Комментарий

Диего Лопес Когольюдо, Книга четвёртая ::: История Юкатана

ДИЕГО ЛОПЕС КОГОЛЬЮДО. ИСТОРИЯ ЮКАТАНА.

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ.

КОММЕНТАРИЙ

Перевод текста выполнен по изданию: Historia de Yucatán compuesta por el M.R.P.Fr.Diego López Cogolludo, lector jubilado, y padre perpetuo de dicha provincia. Madrid, Ed. Juan García Infançon, 1688 (электронное факсимиле)

Стр. 170

…служители Евангелия, насаждавшие Веру с ревностным усердием…

Речь несомненно идет об инквизиционном следствии, предпринятом в 1561-1562 гг. Диего де Ландой, которое закончилось сожжением индейских книг на аутодафе в Мани 14 августа 1562 года.

Это же инквизиционное следствие Когольюдо подробнее описывает в главе I книги шестой (стр.309):

"Идолопоклонствовали кое-какие индейцы из селения Мани, нарушив Веру, обещанную Святым Крещением, и хотя они совершали этот грех скрытно, попустило Господне Величие, чтобы он объявился, и по этому случаю – у иных из разных мест, которые не предполагались, для вразумления несчастных обманутых и урока тем, кто таковыми не был. Имелся в монастыре в Мани один индеец по имени Педро Че [Pedro Che], который был привратником. Выпал ему случай в одно воскресенье пройтись по селению поохотиться на кроликов, которые повсюду были в изобилии. Он шел по улицам, более похожим на рощу, чем на селение (потому что индейцы не очищали их от растительности так, как уже делают), и собачонки, которые шли с индейцем, привлеченные запахом, вошли в одну пещеру и выволокли оттуда маленького оленя, только что убитого и с вырванным сердцем. Удивленный индеец вошел туда, откуда вышли собачонки, и по запаху дыма копала (который является их воскурением) прошел вглубь пещеры, где были некие алтари, и поставлено много столов со многими идолами, кровью оленя, которая была еще свежей, обрызганными. Испуганный этим, так как был добрым христианином, он вышел оттуда и немедленно дал отчет о том, что увидел своему настоятелю, которым был отец брат Педро де Сьюдад Родриго [Pedro de Ciudad Rodrigo], а этот – провинциалу [Диего де Ланде – В.Т.], находившемуся в городе Мерида.

Ревностный служитель воспринял это как сыновнюю вину того,  кто возродился во Христе, чью честь и культ они оскорбили, и лично занялся исцелением, которого требовало столь серьезное зло. Так как он был весьма сведущ в языке этих туземцев, он быстро разоблачил тех, кто впал в этот грех, и Апостольской властью, которую имел, исполняя обязанности инквизитора, провел судебное следствие против идолопоклонников - отступников от Веры, и разоблачил в ходе его других идолопоклонников, из индейцев востока этой страны, вплоть до Купулей [Cupúles], у Кочвахов [Cochuaxes], в Сотуте [Zotuta], у Канулей [Canules] и у других. Он обнаружил, что после того как умерли некоторые упорствовавшие в своем идолопоклонстве, так как не знали об этом, они были погребены в освященной земле, и приказал вырыть их тела и разбросать их кости по лесам. Обобщив материалы следствия, он определил совершить публичный Акт [Auto], как у Инквизиции, в селении Мани, дабы устрашить индейцев, и попросил для его совершения королевского вспоможения у Главного Алькальда [Диего Кихады – В.Т.]. Тот не только его оказал, но и когда был назначен день, в который он должен был быть публично совершен, прибыл в селение Мани, чтобы быть присутствующим, и привел с собой большинство испанской знати со всей этой страны, как для значимости действа, так и чтобы обезопаситься от того, что могло бы произойти. В тот день собралась большая толпа индейцев, чтобы увидеть вещь, для них столь новую, и во время Акта были прочтены приговоры, и наказаны идолопоклонники при королевском вспоможении, хотя некоторые, обманутые демоном, повесились нераскаявшимися, боясь кары, поскольку, кажется, уже были среди них закоренелые грешники, и их тела были брошены в лесу. Из опасения этого идолопоклонства он приказал собрать все древние книги и надписи, которые имели индейцы, и чтобы лишить их всякой причины и памяти об их древних обрядах, сколько смогли их найти, сожгли публично в день Акта, и в свертках с ними истории об их древностях".

Достаточно странно, что Когольюдо и Санчес де Агиляр, которому он следует, ничего не говорят о причинах следствия и аутодафе, в наибольшей степени обеляющих Ланду – о фактах ритуальных убийств среди индейцев Юкатана, хотя материалы расследования действий Ланды, проведеного епископом Франсиско Торалем, содержат неединичные свидетельства этого. Вот, например, выдержка из показаний Хуана Ковоха, школьного учителя из Йашкабы:

"... Я прошел в церковь, где увидел Педро Эвана, который в старые времена совершал жертвоприношения мужчин и мальчиков идолам. Он держал одного паренька из Текаша, что в провинции Мани, со связанными за спиной руками. Этот парень, Франсиско Кавич, пришел на праздник в Йашкабу погостить у своих родичей, живущих здесь. Он сидел у подножия алтаря в церкви и, как я увидел, руки его были связаны за спиной... Когда они вошли в церковь, никто из них не помолился и не поклонился алтарю, но они принесли и поставили в ряд десять идолов, некоторых в листьях фикуса. Перед ними они расстелили широкую циновку и на нее положили большой кремневый нож, рукоятка которого была обмотана белой тканью. Тогда Гаспар Чим и Педро Печ, бывшие языческие жрецы, взяли две большие свечи, и все сели на маленькие лавочки, и они приказали, чтобы индейца, сидевшего возле алтаря, привели, и они обсели его, а он был посреди их. Его руки были связаны, и глаза завязаны куском ткани, и на нем не было одежды, только короткие штаны... Итак, они развязали юношу и бросили его на циновку. Жрецы отдали свечи своим помощникам, и четверо из них схватили мальчика и повалили его лицом вверх, держа за руки и за ноги. Педро Эван, держа кремневый нож, сделал надрез в левой стороне груди подростка, схватил сердце и отрезал артерии своим ножом. Он передал трепетавшее сердце жрецу Гаспару Чиму, который сделал два надреза в форме креста на его конце и поднял вверх. Потом он взял некоторую часть ... и поместил ее в рот наибольшего из идолов, который был идолом Ицамны. Тогда они взяли тело мальчика, его сердце и его кровь, собранную в большой кувшин, также как и идолов, и все это забрали с собой в дом касика..." [цит по: Thompson, J.E.S. The Rise and Fall of Maya Civilisation. Norman, 1954. Р.244-245].

