Источники информации

Альберто Рус Луилье ::: Народ майя

Основные источники информации относительно истории древних майя и их культурных достижений можно разделить на исторические, археологические, этнографические и лингвистические.

Испанские исторические источники

Среди наиболее важных свидетельств о народе майя имеются рассказы тех людей, которые участвовали в завоевании и по этой причине стали первыми европейцами, открывшими майя. Еще более важны хроники, написанные теми, кто прибыл в страну сразу же после ее завоевания или немного времени спустя. В большинстве своем они прожили долгие годы среди завоеванного народа и смогли, таким образом, получить из первых рук сведения об обычаях, верованиях, знаниях и в целом об истории майя. Очевидно, что свидетельства конкистадоров, а также идущих следом за ними монахов, посланных осуществить духовное завоевание побежденных, часто грешат если не отсутствием правдивости, то во всяком случае недостатком способностей, а также ограниченностью и предрассудками, свойственными солдатам и монахам той эпохи. Историку, когда он анализирует информацию испанских источников, надлежит оценить все субъективное, что прикрывает и часто искажает упоминаемые реальные факты.

Первые испанцы, вошедшие в контакт с майя, не оставили нам прямого свидетельства об этом контакте и о том, что они узнали о местной культуре. В 1511 г., возвращаясь из Дарьена, экспедиция под руководством конкистадора Вальдивии потерпела кораблекрушение у восточных берегов полуострова Юкатан. Из 15 человек, достигших берега, 13 были принесены в жертву индейцами. Двое оставшихся в живых, Херонимо де Агилар и Гонсало Герреро, каждый по-своему, сыграли особую роль в конкисте Мексики. Агилар, который за 8 лет плена научился в совершенстве говорить на языке майя, был первым переводчиком у Кортеса еще до того, как тот заполучил Малинче (Малинче, или Малинцин, - имя индейской девушки-рабыни, подаренной испанцам и ставшей впоследствии возлюбленной Кортеса. После крещения получила имя Марина. Быстро выучилась испанскому языку и в качестве переводчицы предводителя конкистадоров во многом содействовала его успеху в завоевании Мексики). Она, владея языками чонталь из семьи майя и науа, на котором говорили ацтеки, в переговорах с индейцами дополняла перевод слов Кортеса через Агилара. Герреро был основателем первой смешанной испано-индейской мексиканской семьи; он отказался участвовать в завоевании и даже, по сведениям нескольких хронистов, воодушевлял, организовывал и возглавлял сопротивление захватчикам.

О трех первых экспедициях, достигших Мексики с Кубы, у нас есть рассказы некоторых их участников; главное место занимает повествование солдата Берналя Диаса дель Кастильо, который в старости взялся за перо. Кроме этой информации есть дневник Хуана Диаса, писаря Хуана де Грихальвы, начальника второй экспедиции, а также письма Эрнана Кортеса испанским государям о третьей экспедиции. Информация этих первых хроник хотя и невелика, но не лишена интереса. Из них видно, что чаще всего контакт между испанцами и местными жителями не был ни продолжительным, ни мирным. Из этих документальных свидетельств мы знаем маршруты трех экспедиций, места, где испанцы высаживались, характер (мирный или насильственный) встреч и упоминание, обычно схематичное, некоторых элементов коренной культуры: суда, поселения, дома, храмы и святилища, идолы, одежда и украшения, оружие и военная тактика, орудия труда, продукты натуральные и приготовленные и т. д.

О народах Юкатана наибольшую информацию, несомненно, дает книга Диего де Ланды, написанная в 1596 г., а опубликованная три века спустя. В "Сообщении о делах в Юкатане" де Ланды рассказывается не только об открытии и завоевании новых земель. В книге содержатся сведения по этнографии и истории майя, приводятся географические, климатологические, ботанические и зоологические данные. Вот перечень названий основных глав его труда.

