Заупокойные надписи майя

Ершова Галина Гавриловна
:::
Статьи и материалы
:::
майя

1.0. Заупокойная формула (обычно в виде формулы возрож­дения) составляет важную часть поминального ритуала, кото­рого придерживались древние майя. В виде надписей на ке­рамике эта формула сохранялась на протяжении нескольких веков классического периода, ибо отражала представления древних майя о загробном мире, о жизни и смерти.

До недавнего времени надписи майя были малоизучены, и только благодаря уникальным публикациям американского ис­следователя Майкла Дэвида Ко [Ко, 1973, 1975, 1978, 1982] стало возможным исследовать материалы надписей на сосудах майя классического периода.

1.2. В соответствии с анимистическими взглядами майя (из­вестными и у других народов), существовали две души: «ду­ша-тень» и «душа-дыхание». Последняя отождествлялась чаще всего с дыханием и биением сердца и должна была появиться у ребенка при рождении. Представляли ее майя в виде птич­ки, бабочки или звезды (например, в Д 22—23а). Мексикан­ский археолог Альберто Рус так пишет об этом: «У какчикелей из Панахачеля существовало поверье, что, когда человек уми­рает, он превращается в звезду, а когда рождается ребенок, одна из звезд спускается с неба, чтобы превратиться в душу новорожденного» (Рус, с. 18). По древнему обычаю (в класси­ческий период не соблюдавшемуся), умершему придавали позу ребенка, еще находящегося в эмбриональном положении, свя­зывали и закутывали в погребальный покров.

Знак, изображающий труп в эмбриональном положении с элементом «краска» на голове, у майя читался нок 'покрытый', 'скрытый', метонимически 'призрак'. В надписях сосудов упот­ребляется синоним теп'. У астеков он читался мик мертвый', мик-тлан 'селение мертвых', 'преисподняя'.

Призрак «душа-тень» сохранял облик живого человека. Призраки обитали в селении призраков, или преисподней, но могли посещать и живых. А «душа-дыхание» могла улетать в различные места, например к богу, что майя использовали при жертвоприношениях (отправлениях посланника).

Одним из вместилищ души считалась кровь. Жизнь покидает раненого вместе с вытекающей  кровью, пока рана дымится, т. е. пока кровь еще не свернулась. Если же она свернется, то душа окажется взаперти.

Бьющееся сердце также считалось вместилищем души. При жертвоприношении, как описывает Диего де Ланда, нужно бы­ло вырвать сердце как можно быстрее и поднести богу, олице­творенному в статуе, еще трепещущим, пока душа не улетела [Ланда, с. 155]. У майя классического периода «душа-тень», т. е. призрак, отправлялась в страну предков.

По древней версии (Д 4566), бог дождя во время своего ежегодного обхода различных мест посещает призраков умер­ших — нок, обитающих в месте погребения, обозначенном скре­щенными костями и драгоценным камнем  (маленький кружок).

Одно из таких древних представлений майя о загробном существовании нашло отражение в изображениях и надписях на саркофаге в Храме надписей в Паленке: «душа-тень» после смерти человека оказывалась в селении призраков, где вела такую же жизнь, как и в племени. На крышке саркофага изо­бражено дерево. Древний художник, четко придерживаясь тен­денции к намеренной архаизации, запечатлел южное (желтое) дерево к'ан че, считавшееся главным, так же как и бог Бакаб, соответствовавший этой стороне света. Де Ланда отмечал, что южный Бакаб (к'ан Бакаб) был «лучший и старший (mayor) из этих богов Бакабов, и поэтому они (майя) упоминали его первым в своих молитвах» [Ланда, с. 172]. Де Ланда подчерки­вал и особое значение к'ан че: «Они помещали изображение на жердь (en un palo), называемую к'анте (Kante), поставив ему на плечи ангела в знак воды и того, что этот год должен быть хорошим» [Ланда, с. 170], Постепенно к'ан че приобрело зна­чение 'трон', 'должность' в процессе развития идеи о главном Бакабе, возвышавшемся на желтом южном дереве. Представ­ление о мировом дереве возникает лишь вместе со становлени­ем тенденции к единобожию — выделением главного бога дождя.

В изображение желтого дерева на крышке саркофага впле­тено множество символов земледелия. На верхушке располо­жился большой кетцаль. Под деревом лежит человек в харак­терной для древнемайяских изображений позе отдыхающего. Одежда на нем намеренно архаизирована.На  поясе надпись:

281.704.751 К'ан Моо Бол '[Сын] Желтой Попугаихи и Ягуара'.

Надписи на стенках саркофага подтверждают, что именно так звали погребенного правителя. В нижней части крышки помещены в виде орнамента несколько раз повторяющиеся зна­ки чаам (Т 590) 'выдающийся' и ла (Т 534) 'владыка', относя­щиеся, несомненно, к титулатуре изображенного   персонажа.

На западной и восточной сторонах крышки саркофага рас­положено по девять символов, имеющих отношение к регламен­тации земледельческих работ. Надписи имеются на южной и се­верной сторонах. Южная сторона:

 

1.  А1. 61.528:563.181    лич  ку  пок  хаа      1. Когда идут дожди.

фиг. 1. Женский плечевой портрет вправо

2.   В. 109.561а:23          чак чах'-анг               2. Красное небо.

фиг. 2. Мужской плечевой портрет влево

3.   С.  12.1016:23             ах' нгом-анг               3. Расчищающий    поле,

фиг. 3. Мужской плечевой портрет влево

4.   D.  165( = 511:534).21.

644:61:563.181            чо-ла т'ан кут          4. Поле большое в пе-

           лич пок хаа                   риод дождей.

Северная сторона:

фиг. 4. Женский плечевой портрет вправо

5.   Е.  165 ( = 511:534).    чо-ла т'ан кут           5. Поле     большое —

21.644:59               ти                                    место обитания.

6.   F. 12.1016:23              ах' нгом-анг              6. Расчищающего

фиг. 5. Мужской плечевой портрет вправо

7.   G.  16.561 а :23             Наш чах'-анг             7. [При] синем (предгрозовом) небе

8   Н.  12.1016:23             ах' нгом-анг             8. Расчищающий    поле,

фиг. 6.   Женский плечевой портрет влево

9. I.   61.528                   лич ку                       9. В период

10. J. 563:534?.672        пок-ал? чуч-уб-      10. омывания ростков.

—501 = 558) :87                   те

 

1 См. примеч. 2 в статье Ю. В. Кнорозова и Г. Г. Ершовой «Надписи майя на керамических сосудах» (см. настоящий сборник, с. 115).

 

По поздним версиям обхода (Д 59а), бог дождя посещает преисподнюю ич чаб (букв, 'в земле'), куда он спускается по лестнице (в тексте: а ем-аан, а ла-аан 'туда он спустился', 'вниз'). В сопровождающей этот текст сцене изображено со­оружение с высокими, узкими ступенями и символами бирюзы и   драгоценных  камней   по   бокам   [Кнорозов, 1963, с. 482].

Согласно заупокойным надписям, призрак спускается в пре­исподнюю по холодной лестнице, которая, по синекдохе, озна­чает и всю преисподнюю. В эпосе киче «Пополь Вух» мифи­ческие близнецы спускаются в подземный мир — Шибальбу — по очень крутым ступеням мимо рек и оврагов.

1.3. Астекские этнографические и мифологические параллели и эпос «Пополь Вух» свидетельствуют, что путь по подземному миру был не из легких. В астекской мифологии это и горы, собирающиеся раздавить несчастного призрака; змей и кроко­дил, подстерегающие его; восемь холмов и восемь пустынь, ко­торые надо перейти; ледяной ветер, сыплющий обсидиановыми ножами; широкая река, пересечь которую надо верхом на ма­ленькой собачке. В эпосе «Пополь Вух» близнецы погибают в доме Летучих Мышей, пройдя множество испытаний в Шибальбе. Не случайно в формуле возрождения путешествие призра­ка по подземному миру названо «большим путем».

