Каса де Пьедра № 1 — «Храм надписей»

Макарова Алла Юльевна ::: Путешествие в страну майя

Из дворца не видно ни одного здания. Но если пройти под­земным ходом, посетитель попадает на юго-западный угол холма, на котором стоит дворец. И тут же начинается подъем на полу­разрушенную пирамиду, на которой со всех сторон остались следы лестниц. Каменные ступени сброшены корнями де­ревьев.

«Мы карабкались по камням, хватаясь за ветви деревьев, что­бы не упасть,— пишет Стефенс.— Подъем настолько крут, что если человек, идущий впереди, столкнет камень, камень стреми­тельно покатится вниз по склону пирамиды и горе тому, кто идет сзади».

Каса де Пьедра № 1. Рис. Казервуда
Каса де Пьедра № 1 - "Храм надписей". Рис. Казервуда.

Приблизительно на половине подъема сквозь просвет деревь­ев видно здание, изображенное на рисунке. Оно стоит на пира­миде высотой в тридцать один метр и находится целиком во власти джунглей. «Никакие описания, ни зарисовки,— продол­жает Стефенс,— не могут передать того потрясающего впечат­ления, которое производят эти развалины в джунглях! Мы могли бы представить много таких экзотических пейзажей с развали­нами, но наша цель была представить здания в реставрирован­ном состоянии, чтобы можно было сравнить их с архитектурой Других стран и других времен. Предполагаемая реставрация де­лалась после тщательного изучения архитектуры памятников. К этому было приковано наше особое внимание. Должен доба­вить, что сказанное касается только архитектуры — скульптуру и штуковый орнамент мы зарисовывали в таком виде, как их находили».

Рисунок представляет то же здание, но освобожденное от зарослей и реставрированное. На рисунке показано также пира­мидальное его основание.

Здание это имеет двадцать пять метров в длину и восемь в ширину. В нем пять дверей. Сохранилось шесть простенков в виде четырехгранных колонн. Здание со стороны фасада богато украшено лепным орнаментом, а торцовые стены сплошь покры­ты иероглифами — каждая из них содержит девяносто шесть квадратов-иероглифов.

На четырех гранях — барельефы с изображением людей, обращенных друг к другу. Человеческие фигуры в плохой со­хранности.

Один из них, по-видимому, изображает женщину с ребенком на руках. Этот скульптурный портрет заключен в лепной бор­дюр. Сверху три иероглифа. Заметны также следы выветривших­ся иероглифов по углам.

Три остальных барельефа, в общем, того же характера: у каж­дой изображенной человеческой фигуры был ребенок на руках, а сверху иероглифическая надпись.


"Храм надписей". Эскиз реставрации Стефенса и Казервуда

Внутреннее помещение здания разделено вдоль на две галереи. Потолок сводчатый, заканчивается наверху под острым углом, как и во дворце. Пол выложен большими каменными пли­тами.

Передняя галерея два метра шириной. Стена, разделяющая галереи, очень массивная; в ней три двери: посередине дверь большая, по бокам двери поменьше.

В этой галерее по обе стороны главного входа находятся большие каменные плиты с высеченными на них иероглифами. Каждая плита (четыре метра длиной и три высотой) разделена на двести сорок квадратов с иероглифами; каждая из них вмуро­вана в стену так, что выступает сантиметров на восемь или десять над поверхностью стены. Стефенс заметил отверстие, пробитое в стене недалеко от одной из плит, видимо, с намерением снять плиту со стены. Это дало возможность археологу измерить тол­щину каменной плиты,— она оказалась тридцати сантиметров.

Иероглифические таблицы состоят из трех каменных плит: двух широких по бокам и более узкой посередине, как указано темными линиями на рисунке.

В таблице, которая находится с правой стороны, одна строчка стерта под действием воды. Вода капала на каменную плиту с не­запамятных времен, и в результате образовался слой какого-то твердого вещества, так плотно забивший ажурную резьбу, что очистить от нее барельеф с иероглифами Стефенс, несмотря на свой уже немалый опыт, не смог.