Сам Ланда об уничтожении индейских рукописей пишет:

"Этот народ употреблял также некие знаки или буквы, которыми они писали в своих книгах о древностях и своих науках; при помощи их, и изображений, и некоторых знаков в изображениях они понимали свои предметы, делали их известными и учили им. Мы нашли большое число книг этими буквами, и так как они не содержали ничего, кроме суеверий и обмана дьявола, мы их всех сожгли, что они восприняли очень тяжело и что причинило им большое огорчение …" [Landa, D. de. Relación de las cosas de Yucatán. P.82[x]].

Впрочем, как оказывается, испанское общественное мнение того времени тоже не одобрило этого "духовного подвига". Хосеф де Акоста, иезуитский автор XVII века, писал например:

"В провинции Юкатан, где епископат Гондурас, имелись некие книги из листьев на их манер, сшитые в тетради или сложенные, в которых ученые индейцы имели распределение своего времени, и знания о планетах и животных, и о других природных явлениях, и об их древностях, вещи большого интереса и тщательности. И показалось одному священнику, что все это должно было быть колдовством и магическим искусством, и он добился, чтобы они должны были быть сожжены, и сожгли эти книги, о чем впоследствии сожалели не только индейцы, но и любознательные испанцы, желавшие знать тайны этой страны" [Acosta, J. de. Historia natural y moral de las Indias. México, 1979. Pàg.288].

Сдержанное, но твердое неодобрение, дважды (на страницах 170 и 189) высказанное Когольюдо, собратом Ланды по францисканскому ордену, особенно показательно.

Современные исследователи обращают внимание на политическую подоплеку организованной Ландой кампании: во второй половине 1550-х годов правитель Мани Франсисико де Монтехо Шиу попытался консолидировать вокруг себя североюкатанских касиков и укрепить автономию своего владения под испанским сюзеренитетом, что, однако, в корне противоречило политике ужесточения колониального режима, которую стал проводить на Юкатане главный алькальд Диего Кихада (1561-1565 гг). Затеянное Ландой следствие было как нельзя более удобным способом свести на нет политическое значение индейской знати [см.: Scholes, F. & E.B.Adams. Don Diego Quijada, Alcalde Mayor de Yucatan, 1561 – 1565. México,1938. Tomo I. Pág.xlvii sig.; Ramirez Asnar, L.A. Auto de Fe: Mani. Mérida,1986. Pág.37; Delbridge, S. Dynastic Memory and the Formation of Colonial Yucatan. Pp.5-8. //www.anthro.psu.edu / courses/ autn545course-materials].

Стр. 171

…которым всем вместе дано название Царства Процветания… Выдержку из сообщения Б. де Фуэнсалиды об ица и их соседях Когольюдо приводит в главе XIV книги девятой (стр. 507-508):

"Они находятся на широте девятнадцатого градуса, чуть более или менее, с малым различием в характере местностей; та земля более умеренного зноя, чем эта. Индейцы хорошо сложены, у мужчин и женщин приятные черты лица, и они не слишком смуглые. Эти земли занимают пространство более ста пятидесяти лиг с востока на запад, имея на юге Верапас [Vera-Paz] и Королевство Гватемалы, а с севера – Юкатан, с востока море, а с юго-востока – землю Гондураса, а с запада – Чиапу, которая идет к Новой Испании. Они сохраняют те же самые фамилии [apellidos], какие имели (и еще сейчас используют) жители Юкатан, отличаясь в том, что ставят первой материнскую, а затем, вместе с ней, отцовскую. Так, касик, которого, как сказано, звали Кан Эк` [Canek] , значит: "Тот, кто есть или кого зовут Кан [Can] со стороны матери и Эк` [Ek] – своего отца". Юкатанские уже обычно указывают себя сыновьями и дочерями своего отца, как это принято между испанцами.

Отец Фуэнсалида говорит, толкуя о неверии ица, и назвав, в частности, многих идолов, и так как они почти те же самые, о которых говорится в книге четвертой и которых имели юкатанские, не выделяя их: /508/ "Так многочисленны эти идолы и ложные боги, которых они имеют, что необходимо было бы для них и их танцев написать большую книгу, но для такого подлого народа хватит и того, что мы сказали etc." … Так, ица имели одного идола, которого называли Хобо [Hobó], перед которым, когда приносили в жертву какого-нибудь индейца или индеанку, танцевали с таким шумом тункулей, черепашьих панцырей, флейт и возгласов певцов, что для тех было ясно, что их невозможно услышать, а для того, чтобы им не сочувствовали хотя бы их родители и родственники, заставляли их участвовать вместе с остальными в танце. Жрецы их убеждали, что они счастливы и блаженны в том, что их дети будут принесены в жертву, и что бог желает и просит такую жертву для того, чтобы он дал им то, о чем они его просят, и с тех пор относились к знатным людям и к благородным фамилиям.

Они имели двух идолов битв, одного называли Пак` Ок [Pak Oc], а другого – Хош Чун Чам [Hoxchùcham]. Их несли, когда шли на войну с чинамитами [Chinamitas], своими соседями и смертельными врагами. Когда должны были начать битву, сжигали им копал, который как воскурение, и когда составлялся какой-нибудь отряд храбрецов. Их идолы обычно давали им ответы, когда они их спрашивали, и во время танцев они обычно говорили с ними, и танцевали с ними. И вот какова причина, почему индейцы разрисовываются, когда танцуют танец описанного жертвоприношения. Отец Фуэнсалида говорит, что она связана с тем, что они видят это, наученные демоном, каким он является каждому индейцу, и что в этой фигуре должны видеть его.

