shamanic Power (La Venta's Supernatural Entities in Light of Mixe Beliefs)//Ancient Mesoamerica. - 1999.-Vol. 10.-P. 169-188.

[216] Heizer R. R, Drucker P. The Fluted Pyramid of the La Venta Site // Antiquity. - 1968. - Vol. 42. - P. 52-56; Morrison F., Benavente J. Magnetometer Evidence of a Structure Within the La Venta Pyramid // Science. - 1970. - N. 167. - P. 1488-1490; Morrison F„, Clevlow C. W. Jr., Heizer R. F. Magnetometer Survey of the La Venta Pyramid // Contributions of the University of California Research Facility. - 1970. - Vol. 8. - P. 1-20; Diehl R. A. Olmec Architecture: A Comparison of San Lorenzo and La Venta//The Olmec and Their Neighbors. -Washington, D. C„ 1981. -P. 69-81; Gonzales LauckR. Acerca de piramides de tierra у seres sobrenaturales: observaciones preliminaries en torno al Edificio C-1, La Venta, Tabasco // Arqueologia. - 1997. -N. 17. - P. 79-97.

[217] См.: Diehl R. A. The Olmecs: America's First Civilization.

[218] По: Gallegos G. Excavaciones en la Estructura D-7 en La Venta, Tabasco // Arqueologia. - 1990. - N. 3. - P. 17-24.

[219] Одна из наиболее ранних радиоуглеродных дат, полученных по образцам из Ла Венты - 1154 ± 300 г. до н. э. Совсем недавно уголь из слоя у подножия пирамиды С-1 дал самую молодую дату - 394 ± 36 г. до н. э., об этом см.: Gonzales Lauck R. Acerca de piramides de tierra у seres sobrenaturales: observaciones preliminaries en torno a! Edificio C-l, La Venta, Tabasco // Arqueologia. - 1997. - N. 17. - P. 79-97. По всей видимости, этими датами и определяется период расцвета ольмекского центра.

[220] Drucker P., Heizer R. К, Squire R. J. Excavation at La Venta, Tabasco // Bureau of American Ethnology. - 1959. - Bulletin 170.

[221] Ibid.-Fig. 4.

[222] Heizer R .F., Dracker P., Naptoil L. K. The 1968 Investigations at La Venta. - P. 101-203.

[223] Возможно, что сооружения, относимые к комплексу G, также являлись частью комплекса А. Однако их «зеркальное отражение» с западной стороны было, по всей видимости, разрушено строителями РЕМЕХ.

[224] Всего в комплексе А было найдено 19 таких кладов с кельтами. Они сопровождают массивные тайники, мозаичные маски, а также составляют собственные композиции. Общее число кельтов в них более 250.

[225] Особенно выделяется клад № 4 (см. разд. 1, подразд. 3 настоящей книги).

[226] Клад располагался под монументом 21 (см.: Diehl R. A. Olmec Architecture: A Comparison of San Lorenzo and La Venta. - P. 69-81).

[227] Последней точки зрения придерживались У. Ко и Р. Стакенрат в своей рецензии на итоговый отчет о раскопках в Ла-Венте в 1952 и 1955 гг. (см.: Сое W. R., Stuckenrath R. Jr. A Review of La Venta, Tabasco and Its Relevance to the Olmec Problem//The Kroeber Anthropological Society Papers. - 1964. -N. 31. -P. 1-44).

[228] В. Видель усматривал в этой находке погребение ребенка.

[229] Многие вообще считают, что стелы как самостоятельный скульптурный жанр появляются лишь в Ла-Венте.

[230] Grove D. С. PublicMonuments and Sacred Mountains: Observations on Three Formative Period Landscapes // Social Patterns in Pre-Classic Mesoamerica, - Washington, 1999. - P. 255-299.

[231] Reilly F. К. III. The Landscape of Creation: Architecture, Tomb, and Monument Placement at the Olmes Site of La Venta // Heart of Creation: The Mesoamerican World and the Legacy of Linda Scheie. - Tuscaloosa, 2002. - P. 34-65.

[232] Многие исследователи предполагают, что в ольмекском обществе правитель совмещал функции политического и духовного лидера (Olmec Shaman-king).

[233] Tate С. Е. Patrons of Shamanic Power (La Venta's Supernatural Entities in Light of Mixe Beliefs) // Ancient Mesoamerica. - 1999.-Vol. 10.-P. 169-188.

[234] Судя по отдельным ярким находкам, возможно, что крупным поселением второго уровня или даже самостоятельным центром был памятник Ла-Энкрусиада в 40 км к востоку от Ла-Венты (см.: Gomez R. H., Courtes V. Un pectoral olmeca de La Encrucijada, Tabasco: Observaciones sobrepiezas olmecas//Arqueologia. - 1987. -N. 1. ~P. 73-88; Nagy C. von. The Geoarchaeology of Settlement in the Grijalva Delta // Olmec to Aztec: Settlement Patterns in the AncientGulfLowlands. Tucson, 1997. - P. 253-277).

[235] Rust W. F. III. New Ceremonial and Settlement Evidence at La Venta, and Its Relationship to Preclassic Maya. - P. 123-129.

[236] Joralemon P. D. The Olmec // The Face of Ancient America: The Wally and Brenda Zollman Collection of Precolumbian Art. - Indianapolis, 1988.; The Olmec World: Ritual and Rulership. - Princeton, 1995.

[237] См.: Jimenez S. O. H. Geomorphologia de la region de La Venta, Tabasco: una sistema fluvio-lagunar costero de cuatemario // Arqueologia. - 1990. - N. 3. - P. 5-16; Ortiz P. M. A., Cyphers A. La geomorfologia у las evidencias arqueologicas en la region de San Lorenzo Tenochtitlan, Veracruz // Poblacion, Subsistencia у Medio Ambiente en San Lorenzo, Tenochtitlan. - Mexico City. 1997. - P. 31-53.