  • Главные древние постройки.
  • Управление, жречество, науки, буквы и книги Юкатана.
  • Приход Тутуль Шив и их союз с сеньорами из Майяпана.
  • Пороки индейцев.
  • Способ постройки домов.
  • Безропотное подчинение индейцев своим господам.
  • Способы украшать головы и носить одежду.
  • Еда и напитки индейцев Юкатана.
  • Раскрашивание и убранство индейцев.
  • Их опьянение, банкеты, фарсы, музыка и танцы.
  • Ремесла, торговля и деньги.
  • Земледелие.
  • Правосудие и гостеприимство.
  • Способ счета у юкатеков.
  • Генеалогия.
  • Наследование и воспитание сирот.
  • Порядок наследования у господ.
  • Браки.
  • Частые разводы у юкатеков.
  • Их свадьбы.
  • Способ крещения на Юкатане.
  • Манера исповеди.
  • Воздержания и суеверия.
  • Разнообразие и обилие идолов.
  • Занятия жрецов.
  • Жертвоприношения и пытки.
  • Оружие юкатеков.
  • Военные вожди.
  • Ополченцы и солдаты: обычаи войны.
  • Наказания.
  • Воспитание подростков.
  • Женские одежды и украшения.
  • Целомудрие и воспитание женщин.
  • Траур.
  • Похороны жрецов.
  • Вера в будущую жизнь.
  • Счет юкатекского года.
  • Написания дней.
  • Празднества.
  • Жертвоприношения в Новый год.
  • Объяснение календаря.
  • Век майя.
  • Письменность.
  • Множество зданий.
  • Исамаль, Мерида и Чичен-Ица.
  • Что производит земля.
  • Рыбы, игуаны и ящерицы.
  • Змеи.
  • О пчелах и их меде и воске.
  • Растительность Юкатана.
  • Птицы земли и моря.
  • Другие животные Юкатана.

Нет необходимости повторять, что если бы у нас не было "Сообщения" Ланды, наши сведения о древних майя были бы более скудными, чем они есть. В частности, о письменности майя мы знаем только из его сведений. Но, будучи религиозным фанатиком, Ланда безжалостно уничтожил культурные ценности (книги, скульптуры) древних индейцев. Однако "Сообщение" бывшего епископа Юкатана в какой-то степени смягчает его преступление перед историей.

Остальные хронисты XVI в., в трудах которых охватываются области более обширные, чем район майя, дают нам описание жизни других индейских народов. Таковы, например, Бартоломе де Лас Касас, Педро Мартир де Англерия и Антонио Сьюдад Реаль.

К тому же веку относится информация, почерпнутая нами из вопросника, разработанного испанской короной для энкомендеро (Энкомендеро (исп.) - букв. "попечитель", "защитник", "покровитель"; фактически - помещик. Название происходит от слова "энкомьенда" (попечение, защита, покровительство). Это была форма эксплуатации индейского населения в испанских колониях в Америке в XVI-XVIII вв. Указом короля от 1543 г. индейцы, номинально считавшиеся свободными, передавались на "попечение" завоевателям-энкомендерос, которым были обязаны платить оброк, отбывать барщину в имениях и на рудниках), получивших земли на Юкатане. Это "Историко-географические сообщения о провинциях Юкатана". Единообразие данных, собранных из многочисленных юкатекских поселений, предполагает, что большая часть вопросника, разосланного властями, была заполнена Антонио Чи - королевским переводчиком, ибо многие из энкомендеро, если не все, не имели ни желания, ни способностей, достаточных для сбора информации о жизни и обычаях индейцев, которых они только что получили вместе с энкомьендами.

В XVII в. различные хронисты внесли новые добавления в уже известные труды своих предшественников. Среди них нужно упомянуть Диего Лопеса де Когольюдо и Бернардо де Лисану, францисканских монахов (как и Ланда), писавших историю своего религиозного ордена на Юкатане, но посвятивших несколько глав культуре и истории его древних обитателей.