Есть разные народности в горах, о которых сказано, и которые тянутся с востока на запад, потому что у ица, о которых идет речь, ближайшими соседями являюся чинамиты [Chinamitas], лакандоны [Lacandones], чак`ан ица [Chakan Ytzaes], кехаче [Cehaches], мопаны [Mopanes] и жители одного селения и города, который, как говорят, имеет восемь тысяч жителей. Он называется Тулумки [Tulumci], и говорят, что там были какие-то пленные испанцы и испанки, и что среди них была испанская женщина, об этом имел несомненные сведения отец Фуэнсалида, но не о том, когда они прибыли туда, ни как. "Тулумки" означает "Крепость Агавы", потому что весь он окружен зарослями агавы, и к ним есть только один узкий проход, укромный и со всех сторон окруженный водой. Там они укрепились и обороняются от своих противников, потому что эти народы все время ведут войну друг с другом, так как они относятся к разным нациям, а иногда и принадлежащие к одной и той же, но имеющие разных касиков. Особенно ица и чинамиты пожирают друг друга, когда захватывают. Чинамиты такие жестокие и дикие, что, когда наши монахи говорили ица, находясь у них, что должны также пройти проповедовать Святое Евангелие тем, им сказали, чтобы они не ходили туда, потому что это был свирепый народ, и что они без сомнения убили бы их, поскольку они mavinicob, как о них говорили, давая понять этим словом, которое означает "нелюди", что они ими не являются, но дикими зверями, и что если соберутся идти туда, они бы их сопровождали, чтобы их не убили".

Об индейцах "Царства Процветания" Когольюдо пишет также в главе VII книги двенадцатой на основе данных миссионеров из поселения Ноххаа (стр.699-700):

"/699/ Индейцы Страны Процветания все имеют продырявленные уши и носы, и в них вставляют душистую ваниль или розу, и у некоторых вставленную в обработанную деревяшку. Все тело до пояса разрисовано в форме куртки, очень красочной, а от пояса и ниже нарисована фигура шаров, и ходят обнаженными. Носят длинные волосы и ухаживают за ними тщательнее женщин, с примечательными головными уборами, обрамленными перьями. Женщины носят короткие юбки, хорошо сидящие и белые, от пояса до середины голени, из хлопковых нитей. В носах имеют то же, что и мужчины, а головные уборы кажутся уродливыми, хоть и большущие, и не видно талии, если только они не подпояшутся веревкой, сплетенной из хлопка.

Все эти индейцы не имеют идолов, только их жрец их имеет, и они не помогают ему при совершении жертв и приношений кроме трех лиц: одного индейца, которого называют Ах-К'улель [Ad-Kulel], который служит распорядителем церемоний, другого, которого называют Ах-К'айом [Ad-Kayom], и одной девственницы, выпекающей хлеб, которая должна быть дочерью одного из них, посвященной только этому служению. Жертвуют своим идолам мужчин и женщин, которых потом поедают, и эти принесенные в жертву не должны быть из того же племени, но чужеземцами, которых, поймав, они привязывают к столбам, и перед тем, как они умирают, вынимают у них сердце, которое жертвуют идолу. А если их нет – собачку, которую тоже съедают. Все индейцы всегда приходят на поклонение идолу, женщины не присутствуют, только одна девственница, которая готовит хлеб служителям демона. 

Индейца или индеанку, которых ловят на прелюбодеянии, обвиняют перед жрецом, и он их приговаривает. Индеанку они привязывают вдалеке от селения к деревянному столбу в местности, где есть много камней, и туда идет все селение. Жрец берет большой камень и бросает его в нее, а затем другой – муж прелюбодейки, и этому следуют все мужчины селения, и женщины, пока она не окажется скрытой камнями. Мужчину привязывают к другому деревянному столбу, и жрец пускает ему стрелу в сердце, и оскорбленный – другую, и затем все селение. Потом муж прелюбодейки вытаскивает ее тело из-под камней, и, надев петлю на шею, волочит ее подальше, где оставляет тело без погребения, чтобы его съели звери, и затем женятся муж прелюбодейки с женой того, кто его оскорбил, и находятся в браке. У них нет обычая, чтобы мужчина имел более одной жены, а жена – одного мужа, и обычно они очень любят друг друга.

Есть одно племя горцев, которых называют верхними, которые, когда кто-нибудь умирает, чтобы похоронить тело, сгибают ему ноги и помещают лицо между коленями, очень хорошо связывая его, чтобы оно оставалось так, делают круглую яму в земле, и заталкивают в нее, чтобы он оставался в правильном положении. Вокруг него помещают много еды, тыкву, тыквенный кувшин с атоле, отруби маиса и большие тортильи из него же, которые кладут вместе с телом, и так его покрывают затем землей. /700/ Остальные индейцы их хоронят как мы, но с указанной едой. Кувшин с атоле, говорят они, который там есть, для того, чтобы он пил его в пути; отруби маиса – чтобы дать животным, которых он съел за свою жизнь, чтобы в другой жизни они не причинили ему вреда, а тортильи – для собак, которых он убил и съел, чтобы они его не покусали. Из чего видно, что они не только верят в бессмертие разумной души, но даже и душ этих животных.

Имеется многочисленное население, которое, согласно тому, что говорили отцу брату Симону, больше чем то, что есть сегодня на Юкатане, и они говорят на юкатекском языке [hablan la lengua Yucateca], однако, народность, которую называют Локен [Locen], так ее обозначают, отличается. Те, кто были с монахами, или их соседями, принадлежали ко многим различным народностям: локен [Locenes], кинчиль [Cinchil], мопан [Mopán], лакандон [Lacandones], ахциб [Ahzibes], кануль [Canules], тулунки [Tulunquies], кехаче [Cehaches], чинамит [Chinamitas], ица [Ytzaex]. Один индеец - сборщик податей из Ноххаа [Nohhaa] побывал три или четыре раза у локенов и рассказывал, что эти индейцы и индеанки светлее других и с красивыми лицами, и у них семь или восемь поселений, и главное, которое называют Локен [Locén], имеет восемьсот домов, что они граничат с лакандонами, и что носят золотые ожерелья на шее. Язык, на котором они говорят, называется язык чоль [Chol]. И у них дома, обмазанные глиной, как и у жителей Юкатана, и поэтому многие считают их более развитыми среди этих народностей, потому что они не покрывают землей стены своих жилищ.

В этих лесах есть много грандиозных древних строений (как тех, которые сегодня видны на Юкатане), и в них очень большие идолы из камня. Все эти народности добывают соль из одной пальмы, которую называют Шакшам [Xacxam], и она по форме и размеру как дерево, называемое гуано [Guano]. Они сжигают зеленый ствол пальмы, смачивают этот пепел, так как он впитывает воду, как смесь для штукатурки, и вываривают его, из чего получается комок соли, очень едкой, и монахи ее ели, потому что ее используют индейцы, с которыми они были в Ноххаа.