В заупокойных надписях майя этот путь начинался вступле­нием на холодную лестницу, где призрака встречали три де­мона, как это следует из текста сосуда № 14 [Ко, 1978]. Все демоны являлись служителями супруги владыки преисподней Черного бога грозы Тош. Из рукописей следует, что супругой его была свирепая Чак Кит — Великая богиня, вероятно высту­павшая у ольмеков в качестве верховной богини Луны со сви­той из шести карликов — покровителей синодических месяцев лунного полугодия. Они изображены на стелах № 2 и 3 из Ла Венты — одного из крупнейших центров ольмекской цивилиза­ции. Богиня Луны утратила значение Верховной лишь в связи с переходом к солнечному календарю. В свите богини Луны, как и в свите Чак Кит, один из карликов — горбун. По мнению французского исследователя Жака Сустеля, младшие божества, изображенные на стелах Ла Венты, превратились в настоящее время в обыкновенных духов, обитающих в тропических лесах, известных в некоторых штатах Мексики под названием «чанеки» [Сустель, с. 183].

Первый демон — хозяин неба, главный. Он числится также в свите как богини, так и самого Черного бога грозы Тош (в тексте<на сосуде № 49 [Ко, Т973]). Его эпитет — пай 'призываю­щий'. Этот демон, очевидно, созывал призраков у входа на холодную лестницу. Блок, передающий его имя, встречается в титулатуре правителя города Калак'муль.

Второй демон — ах' к'и-нгал 'хозяин смены'. Возможно, речь идет о времени пребывания призраков в преисподней. Слово к'и-'иш до сих пор сохранилось как название должностного ли­ца у индейцев цоциль в мексиканском штате Чьяпас. По своим функциям второй бес является направляющим, указывающим дорогу призраку в преисподней. Блок, передающий его имя, встречается в титулатуре правителя города Мачакила.

Имя третьего демона — Ах' хиш-нгал хозяин ягуара'. Его эпитет — «ярый». В функции этого демона входило, судя по всему, наблюдение за очищением призрака. Это предположе­ние основано на том факте, что ягуар неоднократно именуется в текстах на сосудах «очищающим», следовательно, и его вла­делец был ответствен за процесс очищения. Блок, передающий эпитет, относящийся к имени третьего демона, встречается в титулатуре правителя Тик'аля.

Сам Тош имеет свиту из шести богов. Это известно по изо­бражениям на сосуде № 49 [Ко, 1973], к тому же все эти боги поименованы соответственно в надписи на этом сосуде, сопро­вождающей сцену с семью богами. Из материалов рукописей следует, что в постклассический период образ божества преис­подней был постепенно переосмыслен: Тош подстать своей супруге   становится   весьма свирепым и недоброжелательным (по отношению к врагам, естественно) — он изображается ярым врагом земледелия, воином-разрушителем (М 366,г), в подня­тых руках его — символ грабежа и убийства (М 79, 80а). Судя по сценам, сопровождающим заупокойные надписи, Тош был одним из двух соправителей преисподней [Кнорозов, 1975, с. 236].

Вторым соправителем преисподней был чаще упоминаемый Б надписях Ваай К'ан 'Дух Улитка'. Он изображается сидящим в витой раковине или с раковиной за спиной. Морфема к'ан здесь употребляется в значении 'ценная раковина'. Надпись на­ходится на раковине бога [Ко, 1973, № 64] (Д 66а2). Морфема ваай в именах богов обычно переводится 'дух', первоначально, видимо, 'тотем', в дальнейшем — 'зверь, имеющий мистическую связь с каким-либо человеком' (в языке астеков навал 'обо­ротень').

Дух Улитка был древним богом дождя. В рукописях он ино­гда именуется ах хо ваай тун 'владеющий пятью зловещими (днями) года' (здесь морфема ваай в значении 'зловещий') — титул бога-распорядителя, правившего в последние пять дней года, когда происходила смена власти у богов. Во время фор­мирования майяского государства у власти сменялись реаль­ные представители глав четырех родов под наблюдением вер­ховного жреца, бывшего реальным прототипом бога-распоряди­теля, а в дальнейшем считавшегося его имперсонатором.

Образ бога-распорядителя неоднократно менялся. В Дрез­денской рукописи, в разделах, касающихся четырехлетнего ка­лендарного цикла, эту должность занимает уже не Дух Улитка, а бог-опоссум йуу-аан. Оба они присутствуют в преисподней в качестве глав фратрий — далеких предков.

М. Ко склонен отождествлять Духа Улитку с упоминаемым б письменных источниках колониального периода богом Павах туном (в четырех «цветных» вариантах, по странам света). Од­нако морфема тун 'год' и соответствующий знак есть только в титуле бога-распорядителя Хо ваай тун, но отсутствует в име­ни Духа Улитки.

Морфема пав, как и морфема ваай, означает 'сеть' (рыбачья и охотничья); знак ваай изображает такую сеть. Но морфема ваай, как мы говорили, передает также омоним 'дух', 'злове­щий, чего нельзя сказать о морфеме пав. Видимо, пав-ax тун {ах здесь словообразующий суффикс) означает 'сеть —камень' (каменное зажигательное зеркало), что соответствует астекскому имени Тескатлипока «дымящее зеркало».

Судя по сценам на сосудах, в преисподней было множество разнообразных божеств. Особенно интересна сцена с изобра­жением 32 богов на сосуде № 37, первый из которых представ­лен символом (в связи с чем М. Ко насчитывает 31 бога). Эти божества, видимо, считались предками родов, обитавшими в преисподней (рис. 1).

Надзором за призраками занималась Летучая Мышь — Соц', зловещее   божество   преисподней,   неоднократно изображенное отдельно на сосудах.

Сосуд из Чама, Гватемала

Сосуд из Чама, Гватемала (Гордон и Мэйсон). Сцена: Летучая Мышь с раскрытыми зубчатыми крыльями. У пасти знак огня took, на шее ожерелье ах', на лапах браслеты. Спра­ва вертикальная надпись с повторяющейся три раза парой бло­ков  (рис. 2):

27.526   ум чаб   владыка [подземного] мира,

27.528   ум ку     владыка периода [очищения].

В миштекском кодексе Фехервари—Мейера имеется изобра­жение Летучей Мыши, сидящей в человеческой позе и обезглав­ливающей человека. В «Пополь Вухе» Летучая Мышь играет весьма зловещую роль. Дом Летучих Мышей явился последним и роковым испытанием для близнецов, где одному из них — Хунахпу — была отсечена голова. Прообразом этого божества послужили скорее всего летучие мыши-вампиры, обитающие и по сей день в пещерах Центральной Гватемалы (Альта Верапас, около селения Карга), считавшихся входом в преис­поднюю.

Из других обитателей преисподней в формуле возрождения особо выделен ягуар.

Гравированный сосуд, вероятно, область Чочола, Юкатан [Ко, 1973, № 67] (галерея Эдварда X. Меррина, Нью-Йорк)

Гравированный сосуд, вероятно, область Чочола, Юкатан [Ко, 1973, № 67] (галерея Эдварда X. Меррина, Нью-Йорк).

Сцена (рис. 3): сидящий ягуар, на голове бутон водяной лилии и надпись: 59—533 ти-ла, ст. м. тил-ис, 'знаменитый'. Та­кая же надпись на хвосте.

На другой стороне сосуда надпись: 59.248:558(Ко:501): 140 (—314) ах'пок-уб 'очищающий'.

Хозяином ягуара, очищающего призраков, является третий демон из свиты супруги бога Тош.

1.4. Особо следует остановиться на понятии «очищение» в преисподней. Начало «очищения» понималось как весьма реа­листическое промывание. Для этого имелось несколько приспо­соблений. Например: бут'уб ц'ак 'лечебная воронка' (омоним халаб чоч 'очиститель внутренностей'); т'охоб ц'ак 'лекарствен­ная спринцовка' — служила для введения лекарственных раст­воров.

В преисподней использовались очистительные спринцовки, что неоднократно зафиксировано в текстах и изображениях на сосудах: Летучая Мышь привесила к крыльям огромные сприн­цовки из пузырей [Ко, 1973, № 12]; бог-ягуар держит сприн­цовку в лапе [Ко,  1973, № 37]; бог смерти   (в образе скелета), видимо заменивший первого демона в преисподней, весь обве­шан спринцовками ([Ко, 1973, № 64], так и в рукописях Д 8а 1, 1263, 1962, и т. п.). В этой же сцене рядом с призраком тоже изображена спринцовка, около нее надпись took ла-ла хиш 'огненная щиплющая жидкость'.