Женщины майя-киче (Гватемала)
Женщины майя-киче (Гватемала)

О южной области майя, то есть главным образом о Гватемале, хронисты также писали в XVI-XVII вв. Среди них Лас Касас, Диего Гарсия де Паласьо, Алонсо де Сорита (или Сурита) и монах-августинец Херонимо Роман-и-Самора. От XVII в. у нас есть среди других хроники, оставленные монахом-доминиканцем Антонио де Ремесаль, Мартином Альфонсо Товильей и особенно Франсиско Антонио Фуэнтес-и-Гусманом. К ним следует добавить очень важную работу начала XVIII в. монаха Франсиско Хименеса. Эти хроники менее систематичны в изложении данных, чем хроника Ланды. Они рассказывают главным образом о военной победе испанцев и о более позднем завоевании духовного характера. Однако через рассказы о путешествиях, о завоевании непокорных народов и подчинении их испанскому господству, об основании монастырей и о конфликтах, иногда драматичных, между коренными обитателями и гражданскими и религиозными властями мы узнаем о жизни и обычаях индейцев киче, чоль, лакандонов и других, живших в то время там, где ныне располагаются мексиканский штат Чьяпас и Республика Гватемала.

Индейские исторические источники

Нередко передача творений на родном языке осуществлялась индейцами в устной форме, без какой-либо записи; иногда тексты записывались иероглифическими знаками. Монахи, люди более умные и образованные, чем конкистадоры и энкомендеро, для того чтобы найти путь к душе индейца и обратить его в христианство, выучивали местный язык. Кроме того, монахи научили индейцев писать латинским алфавитом на их собственном языке. Именно благодаря инициативе некоторых монахов XVI в. были спасены важнейшие индейские свидетельства, собранные в ту пору и выражающие, по определению Леона Портильо, "точку зрения побежденных".

При сравнении испанских исторических источников с аборигенными бросается в глаза огромное различие между рационалистическим мышлением европейца, стремящегося понять чуждых ему людей и их культуру (попытка часто бесплодная), и индейским магико-религиозным мышлением, структура которого в основе своей не рационалистическая, а в значительной мере близкая поэтическому началу.

Можно наблюдать, как даже наиболее проницательный испанский хронист видит лишь поверхностную сторону вещей; он пытается уловить на основе собственных понятий и культурных моделей факты, которые он описывает, сравнивая их с другими ему известными, сходными на его взгляд, именно поэтому он часто ошибается в их истолковании. Наоборот, индейский хронист не пытается быть понятым, он лишь выражает себя. Словами собственного языка он высвобождает свои знания, свои воспоминания, свои мысли в той манере, в какой его мышление их получило, сохранило и переработало. Поэтому многие тексты, написанные непосредственно местным хронистом на его собственном языке, хотя и с использованием латинских букв, нам трудно, чтобы не сказать невозможно, поняты Сложность мифологического мира, проявляющаяся в них, становится для нас часто герметически непроницаемой. Однако не все сводится к таинственному, так как индейские источники дают нам обильную и богатейшую информацию и о культуре, и об истории народов майя.

На Юкатане во время конкисты один жрец-прорицатель (чилам, или чилан) по имени Балам (ягуар) стал знаменитым, провозгласив скорое прибытие белых и бородатых чужеземцев, носителей новой религии. По крайней мере так говорится в "Сообщении из Мериды", написанном после конкисты. Но у нас нет возможности доказать, существовал ли на самом деле такой пророк или он был придуман впоследствии для более благосклонного восприятия прихода иностранцев. Позже название книги "Чилам-Балам" было дано всем рукописям, появлявшимся в разных поселениях Юкатана.

Известно, что 18 книг "Чилам-Балам" (только половина из них имеет фотокопии) связаны с поселениями Чумайель, Тисимин, Мани, Калькини, Кауа, Ишиль, Текаш, Тусик и Нах. Некоторые были опубликованы. Документы, которые дошли до наших дней, происходят от копий, сделанных в течение веков их владельцами с целью избежать их потери из-за быстрого разрушения бумаги, на которой они были написаны.