Эта земля представляет собой лесистые равнины, холмы, реки и озера, очень плодородна и приносит два урожая маиса в год, и круглогодично фасоль и перец. Есть много меда и воска на лесных деревьях на каждом шагу, и огромные рощи хорошего какао, хотя о нем мало заботятся. Собирается большое количество ачиоте и очень хорошего табака, потому что его выращивают и употребляют. Есть очень большие бальзамовые деревья, чья кора имеет хороший запах для воскурений и целебна для лечения дизентерии. По всему лесу много копала и перца, как в Табаско, который измельченным бросают в шоколад, и душистая ваниль для него, и много желудей, потому что есть очень  большие обычные и каменные дубы, и очень большие пчельники. Есть все те же плоды, что и на Юкатане, и в большем изобилии, и особенно многочисленные ананасы, и вишни, и обширнейшие заросли сахарного тростника. У них нет наших домашних животных, только собаки, а из прочих съедобных – никаких, но много лесной дичи, свиньи из тех, кто имеет пуп на позвоночнике, олени, лесные козы, более рыжие, но маленькие. Много львов и муравьедов, и их называют туульцимин [Tuultzimin], и другие виды зверей, орлов, зеленых попугаев, и всех птиц и пернатых, которые имеются на Юкатане".

Хотя несколько раз пытались это сделать … Речь идет о миссиях Бартоломе де Фуэнсалиды и Хуана де Орбиты (1618 – 1619 гг.) и Диего Дельгадо (1622 – 1623 гг.), а также об экспедиции капитана Франсиско Миронеса (1623 – 1624 гг.), безуспешно пытавшихся обратить ица (при этом Д.Дельгадо и участники экспедиции Миронеса были убиты индейцами).

Находится на расстоянии 80 лиг … На самом деле ширина Юкатанского пролива в самом узком месте 200 километров, то есть, 36,3 испанских лиги.

Стр. 172

 

… бакалавр Валенсиа … Имеется в виду неоднократно упоминаемое Когольюдо рукописное сочинение бакалавра Франсиско де Карденаса-и-Валенсиа (Francisco de Cárdenas y Valencia) по истории Юкатана "Relaçión Historial eclesiástica de la provinzia de Yucatán de la Nueva España", написанное в 1639 году (опубликовано в 1937 году: Cárdenas Valencia, F. de. Relación Historial eclesiástica de la provincia de Yucatán de la Nueva España, escrita el año de 1639 // Biblioteca histórica mexicana de obras inéditas, 3. México, 1937).

 

А в этом селении есть одна … Современная река Чампотон.

 

… пусть прочитают Баптисту Фульгосо … Имеется в виду написанное в подражание римскому автору Валерию Максиму собрание занимательных случаев: Baptisae Fulgosi. De dictis memorabilibus collectanea (a Camilio Gilino Latina facta) (первое издание – 1509 г.)

Стр.173

… с востока на запад идут горы … Имеется в виду возвышенность Пуук (наибольшая высота – около 250 метров).

 

… хабин … Вид дерева, "дерево этой страны, твердое, как каменный дуб", Piscidia erythrina либо Ichtyomethia communis

Стр. 174

 

… кампешевое дерево … "Синий сандал или "пало-де-тинта", Gaematoxylon campechianum

 

… множество оленей и диких свиней … Соответственно, виргинский олень (Odocoileus virginianus yucatanensis) и пекари (Pecari angulatus yucatanensis).

 

… много индюков и лесных индюшек … Agriocharis ocellata

 

… горлинки, перепела, лесные голуби … Соответственно, Columbigallina passerina pallescens, Colinus nigrogularis nigrogularis и Leptolilla verreauxi fulviventris либо Columba nigrirostris.

 

… тигры и львы … "Тигры" – ягуары (Felis onsa Goldmani), "львы" – пумы (Felis concolor mayensis).

 

… две разновидности или вида лисиц … В первой из описанных Когольюдо "лисиц" без труда опознается опоссум (Didelphis yucatanensis), а во второй – скунс (Mephitis macroura).

 

… удавы … Скорее всего, речь идет о боа-констрикторе (Boa constrictor). Описание Когольюдо весьма точно соответствует индейскому названию этой змеи, kaxab yuc, "обвивающая мазаму".

           

… у одних вырастают погремушки … Знаменитая гремучая змея, Crotalus terrificus durissus.

           

… среди них один, называемый хам … Собственно, (a)h-am , один из видов пауков, "маленькие черные пауки с цветными пятнами на спинах, очень ядовиты" (Мотульский словарь), Tarantula fuscumana

           

Стр. 175

 

Поскольку число индейцев так велико (по сравнению с живущими в этой стране испанцами) … Исходя из средней плотности индейского населения приблизительно в 7 человек на километр квадратный, рассчитываемой на основе данных переписи 1549 года, число индейцев на Юкатане XVI - XVII веков можно определить меду полумиллионом и 700 тысячами человек, в то время как численность испанского населения едва ли превышала десяток тысяч.

 

… на них прививают гуайявы … Гуайява или гуава (Psidium guayava), небольшое тропическое дерево и его плод, грушевидной формы с твердой мякотью.

Стр. 176

в губернаторство маркиза де Санта-Флоро … Диего Сапата де Карденас, маркиз де Санта-Флоро был губернатором Юкатана в 1636 – 1643 годах.

           

… отец Торкемада приводит такое мнение … Цирируется сочинение Хуана де Торкемады: Torquemada, J. de. Los veinte y un libros rituales de la Monarquia Indiana con el origen y Guerra de los Indios occidentales, de sus descubrimientos, conquistas, conversion y otras cosas maravillosas de la misma tierra, 1615. Lib. XIX, cap.13.

           

… являются огромнейшими сооружениями, особенно те, что в Ушмале … Как следует из дальнейшего текста, Когольюдо лично посещал Ушмаль. Не менее восторженную оценку дает ушмальским и чиченским постройкам Педро Санчес де Агиляр: "Знаменитые, огромные и поразительные постройки из извести, щебня и тесаного камня, и каменные статуи и изображения, которые они оставили в Ошумале [Oxumal] и в Чичеен-Ица [Chicheniza], которые и сегодня видны" [Sanchez de Aguilar, Pedro. Informe contra Idolorum Cultores del Obispado de Yucatán, 1639. Fol. 87].

