Политическая, жреческая, судебная и военная организация

Альберто Рус Луилье ::: Народ майя

Мезоамериканские империи

(В Мезоамерике в доиспанскую эпоху настоящих империй, по-видимому, не было. С большой натяжкой о начале формирования государства имперского типа можно сказать для ацтеков Центральной Мексики. Подробнее см.: Гуляев В. И. Типология древних государств Мезоамерики. - Сб.: Исторические судьбы американских индейцев. М., 1985)

При изучении истории главных мезоамериканских народов некоторые исследователи пришли к выводу, что отдельные из них достигли уровня настоящих империй. Так, говорят об ольмекской, теотиуаканской, тольтекской и ацтекской империях. Для того чтобы говорить об империи, необходимо наличие нескольких факторов, среди них - господство какой-либо метрополии над обширной территорией (и даже над удаленными районами), занятой государствами, потерявшими свою независимость полностью или частично, особенно в политическом, военном и экономическом отношениях.

Империя подразумевает существование достаточно сильного и организованного войска для завоевания новых земель и для контроля над уже завоеванными. Господство над народами, этнически и лингвистически отличными от народа метрополии, - еще одна черта империи. Торговля с удаленными землями, приобретение "экзотических" продуктов и навязывание религии и стилей искусства имперского центра - это дополнительные особенности, характеризующие империю.

Несмотря на то что эти признаки неприменимы к государству майя, еще задолго до того, как стали говорить об ольмекской, теотиуаканской, тольтекской и ацтекской империях, выдвигались предположения о существовании даже не одной, а двух майяских империй, различавшихся своим географическим положением, временем существования и культурой. "Древняя империя" располагалась в нынешнем департаменте Петен, в Гватемале и в долинах рек Усумасинты и Мотагуа. "Новая империя" находилась на полуострове Юкатан и появилась в результате слияния майяской и тольтекской культур.

Перенесение на район майя представлений о Древнем и Новом царствах Египта - это фикция Морли, которой ее автор придерживался до конца своей жизни, несмотря на появление все более многочисленных археологических свидетельств, отрицающих ее. Эта версия все еще сохраняется не только в многочисленных популярных работах, но и - подспудно - даже в умах и писаниях некоторых современных исследователей. Тем не менее ясно, что империи майя никогда не существовало.

Автономные государства

Из исторических источников мы знаем, что в момент испанского завоевания область майя была занята несколькими самостоятельными государствами. Нам известны названия тех из них, которые располагались на полуострове Юкатан и на Гватемальском нагорье, и можно предположить, что в классический период ситуация была более или менее сходной.

Если рассматривать область майя целиком, то можно заметить, что в одну и ту же эпоху центры с одинаковым техническим и культурным уровнем, имевшие общие математические, астрономические и календарные знания, иероглифическую письменность, верования и обряды, проявляли свой творческий дух в искусстве столь различно, что невозможно приписать храм из Тикаля строителям Паленке, и наоборот, или перепутать стелу из Копана со стелой из Пьедрас-Неграс или Йашчилана. По всей вероятности, это стилистическое разнообразие, свойственное отдельным районам центральной зоны, отражало территориальное разделение на провинции или автономные государства.

Стела 'В' из Копана (культура майя, 1-е тысячелетие н. э., Гондурас)

Стела 'В' из Копана (культура майя, 1-е тысячелетие н. э., Гондурас)

Данные, имеющиеся у нас о политической организации на Юкатане, относятся, естественно, к моменту прихода конкистадоров, то есть к периоду, который мы называем постклассическим. Как мы уже говорили, для классического периода у нас нет исторической информации (Такая информация у нас уже есть. См. упомянутые в предисловии работы Ю. В. Кнорозова и Г. Г. Ершовой по чтению иероглифических текстов на керамике 1-го тысячелетия н. э.), и мы можем делать выводы лишь на основе изучения археологических источников.

Типы поселений, разнообразие или одинаковость видов жилищ на различных уровнях сельских, полугородских и городских коллективов, различные типы погребений и другие данные археологических раскопок могут в определенной степени помочь в схематической реконструкции политической системы, в которой функционировало классическое общество майя.