Барельефы в Храме надписей
Барельефы в "Храме надписей"

На другой таблице под действием воды засорилась почти по­ловина иероглифов, разрушилась и сама каменная плита.

Когда археолог и художник впервые увидели эти каменные таблицы, их покрывал толстый слой мха, и потребовались огром­ные усилия, чтобы отмыть, выскрести и очистить их тщательно. Пошли в ход даже сапожные щетки, которые индеец Хуан захва­тил из квартиры Стефенса в Гватемале. В галерее, где нахо­дились таблицы, было мало све­та, и, чтобы художник имел возможность воспроизвести удивительные записи, приходи­лось зажигать свечи и факелы, пока он работал.

Галерея, которая находится позади, темная и мрачная. В ней расположены три комнаты. В каждой из крайних комнат небольшие оконца. Там не за­метно ни следов резного или лепного орнамента, ни следов Фресок. В средней комнате вмурована в заднюю стену, как раз напротив главного входа, еще одна панель — таблица. Крышаздесь прочная, и иероглифы прекрасно сохранились, хотя посреди каменной плиты образовалась трещина.

«Я не в силах передать впечатление, которое произвели на вас эти говорящие, но нам совсем непонятные таблицы,— при. знается Стефенс.— Капитан Дель Рио и Дюпе упоминают о них а своих работах, но никто из них не дал ни одной зарисовки. Вероятно, это произошло оттого, что в их экспедиции не было хорошего художника, который мог бы с беззаветной предан­ностью отдаться трудной работе, как это делал Казервуд».

Как и на развалинах Копана, Казервуд с удивительной точностью и тщательностью воспроизводил иероглифы, разграфив лист бумаги на квадраты.

Индейцы в разговоре с исследователями называли это здание школой, но знакомый священник уверял Стефенса, что это зда­ние суда, а каменные таблицы, покрытые иероглифами,— это свод законов.

Каменная плита с иероглифами, укрепленная в стене Храма надписей
Каменная плита с иероглифами, укрепленная в стене "Храма надписей"

«Мне хочется обратить внимание читателя на один очень важ­ный факт,— пишет Стефенс,— что иероглифы, найденные в Па­ленке, Копане и в Киригуа, принадлежат одному и тому же на­роду, хотя соседние промежуточные территории теперь заняты племенами, говорящими на разных языках, непонятных друг другу. Но есть основание предполагать, что когда-то в далеком прош­лом вся эта территория была заселена одним народом, говорив­шим на одном и том же языке или во всяком случае имевшим одну и ту же письменность».

Современные ученые придерживаются того же мнения.

* * *

Археолог и художник не нашли лестницы в этом здании и не заметили никаких ее признаков. Чтобы добраться до постройки, венчающей пирамиду, пришлось залезть на дерево, которое росло так близко от стены, что огромные ветви его простирались над крышей. Крыша наклонная, каменная. Поверхность ее покры­та лепным орнаментом, сильно пострадавшим от дождей и близо­сти деревьев, чьи ветви в бурю терзают и хлещут ее. «Орнамент сильно стерся, и Казервуд не смог зарисовать его, о чем очень жалел. И все-таки там осталось достаточно следов, чтобы пред­ставить себе, что когда-то эта крыша с орнаментом, расписан­ным красками, была прекрасна».

Храм надписей после раскопок.
"Храм надписей" после раскопок.

Вдоль верхней части здания, в виде балюстрады, вытянулся ряд невысоких колонн. Эта колоннада сделана из небольших камней, укрепленных известковым раствором и облицованных штуком, а наверху каждой колонны положен плоский выступаю­щий камень.

Перед зданием, у основания пирамиды, протекает маленький ручей, он питает акведук, проложенный здесь древними строите­лями. Переправившись через ручей, путешественник попадает к подножию разрушающейся каменной террасы с плоской пло­щадкой наверху.