Содержание варьирует от одного "Чилам-Балама" к другому, но многие тексты повторяются в разных книгах, иногда с некоторыми противоречиями. Есть среди них тексты исторического характера, очень краткие, являющиеся простыми упоминаниями о каких-то событиях без большой точности или описания деталей. Они идут в сопровождении дат, записанных так называемым "Коротким счетом" или краткой формой исчисления времени, употреблявшейся на Юкатане за несколько веков до конкисты. В религиозных текстах, возможно наиболее значительных, в некоторых случаях заметно христианское влияние; они отражают процесс синкретизма, начавшийся с самого начала колониальной эпохи. Очень важны также, несмотря на неясность языка, прорицания, связанные с различными календарными периодами (катуны, туны) и прогнозами относительно дней ритуального календаря. Показательны для эзотеричности религии загадки на "языке Суйуа", которые должны были решать кандидаты в жрецы. Есть также тексты, объясняющие календарь майя; другие, несомненно, чужды майя - это история девицы Теодоры и короля Альмансора, арабский рассказ и другие, в которых европейское и индейское объединяются в странном сочетании, как и астрологические тексты, в которых знаки зодиака связаны с болезнями и местными средствами их лечения.

В южной части ареала майя, конкретно у народа киче, осевшего на высокогорье Гватемалы, произошло то же, что и на Юкатане, в результате чего появилась возможность получить ценный документ, записанный в начале конкисты одним безымянным киче, которого научили писать на его языке буквами испанского алфавита. Оригинал документа был затем потерян, но прежде его скопировал и перевел доминиканец Франсиско Хименес, открывший его в начале XVIII в. в селении Чичикастенанго.

"Рукопись из Чичикастенанго", более известная как "Пополь-Вух", или "Книга Совета", без сомнения, транскрипция какого-то кодекса, скорее пиктографического, чем иероглифического (в области киче неизвестны иероглифические надписи), как об этом можно судить из предисловия его автора, упоминающего существование "оригинальной книги, написанной в древности, но сокрытой от взора исследователя".

"Пополь-Вух" дает нам точное и детальное изложение космогонии и мифологии народа киче, выраженное языком, полным поэзии. Описывается сотворение мира, стихий, светил, животных и растений, человека, а также борьба между мифическими героями и силами зла до их божественного превращения в Солнце и Луну. "Пополь-Вух" - это также легендарная история народа киче - от первых четырех людей, сотворенных богами, которые создали их тела из маисового теста, до правителей, находившихся у власти, когда в их историю насильственно и жестоко вторглись солдаты Альварадо. Из этого повествования видно, что культура народов гватемальского высокогорья за многие века до конкисты несла заметную печать мексиканского влияния начиная с периода процветания тольтекской цивилизации. Частые упоминания Толлана (Тулы) и Кецалькоатля обнаруживают контакты, существовавшие между народами Центральной Мексики и горной Гватемалы...

"Мемориал из Сололы", или "Анналы Какчикелей", является для народа какчикель тем же, чем был "Пополь-Вух" для их соседей киче: краткое изложение их истории, написанное людьми их собственного этноса. В написании оригинала на языке какчикель, датируемого концом XVI в., принимали участие несколько авторов из семьи Шахиль, имена которых названы в документе. Позже он был переписан, также на какчикель, испанскими буквами; известная копия содержит даты до 1604 г. В противоположность "Пополь-Вуху" "Мемориал из Сололы" несет мало космогонических сведений, но дает более детальную и полную историческую информацию. История народа какчикель начинается с сотворения первых людей и продолжается почти век спустя после испанской конкисты. В ней заметен параллелизм с историей киче относительно происхождения культуры легендарной Тулы, бросается в глаза часто враждебный характер отношений с киче. Испанское завоевание описано со всей откровенностью, при этом противопоставлены сердечная форма приема пришельцев и жестокости и преступления Альварадо, вызвавшие восстание, которое длилось много лет, пока не завершилось полным подчинением какчикелей. В последней своей части "Мемориал" превращается в дневник общины, в котором различные писцы отмечают такие незначительные для истории факты, как бракосочетания, смерти, земельные тяжбы, землетрясения и другие еще менее важные события.