Ритуальная сцена. Рельеф на притолоке 26 из Йашчилана

Ритуальная сцена. Рельеф на притолоке 26 из Йашчилана

Без сомнения, завоеватели (чонтали, тольтеки, пипили, ацтеки) в постклассический период внесли изменения в общественную и культурную жизнь майя, однако не следует забывать, что эти пришлые народы сами были носителями мезоамериканской культуры и имели в основном те же государственные системы, идеи и формы жизни. Пожалуй, можно сказать, что в постклассический период, с расширением масштабов завоеваний и увеличением торговли жизнь общества стала более сложной, чем в классическом периоде, хотя и в пределах структурных моделей, общих для Мезоамерики.

Один из главных храмов Тикаля

Один из главных храмов Тикаля

Политическая организация

Согласно исторической информации, относящейся к Юкатану, каждое местное государство управлялось халач-виником, "настоящим человеком", называвшимся также ахав (господин) и принадлежавшим к знати. Его должность была наследственной. После его смерти ему наследовал старший сын, а при отсутствии мужских потомков или если они не достигли соответствующего возраста трон переходил к старшему брату.

Халач-виник имел обширные полномочия как в гражданской сфере, так и в религиозной и опирался на помощь государственного совета, называвшегося ах куч каб, в котором были представлены жрецы и высокопоставленные сановники. В зависимых городах правил батаб, назначаемый халач-виником и часто находившийся с ним в родстве. Батаб исполнял гражданские, судебные и военные функции: собирал дань для своего правителя, вершил суд и был пожизненным военным вождем в данной общности. При нем действовал местный совет, также называвшийся ах куч каб, состоящий из вождей фратрий.

В его услужении находилось несколько ах кулелообов, в обязанности которых входило управление паполной (народным домом), местом, где собирались мужчины для обсуждения своих дел, где готовились к проведению церемонии, ритуальных танцев и песнопений; ах хольпооб был мастером пения, руководителем музыкантов и отвечал за музыкальные инструменты; тупиль, низший в этой бюрократической иерархии, отвечал за исполнение распоряжений, исходивших от стоящих выше его. Несмотря на то что батаб обладал военной властью, в случае войны реальное командование воинами осуществлялось накомом - человеком, опытным в военных делах.

Иероглиф дня Ахав

Иероглиф дня Ахав

Предполагали, что в классический период концентрация власти была большей, чем в постклассический, так как в процессе все более сложного развития общества стало необходимым определенное разделение в управлении гражданскими, религиозными, военными, судейскими и торговыми вопросами, хотя, разумеется, оно продолжало существовать в строгих рамках единовластного правления.

То, что важные персонажи, представленные на стелах, притолоках и панелях классических памятников майя, держат в руках предметы религиозного значения (скипетр со змеевидной рукояткой, увенчанной маской божества, возможно, бога дождя; ритуальная полоса со знаками, представлявшими небесные тела, заканчивавшаяся с двух сторон головами змей и, как считается, символизировавшая небо; круглый щит с чертами солнечного бога) (О назначении упомянутых А. Русом атрибутов власти подробнее см.: Гуляев В. И. Атрибуты царской власти у древних майя. - Советская археология, 1972, №3), указывает, видимо, на то, что правители исполняли также жреческую функцию, то есть их политическая власть проистекала из их духовного сана.

На прекрасном скульптурном монументе, стеле 11 из Йашчилана, эта двойственность власти правителя майя выражена вполне ясно: возвышаясь перед несколькими коленопреклоненными подданными или вассалами, вождь прячет свое лицо за маской солнечного бога. Персонаж, демонстрирующий свою власть в этой сцене, является подлинным богом для индивидов, стоящих ниже его.

Жреческая организация

Довольно высокий статус жреца в структуре власти, даже в дни, предшествовавшие конкисте, подтверждает хронист Диего Лопес де Когольюдо, когда пишет, что "жрецы считались господами, главами, превосходившими всех, и именно они наказывали и поощряли, и им подчинялись с большим старанием". Поле деятельности жрецов было шире, разумеется, чисто религиозного и охватывало политическую и судебную функции.

Кроме того, жречество монополизировало научные знания (астрономия, математика, календарь, письменность, история), поэтому его господство над личностью и коллективом было абсолютным. Информация, оставленная Ландой, относится к Юкатану поздней эпохи, но, по всей вероятности, жреческая организация в других районах зоны майя и в классический период не сильно отличалась от той, что описана хронистом. У майя очень важную роль играл культ Солнца. Общим термином ахкин (во множественном числе - ахкинооб), что означает "человек Солнца", называли всех жрецов, а когда пришли испанцы, майя стали так называть монахов.

