Архитектура и основные типы построек

Гуляев Валерий Иванович ::: Города-государства майя. (Структура и функции города в раннеклассовом обществе)

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ГОРОДА МАЙЯ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Н.Э.

АРХИТЕКТУРА И ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ПОСТРОЕК

Монументальная архитектура майя — одна из важнейших и специфических черт их культуры. Несмотря на существование ряда локальных стилей, майяская архитектура отличается в целом большей однородностью, чем другие виды искусства. Это объясняется прежде всего господством на всей территории цивилизации майя единых строительных принципов. Все майяские постройки, независимо от их назначения и размеров, воздвигались на специальных платформах или фундаментах пирамидальной формы. Последние представляют собой насыпи из земли, глины и щебня, облицованные сверху каменными плитами или слоем штука. Жилые здания и «дворцы» имеют платформы в 1–3 м высотой, зато размеры пирамид у некоторых храмов (например, у храма IV в Тикале) достигают 60-метровой высоты.

Наиболее характерной чертой каменной архитектуры майя в классический период является широкое использование ступенчатого (или ложного) свода. Основные типы зданий: а) храм на высоком пирамидальном основании с усеченной плоской вершиной; б) дворец — длинное многокомнатное здание на низком фундаменте; в) рядовые жилища — небольшие постройки на низких каменных платформах; г) «стадионы» для ритуальной игры в мяч (ball courts), получающие распространение в позднеклассическую эпоху.

Эти типы сооружений оставались господствующими на протяжении всего классического периода. Изменения в них сводились в сущности лишь к изменениям пропорций между отдельными частями построек, к варьированию планов или к различиям в орнаментике фасадов. Отмечена практика периодического разрушения и перестройки старых храмов и святилищ, с включением прежней пирамиды-субструкции в новую, более крупную постройку[438]. Дворцы и храмы составляют, бесспорно, центральное ядро любого майяского города. Но самая многочисленная группа майяских построек — рядовые жилища, и именно их исследование играет решающую роль при характеристике любого города древности.

Несмотря на то, что большое значение данного типа архитектурных сооружений майя для всякого рода социально-экономических реконструкций признавалось американскими археологами давно, более или менее целенаправленные и интенсивные раскопки остатков жилищ классического периода были осуществлены только в 30-е годы (работы Р.Уокопа в Вашактуне)[439]. Этот же автор впервые сопоставил археологические материалы по жилищам майя со сведениями письменных источников XVI–XVII вв. и этнографическими наблюдениями наших дней среди индейского населения — потомков обитателей древних городов Петена и Юкатана[440]. При раскопках небольших овальных холмиков, в изобилии встречающихся во всех крупных центрах древних майя, археологи находят обычно плоские прямоугольные каменные платформы сравнительно небольшой высоты — 0,5–1 м. Остатки нижней части стен из камня, столбовые ямки, куски штукатурки, глины и т.д. заставляют предполагать, что эти платформы служили основаниями для легких жилых зданий, сделанных из дерева и частично из камня, под лиственными крышами. Их идентификация в качестве жилищ основной массы населения осуществляется по следующим признакам: а) многочисленность их по сравнению с другими типами построек; б) присутствие хозяйственного и бытового инвентаря (зернотерки, кремневые и обсидиановые орудия и т.д.); в) наличие отбросов и мусора (зола, угли, кости животных, черепки грубой кухонной посуды и т.д.); г) сходство с этнографически известными жилищами современных индейцев-майя; д) изображения аналогичных жилищ на фресках и граффити доиспанского периода[441].

В Вашактуне, в непосредственной близости от центра города, было исследовано пять небольших холмов, содержавших остатки жилищ[442].

Платформы общим числом от 2 до 5 обычно группировались вокруг прямоугольного дворика или площадки. Остатки каменной постройки со ступенчатым сводом, встреченные на одной из таких платформ, составляют явное исключение. Во всех других случаях предполагаются дома из дерева под лиственной крышей[443].

О.Л.Смит, описывая рядовые жилища обитателей Майяпана — столичного города юкатанских майя (XIII–XV вв. н.э.), подчеркивает, что в крайне редких случаях эти дома имели больше двух комнат, разделенных продольной стеной посредине. Все дома стояли на низких платформах. Во внутреннем помещении иногда встречаются скамьи-лежанки из камня. Многие здания стоят на ступенчатых платформах, образующих удобные площадки для бытовых занятий и приготовления пищи[444]. Из 2100 жилищ Майяпана только 50 имели более двух комнат. Их внешний вид и устройство почти полностью соответствуют описанию типичного дома юкатанских майя в XVI в., сделанному Диего де Ландой[445].

За последние годы наиболее значительные исследования древних жилищ на памятниках майя I тысячелетия н.э. проводились в Бартон Рамье (долина р. Белиз), где были обнаружены платформы — основания для построек из дерева и листьев, со столбовыми ямками, каменными скамейками-лежанками и обильными хозяйственно-бытовыми остатками[446], а также в Тикале (Петен, Гватемала)[447] и Цибильчальтуне (Юкатан)[448].

