Йашчилан

Гуляев Валерий Иванович ::: Города-государства майя. (Структура и функции города в раннеклассовом обществе)

В отличие от предыдущих городов, систематических раскопок здесь никогда не велось: все побывавшие в Йашчилане исследователи (с конца XIX в.) описывали и картографировали лишь центр города: его основные сооружения, скульптуру и эпиграфику[747]. В конце 1973 — начале 1974 г. здесь приступила к широким археологическим исследованиям экспедиция Национального института антропологии и истории Мексики. Однако до сих пор о результатах двух сезонов работ опубликовано лишь короткое предварительное сообщение[748].

Руины Йашчилана расположены на левом (юго-западном) берегу р. Усумасинты, в штате Чиапас (Мексика), примерно в 48 км вниз по течению от Пьедрас Неграс. Основная часть ритуально-административного центра города протянулась в виде цепи площадей и зданий вдоль речного берега почти на 1 км. Однако несколько других групп построек было возведено на крутом плато и вершинах гряды холмов, примыкающих к плоскому берегу Усумасинты. Многие здания обращены фасадами к реке. Какая-либо четко выраженная ориентировка здесь отсутствует[749]. Таким образом, древние майя полностью использовали особенности местного изрезанного рельефа для создания своего типичного архитектурного ансамбля из прямоугольных площадей и окружающих их храмов, дворцов, общественных сооружений и т.д.


Мотив правителя в монументальной скульптуре майя

Мотив правителя в монументальной скульптуре майя
I — группа мотивов («военная»), сцена триумфа, Йашчилан, стела 20

Основная группа построек образует два неправильных ряда по обеим сторонам длинной и узкой Главной площади, вытянувшейся вдоль ровной полоски речного берега[750].

С запада к этому главному архитектурному комплексу прилегают другие значительные ансамбли, расположенные на вершинах высоких и крутых холмов: «Главный Акрополь», с великолепным зданием наверху (Str. 33) и состоящий еще из 9 зданий; «Южный Акрополь» с храмовыми и дворцовыми постройками (Strs. 39–41) и несколькими стелами; и «Западный Акрополь» — самый высокий участок Йашчилана с ансамблем различных монументальных сооружений.

Жилые районы на существующей карте города не обозначены, и исследования их не проводились. По отдельным высказываниям авторов, побывавших в городе, можно утверждать, что остатки небольших построек наверняка есть на западном краю Йашчилана[751]. Вполне вероятны и другие жилые группы на периферии ритуально-административного центра.

В Йашчилане, по данным С.Морли, насчитывается сейчас 30 резных стел и одна гладкая, 21 резной алтарь, 59 резных каменных притолок и несколько лестниц с иероглифическими надписями на ступеньках (Strs. 44 и 5). Причем резные притолоки — по своему местонахождению в храмах (и реже — во дворцах), изобразительным мотивам и наличию календарных дат по эре майя и иных надписей — функционально абсолютно тождественны стелам. Из 30 резных стел определить изображения удалось (из-за плохой сохранности) только на 13[752]. Здесь представлены все три выделенные мною группы мотивов: I — «военная» — особенно обильная в этом городе (стелы 2, 5, 7, 10, 15, 16, 18, 19, 20); II — «династическая» (стела 11); III — «ритуальная» (стелы 6, 9, 27). Стела 1 возведена в честь окончания 10‑летнего цикла, 3 — в честь окончания «катунов» (20-летий), и 2 — в честь 5-летий.

Что касается резных каменных притолок, то из 59 известных экземпляров 19 имеют только иероглифические надписи, а остальные — еще и изобразительные сюжеты[753].

Суммировав все известные в городе эпиграфические и скульптурные памятники, Т.Проскурякова сумела выделить среди них «каменную летопись» о жизни и деяниях трех правителей Йашчилана, получивших условные названия «Щит-Ягуар», «Птица-Ягуар» и «Птица-Лапа Ягуара» по внешнему виду связанных с этими лицами иероглифов[754]. Эта исследовательница проследила по календарным датам и сопровождающим их сюжетам основные деяния упомянутых правителей города: рождение, восшествие на престол, победоносные войны с соседями, участие в религиозных церемониях (в том числе поклонение своим обожествленным предкам), «династические» сцены: получение и демонстрация символов власти — «скипетров» и щитков, «ритуальных полос» и т.д.[755] Для нас особый интерес представляют выводы Т. Проскуряковой относительно некоторых построек Йашчилана. «…Скульптуры и надписи из здания 44, — пишет она, — содержат наиболее полный отчет о жизни „Щита-Ягуара“, отмечая его военные успехи… Самая поздняя дата относится, по Эрику Томпсону, к 731 г. н.э., когда „Щиту-Ягуару“ должно уже было быть около 90 лет… Таким образом, вполне возможно, что данное сообщение (с датой 731 г. н.э. — В.Г.) было высечено уже после его смерти…»[756] Есть и другие указания на то, что ряд сообщений на притолоках и стелах, посвященных «Щиту-Ягуару», были сделаны уже посмертно. Не упуская из виду этого важного обстоятельства, вернемся к описанию здания 44 и связанных с ним монументов.