… находятся на восток от дороги из Болончена в Тикуль … Имеются в виду, по всей видимости, руины, называемые сегодня Кабах или Сайиль.

           

Стр. 177

           

У них была главная, которую называли Ишнакан K'атун … Титул Ixnacan Katun может читаться Ixna Can Katun и переводиться "Мать Небесного Воинства".

 

Некоторые говорили, что это работа карфагенян или финикийцев … Так утверждает, например, Б. де Лисана (см. Приложение 6, гл.1, §5). Любопытно, что "карфагенская теория" была воспринята и самими индейцами. На странице 15 "Книги Чилам Балам из Чумайеля" читаем:

"Вот память, которую я записал, о том, как пирамиды были созданы язычниками. Шестьдесят двадцатилетий и еще пятнадцать двадцатилетий, когда они были созданы трудами древних людей, и туда пришли остатки их людей, Карфаген [Cartabona] – название земли, где те находились. Там они были, когда святой Варнава [Sn Bernabe] пришел учить их, и он был убит людьми-еретиками, таково имя этих людей"[xi]

            … дон Бартоломе де Лас-Касас … Цитируется сочинение: Las-Casas, B. de. Apologética Historia sumaris.

Стр. 178

… говорится, что одни народы пришли с западной стороны, а другие с восточной … В известных "Книгах Чилам Балам" таких сведений нет. В начальном фрагменте так называемой "Хроники Матичу" ("Кодекс Перес I", стр.134; "Чилам Балам из Чумайеля", стр.74; "Чилам Балам из Тисимина", стр. 18v[xii]), повествующем о приходе на Юкатан племени тутуль шиу, сообщается, что перед этим они жили на западе: yanilob Tutul Xiu ti chikin Zuyua, "были Тутуль Шиу на западе, в Суйва". В тексте хроники на стр.77-78 "Чилам Балам" из Чумайеля говорится о "четырех подразделениях", прибывших в Чичен-Ица со всех четырех сторон света:

"Четыре было подразделения, которые вышли, четыре подразделения страны [can tzucul cab] – их имя. Вышло с востока, с острова К'инколах пришло одно из этих подразделений; во множестве с севера, из Накокоб отправилось одно из этих подразделений; и вот отправилось одно из этих подразделений от пещер Суйва на западе, и отправилось одно из этих подразделений от Четырех Горных Отрогов, из Девяти Гор, таково имя этой страны".

… один, бывший за их жреца, называемый Цамна … Цамна [Zamna] – несомненно, искаженный вариант слова Itsamna, имени одного из главных божеств майя, имеющего черты культурного героя (ср. стр. 196). Называние местностей – важное действие, отмечающее освоение новой страны проживания. Называнию местностей Юкатана посвящен значительный по объему текст на стр.4-9 Чумайельского манускрипта, где, в частности, читаем:

"Перечислены по порядку названия местностей по слову нашего отца Диоса, того, кто перечислил местности, того, кто создал весь мир, и это перечисление по порядку также. Они – те, кто назвал местности, кто назвал колодцы, кто назвал малые поселения, кто назвал землю".

… с тем,что говорит отец Торкемада … Monarquia Indiana. Lib. III, cap.13. Когольюдо, вслед за Торкемадой, пытается осмыслить факт широкого распространения в Месоамерике, в том числе на Юкатане, элементов языка и культуры народов науа. Традиция возводить свое происхождение к выходцам из Мексики была распространена среди индейской знати Юкатана (см. Приложение 3). Однако, поселение в Центральной Мексике чичимеков, описанное Торкемадой, произошло (как указывает сам Когольюдо) примерно в начале XIII века, а распространение центральномексиканских черт на Юкатане – в X – XI столетиях, и связано, по наиболее распространенному мнению, с предшественниками чичимеков на Мексиканском нагорье, тольтеками. См., например, свидетельство П.Санчеса де Агиляра: "Они были столь же развитыми [politicos] и жившими в соответствии с законами [justiciosos] на Юкатане, как и мексиканцы, чьими вассалами они стали за шестьсот лет до прихода испанцев". [Sanchez de Aguilar, P. Informe … Fol. 87].

… говорят, что с острова Куба … Ср. Лисана, 1, §5.

… Цамна, пришедший вместе с ними … Когольюдо не замечает, как противоречит сделанному на той же странице собственному утверждению, что Цамна был с теми, кто пришел с запада ("con los del Occidente vino vno, que era como sacerdote suyo, llamado Zamná").

Emal в данном случае употребляется в значении "вторжение, нашествие", см. "Хронику" на стр. 77 "Книги Чилам Балам из Чумайеля":

"Can Ahau ukaba katun emkiob noh emal dze emal u kabaob lae",

"Четыре Ахав – название двадцатилетия, когда они вторглись, большое вторжение и малое вторжение – это их названия".

Эта земля Юкатан, которую … Отсюда и далее до страницы 182 включительно Когольюдо приводит, с небольшими собственными дополнениями, текст "Сообщения о некоторых обычаях индейцев этих провинций Юкатана" Гаспара Антонио Чи (см. Приложение 5).

Стр.178-179 …и его последним потомком был Тутуль Шиу… Правителем Мани из династии Тутуль Шиу с 1537 года (о его избрании в день 9 Кавак (1 Паш), 16 мая 1537 года, сообщает текст на стр.73 "Книги Чилам Балам из Чумайеля") был сын Ах Cийяха Шиу, известный в крещении как Дон Мельчор, который умер между 1542 и 1548 годами [Roys R.L. The Indian Background of Colonial Yucatan. Washington D.C., 1943. P.130]; ему наследовал младший брат, К'ук'ум Шиу (в крещении дон Франсиско де Монтехо Шиу). Высказывается предположение, что дон Мельчор тождественен Мо Чан Шиу, упоминаемому Когольюдо в качестве правителя Мани на стр.100 [Quezada, S. y Tsubasa Okoshi Harada. Papeles de los Xiu de Yaxá, Yucatán. México, 2001. Pág.24, 42]. Возможно, именно к дону Мельчору Шиу относится содержащаяся в "Хронике Матичу" запись о смерти правителя Мани в день 9 Имиш 18 Сип (11 сентября 1545 года), где, однако, Мельчор перепутан с На Потом Шиу. Встречу конкистадоров с правителем Мани у селения Тучикаан в январе 1541 года Когольюдо описывает следующим образом (глава VI книги 3, стр.130):