Благодаря этим работам удалось окончательно установить, что отдельно стоящая постройка (имеется в виду дом, жилище) — явление крайне редкое, а подавляющее большинство жилых построек встречается группами по 2, 3, 4 и более зданий, сконцентрированных, как правило, вокруг прямоугольного дворика или площадки.

Некоторые исследователи рассматривают каждую отдельно стоящую постройку в таких группах в качестве отдельного дома. Другие склоняются к тому, что надо считать домом весь данный комплекс зданий (будь то одна постройка, платформа, холм и т.д. в группе или несколько). Эти комплексы удивительно похожи и по общей планировке, и по числу составных компонентов-построек на домовладения (house-holds) современных юкатанских майя. Последние могут состоять из одного или более жилищ, но они часто включают также и отдельные здания для кухонь и кладовых, которые в архитектурном отношении похожи на жилые дома[449].

Иногда семейные алтари и святилища, расположенные обычно внутри дома, вынесены в отдельную постройку в пределах того же домовладения[450].

Стены домов в древности, как и у современных индейцев Юкатана, делали из прочных стволов или жердей пальмового дерева, поставленных вертикально или горизонтально на каменной плоской платформе. Снаружи такие стены часто обмазывались глиной и покрывались штукатуркой. Высокая двускатная крыша изготовлялась из листьев пальмы «ак», травы и кукурузной соломы. Полы внутри жилища были глинобитные или же покрывались слоем прочного и твердого известкового раствора[451]. В настоящее время дома на территории майя имеют в плане овальную, прямоугольную, квадратную или круглую форму. Судя по данным раскопок поселений классического периода, аналогичная пестрота в планировке жилищ наблюдалась и в древности[452].

Индейцы Юкатана и Горной Гватемалы имеют сейчас вокруг домов приусадебные участки — с огородами, фруктовыми деревьями и цветниками. Наличие таких же участков в XVI в. подтверждают письменные источники[453]. Прослежены они в виде низких каменных стен, обрамляющих небольшую территорию вокруг руин домов, и археологически: в Вашактуне и Майяпане[454].

Судя по сообщениям испанских и индейских хронистов, среди майя в момент конкисты наблюдалась резкая социальная дифференциация, что нашло прямое отражение и в жилищах того времени. «Дома низших классов, — писал М.Ларраинсар, — не требовали больших архитектурных познаний: они были сделаны из стволов дерева и глины и имели цилиндрическую форму, с отверстием для двери, и крышу из листьев пальмы, называемой „ак“. Жилища знати и богатых людей более сложные и вычурные: они были прямоугольными в плане, часто сложены из камня, с двумя и более помещениями внутри»[455]. Примерно ту же картину наблюдали археологи при раскопках постклассического города Майяпана[456] и в классическом центре — Тикале[457]. В XVI в., как и в доиспанскую эпоху, у местных индейцев существовал обычай хоронить покойников под полами жилищ или во дворике, рядом с домом. Диего де Ланда говорит, что после подобного захоронения семья немедленно покидала свой дом, оставляя его духам мертвых[458].

Однако на поселениях I тысячелетия н.э. остатки жилищ содержат по нескольку погребений под платформами и полами, без каких-либо признаков прекращения жизни в доме[459].

Р.Уокоп путем длительных наблюдений за жилищами современных индейцев установил, что средний период существования каждого дома майя составлял 25–30 лет. В археологическом контексте это соответствует одному строительному горизонту в истории данного холма. Однако в классическую эпоху дом покидали в среднем только после трех и более захоронений в нем[460].

Из этого следует, что для выделения синхронно существовавших на поселении жилищ необходима тщательная разработка сложной системы датировки по керамике (с точностью до 20–30 лет); практически же мы располагаем пока для культуры майя в 1 тысячелетии н.э. только самой приблизительной и общей керамической периодизацией, где один этап (например, Цаколь) охватывает свыше сотни лет даже в своих самых дробных делениях (Цаколь 1, 2 и 3).


[438] MacKeever I. and Moriarity I., 1969, p. 39.

[439] Wauchope R., 1934.

[440] Wauchope R., 1938.

[441] Wauchope R., 1934, p. 113–159.

[442] Ibidem.

[443] Willey G.T. and Bullard W.R., 1965, p. 361.

[444] Pollock H., Roys R., Proskouriakoff Т., Smith A., 1962, p. 217.

[445] Ланда Д. де, 1955, с. 139.

[446] Willey G., Bullard W., Glass I., Gifford I., 1965.

[447] Haviland W.A., 1970.

[448] Andrews E.W., 1962, p. 149–183.

[449] Willey G.R. and Bullard W.R., 1965, p. 363.

[450] Wauchope R., 1938, p. 160.

[451] Wauchope R., 1934, p. 158.

[452] MacKeever I. and Moriarity I., 1969, p. 45.

[453] Wauchope R., 1938, p. 138.

[454] Ibidem.

[455] Ibid., p. 141, 142.

[456] Pollock H., Roys R., Proskouriakoff Т., Smith A., 1962.

[457] Haviland W.A., 1965.

[458] Ланда Д. де., 1955, с. 163.

[459] См. рядовые жилища в Бартон Рамье (Белиз): Willey G., Bullard W., Glass I., Gifford I., 1965.

[460] MacKeever I. and Moriarty I., 1969, p. 46.