Перед богом смерти изображен сосуд, на котором просмат­ривается знак хиш (аналогичное изображение в М 11064: бог смерти со спринцовкой в руке, рядом сосуд со знаком хиш 'жидкость'). Спринцовка большого размера служила, судя по всему, не для 'наркотических вливаний, а для промываний, для ко­торых употреблялась «е просто вода, а какая-то жгучая жидкость.

Следующим после «промывания» в процессе очищения приз­рака был этап «обдирания», которое понималось весьма кон­кретно — сдирание мяса с костей. В формуле возрождения при­зрак чаще именуется ка-аан 'очищенный', 'ободранный' (ст. м. каак 'обрывать ветви с дерева', 'вырывать волосы с корнем' [Мот.]).

Интересен в этом плане погребальный обряд, имевшийся не­когда у мускогских племен Флориды. Тело умершего сразу не хоронили, а оставляли в специальном помещении. По истече­нии определенного срока являлись сарычи (члены племени, за­нимавшиеся подготовкой к погребению) и длинными ногтями обдирали мясо с костей трупа. И когда скелет оставался совсем чистым, его предавали окончательному захоронению.

Характерно, что в надписи на сосуде № 27 [Ко, 1973] пре­исподняя прямо поименована «местом очищения» (у пок ав). В процессе очищения призрак должен был сократиться, судя по всему, до размеров эмбриона, чтобы, возвратившись на зем­лю, начать новую жизнь в утробе женщины или девушки, букв, 'второй раз родиться'. Интересно отметить, что монахи при переводе словосочетания ка-пут сихиль 'второе рождение' ис­пользовали более ясное для них понятие — «воскресение», что, конечно, не соответствовало тому смыслу, который вкладывали в это выражение древние майя.

1.5. Прошедший в преисподней очищение призрак возвра­щался на землю, чтобы родиться вновь. Некоторая информация о сроках пребывания призрака в преисподней и выхода из нее появляется в надписях на сосудах № 14 [Ко, 1978] и 47 [Ко, 1973]:

VII Ееб                          Седьмого числа, в день Тумана,

лич хул                           когда пришло

III ку-ак тун                   третье двадцатилетие,

чух-чуч                            увяла

хел-пе                             владычица-вождь...

VI Чаб-анг                      Шестого числа, в день Грозы,

нук к'инг чоо-ил             в большой день хмеля

йаш вак-нгал чаб           снова вышла на землю

ки-иш-нгал                      правительница.

 

День выхода очищенного призрака из преисподней точно определяли жрецы. В тот день устраивали поминальное пир­шество, для которого и предназначались сосуды со стандартной формулой возрождения и сценами из жизни умершего или сценами в преисподней, где проходил очищение призрак. Пре­дельно краткая формула возрождения состоит из одного блока 229.556 а-тоо 'очищенный' здесь префикс существительных, примерно соответствующий определенному артиклю). В сопро­вождающей сцене правитель и двое его придворных сидят око­ло чаши с цветком, из которого пьет нектар колибри.

Очищенного призрака, как поясняет одна из сцен, достав­лял из преисподней на землю к девушке или женщине (что оговаривается в формуле возрождения) аист-челноклюв (птица из семейства аистовых с большим клювом).

Многоцветный сосуд. Машкану, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 25] (частная коллекция в Нью-Йорке)

Многоцветный сосуд. Машкану, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 25] (частная коллекция в Нью-Йорке).

Кольцевая надпись под венчиком с повторяющимся двадцать раз (по числу дней в месяце) и еще три раза (слева внизу) блоком: 96. (Ко:229).564 ич ч'ум гв лоно'.

В середине сопровождающей сцены (рис. 4) сидит молодой бог с разведенными в стороны руками. Ладони с отставленны­ми большими пальцами опущены вниз. Справа и слева сидят обнаженные женщины с цветами в волосах, на них надеты ук­рашения — серьги-погремушки, браслеты и ожерелья с нагруд­ными подвесками и нитями с кисточками на концах, свисающи­ми по спине до бедер. У голов разные символы, на плечах знак 188 ле 'равная' (по роду, рангу).

Между молодым богом и женщиной сидит аист-челноклюв, закусивший змею (его основная пища). В конце клюва он дер­жит призрака, упакованного в маленький сверток (сделанный наподобие тюка для тканей). Под аистом изображена о5езьяна с закрученным спиралью хвостом.

Как бы продолжением этой сцены является изображение на черепке многоцветной глиняной тарелки. Обнаженная женщина полулежит, согнув колени. У ее ног сидит обезьяна, которая держит женщину левой лапой за грудь, а правую протягивает над коленями. Справа стоит аист-челноклюв, благополучно до­ставивший упакованного призрака. Слева от обезьяны бог Тош с характерным для него атрибутом — горящей сигарой во рту. Судя по уже известным материалам, он, очевидно, дает какие-то распоряжения относительно пребывания призрака в преис­подней. Упоминаемое в надписях «колдовство обезьяны», веро­ятно, связано с доставкой призрака женщине, после чего она могла забеременеть, а призрак воплотиться в ее ребенка. Мож­но заметить, что в ст. м. мааш означает 'желание беременной что-либо съесть', 'сама беременная с таким желанием'.

Все эти этапы должен был пройти призрак, чтобы возро­диться.

2.0. Специального рассмотрения требуют как закономерные, так и нетипичные лингвистические явления, отмеченные при ис­следовании текстов формулы возрождения.

Формула возрождения делится на три части. Первая — ввод­ная, в которой сообщается о приходе призрака умершего в преисподнюю. Во второй речь идет о возвращении очищенного в подземном мире призрака на землю и его возрождении. В третьей указывается титулатура умершего.

Нормальным составом заупокойной формулы является на­личие всех трех частей, но бывает так, что отсутствуют одна или даже две части  (последнее встречается гораздо реже).

2.1. Первая часть (вводная синтагма) представлена одним или несколькими блоками, в отдельных надписях — до четырех. Можно выделить два основных ее типа. Один из них харак­терен для районов Северного Юкатана, другой — для централь­ных районов Гватемалы.

Для начала надписей на сосудах из Гватемалы характерен блок а-йал-нги 'Туда он спустился'. Для сосудов Северного Юка­тана (Чочола) типично иное начало: х'е хаа хо 'Там он был' (в преисподней); у хаа хо (как вариант) 'Он был в преиспод­ней'; а хаа-нги 'Там он был'.

Формулы, типичные для Северного Юкатана, как правило, очень  кратки  и  стандартны,  как,  например,  следующие.

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко,  1973, № 56]  (частная коллекция в Нью-Йорке)

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко,  1973, № 56]  (частная коллекция в Нью-Йорке).

Косая  надпись.  Заупокойная  формула.  Основной  стандарт:

1.  А.  1.682:18                    у хаа хо            1. Был в преисподней

2.   В.  109(Ко:х).758:110   чак оч-ут           2. в большом переходе

3.  С. 12.682:534.534          ах' хаа-ла-ла    3. чиновник.

(Ко:х)

Сцена (рис. 5): Тош — один из соправителей преисподней — курит сигару, сидя на троне правителя, покрытом шкурой ягуа­ра. Правой рукой он поднял голову бога огня, вынутую из корзины,— вероятно, в знак перехода власти к нему (голова бега огня фигурирует при передаче власти богами двадцати­летий в Парижской рукописи). В левой руке он держит ска­та (см. фрески в Храме воинов в Чич'ен-Ице). Стихотворный размер текста надписи — хорей.

Гравированный сосуд. Машкану, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 59] (частная коллекция в Нью-Йорке).

Косая  надпись.  Формула  возрождения.  Основной стандарт:

1.  А.  13.682:18               х'е хаа хо            1. Он  был в преисподней.

