Первое знакомство

Макарова Алла Юльевна ::: Путешествие в страну майя

ИЗ ИСТОРИИ ПОКОРЕНИЯ ЮКАТАНА

ИСПАНЦЫ СТРАДАЮТ НЕДУГОМ,

ИЗЛЕЧИМЫМ ТОЛЬКО ОДНИМ ЗОЛОТОМ.

Эрнан Кортес[32]

Первое знакомство

Как известно, Колумб в первом путешествии не достиг берегов Американского материка. Во время 4-й, послед­ней экспедиции (март 1502—ноябрь 1504), ее называют «герои­ческой морской легендой», после шестидесяти дней шторма, «когда на небе не было видно ни звезд, ни солнца», Колумб на каравеллах пристал к маленькому острову Гуанаха, в тридцати милях от берегов Гондураса[33].

Там он встретился с торговой пирогой, на борту которой находилось двадцать пять индейцев. Они ему сказали, что прибыли «из страны майя»,— Колумб был первым из европейцев, кто увидел индейцев майя и записал их имя в своем дневнике. Эти индейцы, в красиво вышитых рубашках и плащах, показались ему более «цивилизованными людьми», чем полунагие обитатели островов Вест-Индии.

На вопрос мореплавателей: «Где здесь найти золото?» индейцы указали на запад и советовали плыть в том направ­лении. Если бы Колумб последовал совету индейцев, то через день или два он бы достиг берегов Юкатана[34] и далее последовало бы открытие Мексики и ее богатств. Ореол новойславы мог украсить его старость вместо тех несчастий и разочарований, которые ему пришлось пережить.

Девять лет спустя, в 1511 году, майя вновь встретились с бледнолицыми бородатыми людьми. Первыми испанцами, приставшими к берегам Юкатана, по свидетельству совре­менников, был Херонимо де Агиляр и его спутники. Они плыли на каравелле из Панамы в Сан-Доминго — испанскую колонию на острове Гаити[35]. Приближаясь к Ямайке, ка­равелла попала на рифы и потерпела крушение. Спаслось всего лишь двадцать человек, которым удалось забраться в лодку с порванными парусами. Люди скитались по морю тринадцать дней, не имея никаких съестных припасов. Половина из них умерли от голода. Оставшихся в живых прибило к берегам Юкатана — так они оказались в стране майя.

Интересна судьба двух испанцев, потерпевших корабле­крушение,— Херонимо де Агиляра и Гонсало Герреро. Вско­ре после того, как волею случая они очутились на полу­острове Юкатан, и тот и другой попали в рабство к индейско­му касику. Агиляр был рабом восемь лет, пока его не осво­бодил конкистадор Эрнан Кортес и не сделал своим пере­водчиком. Гонсало Герреро удалось убежать на юг, в про­винцию Четумаль, там он стал главным военным советником при местном правителе Начан-Кане. Гонсало Герреро женил­ся на дочери Начан-Кана и отважно сражался против кон­кистадоров на стороне индейцев во время героической защи­ты Юкатана.

В феврале 1517 года Эрнандес де Кордова, богатый идальго с Кубы, снарядил флот из трех кораблей, на борту которых было сто десять солдат. Корабли отчалили от порта Сантьяго-де-Куба и пустились в плавание в поисках неизвестных земель, золота и рабов для работы на плантациях. Обогнув мыс Сан-Антонио и плывя наугад на запад, они увидели страну, о кото­рой никто из европейцев ничего не слыхал.

В начале марта, подплывая к берегу, они встретили ин­дейцев на пяти больших пирогах под парусами и с веслами; на некоторых пирогах находилось до пятидесяти индейцев на борту. И когда испанский капитан стал жестами пригла­шать их к себе, человек тридцать индейцев подплыли и под­нялись на борт испанского корабля.

На следующий день индейцев оказалось еще больше, уже на двенадцати пирогах, и с ними вождь. Он позвал испан­цев в город, предлагая им отдых и все необходимое. Приглашение индейского вождя прозвучало так: «Конекс коточ», что значило: «Просим пожаловать в наш город». Не поняв значения этих слов, испанцы решили, что так называется город, и назвали его мыс Каточе; это название сохранилось до настоящего времени.