Верховный жрец, по Ланде, назывался Ахав Кап Май. Но вполне вероятно, что его информация не совсем точна и скорее связана с каким-то конкретным человеком по фамилии Май. Эта фамилия до сих пор часто встречается у майя. Титул Ахав Кан означает "господин змея". Скипетр со змеевидной рукояткой у многочисленных персонажей на монументах классического периода заставляет предположить, что этот титул был весьма распространен на большей части территории майя (Петен, Усумасинта, Мотагуа) в указанный период.

Из хроник мы знаем, что в зависимости от выполняемых функций жрецы занимали те или иные должности. Кроме того, в духовной и гражданской иерархии существовали разные уровни, зависевшие от степени важности того или иного центра. Самой значительной была функция чилама-пророка или предсказателя, очень почитаемого народом. Его носили на плечах, когда он присутствовал на общественных церемониях. Знаток и толкователь книг, содержащих записи о важнейших исторических событиях и особо интересных природных явлениях (астрономических, метеорологических и др.), чилам мог предсказывать их повторение в соответствии с цикличностью календарных периодов.

Другая важная должность, хотя и не очень уважаемая в народе, называлась каком; наком отвечал за совершение человеческих жертвоприношений. Предполагается, что наком избирался пожизненно, но должность его не передавалась по наследству, как остальные жреческие должности.

При обычном жертвоприношении, когда вскрывалась грудь и извлекалось сердце жертвы, накому помогали четверо почтенных старцев, выбиравшихся для каждой церемонии. Они должны были держать руки и ноги жертвы, лежавшей на жертвенном камне. Этих старцев называли чаакообами (от имени бога дождя Чаака). Чаакообы помогали также в проведении других церемоний праздников и обрядов, например в церемонии нового огня в месяце Поп, с которого начинался гражданский календарь, в пчеловодческих обрядах и т. д.

На самом низком уровне жреческой иерархии находился ахмен - "тот, кто знает", более других имевший контакт с народом, так как он принимал участие в обязательных земледельческих обрядах, когда проводился сев и сбор урожая или когда длительные засухи вынуждали просить дождя у бога Чаака. Ахмен, кроме того, был колдуном и знахарем, то есть обладал способностью "насылать" болезни и причинять вред, но также и избавлять от них. Из различных религиозных должностей до наших дней сохранилась только одна - именно ахмен.

Судебная организация

Хроники, относящиеся к Юкатану, единодушны в том, что майя были миролюбивы и "управлялись с помощью законов и хороших обычаев", с чем мы легко можем согласиться, поскольку известно, что современное юкатанское население уважает законы и обладает глубоким чувством справедливости. Труднее принять утверждение Ланды о том, что "эти люди жили так спокойно, что не было никаких споров". Хронист противоречит сам себе, так как в другом месте говорит о преступлениях, приводя, кроме того, перечень соответствующих наказаний.

Мы уже говорили, что военные вожди и жрецы обладали одновременно и судебной властью. Но из хроник явствует, что у майя были и настоящие судьи и чиновники "для выслушивания тяжб". Когольюдо уточняет, что "назначались другие исполнители, которые были вроде альгвасилов (Альгвасил (исп.) - мелкий полицейский чиновник) и всегда приходили вместе с судьями". Можно предположить, что существовали различные функции и различные уровни судебной системы. В качестве вознаграждения за исполнение своих обязанностей судебные чиновники получали подарки от тяжущихся сторон.

Четко различались преступления непреднамеренные и преднамеренные. Среди первых указываются случайные убийства, самоубийство мужчины или женщины по вине одного из супругов, случайный поджог домов, ульев и зернохранилищ, что бывало довольно часто, когда лес сжигали перед посевом. Во всех этих случаях суд проявлял достаточно терпимости, и если виновный сам не имел средств для возмещения ущерба, его друзья и родственники могли оказывать ему помощь.