Оно находится на «Западном Акрополе» и представляет собой длинную продолговатую постройку, внутреннее пространство которой разделено контрфорсами на 5 помещений. Внутрь ведут три дверных проема с резными притолоками (Lintels 44, 45, 46, 692 г.) и от террасы к дверям — лестницы из двух ступеней с иероглифами. На платформе, перед фасадом храма, лежат правильными рядами пять разбитых резных стел (21, 23, 14, 17, 22). На резных притолоках изображен хорошо знакомый нам мотив из «военно-триумфальной» группы (правитель с копьем в руке хватает стоящую перед вин на коленях человеческую фигуру меньшего масштаба за волосы)[757]. Изображения на стелах различить не удалось ввиду их плохой сохранности.

В здании есть и самая длинная иероглифическая надпись города в честь какой-то крупной военной победы.


Правитель в культовой сцене, Йашчилан, притолока 43

Правитель в культовой сцене - III («ритуальная») группа мотивов, Йашчилан, притолока 43

Подлинным мемориалом в честь военных побед «Щита-Ягуара» служило здание 41, перед фасадом которого на террасах-платформах было установлено 5 резных стел с алтарями (стелы 15, 16, 18, 19, 20 с датами 667–692 гг. н.э.). На всех стелах запечатлен канонический мотив победы, завоевания: грозный правитель с копьем в руке и стоящая перед ним на коленях жалкая фигурка связанного пленника, олицетворяющая разгромленного врага[758]. Рядом стоящее храмовое здание (Str. 40) имеет перед фасадом 3 резные стелы с алтарями — (стелы 11, 12, 13, датируемые 752 г.). Т.Проскурякова считает, что на стеле 11 изображена «Птица-Ягуар» (сын «Щита-Ягуара») в маске божества солнца с подданными у своих ног, а выше — в небесном картуше — его умерший и обожествленный отец — «Щит-Ягуар». На стеле 12 надпись рассказывает о смерти «Щита-Ягуара», а стела 13 дает его портрет с длинным жезлом в руке[759].

Таким образом, это — храмы в честь обожествленных предков царской династии (к их числу относится и здание 16 с притолоками 38, 39, 40 в главной группе, почти на берегу реки). Особенно много таких монументов и сооружений посвящено «Щиту-Ягуару», на основании чего Т.Проскурякова считает, что он был основателем новой династии и впоследствии различные лица претендовали на престол, ссылаясь на свое прямое родство с ним путем изготовления и установки соответствующих скульптурных памятников с надписями[760].

К числу дворцовых относится в Йашчилане постройка 33 на «Главном Акрополе». Она стоит на низкой платформе, к вершине которой ведет лестница с пилонами. У основания платформы — 1 резной и 1 гладкий алтарь. Сам дворец представляет собой длинное большое помещение, разбитое внутри наподобие комнат семью контрфорсами. На фасаде имеются три дверных проема с резными притолоками (Lintels 1, 2, 3). Крышу здания со ступенчатым сводом увенчивал высокий резной гребень, центральную часть которого занимала по фасаду ниша с большой алебастровой скульптурой в круглом рельефе. Она изображает сидящего на троне персонажа в пышном костюме и головном уборе в виде маски ягуара и перьев, т.е. правителя[761]. По этой детали и по наличию алтарей постройка 33, скорее, напоминает храм, нежели дворец. Но мы знаем, как часто храмы майя трансформируются во дворцы и как близки они друг другу по оформлению и обрядности. На притолоках здания 33 изображено два персонажа (один большего размера, другой — меньшего) в костюмах правителей и с различными символами власти в руках. Возможно, что здесь воплощена сцена символической передачи власти от одного правителя (если учитывать характер большинства разобранных скульптурных памятников Йашчилана, то речь идет, видимо, о божественном предке) другому.

Если судить по эпиграфике, то наиболее ранняя календарная дата на территории города относится к 514 г. н.э. (стела 27), а наиболее поздняя — к 810 г.[762], что примерно отражает и общие хронологические пределы существования Йашчилана.


[747] Morley S.G., 1938, vol. II, p. 341–351.

[748] Garcia Moll R., 1975, p. 3–12.

[749] Andrews G.F., 1975, p. 140.

[750] Morley S.G., 1938, vol. II, p. 351–353.

[751] Andrews G F., 1975, p. 144.

[752] Morley S.G., 1938, vol. II, p. 598–600.

[753] Ibid., p. 600.

[754] Proskouriakoff Т., 1963; Idem, 1964.

[755] Proskouriakoff Т., 1963; Idem, 1964.

[756] Proskouriakoff Т., 1963, p. 154.

[757] Morley S.G., 1938, vol. II, p. 440, 441, 454–460.

[758] Morley S.G., 1938, vol. II, p. 397, 424–429.

[759] Proskouriakoff Т., 1964, p. 181.

[760] Proskouriakoff Т., 1963, p. 162.

[761] Marquina I., 1964, p. 681, lam. 213.

[762] Garcia Moll R., 1975, p. 9.