Тысячелетие ткачества в Чьяпасе

Уолтер Ф. Моррис, мл.
:::
Культура
:::
Мексика

Уипиль В начале мира богиня Луны обучила женщин ткачеству и вышиванию священных узоров. Среди руин городов классических майя на фресках и на раскрашенных вазах, и на каменных барельефах постоянно встречаются правители и жрецы с неизменным одеянием. Они празднуют и их церемониальные одежды несут в себе послание об этом праздновании.

В тропических лесах и горах Гватемалы и Мексики майя создали сложную структуру, объединяющую в себе литературу, искусство, математику, астрономию и календарь. Охваченные идеей времени, майя представляли дни и года как бесконечные циклы создания и разрушения. Они предвидели свой собственный коллапс - и возрождение.

Майя, говорящие на языке цоциль и цельталь, населяющие высокогорья Чьяпаса, живут в тени чужой культуры. В 1524 году Диего де Масариегос покорил Чьяпас и под испанским колониальным управлением майя испытали ужасы рабства и потери своих земель.

Столетиями притесняемые, майя поддерживали свою культурную целостность – это стало проверкой силы и устойчивости их традиций. Богов и героев сменили католические святые. Скудность земли вынудило большинство людей переключиться от сельского хозяйства на поденную работу. Они всё ещё, однако, живут в ритме смен сезонов, выращивая кукурузу и сохраняя ежегодные религиозные празднования. Живя между землёй и небом, майя, как и все земледельцы, зависят от солнца, дождя и плодородности земли. Это и все растения и животные являются священными.

Инструменты и материалы с помощью чего они изготавливают одежды, а также и узоры, украшающие их, также являются священными. Костюмы каждой деревни подчёркивают общинную солидарность и поверья. Женщины Чьяпаса ткут как делали это с начало времён, как священную обязанность, и узоры, которые они вышивают, поддерживают мир майя.

Иероглифические книги были уничтожены. Великие пирамиды и дворцы превратились в руины. За последние тысячу лет лишь только с помощью ткачества можно было позволить артистично выразить глубокую мудрость культуры майя. В текстильных изделиях Чьяпаса выражены майяские концепции времени, космоса и мифологических сил природы. Сквозь повторяющиеся циклы рождения и упадка, покорения и возрождения, ткачество сохранило схему вселенной майя.

Прошлое и настоящее в культуре майя объединено в символы. Образы древних майя выжили со схожими значениями в текстильных изделиях их потомков. Узор вселенной (ромб), который изображён на уипиле из Йашчилана (город майя классического периода) также является доминирующим мотивом современных уипилей из Сан Андрес Ларраинсара. Жаба, которая зафиксирована на платье женщины из Йашчилана, вновь появляется в стилизованном виде в современных текстильных изделиях высокогорья Чьяпаса.

Текстильные узоры переступили границы времени потому, что они принадлежат духовному началу. Узоры появляются во сне ткача, редкие церемониальные костюмы охраняются старейшинами, а на святых надето несколько прекрасных «увиденных в хороших видениях» уипилей. Каждый наряд для святого является священным хранилищем. Со временем уипили стареют, теряют цвет и превращаются в пыль и тогда готовится новая уипиль, с использованием древних традиций, которую затем и предлагают святому.

В каждый период культурных изменений происходит возрождение старых узоров, а также внедрение инноваций, обогащающих искусство ткачества.

Как выглядит майяский текстиль

У современных узоров 4 основных вида: ромбы, которые символизируют землю и небо как нечто единое; волнообразные формы, например, змеи, которые символизируют плодородие земли; 3 вертикальные линии, что означает создание земли, мира, общину и её историю; и репрезентативные изображения, например, жаб (музыкантов дождя) и покровительствующих святых.

В центре ромба часто изображают бабочку, символ солнца и центра космоса майя. Ромбовидные узоры могут покрывать как всю уипиль, так и могут располагаться вдоль боков, либо ромбы могут быть разделены пополам, формируя таким образом горизонтальный узор вдоль нижней чатси парчи.

Колониальное влияние

В 1524 году испанские конкистадоры и их ацтекские и тлашкальские союзники подчинили Чьяпас и вскоре после этого основали Сьюдад Реаль («Королевский город»), сделав его политическим, экономическим и религиозным центром высокогорья. Его первым епископом был Бартоломе де Лас Касас, защищавший майя и обращавший их в христианскую веру.

Жителями только основанного города были не только испанцы. В город на поселение были приведены также мешики и тлашкальцы из центральной Мексики, миштеки из Оахаки и киче из Гватемалы. Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас (нынешнее название города) стал центром культурного обмена между майя и индейцами Мексики и Гватемалы. Влияние как доколумбовых, так и европейских традиций одновременно видны в костюмах и на фестивалях высокогорья.

Индейцы центральной Мексики, осевшие в Сан-Кристобале, оставили следы в костюмах Синакантана, Чамуле и других общин майя. Чертами ацтекской одежды 16 века являются переплетённые кисточки на лифе или квадратные узоры на груди.

И хотя у самих ацтеков эти стили исчезли, на майя Чьяпаса они произвели неизгладимое впечатление. На самом деле древнеацтекские стили служат в качестве примера для возродившихся костюмов 20 века. Христианская мораль колониального периода внесла резкие изменения в мужские костюмы. В своих традиционных набедренных повязках и накидках индейцы были практически голыми. Из своих набедренных повязок они сделали саше (матерчатая сумочка, прим. Sam), которые прикрепили на короткие штаны, смоделированные для них испанцами, надели «пончо», напоминая собой испанских рыцарей 15 века.