"Однажды испанцы, которые шли с поста, пришли к Генералу, говоря, что обнаружили большую толпу индейцев, кажется, вооруженных, которые направлялись туда, где они находились. С холма обнаружили скопление, и среди них одного индейца, которого несли на плечах, сидящего в носилках. Ввиду неизбежного сражения первая забота была поручить себя Господу, и, помолившись ему о помощи и поклонившись Святому Кресту, который капеллан Франсиско Эрнандес [Francisco Hernandez] показал всем, готовить оружие к бою. Когда индейцы подошли к холму, тот, кто прибыл на носилках, сошел на землю и, еще приблизившись, отбросил лук и стрелы, и, подняв сложенные вместе руки, сделал знак, что пришел с миром. Тотчас все индейцы сложили свои луки и стрелы на землю, и, коснувшись почвы большими пальцами, поцеловали их после этого, дав понять то же самое.

Индеец, спустившийся с носилок, стал подниматься по невысокому склону холма, и, увидев это, дон Франсиско чуть спустился, чтобы встретить его; индеец отвесил при встрече глубокий поклон, и был принят самым любезным образом, и, взяв его за руку, генерал провел его в свою палатку, где располагался. Это был главный господин тех, кто жил в этой стране, по имени Тутуль Шиу [Tutul Xiu], потомок тех, кто был царями всей ее, как говорится в другом месте, и властвовал над окрестностями Мани и подчиненными ему. Они пришел добровольно, чтобы выказать повиновение и подчиниться самому вместе со своими, чтобы умиротворить остальных, и принес дар из большого количества индюков и индеек (это куры этой страны), плодов и продовольствия, чему испанцы очень обрадовались, но гораздо больше (как обнаружилось) тому, что их другом стал столь большой господин. Тутуль Шиу сказал, что, подвигнутый доблестями и постоянством испанцев пришел, чтобы быть их другом, и что имеет желание быть христианином, и потому попросил Генерала совершить какие-нибудь христианские обряды, чтобы увидеть их. Устроили торжественнейшее поклонение Святому Кресту, и Тутуль Шиу был внимателен и повторял то, что делали испанцы, вплоть до того, что поцеловал его, преклонив колени, со многими признаками радости. И велика была та, какую испытали испанцы, видя происходящее, и когда поклонение закончилось, отметили, что этот счастливый для них день был днем славного святого Ильдефонсо, Архиепископа Толедского, двадцать третье января года тысяча пятьсот сорок первого, и тогда избрали его своим покровителем, хотя позже об этом забыли …".

            Значение союза испанцев с Тутуль Шиу подчеркивает в своем "Свидетельстве" Д. де Ланда:

"То, что известно, это то, что были такими воинственными и настолько действительными мужами [tan hombres de hecho], что заставили аделантадо Монтехо оставить поселение или город, которое он основал в Чичен-Ица, и, сверх того, четыреста поселенцев, о чем он услышал, и выбросили его изо всей страны со многим ущербом для него и для его людей, и убили бы их всех, если бы они не убрались, и так было в той стране восемь лет, и ни один испанец не возвращался в нее. И после того, как вернулся дон Франсиско де Монтехо, сын и заместитель названного аделантадо с собранным войском, они задержали его на два года, день в день, в Чампотоне, селении на въезде в эту провинцию, защищаясь от вторжения в нее непрерывной войной. И если бы не помощь, которую из этого поселения, и от иных своих друзей, и от целой провинции, называемой Тутуль Шиу, они получили, было бы невозможно завоевать тогда эту страну, которая имеет во всем тяжелый климат и недостаток воды, о чем говорит вопрос, и вместе с тем многое сопротивление местных жителей, и между ними многих действительных мужей, которых, если бы не их нагота, было бы очень трудной вещью привести в подчинение, и так было" [Cogolludo. Pág.157-158]

           

Стр.179

            Этот царь имел в качестве столицы своей монархии многолюдный город, называвшийся Майяпан …

            Согласно археологическим данным, Майяпан был основан в последние десятилетия существования Чичеен-Ица на месте поселения позднеклассической эпохи [Shook, E. M. and W. N. Irving. Colonnaded Buildings at Mayapan. // Department of Archaeology, Current Reports, No. 22. Carnegie Institution of Washington, Washington, DC., 1955. P.132. Milbrath S. and. C.Peraza Lope. Revisiting Mayapan. Mexico’s last Maya capital // Ancient Mesoamerica, 14 (2003). P.8]. Абсолютная хронология этого события не вполне ясна и зависит от датировки керамического комплекса Sotuta, который по разным оценкам относится ко времени от 700-1000 до 1000-1200 годов [Milbrath S. and. C.Peraza Lope. Op. cit. P.3-5]. Хроники из «Книг Чилам Балам» связывают падение Чичеен-Ица с «двадцатилетием» 8 Ахав, однако, как показала Х.-М. Мирам, авторы «хроник» использовали для датировки (нередко в одном и том же тексте), как классический счет 20-летних (7200-дневных) к’атунов, так и счет 24-летних (8760-дневных) к’атунов [Miram, H.-M. A Method for Recalibrating Historical Dates in the Books of Chilam Balam // Hidden among the Hills: Maya Archaeology in the Northwest Yucatan Peninsula. Möckmül. 1994. P.376-378]. Соответственно, к’атун 8 Ахав, в который была разгромлена Чичеен-Ица, может соответствовать как 1185-1204 (традиционная датировка), так и 1080-1104 годам [Milbrath S. and. C.Peraza Lope. Op. cit. P.4, 35-38].