2.   В. 61.77:585               лич шик' ав          2. Ныне он улетел в селение

3.  С. 565:96 (Ко:62).       лем ич ч'ум          3. внутрь лона,

53

4.  D. 507:196.99              шой чо-о              4. кружит там вблизи

5.  Е. 58:106.19:149         сак бал-му-ну      5. юной девушки

6.   F.  12.682:534.            ах' хаа-ла-ла   6. чиновник —

534(Ко:17(8?)

7.  G. 558('Ко:501).         бу-ка-ин            7. покровитель.

25:501

Сцена: правитель изображен по пояс в чашечке цветка во­дяной лилии. В левой руке у него жезл с головой бога огня в профиль (употреблявшийся при смене власти), в правой — видимо, спринцовка для наркотиков. Налобная повязка с го­ловой огнедышащего ягуара и цветком водяной лилии и убо­ром-анаграммой сверху ти-ла 'уважаемый'. Ожерелье с под­веской в виде знака ла 'владыка'.

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 55] (частная коллекция в Нью-Йорке)

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 55] (частная коллекция в Нью-Йорке).

Вертикальная надпись. Формула возрождения. Основной стандарт:

1.  А. 13.682:18               х'е хаа хо          1. Он был в преисподней,

2.   В. 61.77:585              лич шик' ав      2. ныне   улетел   в   селение,

3.  С. 59.507:60              ти шой тул        3. где кружит

4.  D. птица со змеей     вак                    4. Челноклюв,

5.  Е. 738:130                 ка-аан                5. [улетел] очищенный.

Сцена (рис. 6): правитель сидит, приложив руку к сердцу. На головной повязке рыба, кусающая цветок водяной лилии. Этот убор украшен также перьями кецаля с нефритовыми кольцами в виде знака пай 'главный'. На шее ожерелье с на­грудной подвеской в виде знака ла. Перед ним сидит скрестив руки приближенный с дымящейся сигарой во рту. У него на­крученная головная повязка из шкуры ягуара с пучком перьев.

Вертикальная надпись перед правителем:

6.  F. 13.558(Ко:501):    х'е бу-иш            6. Начальник [города},

103 (Ко:60)

7.  G. 74:528.513            ма ку п'и           7. следящий в период

8.  Н. 558(Ко:501).        бу-ка-ин                  правления —

25:501                                                     8. покровитель.

Гравированный сосуд. Вероятно, Чочола, Юкатан (600—900) [Ко,  1973, № 61] (Институт искусств в Чикаго)

Гравированный сосуд. Вероятно, Чочола, Юкатан (600—900) [Ко,  1973, № 61] (Институт искусств в Чикаго). Косая  надпись.  Заупокойная  формула.  Основной  стандарт:

1.  А. 13.682:18               х'е хаа хо          1. Он был в преисподней.

2.   В. 758:110                 оч-ут                 2. Переходы —

3.  С.  1 (Ко: 172?).           у ав                   3. место

585

4.   D. 25.542                   ка ла                 4. нашего владыки,

5. Е. 558(Ко:501).         бу-ка-ин            5. покровителя

25:501 6. F.  (блок стерся)       ...                       6….

7. G. ...513                    [ма ку] п'и         7. следившего [в период правления].

 

Сцена (рис. 7): правитель изображен по пояс в чашечке цветка водяной лилии. В руках у него стебель лилии. На голо­ве высокий колпак с цветком лилии, от него идет веревка с узлом на конце. В узле знак пай 'главный'. Длинные волосы завязаны на затылке узлом. На груди подвеска со знаком ла 'владыка'.

Надпись на спинке трона [Ко, 1973, № 80]

Статуэтка правителя. Остров Хайна, Кампече (600— 900) [Ко, 1973, № 80].

Горизонтальная надпись на спинке трона. Заупокойная фор­мула. Основной стандарт:

1   А. 229.683:126              а хаа нги         1. Там он был,

2.   В. 7(Ко:х):713а.           ум-нааб-ах       2. прошел вокруг

181

3.  С. 109(Ко:?). 758.        чак оч-ут         3. большой путь,

110(Ко:24?)                      (инв.)

4.   D.  13.512а: 130              х'е ц'ай-аан     4. там завершивший.

(Ко:?)

Эта заупокойная формула интересна не только тем, что на-писана на необычном предмете — статуэтке правителя, но и тем, что состоит только из первой части (рис. 8).

Глагол ум-нааб-ах образован одним из способов, свойствен­ных языку майя,— инкорпорацией. Инкорпорировано существи­тельное нааб (этимологически 'ладонь', 'плоскость', 'простран­ство') между основой ум- и суффиксом прошедшего времени -ах

В Дрезденской рукописи, в разделе, посвященном движе­нию планеты Венера, информация о том, что она «обходит» небесные сферы, передана тем же блоком, что и в надписях нас сосудах: ум-нааб-ах 'обходит вокруг'.

Морфема цай означает 'завершаться', ср. ст. м. цайал. Фор­ма цай-аан 'завершивший' образована суффиксом причастия прошедшего времени.

Встречаются случаи нестандартного начала вводной части: а ул-ел 'Туда пришел'.

Отдельно стоит отметить нетипичные вводные блоки на со­судах [Ко,  1973, № 27]:  ач-ша-нги 'Остаться  прошла'.

Гравированная фляжка. Юкатан или Северный Кам­пече (600—900) [Ко, 1973, № 75] (коллекция Джиллетт Г. Гриффин, Принстон)

Гравированная фляжка. Юкатан или Северный Кам­пече (600—900) [Ко, 1973, № 75] (коллекция Джиллетт Г. Гриффин, Принстон).

Горизонтальная надпись. Формула возрождения. Основной стандарт:

1.  А.  1.124:627             йаи сут               1. Прежде он блуждал в

(Ко:х)  124:                  ам сут чи               преисподней,

627:671 (Ко:х)

2.   В. 568.140(Ко:х)      лу-ел                  2. ныне в лоне

3.  С. 58:171.1026.         сак ч'уп*-ч'уп    3. девушки достойной,

188(Ко:129?)                ле

4. D. 109:202:202         чак-тоо-тоо        4. совсем очищенный.

(Ко:х) 738:                   ка-аан

130(Ко:142)

Сцена (рис. 9): бородатый правитель одной рукой держит, видимо, стебель с бутоном, другой — возможно, сосуд. Фигура помещена в рамке, изображающей раздвинутые и поднятые за­навеси. Узкое горлышко фляжки снабжено плечиками с отвер­стиями для подвешивания к поясу.

Текст надписи — стихи в размере хорей с песенными повто­рами. Примерный перевод:

йам сут ам сут чи          Он блуждал-блуждал

луел сак ч'уп ле                В лоне девы той,

чак то-то ка-ан              Чистый-чистый он.

Гравированная фляжка. Юкатан или Северный Кам­пече (600—900) [Ко, 1973, № 76] (галерея Эдварда X. Меррина в Нью-Йорке).

Вертикальная надпись, Заупокойная формула. Основная аль­тернатива:

1.  А. 13.613:109:   х'е мен чак сут      1. В месте долгих блужданий

627 (Ко: 110)

2.  В. 93.672:74       чух-чуч-ма             2. он давно истлел.

Примерный перевод: Он блуждал там и истлел...

Выбор лексики в подобных надписях определяется замыслом автора.

2.2. Но в любом из типов или вариантов типов стандартной формулы возрождения можно выделить общее — вводное слово-частица, начинающее первый блок первой части: хе-, у-, а-.

Слово хе-, употребленное в качестве одного из вводных слов, изначально являлось обстоятельственным наречием места. Бельтран определяет его как указательное наречие: хела 'здесь', хеле 'там'. Это подтверждает словарь из Мотуля (см. [Мот.]). Параллельно с хе в значении обстоятельственного на­речия в языке майя существовало хе — указательное местоиме­ние тот', 'который'. В текстах колониального периода хе вы­ступает не столько как обстоятельственное наречие места, сколько в качестве потерявшей свою знаменательность частицы с модальным значением указания: хе ку талел кинтуниаабила 'Вот пришла засуха'. Не было бы ошибкой перевести эту фразу и как 'Туда пришла засуха' или 'Тогда пришла засуха'. В «Пес­нях из Цитбальче» [Васкес] встречаются аналогичные типы конструкций: хе кутаал Нох Я ум 'Вот идет Великий Господин'; х'е кутаале 'Вот тот, кто идет'.