С внедрением ткацкого станка с ножным приводом к концу колониального периода, ацтеки, жившие в баррио мексиканцев в Сан Кристобале, начали производство ткани для женских юбок. Этот материал стал популярным у многих общин майя высокогорья и до сих пор производится.

Шерсть, также внедрённая испанцами, заменила кроличий мех и стёганный хлопок и стала материалом для тёплых одеяний. Шёлк, высоко ценимый испанцами, рос в Новом Свете и позже импортировался в огромных количествах с Востока. Майя использовали шёлк для специальных накидок и из всех текстильных изделий только их высоко ценил правящий класс.

«Шёлка в той земле (соке) много, так много, что индейцы привлекали своих жён к изготовлению полотенец всех цветов шёлка, что было их хорошим товаром, который испанцы покупали и отправляли в Испанию. Очень редко можно где увидеть такие изделия из шёлка, которые мастерят индейские женщины – они могут служить примером для многих мастериц в Англии» [описание текстиля соке, сделанное в 1627 году английским монахом доминиканцем Томасом Гейджем].

Испанские монахини колониального периода обучили индеанок вышиванию крестиками и европейской выкройке. Соке, живущие в городе Окосокуаутла, до сих пор пользуются этими узорами 17 века. В высокогорьях цоцильские женщины Эль Боске обучились вышиванию крестиками около 1930 года, а цельтальские женщины Чилона лишь недавно начали изучать этот метод в ближайшей к ним миссии. Хотя католические монахини обучали индеанок европейскому шитью на протяжении 400 лет, интерес к иностранным узорам в различных общинах то возрастал, то угасал и временами иностранные узоры являлись доминирующим стилем, а временами вытеснялись более традиционными рисунками.

Расшитые края, что было в моде в Европе в 18 веке, украшают фестивальные костюмы Чиапа де Корсо и блузки майя цельталей и тохолобалей. Вышивка в качестве декоративного метода существовал задолго до прибытия испанцев. Вышитые узоры, найденные на уипилях Аматенанго и платках Чамулы, например, не европейского происхождения. В других общинах майя высокогорья были разработаны новые стили вышивки, основанные на традиционных узорах.

В 19 веке некоторое количество семей из Сан Андрес Ларраинсара эмигрировали в мягкий климат Бочила. Женщины закономерно заменили свои тяжёлые уипили блузами из лёгкого хлопка, имитирующих парчу. Этот стиль вышивки, ставшей одновременно инновационным и традиционным, стал получать всё большую популярность на всём высокогорье.

Ренессанс

С улучшением экономических условий после мексиканской революции, узоры и сами костюмы становились более замысловатыми, а методы изготовления более совершенными. Сегодня текстиль достиг сложности искусства классических майя. Вдохновение для этого креативного возрождения часто происходило из снов.

Так, цельтальские женщины из Тенехапы не знали как изготовить парчу. Санта Лючия, патронесса тенехапасских вышивальщиц, явилась перед несколькими женщинами во сне в начале столетия и попросила тех изготовить парчовую уипиль. Чтобы выполнить её желание, женщины отправились в цоцильские города Сан Андрес Ларраинсар и Сан Педро Ченальо с целью обучения искусству изготовления парчи. После изучения цоцильских узоров, они продолжили создавать новые мотивы, которые теперь отличают их общину. Изобретательность тенехапасских женщин вдохновило их учителей. Вскоре у женщин Сан Педро появились на белых местах их платков новые узоры.

В Сан Хуан Чамуле изготавливать парчу прекратили в конце 19 века, но и сейчас в качестве ритуальных костюмов всё ещё бережно хранятся несколько изящных уипилей того периода. Недавно по запросу старейшин Чамулы были сделаны несколько копий для украшения святых и забытые узоры были возрождены.

Для майя сегодня костюм является памятью. Узоры на них сохраняют их видение мира, их индивидуальность и их связь с природой. Примирение со временем также было фундаментальным для их предков, чьи прочные каменные монументы сохраняют самые хрупкие произведения искусств, текстиля.


Узоры на уипилеУзоры на уипилеУзоры на уипилеУзоры на уипилеВ центре ромба находится бабочка, символ солнца и центр космоса.

  Ромбовые узоры могут покрывать весь уипиль, а также они могут быть размещены непосредственно вдоль краёв, либо ромб может быть поделён пополам, чтобы сформировать горизонтальный узор у нижнего края парчи. 

Узоры на уипиле Змея может быть пернатой.

Узоры на уипиле Наиболее часто встречаются растущие цветы, превращающиеся в кукурузное поле.

Узоры на уипиле Святые с нимбами сопровождаются жабами, которые воспевают молитву, когда святые вызывают первый дождь.

Узоры на уипиле Спрятавшись среди деревьев, они пытаются спастись от наводнения. Те жалкие бродяги едят только орехи и ягоды, ни одной тортильи. Бог оставил их жить обезьянами.

Узоры на уипиле О, смердящее тело.
Голодный голубь не может сопротивляться.
Было так много трупов.
Сейчас он чёрный,
сейчас он гриф.

Узоры на уипиле Наши предки,
один отец, одна мать,
они растят кукурузу,
в грязи.


Автор - Уолтер Ф. Моррис, мл., Перевод с англ.яз. - Sam (www.indiansworld.org), 2008.
Источник - A millennium of weaving in Chiapas