В период расцвета в городе жили около 21 тысячи человек [Chase, D. Z. The Invisible Maya: Population History and Archaeology at Santa Rita Corozal // Precolumbian Population History in the Maya Lowlands. Albuquerque., 1990. P.206]. Археологами выявлены около 50 так называемых «резиденций» – комплексов с тесаными колоннами, каменными стенами и балочными перекрытиями, служивших, вероятно, жилищами знатных фамилий, 12 храмовых комплексов (что соответствует указанию Ланды на «двенадцать главных жрецов Майяпана»), в том числе пять храмов с колоннами в виде змеев и три круглых в плане. Главная пирамида, называвшаяся, как и в Чичеен-Ица, К’ук’улькан, имела 15-метровую высоту (без несохранившегося храма наверху). Подобно своему чичеенскому пртотипу, архитектура майяпанской пирамиды полна календарной символики: с каждой стороны у нее по 18 террас (по числу месяцев в году), а общее число ступеней на лестницах: 65 х 4 = 260, – равна числу дней в ритуальном 260-дневном цикле [Milbrath S. and. C.Peraza Lope. Op. cit. P.8-19]. Город был окружен двойным кольцом стен, из них внешнее, длиной около 9 километров, имело семь больших и пять малых ворот. Анализ памятников Майяпана выявил связи города с Кинтана-Роо, Белизом, Петеном, Оахакой, Миштека-Пуэблой и Центральной Мексикой [Ibidem. P.2, 24-30].

Утверждение Гаспара Антонио Чи, что Майяпан был столицей династии Тутуль Шиу, немало озадачивает исследователей, поскольку противоречит сообщению Ланды, что в Майяпане правил род Кокомов:

"… когда Кукулькан отбыл, владыки согласились, для того, чтобы государства сохранилось, чтобы высшую власть имел дом Кокомов, то ли как самый древний или самый богатый, то ли потому, что им управлял тогда муж наибольших достоинств …" [Landa, D. de. Op. cit. P.13], и далее:

"… что правитель Коком впал в жадность к богатству, и что для этого сговорился с людьми из гарнизонов, которые цари Мексики имели в Табаско и Сикаланго, что передаст им город, и так привел мексиканский народ в Майяпан, и подавил бедных и многих сделал рабами …, и они убили бы владык, если бы те не имели страха перед мексиканцами …" [Ibid. P.15].

           

Р.Ройс объясняет противоречие между данными Г.А.Чи и Д. де Ланды тем, что на самом деле в Майяпане существовала некая форма совместного правления, старшинство в котором Ланда отводил Кокомам, а Чи – Тутуль Шиу [Roys, R. L. Literary Sources for the History of Mayapan // Mayapan, Yucatán. México,1962. P.28; Idem. The Book of Chilam Balam of Chumayel. Norman, 1967. P.194]. Однако, это предположение основано на весьма свободном толковании термина mul tepal, и подвергнуто критике В.Ринглем и Дж. Бейем, которые полагают, что Шиу сменили Кокомов у власти в Майяпане. При этом они опираются, в частности, на данные «Сообщения из Мама» (Relación de Mama), где говорится, что правитель Шиу пришел с запада и был провозглашен царем за свои заслуги, заменив «урожденного владыку большей части местных земель» [Ringle, W. and G. J. Bey III. Post-Classic and Terminal Classic Courts of the Northern Maya Lowlands // Royal Courts of the Ancient Maya, Vol. 2: Data and Case Studies, Boulder, CO, 2001. Pp. 2273-274] Действительно, как свидетельствует Ланда, именно Тутуль Шиу были вождями восстания, свергнувшего власть Кокомов:

"… что среди наследников кокомовского дома был один очень надменный, и подражатель Кокому, и что тот устроил другой союз с людьми из Табаско, и что привел больше мексиканцев внутрь города, и начал тиранить и обращать в рабство простой народ; и из-за этого владыки объединились на стороне Тутуль Шиу, который был великий государственный деятель [gran republicano], как и его предки, и что они договорились убить Кокома и всех его сыновей, оставив только одного, который был в отлучке, и что ограбили его дом и забрали его богатства, какие он имел в виде какао и других фруктовых деревьев, говоря, что возвращают себе то, что было у них отнято, и что продолжались такие раздоры между Кокомами, говорившими, что их несправедливо изгнали, и Шиу, что после того, как они находились в этом городе более 500 лет, оставили и опустошили его …." [Landa, D. de. Op. cit. P.15-16].

Сообщение Ланды можно понимать так, что Майяпан был оставлен не сразу после свержения Кокомов, но некоторое время (неизвестно, насколько продолжительное) в нем правили Тутуль Шиу. Правда, в изложении А. де Эрреры оставление города следует сразу за свержением Кокомов:

"Не имея сил сносить это, другие владыки составили заговор с владыкой Тутульшиу [Tutuxius], и, собравшись в обусловленный день в доме владыки Кокома, убили его вместе с его сыновьями, кроме одного, который отсутствовал, и ограбили его дом и забрали его богатства, и оставили город, так как каждый господин желал жить на свободе в своих селениях, по истечении пятисот лет от того, как он был основан, в котором они жили в большом порядке [con mucha Policia]; и случилось, что он обезлюдел, согласно подсчету индейцев, до того, как кастильцы пришли на Юкатан, за сто лет. Каждый владыка постарался унести как можно больше книг их премудростей [Libros de sus Ciencias], какие смог, в свою землю, где они возвели храмы; и это главная причина многочисленных сооружений, имеющихся на Юкатане. Последовал за всем своим народом Ах Шиви [Ahxiui], владыка Тутушиу, и заселил Мани, что означает "Уже прошло" [ià pasò], как об этом рассказано у нас в книге девятой, и таким образом они заселили свои селения, так что образовали одну большую область, которая называется в настоящее время Тутушиу [Tutuxiù]" [Herrera, A. de. Historia de las Indias Occidentales, Dec. IV, Lib. X, caps. II, III] .

Впрочем, Эррера несомненно опирается на Ланду (только, вероятно, на полный текст, а не на сохранившееся извлечение), поэтому решающего значения его версия не имеет. Зато, на правление Тутуль Шиу в Майяпане, в течение некоторого времени после падения Кокомов, указывает одна фраза из дальнейшего изложения Ланды: "эти правители Майяпана не мстили мексиканцам, помогавшим Кокому …" [Landa, D. de. Op. cit. P.17]; такими "правителями Майяпана" могли быть только занявшие место Кокомов Шиу.

Согласно "Сообщению из Кансахкаба" и "Сообщению из Ицамаля и Санта-Мария" правителем тутуль шиу, который жил во времена падения Майяпана и который дал "законы и указал церемонии, и обряды, и научил буквам, и упорядочил их сеньории и владения", звали Ах Шупан Шиу [Ah Xupán] [Quezada, S. y Tsubasa Okoshi Harada. Papeles de los Xiu … . Pág. 25-26, 38].