Испанцы приняли приглашение, но, увидев на берегу множество индейцев, поплыли на своих собственных лодках, захватив с собой пятнадцать арбалетов и десять аркебуз. Простояв некоторое время на причале, испанцы вышли на берег и отправились вслед за вождем. Когда они проходили мимо густых зарослей леса, большой отряд индейцев по сигналу вождя выскочил из засады и засыпал непрошеных гостей стрелами.

Сразу было ранено пятнадцать испанцев. Другой отряд индейцев стремительно их атаковал. Но огнестрельное оружие повергло индейцев в такой ужас, что они бросились в бегст­во, не подобрав даже раненых.

Испанцы вернулись на каравеллы и продолжали путь на запад, не спуская глаз с берега.

Через пятнадцать дней они увидели большой город на берегу бухты, вышли на сушу за водой и уже собирались уходить, когда заметили, что с полсотни индейцев, одетых в красивые хлопчатобумажные мантии, идут к ним навстре­чу. Они пригласили испанцев в свой город. После некоторых колебаний испанцы пошли за ними. Они увидели большие каменные дома, похожие на те, что на мысе Каточе. Стены домов были украшены изображениями оперенных змей и других индейских божеств. Испанцы решили, что это храмы индейцев.

Заметив беспокойство индейцев и опасаясь встречи с таким многочисленным противником, испанцы вернулись к берегу, захватив бочонки с водой.

Продвигаясь дальше в западном направлении, испанцы снова увидели город на расстоянии около пяти километров от берега. Недостаток воды вынудил их выйти на берег. Хорошо вооружившись и стараясь держаться вместе, испан­цы нашли колодцы, наполнили бочонки водой и уже собира­лись вернуться на каравеллы, как вдруг большой военный отряд индейцев приблизился к ним. Лица индейцев были расписаны белой, черной и красной краской, на головах развевались султаны из перьев. Вооруженные луками и стре­лами, копьями и мечами, сделанными из твердых пород де­рева, со щитами в руках, индейцы вызывали чувство изумле­ния и страха. Испанцы не ожидали такой встречи.

Время уже было позднее. Испанцы осторожно поставили на землю свои бочонки и решили не возвращаться на ка­равеллу, а переночевать на берегу. На следующий день многочисленные отряды индейских воинов с развевающимися знаменами нахлынули со всех сторон. Завязалась битва, ко­торая длилась несколько часов. Двадцать испанцев было убито, двое попали в плен, пятьдесят тяжело ранены. Кордо­ва, понимая, что оттеснить такое множество индейцев не­возможно, собрал своих людей в отряд и стал отступать к каравеллам. Индейцы следовали за ними по пятам, не отста­вая даже в воде. Спеша и толкая друг друга, испанцы торо­пились к спасительным лодкам и чуть не потопили их. Хва­таясь за борт лодки, то вплавь, то вброд они с трудом добра­лись до небольшой каравеллы, которая прибыла к ним на помощь. У каждого солдата было по две, три, четыре раны, а у капитана Эрнандеса де Кордовы — двенадцать от стрел, пущенных индейцами.

Так много было человеческих потерь, что испанцы не смогли снарядить все каравеллы и одну сожгли, а команду разместили на двух оставшихся. Затем подняли паруса и отправились в обратный путь на Кубу, которая недавно ста­ла испанской колонией.

На старых испанских картах место этой схватки значит­ся как «Бухта злой битвы».


[32] Эрнан Кортес (1485—1547)— испанский конкистадор, завоеватель Центральной Мексики (1519—1521). Испанские конкистадоры во главе с Кор­тесом грабили и истребляли коренное индейское население. Они уничтожили древнюю ацтекскую культуру.

[33] 30 июля 1502 г.

[34] В то время этот полуостров не назывался Юкатаном. На вопрос чуже­земцев: «Как называется эта страна?» — майя ответили: «Си-утан» («Мы вас не понимаем»). Испанцы подумали, что это название страны. Позже Си-утан превратился в Юкатан. Есть и другие объяснения этого названия.

[35] В 1492 году на острове Гаити Колумб основал первую испанскую коло­нию, испанцы назвали ее «Эспаньола».