Как вариант вводного блока первой части встречается фор­ма у хаа хе; начальное хе в этом случае заменяется местоимен­ным префиксом у-. Такая замена известна и по материалам рукописей: хе х'от Ии-ам-кит-нга 'Вот сбор бога Ицамна'; у-х'от Х'ун Лах П'е 'Его сбор  бога Х'ун Лах П'е'   (Д  10в2).

Указательное и обстоятельственное наречия и местоименный суффикс могут взаимозаменять друг друга, что подтверждает утерю знаменательности наречием, которое все больше приобре­тает вид частицы с модальным значением указания.

В надписях на сосудах из центральных районов Гватемалы в качестве вводного слова встречается указательная частица а-. В древнем языке майя (язык классического периода) она упо­треблялась перед глаголами с различными суффиксами. В язы­ке киче сохранила значение наречия места, тогда как в языке кекчи (один из языков семьи майя — киче) а- (ха- как вари­ант) — указательное местоимение со значением 'этот', а в юкатекском (языке майя Юкатана) означает 'вот', 'тут'. Из это­го следует, что значение частицы а- соответствует значениям частицы хе-.

Указательная частица а- встречается в текстах рукописей, в этом случае она употребляется в конструкции, аналогично» первой части заупокойной формулы: а-ем-нга Ша-нгом 'Вот [ту­да] нисходит Шаном' (П 166); а-йал-нги 'Туда он спустился'. И в первом и во втором случаях порядок один: вводная части­ца — глагол — суффикс.

В текстах рукописей встречаются синонимичные конструк­ции, где а- и у- взаимозаменяются: у-ем-аан К'аш-ши 'Нисхо­дит К'ашиш' (Д 66в); а-ем-аан ич ав тах К'аш-иш 'Туда нисхо­дит в посевы К'ашиш' (Д 70в); а-ем-нги 'Туда вторгается' (М 85в).

Таким образом, префиксальные частицы хе-, а-, у- встреча­ются в синонимичных конструкциях и не вносят принципиаль­ных изменений в смысл излагаемого текста. Практически они не обладают знаменательностью, а выступают в роли указа­тельных частиц, начинающих вводную часть формулы.

2.3. Глагол хаа, употребляемый в надписях на сосудах' Из; Юкатана, означает 'быть', 'становиться', ст. м. хал.

В первом блоке первой части заупокойной формулы на со­судах из центральных районов Гватемалы фигурирует глагол йал 'спускаться' с суффиксом прошедшего времени непереход­ных глаголов -нги.

За глаголом хаа следует дополнение хо (блок хе хаа хо): хо чи — название преисподней, букв, 'пространства вход'. В таком виде оно встречается и в рукописях: вак хо чи 'шестой вход', т. е. 'шестой подземный мир' (Д 63в1) — один из девяти ми­ров преисподней.

Слово хо означает 'пространство', 'вход', чи — 'вход', 'край', следовательно, хо чи — плеонастическое образование; это подтверждается тем, что отдельные его части употребляются по­рознь, причем каждая из них не теряет в этом случае общего для обеих смысла 'преисподняя'.

Если вводная часть в надписях на сосудах из Северного Юкатана (№ 55, 58, 64) представлена единственным блоком х'е хаа хо, то на сосудах № 56 и 61  и статуэтке правителя (№ 80) вводная часть более пространна: в ней упоминается большой путь (переход), который проходит призрак в преис­подней, например: оч-ут 'путь', у ав 'его место'.

Под «местом» в данном случае, очевидно, подразумевалось место очищения, т. е. преисподняя, что подтверждается сле­дующими текстами на сосудах [Ко, 1973, № 47]:

1.  А. ач ша-нги             1. Остаться прошла

2.  В. иц еб                   2. по холодной лестнице

3.  С. у пок ав               3. с место очищения.

Или:

23.  W. ти ч'а к'и        23. Ей принесло перемену

24.  X.  у пок ав          24. в месте очищения

25.  Y. нги леек лам    25. возобновление срока заката.

Знак чак (Т 109) довольно часто встречается в рукописях для передачи понятий «большой», «великий», например: чак бол — имя бога, 'Большой зверь', 'ягуар' (Д 8а, М 146); чак кит 'Великая богиня' (Д 49).

В надписях на некоторых сосудах [Ко, 1973, № 49; Ко, 1978, № 14] понятие «большой путь» связано с очищением призрака:

7.  G. ка-аан                  7. очищенный

8.  Н. чак оч-ут             8. в большом пути.

Первая часть заупокойной формулы на сосудах из централь­ных районов Гватемалы в отличие от юкатанских характери­зуется большей детализированностью [Ко, 1973, № 49; Ко, 1978, № 14]. Например:

1.  А. а йал-нги            1. Туда он спустился

2.   В. иц-еб                   2. по холодной лестнице.

Морфемный знак иц (Т 45) встречается в рукописях (Д 61б1, П 11в7) в значении 'роса' — понятие, связанное с хо­лодом. Знак еб (Т 843) изображает лестницу. Спустившись по холодной лестнице, умерший оказывается во владениях Духа Улитки [Ко, 1978, № 11]:

2.   В. ум-нааб-ах           2. Обошел вокруг

3.  С. ваай к'ан             3. Духа Улитки

4.  D. чи                        4. преисподнюю.

Лицевой знак бога Улитки соединен со знаком ваай (Т 64) 'дух'. Ваай 'животное, родственник колдуна' [Мот.], глагол ваай-инах означает 'принимать фантастический облик другого', 'делаться колдуном' [Мот.].

Пока древние майя занимались собирательством съедобных улиток, бог Улитка выступал в роли влиятельного хозяина пи­щи. Когда же завершается переход к земледелию, он превращается в бога дождя.

То, что Улитка была божеством преисподней, становится известно из материалов эпиграфики, например, [Ко, 1978, № 19]:

 

2.   В. ваай к'ан ет-ах   2. в содружестве Духа Улитки

3.  С. у соц'                   3. у Летучей Мыши

4.   D. бу-ум                   4. во власти.

Союз ет 'и' восходит, очевидно, к морфеме, передающей ха­рактер близких отношений: ст. м. еткикел 'родственник :.о кро­ви'; ет-ах   вести за руку'.

Морфема бу (ба) имеет значение 'командовать', 'руково­дить', -ум — суффикс причастий, часто субстантивированных.

2.4. Вторая часть (именно в ней содержится информация о возрождении) в надписях на всех сосудах из Юкатана и Гватемалы начинается со стандартного блока: лич шик' ав 'Ныне полетел в селение (местность)'. Это единственный блок, не заменяемый никакими синонимичными конструкциями, при­сутствующий практически во всех заупокойных формулах (за исключением самых кратких, состоящих только из первой или первой и третьей частей). Пока известна одна надпись, где блок лич шик' ав заменен другим, но не синонимом, а полной фор­мой того же глагола (№ 47): 5. Е. шик'-ин-ах ав 'улетела в се­ление'.

Знак лич (Т 62) передает обстоятельственное наречие вре­мени 'теперь', когда', 'во время', ст. м. лик. В рукописях (Д 5а2, 8а2, 9а 1 и т. д.) употребляется в конструкции с гла­голом: лич шой ум 'когда посещает'. Глагол шик следующий за наречием, передан знаком, изображающим крыло, и означает 'летать' для всей группы языков майя. За знаком шик' следует морфемный знак ав (Т 585а), который изображает засеянное поле. В рукописях (П 17в2) морфема ав встречается в значе­нии 'поле'. В языке цоциль ав означает также 'место', мест­ность'.

Блок лич шик' ав чаще всего открывает вторую часть заупо­койной формулы, но на сосуде № 11 [Ко, 1978] им начинается третья, заключительная часть — титулатура.

Вслед за блоком лич шик' ав в надписях на сосудах из Се­верного Юкатана следует блок ти шой тул 'чтобы бродить во­круг'.