Наоборот, "другие обиды, - уточняет Ланда, - нанесенные со злым умыслом, смывали всегда кровью или кулаками". Некоторые примеры подтверждают, что суд древних майя был строг, непреклонен и его решения не подлежали апелляции. Убийство, любое - преднамеренное или случайное - каралось смертью или уплатой рабом за умершего в зависимости от требований его родственников. Если убийцей был несовершеннолетний, он становился рабом. Воровство, даже незначительное, наказывалось рабством, длительность которого определялась ценностью украденного. Если вор не мог оплатить всю стоимость украденного, он оставался рабом навсегда.

За супружескую неверность также сурово наказывали. Если оскорбленный муж прощал виновного, тот оставался свободным человеком. Если же оскорбление не прощалось, виновного ждала позорная смерть - его поражали стрелами, раздавливали голову тяжелым камнем или "приказывали вытащить кишки через пупок". Неверную жену могли приговорить к смерти, но обычно ограничивались тем, что подвергали ее общественному позору. Изнасилование девственницы или замужней женщины также каралось смертью. Содомия среди шивов считалась тяжелым преступлением, и виновных сжигали на костре; мы не знаем, были ли такие же наказания у других групп майя. Ланда утверждает, что на Юкатане он не нашел такой практики.

Предавший своего господина, а также виновный в преднамеренном пожаре наказывался смертью. Если должник умирал, не оплатив долга, это должны были сделать его жена и дети, иначе они становились рабами до полного возвращения задолженности.

Кажется странным, что в общих рамках классового общества, в котором правящее меньшинство (сановники, жрецы, богатые торговцы, чиновники, военные вожди) пользовалось экономическими, политическими и социальными привилегиями, согласно утверждениям хронистов, суд вершился одинаково строго по отношению как к знати, так и к бедноте. Ланда объясняет, что аристократам, виновным в каком-либо преступлении, татуировали обе щеки от подбородка до лба, чтобы они навсегда сохраняли этот позорный знак. Даже если их проступок или преступление заслуживали смертного приговора, он исполнялся неизменно. Если эта информация верна, то можно говорить о глубоком чувстве равенства, присущем майя Юкатана.

Военная организация

В течение длительного времени некоторые ученые, идеализируя древних майя, утверждали, что они были довольно миролюбивым народом, а военные конфликты - это следствие иноземных вторжений, исходивших главным образом из Центральной Мексики в постклассический период. Однако совершенно очевидно, что народы майя и до этого знали войну, оружие, тактику боя, правила нападения и защиты и некоторую форму военной организации, о чем красноречиво свидетельствуют многочисленные памятники классического периода, особенно из района Усумасинты (стелы, притолоки, панели, настенные росписи), изображающие вооруженных вождей и боевые сцены.

Конфликты могли случаться между враждующими группами майя из-за земельных границ или из-за эксплуатации природных ресурсов; между майя и соседними, этнически чуждыми общинами - из-за того, что они оказывали давление на майя или из-за попыток экспансии какой-либо группы самих майя. Нельзя отрицать использование войск для сохранения внутреннего порядка, для защиты режима, включая вероятное подавление мятежей и восстаний, как это было предположено Алехандро Липшуцем при описании сюжетов настенных росписей Бонампака.

Когда испанцы вторглись в область майя, они вынуждены были вступать в бои с местными жителями, которые в ряде случаев наносили им серьезные поражения. Согласно информации хронистов, батаб помимо своих гражданских и судебных функций был руководителем вооруженных сил в подчиненных ему землях; его должность была пожизненной и наследственной. Однако на время войны избирался настоящий военачальник наком (хотя его и называли так же, как и человека, осуществлявшего человеческие жертвоприношения, это были разные лица), который находился на своем посту три года.

Все это время военный вождь был обязан вести аскетический образ жизни, включая половое воздержание и очень строгий режим питания. В его распоряжении были наемные воины хольканы, которые получали вознаграждение лишь во время войны. В зависимости от военных потребностей наком мог набирать воинов среди местного населения.

Резюмируя данные, имеющиеся у нас, о политической, жреческой, судебной и военной организации, можно утверждать, что у древних майя (как в постклассический период, о котором говорят колониальные источники, так и в классический, согласно археологическим и иконографическим свидетельствам) существовала государственная организация, соединявшая гражданскую, религиозную, судебную и военную власть и функционировавшая через бюрократическую систему, разделенную по горизонтали в соответствии с видами занятий и по вертикали - по иерархическим ступеням. О ее эффективности мы можем судить, учитывая века очевидной социально-политической стабильности классического периода.