Археологические источники

Имеются в виду архитектурные памятники, скульптуры, предметы из глины, камня, кости, раковин и других материалов, живопись, надписи, то есть все, что было выработано на территории майя до прихода испанцев. В археологические источники мы включаем также три единственные рисованные "книги", дошедшие до нас (Дрезденский, Парижский и Мадридский кодексы), так как мы не можем их правильно прочитать и потому, что они не содержат, кажется, исторической информации (Автор не прав. Упомянутые кодексы прочитаны и опубликованы в 1975 г. Ю. В. Кнорозовым. - См.: Кнорозов Ю. В. Иероглифические рукописи майя. Л., 1975).

Страница Дрезденского кодекса майя, XII в.
Страница Дрезденского кодекса майя, XII в.

Монументы церемониальных центров, обычные постройки, рельефы, настенные росписи, тысячи таких предметов из раскопок, как приношения в храмах, других культовых сооружениях и в погребениях, проливают свет не только на материальную культуру древних майя, но и на многие аспекты их формы мышления, верований и поступков.

'Сцена потопа'. Дрезденский кодекс
'Сцена потопа'. Дрезденский кодекс

Реальная реконструкция культуры майя должна базироваться в значительной мере на археологических находках ввиду того, что исторические источники повествуют только о веках, непосредственно предшествовавших испанскому завоеванию, и, кроме того, они дают информацию часто туманную, если не сомнительную из-за свойственных им противоречий. Благодаря археологии стало возможным определение в общих чертах культурной истории многих центров майя, основных этапов их развития и изменений, происшедших по причине внутренних импульсов или под внешними влияниями. Ясно, что некоторые сферы культуры не оставляют материальных следов, но почти всегда по материальным следам возможно если не получить прямую и надежную информацию, то прийти к вероятным гипотезам, подтверждение которых может быть найдено в исторических источниках.

Этнографические источники

Начав изучать культуру майя (это относится и к другим мезоамериканским культурам), надо иметь в виду, что ни испанское завоевание, ни три века колониального господства, ни полтора столетия республиканской жизни не покончили с этой культурой. Важно помнить, что несколько миллионов человек продолжают говорить только на каком-либо из языков семьи майя и что они до сих пор ведут существование, очень сходное с жизнью их предков. Методы земледелия, типы жилища, пища, нормы поведения, верования, обряды, церемонии и другие многочисленные элементы ежедневной жизни и мышления древних майя выжили и сохранили свою значимость до наших дней. Отсюда - важность этнологических исследований многочисленных групп современных майя.

Совершенно очевидно, что многовековой процесс аккультурации этих групп не оставил нетронутыми древние элементы культуры и этнологу и историку надлежит отделить то, что сохранилось из автохтонных образцов, от того, что привнесено западной культурой.

Лингвистические источники

Итак, на языках майяской группы все еще говорят несколько миллионов человек. Нет необходимости напоминать, что язык - это часть культуры и что по этой причине он включает в себя или отражает многие ее компоненты. Словарь какого-либо языка содержит названия флоры, фауны и других элементов окружающей природы, с которыми связана деятельность народа, а также названия, связанные с используемыми орудиями, с методами работы, с семейной или общественной организациями или с формами мышления. Через изучение языка можно обнаружить культурные изменения, контакты с другими народами и при некоторых условиях сделать заключение о возможном или вероятном историческом происхождении.

Сравнительные источники

Эту главу нельзя завершить, не подчеркнув настоятельной необходимости не ограничиваться источниками, прямо связанными с майя, при намерении реконструировать историю и культуру этого народа. Нужно постоянно иметь в виду, что майя - это не независимый исторический феномен, а неотделимая часть мезоамериканского феномена. Сравнение археологических памятников майя с памятниками других цивилизаций Мезоамерики помогает лучше понять собственно майяские факты.