Морфема ти — обстоятельственное наречие места, очень час­то употреблявшееся в текстах колониального периода в отличие от синонимичного наречия хе, встречающегося в этом значении лишь в отдельных случаях и означающего 'там', 'туда'. К тому ixe ти может выступать в качестве предлога со значением 'в', 'для'.

Морфема шой (Т 507)—глагол 'ходить', 'бродить', 'посе­щать', 'кружиться', 'вращаться'. В значении «посещать» упот­ребляется в рукописях: шой-нгом 'посетит' (Д 15а); шой-ум 'посещающий' (М 916, 9664). В таком виде (с суффиксом часто субстантивированных причастий -ум) глагол употребляется: в заупокойной формуле на сосуде №11.

Морфема ту л — еще одно обстоятельственное наречие места, означающее 'вокруг'. В варианте ти шой хе [Ко, 1973, № 64] хе является относительным синонимом наречия тул, тем самым избегается употребление плеонастического оборота шой тул 'кружить вокруг'.

Во второй части заупокойной формулы появляется «птица со змеей» — аист-челноклюв. Знак изображает голову птицы, закусившей в клюве змею. В «Пополь Вухе» функции аиста присущи соколу Вак. Морфема вак 'выслеживать', 'сопровож­дать' являлась самостоятельной частью речи. Это подтвержда­ется надписью на сосуде из Чама (№ 14), где вак употребле­на с суффиксом причастий прошедшего времени -аан: вак-аан ' сопровождающий'.

2.5.  Сопровождаемым оказывается призрак, поименованный во многих надписях [Ко, 1973, № 49; 1978, № 14]. Призрак умершего именовался нок 'покрытый', 'закутанный', в XVI в. употребляли термин пишаан с тем же значением. Тексты надписей на сосудах добавили еще два синонима [Ко, 1978, № 19]:

1)   нги те-п'и 'бывший призраком'; те-п'и — фонетическое написание морфемы теп', означающей 'пеленать детей', 'заво­рачивать', 'надевать саван на покойника' [Мот.]; эти значения идентичны значениям морфемы нок; что же касается нги, то это — модальная частица;

2)   му-му-п'и ле 'призрак достойный' [Ко, 1973, № 49; 1978, № 14]. Фонетически записанная морфема мугС в словарях ко­лониального периода зарегистрирована как нуп'. Фонетические переходы носовых согласных м/н — характерное явление для развития языка. Глагол нуп' означает 'накрыть', 'завязать'. Из­вестна форма, сочетающая два термина для обозначения при­зрака: теп' ти нок 'завернутый в плащ'.

Таким образом, имеются четыре этимологических синонима для обозначения призрака, путешествующего по преисподней: нок, пши-аан, теп', муп'/нуп'.

Из текстов следует, что призрак завершает свой путь очи­щенным: ка-аан 'очищенный'. Определение к существительно­му призрак — «очищенный» — образовано с суффиксом прича­стия прошедшего времени.

Глагол пок означает 'очищать'. В рукописях встречается в сочетании с суффиксом -бу (М 91г1): пок-бу noon 'циновка очищения'. Инструментальный суффикс -бу образует существи­тельное, обозначающее субъект действия; пок-бу можно пере­вести буквально 'обдиратель'.

2.6.  Призрак, пройдя сложный путь, став очищенным, попа­дает в конце концов в лоно женщины. В надписях на сосудах Северного Юкатана [Ко, 1973, № 60, 64] употреблено выражение ти ч'уп ма 'в лоно женщины'; ч'уп — морфемный знак, хорошо известный по рукописям (Д 16—23, Д 48а2, М 94г), иногда со­провождается детерминативом.

Морфема ма — корень  существительного ма-ах   (-ах — словообразующий суффикс существительных), букв, 'пах' —метони­мически 'лоно'. Понимание морфемы ма как 'лоно' подтвер­ждается синонимичной конструкцией, употребленной в надписях на сосудах из центральных районов Гватемалы [Ко, 1973, № 49; 1978, № 14, 19]: лем ч'уп 'внутрь женщины'. Морфема лем переводится 'внутри', 'вводить', 'класть внутрь', 'упаковывать'. Значение пространственности отмечено и в словаре из Мотуля. Буквально: лем ч'уп*-ч'уп 'поместить внутри женщины'. Уточ­ненные варианты этого оборота: лем ич ч'ум ч'уп 'внутри лона женщины'.

Конструкция ич ч'ум ч'уп синонимична ти ч'уп ма; морфема ич — частый предлог 'в', среди', 'между' (М. 78, 81в90г). Мор­фемный знак ч'ум (Т 565) в рукописях употребляется в двух значениях (имеющих, впрочем, некоторое сходство): 'нора' (Д 14в1), 'лоно', 'любовница', 'жена' (Д 13, 14в); ч'ум — бо­лее конкретный и чаще употребляемый термин, чем ма; сино­ним — лу [Ко, 1973, № 73].

Можно предположить, что жрецы точно знали, к кому — женщине или девушке — должен был направиться для возрож­дения очищенный призрак. Это, возможно, должно было иметь значение при определении наследования власти, которая пере­давалась по старшинству. В нескольких надписях прямо ска­зано, что призрак отправлялся к девушке:

лу-ел                                      Ныне в лоне

сак ч'уп*-ч'уп ле                     девушки  равной   (по  знатности)

[Ко, 1973, № 75].

лее-шик'-ах сак и-иш              Теперь улетел к юной деве

[Ко, 1973, № 47].

шой чо-о                                Кружит там вблизи

сак бал му-ну                        совсем юной девушки

ах' хаа-ла-ла                         чиновник [Ко, 1973, № 59].

Довольно часто существительные ч'уп 'женщина', сак ч'уп 'девушка' дополнены морфемой ле, имеющей значение, по сло­варю из Мотуля, 'такой же', 'равный по знатности', 'того же рода, сословия', 'достойный', т. е. становится ясно, что опре­деленный призрак должен возрождаться у совершенно опреде­ленной представительницы женского пола. Иногда морфемой ле определяется призрак [Ко, 1973, № 14]: му-п'и-беен-ле "призрак, равный [по рангу]'.

2.7. Среди сосудов из Северного Юкатана встречаются та­кие, где формула возрождения начинается сразу со второй ча­сти. Посвящены они, судя по всему, мелким чиновникам. Текст формулы несколько стандартизован.

Гравированный сосуд. Вероятно, область Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 60] (частная коллекция в Нью-Йорке)

Гравированный сосуд. Вероятно, область Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 60] (частная коллекция в Нью-Йорке).

Косая надпись.  Формула возрождения.  Основной стандарт:

 

1.  А. 61.77:585              лич шик' ав      1. Ныне он улетел в селение,

2.   В. 59.507 лиц.          ти шой тул      2. где кружит

(Ко:х):60

3.  С. птица со змеей    вак                   3. челноклюв,

4.   D. 738:130                ка-аан               очищенный,

5.  Е. 59(Ко:х).1026:     ти ч'уп ма        5. в лоне женщины

74

6.   F.  12.682:534.534      ах'хаа-ла-ла     6. чиновник,

(Ко: 129?)

7.  G.  13.62:534              х'е лич ла         7. здесь бывший.

 

Сцена (рис. 10): правитель изображен почти по пояс в ча­шечке цветка водяной лилии. Над лобной повязкой голова ягуара, из разинутой пасти которого идет дым в виде знака took 'огонь'. От налобной повязки спускается на нос подвеска. На груди подвеска в виде фигурного знака ла 'владыка'. На нижней части лица точками показаны волоски. В правой руке, видимо, стебель с листьями.

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 57] (коллекция Джиллет Г. Гриффин, Принстон)

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 57] (коллекция Джиллет Г. Гриффин, Принстон).

Косая надпись.  Формула возрождения.  Основной стандарт:

 

1.

А.

61.76:585

лич шик  ав

1.

Ныне  он улетел в  селение

2.

В.

565:96 (Ко:61).

53(Ко:х)

лем ич ч'ум

2.

внутрь лона,

3.

С.

507:7.130

шой-ум-аая

3.

круживший в преисподней,

4.

D.

