Архитектура и изобразительное искусство. Часть 7.

Кинжалов Ростислав Васильевич ::: Культура древних майя

7

Искусство майя было несомненно одним из наиболее ярких и интересных среди всех его собратьев, раз­вивавшихся на Североамериканском континенте до испанского за­воевания. Помимо больших, чисто технических достижений (си­стема кладки, состав штукатурки, красок, техника обработки камня и др.) оно знаменовало собой новый и важный этап в про­цессе эстетического освоения действительности древним индей­ским населением. В созданных памятниках были углублены и расширены представления о значительности и величии человека, нашли отражение черты реальной жизни, а отдельные произве­дения показывают явный интерес создавшего их художника к передаче конкретной действительности и привлекают даже со­временного зрителя живой реалистической характеристикой об­раза. Однако эти реалистические тенденции имели еще ограни­ченный и недостаточно развитый характер в силу существовав­ших исторических условий.

Древнее общество майя было раннеклассовым. Естественно, что искусство майя (так же как, очевидно, и другие виды куль­туры) являлось идеологическим оружием в руках растущего рабо­владельческого класса. Именно поэтому идейное содержание боль­шинства памятников сравнительно односторонне. Основной тема­тикой их было прославление силы и величия правителей и родовой знати, утверждение мощи божеств и данного города-го­сударства. Взгляд на человека как на представителя общины, города-государства, наличие примитивных религиозных представ­лений о связи правителя и божества препятствовали широкому развитию гуманистического начала в идеологии и делали огра­ниченным раскрытие образа человека в искусстве. В подавляю­щем большинстве случаев на памятниках искусства майя мы ви­дим не индивидуального человека, а изображение представителя данной общины или города-государства. Такое отсутствие инте­реса к личности (обусловленное, конечно, спецификой того этапа общественного развития) и объясняет нам, между прочим, срав­нительную редкость портретных изображений. Естественно, что раскрытие внутреннего мира человека, создание его психологиче­ской характеристики было для мастеров майя почти еще непо­сильной задачей.

В идеологической жизни общества майя (как и вообще во всех древних обществах) огромную роль играла религия. Обрядовая сторона ее имела подавляющее значение; этико-дидактические аспекты, характерные для позднейших, более развитых религий, здесь почти не существовали. Первоначальной и основной зада­чей таких обрядов было обеспечить магическим путем раститель­ное и животное плодородие, а также процветание и безопасность данного города-государства. Этими характерными чертами объ­ясняется необычайная устойчивость ряда символических изобра­жений (маски божеств воды, неба и земли, древо жизни, змеи­ные и растительные элементы и др.), загружающих часто памят­ники искусства майя. К этому следует, впрочем, добавить, что подобная символика была несравненно понятней представителям того общества, для которого создавались данные памятники, и, следовательно, менее мешала их целостному восприятию.

Искусство древних майя оказало несомненное влияние на куль­туру индейских народов в более поздний период их развития и тем самым внесло свою лепту в сокровищницу мировой культуры.