59(Ко:х).1026 (Ко:х).188

ти ч'уп ма ле

4.

в лоне женщины,

5.

Е.

12.683:534.534 (Ко:129?)

ах' хаа-ла-ла

5.

чиновник,

6.

F.

13 (Ко:х).62:534

х'е лич ла

6.

здесь бывший [ранее].

 

Сцена (рис. 11): молодой правитель сидит на низком воз­вышении с мягкой спинкой. На нем только очень короткая юбка, волосы завязаны узлом, в который вплетен цветок, на шее ожерелье с прямоугольной подвеской. В правой руке почти го­ризонтально он держит жезл с цветком лилии и перьями. В левой руке, видимо, спринцовка для наркотиков. Надпись у головы:

7.  G. 13.62.558               х'е лич бу        7. Здесь был некогда начальник,

8.  Н. 74:528.513            ма ку пи          8. следивший в период правления,

9.  I.   558.25:501              бу-ка-ин           9. покровитель.

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 63] (коллекция Джастин Керр в Нью-Йорке)

Гравированный сосуд. Чочола, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 63] (коллекция Джастин Керр в Нью-Йорке). Косая надпись.  Формула возрождения. Основной стандарт:

1.  А. 61.77:585               лич шик' ав      1. Ныне    он   улетел  в селение

2.   В. 51.507:60              лем шой тул    2. много кружить.

3.  С. 538(Ко:х):130       ка-аан              3. Очищенный,

(Ко:х)

4.   D. 59.120 (Ко:511?):  ти ч'уп ма        4. в лоне женщины,

74.(Ко:60?)

5.  Е.  12.682:534.534       ах' хаа-ла-ла    5. чиновник,

(Ко: 178?)

6.  F.  13.61:558               х'е лич бу        6. здесь бывший главой.

 

Сцена (рис. 12): челноклюв в овальной рамке с завитками, изображающей берег водоема. Птица стоит, собираясь взять в разинутый клюв неясный кривой объект, который придержи­вает лапой.

3.0.  Третья часть заупокойной формулы, посвященная титулатуре умершего,—единственная часть, имеющая отношение к изображению на сосуде. На некоторых сосудах титулатура полностью отсутствует [Ко, 1973, № 14, 67, 80]. Иногда титула-тура появляется в виде подписи к изображениям [Ко, 1973, № 55, 58], но, как правило, она помещена сразу после второй части, а в случае отсутствия второй — следом за первой.

3.1.  Титулатура на сосудах из Северного Юкатана [Ко, 1973, № 56, 64] отличается краткостью: ах' хаа ла-ла 'чиновник'.

Морфема ах'—распространенный префикс имен и активных причастий. Морфема хаал в старом языке майя существует уже в виде ал (тенденция к исчезновению х- в абсолютном начале слова— диахроническая закономерность), переводится как 'за­нятие', 'специальность', 'тяжелый', 'груз'. Как пример сохра­нения х в начале слова можно рассмотреть название должно­сти халач виник. Словари не дают его однозначного перевода, а, наоборот, регистрируют большое количество значений: 'епи­скоп', 'верховный судья', 'губернатор', 'правитель', 'комиссар' [Мот.]. Скорее всего халач виник — это 'человек, занимающий высокую должность', а толкование некоторыми авторами этого термина как 'настоящий человек'— более позднее переосмысле­ние, так как только «настоящий человек» мог занимать боль­шую должность.

Из этого следует, что ах' хаал — должностное лицо, т. е. че­ловек, занимающий пост (несущий «бремя»), возможно, не очень высокий. В пользу этого свидетельствует тот факт, что, указывая на эту должность в надписях на сосудах, писец не фиксировал каких-либо героических моментов биографии усоп­шего, например [Ко, 1973, № 60]:

6.  F. ах' хаа-ла-ла       6. чиновник,

7.  G. х'е лич бу            7. здесь бывший.

Морфема ла широко известна по рукописям —'владыка', распространенный и наиболее общий титул для всякого, кто обладал какой-либо властью. В конкретных случаях к этому титулу добавлялись уточнения, например [Ко, 1973, № 61]:

4.  D. ка-ла                  4. наш владыка,

5.  Е. бу-ка-ин             5. покровитель.

Блок бу-ка-ин — фонетическое написание термина 'покрови­тель'. В старом языке майя морфема бу (боч) сохраняла зна­чения 'одежда', 'покров', J тень', 'укрытие', 'покрывать', 'покро­вительствовать', бу-ом-ал 'главный в селении' [Мот.].

В одной из надписей [Ко, 1973, № 55] есть титул бу-иш 'на­чальник', ср. ба-инг-ах 'принять начальником' (Д 37). В от­личие от бу-ум 'руководящий', где корневая морфема употреб­лена с суффиксом причастий -ум, в данном случае использо­ван словообразующий суффикс существительных -иш, очень продуктивный в древнем языке (ке-ех 'олень'; им-иш 'семена').

Скорее всего титулом бу-иш мог называться начальник не­большого селения, назначаемый правителем, но не Батаб, так как в основе термина «Батаб» лежит та же морфема, что и в основе бу-иш: ба- 'главный покровитель', таб-ал крупная про­винция' или 'край' [Мот.], бу-иш же означает просто 'главный'.

Термином бу-иш мог называться и избираемый с большими почестями военачальник. Пышная титулатура, воспевающая ратные подвиги, вряд ли могла относиться не к воину, напри­мер [Ко, 1978, № 19]:

10.   I.ах'бу иш            10. начальник

11.   К. у чах'                11. высокий,

12.  L. чух-... -чух          12. пожарами

13.  М. ти тоо-ла-ел     13. опустошивший.

Дважды встречается еще один термин, обозначающий пра­вителя: 14.Р. ах' т'ис-ах 'правитель' [Ко, 1978, № 19], 15.0. т'ис-аан 'руководивший' [Ко, 1978, № 11].

Морфемный знак т'ис имеет значение 'упорядочивать', при­водить в порядок', в этом значении он встречается и в рукопи­сях (М 20в2, 111в3—4).

 

В первом случае (14) ах' т'ис-ах — существительное, так как употреблен префикс имен и отыменных причастий ах' и словообразующий суффикс существительных -ах. Во втором слу­чае (15) морфема употреблена с суффиксом причастий про­шедшего времени.

3.2. Большинство надписей посвящено военачальникам и правителям. Несколько надписей сделано в честь жрецов [Ко, 1978, № 11, 14]. Именно на них самая обширная титула-тура, подробно освещающая важные моменты жизни жре­цов.

Для жреца, которому посвящен сосуд № 11 [Ko, 1978], та­ким важным моментом явилось проведение ритуала пророчест­ва, когда была предсказана засуха на двадцатилетие.

Основное занятие другого жреца [Ко, 1973, № 49]—астро­номические наблюдения и расчеты, что имело огромное зна­чение для жизни майяского общества, так как сельское хозяй­ство было тесно связано с календарем.

33. Особую группу составили надписи, посвященные поми­нанию женщин, но и внутри этой группы соблюдаются опреде­ленные различия.

В надписях на двух сосудах речь идет о поминаемых прави­телями женах, не игравших какой-либо видной роли в жизни государства. Следовательно, и потитулованы они просто:

19.  F. шул-ак       19. помощница

20.  G. чи-ти          20. благого [Ко, 1973, № 29].

4. D. ч'уп хаа      4. бывшая женой [Ко, 1973, № 27].

Совсем иным представляется поминание женщины-прави­тельницы [Ко, 1973, № 47]: она 'женщина правившая; почи­таемая, принявшая власть, благая, единая; воительница; пове­левающая; женщина — чарующая звезда; новых благих полей повелительница'.

Изучение титулатуры открыло также путь для выявления подлинных названий майяских городов, а также для прочте­ния так называемых эмблем городов. Например, основной знак блока, считавшегося «эмблемой» Тик'аля (Т 569), по позиции выступает как явный эпитет одного из персонажей, читается тон 'мужественный' [Ко, 1978, № 14], Тик'аль же назывался, вероятно, Бал мул 'Холмы Ягуара' [Ко, 1973, № 49]. Город Наранхо назывался Че хиш 'Брод Ягуара'.

3.4. Отдельный интерес представляет надпись на одном из гравированных сосудов. Титулатура помещена в середине тек­ста, который записан несвойственным письму майя способом — справа налево.

Гравированный сосуд. Возможно, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 73] (частная коллекция)

Гравированный сосуд. Возможно, Юкатан (600—900) [Ко, 1973, № 73] (частная коллекция).

Зеркальная горизонтальная надпись под венчиком. Формула возрождения. Основной стандарт (рис. 13):

 

1.   F.  13(Ko:682):18          x'e-xaa-xo          1. Он был в преисподней,

2.  G. 62.236.585                лич шик' ав      2. ныне  улетел   в селение,

3.   Н. 53.507.59                  лем uxov ти       3. оказался внутри, покружившись там,

4.   I.   710(Ко:220).            шок-ц'ууй          4. чтимый юноша,

1055

5.  А. 229.682 (Ко:617):      а-хаа-ла-ла-       5. почтенный чиновник

534.534 (Ко:х)           беен-цил

584.667 6.В. 544.528(Ко:х).  к'инг ку чах'-    6. в  период   правления

181.534 (Ко: 178)       хаа ла                   высокого владыки.

7.  С.  18(Ко:х) 669а          хо-к'а-ел            7.  Вывел

(Ко:671):140 'Ко:142)

8.   D. 65.756                      ваай соц           8. дух Летучая Мышь

9.   Е.  171.1026.586.            ч'уп*-ч'уп          9. в лоно женщины

16(Ко:24?)               лу йаш                  снова.

 

3.5. Грамматическое построение заупокойной формулы в це­лом и ее отдельных частей в основном соответствует структуре фразы в языке майя, порядок слов в которой был следую­щий: сказуемое — дополнение — подлежащее. Формулу возрож­дения можно рассматривать как сложное предложение, где на первом месте стоит сказуемое с дополнениями, за ним может следовать второе сказуемое, сопровождаемое вставным пред­ложением, замыкает надпись подлежащее, выраженное одним или несколькими именами с дополнениями и определениями. Заупокойная формула в надписях на сосудах из Северного Юкатана гораздо беднее, чем на керамике из Центральной Гватемалы. Во-первых, явно утрачены сведения о подземном мире, отсутствуют подробности о перемещении призрака, да и сам он упоминается лишь косвенно, к тому же совсем не упо­минаются божества преисподней. Титулатура сокращена до предела (иногда вовсе отсутствует). Заупокойная формула на этих сосудах представляет собой как бы тезисное изложение некогда существовавшей подробной формулы возрождения, достаточно обширно представленной на сосудах из центральных районов Гватемалы. Все это свидетельствует в пользу того, что именно данные районы явились местом возникновения погре­бальной керамики с заупокойной надписью, тогда как погре­бальная керамика Юкатана — лишь отражение некогда очень важного ритуала.

 

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

аст.— астекский язык                                 лиг.— лигатура

б/и — без изображения                               лиц.— лицевой знак

б/н — без надписи                                      М — Мадридская рукопись

буд. вр.— будущее время                           мн. ч.— множественное число

букв.— буквально                                       нариц.— нарицательный

вар.— вариант                                            обр.— обратное чтение

впис.— вписанный знак                               П — Парижская рукопись

гл.— глагол                                    повелит. накл.— повелительное наклонение

Д — Дрезденская рукопись1                        

декор,  удв.   или    утр.— декоративное      преф.— префикс

удвоение или утроение                                прил.— имя прилагательное

дет.— детерминатив                                    прош. вр.— прошедшее время

диакр.— диакритический знак (!)                род. п.— родительный падеж

др. м.— древний язык майя                         рус.— русский язык

ед. ч.— единственное число                        словообр.— словообразующий

зв. подтв.— звуковое подтверждение          сокр.— сокращенно

инв.— инверсия                                           ст. м.— старый язык майя

к.   р.   п.— конструкция    родительного      суф.— суффикс

падежа                                                         сущ.— имя существительное

кл.    суф.— классификационный    суф-      факт.— фактически

фикс

 

 

1 Сохранившиеся иероглифические рукописи майя принято называть (по месту их нахождения) Мадридской, Дрезденской, Парижской и рукописью Гролье (Д, М, П). Цифрой указана страница рукописи по публикации: Кно­розов Ю. В. Письменность индейцев майя. М.— Л., 1963. Каждая страница, как правило, поделена на три части, обозначаемые соответственно а, б, в. Внутреннее деление частей на параграфы принято обозначать цифрами 1, 2 и т. д.

 

УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ

 

... пропуск знака

...... пропуск слова (блока)

1 показатель усиленного согласного (или сальтийо)

! передает диакритический элемент, подтверждающий, что слово употреблено в основном смысле

* нечитающийся знак  (детерминатив или звуковое подтверждение)

 

СОКРАЩЕНИЯ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Брассер — Brasseur de Bourbourg Ch.  E.  Dictionnaire,  grammaire et chrestomathie de la lange maya. P., 1872.

Бельтран — Beltran S. R. de. Arte del idioma Maya. Merida, 1742.

Вайан—Vaillant G. La civilizacion azteca. Mexico, I960.

Васкес — Barrera  Vazques A.  El  libro de los cantares de Dzitbalche. Mexico, 1965.

Гарсиа  Л.  де — Garcia L.  de.  Los elementos  de tzotzil  colonial  у moderno. Mexico, 1971.

Гуляев — Гуляев В. И. Города-государства майя. М., 1979.

Гордон — Gordon G. В., Mason J. A. Examples of Maya Pottery in the Museum and other Collections. Philadelphia, 1925—1943.

КауфманKaufman T. El Proto-tzeltal-tzotzil. Mexico, 1972.

Келли — Kelley D. H. Deciphering the Maya Script. Austin and London. Uni­versity of Texas Press, 1976.

Кнорозов, 1963 — Кнорозов Ю. В. Письменность индейцев майя. М.— Л., 1963.

Кнорозов, 1975 — Кнорозов Ю. В. Иероглифические рукописи майя. Л.,  1975.

Кнорозов  (р.)—Кнорозов Ю. В. Имена богов в рукописях майя  (рукопись).

Крикеберг — Krickeberg W. Mitos у leyendas de los Aztecas, Incas, mayas у Muiscas. Mexico, 1971.

Ко, 1973 — Сое М. D. The Maya Scribe and his World. N. Y,  1973.

Ко, 1975 — Сое М. D. Classic Maya Pottery at Dumbarton Oaks. Wash., 1975.

Ко,  1978 — Сое М. D. Lords of the Underworld. Princeton,  1978.

Ко,  1982 — Сое M. D.  Old Gods and Young Heroes. Jerusalem Spring,  1982.

Ланда — Ланда Д. де.  Сообщение о делах в Юкатане. М.— Л.,  1955.

Лафлин — Laughlin К М. The Great Tzotzil Dictionary of San Lorenzo Zinacantan. Wash., 1975.

Маркус — Marcus I. Emblem and State in the Classic Maya Lowlands. Dum­barton Oaks, 1976.

Mot.— Martinez H. J. Diccionario de Motul. Merida, 1929.

ПП — Pio Perez J.  Diccionario de la lengua Maya. Merida,  1866—1877.

Пополь Byx — Popol Vuh. Libro del comun de los Quiches. Habana,  1972.

Ройс — Roys R. L. Ritual of Bacabs. Norman, 1965.

Рус — Ruz Lhuillier A. Costumbres funerarias de los Antiguos Mayas. Mexico, 1968.

Солано — Solano F. de. Los Mayas del siglo XVIII. Madrid,  1974.

Сустель — Soustelle J. Les Olmeques. P., 1979.

Томпсон — Thompson J. E. S. A Catalog of Maya Hieroglyphs. Oklahoma, 1976.

Шуман — Schumann G. 0. La lengua chol de Tila. Mexico, 1973.

Фехервари—Мейер—Duque de Houbat. Codex Fejervary—Mayer. P.,  1901.


Источник:

  • "Древние системы письма. Этническая семиотика". М., "Наука", 1986 г., 152-181
  • Материал прислал - Д. Корягин.