… объявились многие господа и правители, господствовавшие каждый в той части, какую сумел удержать … Традиционный список юкатанских "провинций" кануна Конкисты, приводимый Ландой, включает 17 названий:  Чектемаль [Chectemal], Бак'халаль [Bak-halal], Эк'аб [Ekab], Кочвах [Cochuah], Купуль [Cupul], Ахк'ин Чель [Ahkin-Chel], Ицамаль [Izamal], Сотута [Sututa], Хокаба-Хумун [Hocaba y Humun], Тутуль Шиу [Tutuxiu], Кехпеч [Cehpech], Чакан [Chakan], Кануль [Camol], Кампеч [Campech], Чампутун [Champutun], Тишчель [Tixchel] [Landa, D. de. Op. cit. P.8]. Податной список 1549 года в дополнение к перечисленным у Ланды называет также "провинции" Косумель [Cozumel], Чавакха [Chauac-há], Тасеес [Tazees] и Сипатан [Zipatán]. Впрочем, по мнению Серхио Кесады, это было административное деление, установленное испанцами и не вполне соответствовавшее местным княжествам (cuchcabaloob) начала XVI века. Сам С.Кесада на основе данных документов выделяет следующие индейские государственные образования: Мани [Maní] и Калотмуль [Calotmul] в "провинции" Тутуль Шиу, Чичен-Ица [Chich'én Itzá], Эк'балам [Ekbalam], Попола [Popolá] и Саки [Sací] в "провинции" Купуль, Ц'иц'онтун [Dzidzontùn], соответствующий Ицамалю, Мотуль [Motul] – Кехпечу, Тихосуко [Tihosuco] – Кочваху, Калькини [Calkiní] – Канулю, совпадающие с приведенными у Ланды Четумаль [Chetumal], Сотута [Sotutá], Хокаба [Hocabá] и Кампеч [Can Pech], известные из других источников Чансеноте [Chancenote] или Тас [Tases], Чавакха [Chavachá] и Косумель [Cosumel], а также Бельма [Belma] [Quezada S. Pueblos y Caciques Yucatecos, 1550-1580. México, 1993. Pàg.32-44].

… и всегда находившиеся между собой в непрерывных войнах, какими их нашли испанцы … Законоустановления Томаса Лопеса Меделя (1552 г.) указывают на многочисленность индейской знати на Юкатане и строптивость простолюдинов:

"Также, поскольку многочисленность вызывает смятения и беспорядок, и потому так и есть среди туземцев этой названной провинции, что из-за многих начальствующих и властолюбивых они в каждом селении возникают … … …

Неподчинение и непочтение масевалей [Maceguales] и подданных касикам, и правителям, и начальствующим, вызвала в этой провинции великие раздоры и беспорядок …" [Cogolludo. Pág.293-294].

 

… и разрушили его около года Господа тысяча четыреста двадцатого … Дата разрушения Майяпана, приводимая Г.А.Чи, содержится также в «Хронике» из «Книги Чилам Балам из Тисимина»:

Cabil Ahau oxlahun tun mani dzulob

U yax ilcob u lumil Yucatan tzucubte.

Can kal hab catac oxlahunpisi [paxac Ichpa cuchi][xiii].

В двадцатилетие 2 Ахав, в тринадцатом году пришли чужеземцы,

Когда их впервые увидела земля провинций Юкатана.

Четырежды по двадцать лет и еще тринадцать от того,

Как ранее был опустошен Огражденный ["Чилам Балам из Тисимина". Стр.19r].

Однако, Д. де Ланда в одном месте говорит, что с момента оставления Майяпана до написания его "Сообщения" в 1566 году прошло 120 лет [Landa, D. de. Op. cit. P.16], а в другом – что 125 [Ibidem. P.19]. Последнее ведет к дате 1441 год, совпадающей с данными "первого круга пророчеств к двадцатилетиям", в соответствии с которыми разрушение Майяпана произошло в начале к'атуна 8 Ахав (1441 – 1461 годы):

Uaxac Ahau katun culhi ca uchi pacabal Mayapan

"Двадцатилетие Восемь Ахав, оно установилось, когда случилось, что был разгромлен Майяпан" ["Чилам Балам из Тисимина". Стр.15r].

О разрушении Майяпана в двадцатилетии 8 Ахав говорит также "Хроника Матичу":

Uaxac Ahau lai paxci Mayapan uchci pucħ tun ichpaa Mayapan

"Этот Восьмой Ахав, когда покинут Майяпан, когда случилось, что были разбиты камни огражденного Майяпана" [Ibidem. Стр.19v].

Решающее значение имеет стела 1 из Майяпана с датой "10 Ахав", то есть, (11.11.0.0.0) 10 Ахав (3 Мак), 14 апреля 1441 года. Следовательно, весной 1441 года город еще не был покинут.

Версия, изложенная «Хроникой» из Тисиминской рукописи и Г.А.Чи, появилась, вероятно, вследствие ошибки в подсчете к'атунов: число двадцатилетий, прошедших с 8 Ахав включительно, было понято как исключающее этот к'атун, в результате чего он оказался отодвинутым на 20 лет назад: 1421-1441 гг., вместо 1441-1461 гг. Далее автор расчета, возможно, зная, что Майяпан был покинут в первый год к'атуна, определил его как 1420/1421 год.

Разница в количестве лет существования Майяпана у Ланды (500 лет) и у Чи (260 лет) объясняется тем, что первый указывает округленное время от основания города, а второй – от установления гегемонии Майяпана на Юкатане.

Данью были маленькие плащи из хлопка … Ср. законоустановления Томаса Лопеса Меделя:

"Так как главной данью этой страны были (и есть) плащи из хлопка, и весь труд ткать их лежал (и лежит) на индеанках, пусть позаботятся о том, чтобы обучить ткачеству масегуалей [los Maceguales], чтобы они помогали своим женам изготавливать дань и одежду, необходимую для их семей, или, по крайней мере, чтобы некоторые неженатые юноши из селений обучились этому ремеслу, для того, чтобы, уплачивая ими, работали над ними, так как вся главная дань и прибыль этой страны состоит в хлопке и тканях из него" [Cogolludo. Pág.303].

По данным податного списка 1549 года 175 селений Юкатана уплачивали в год 53 285 хлопковых плащей [Yucatan Before and After the Conquest, by Diego de Landa. Traduced by William Gates. Washington, D.C, 1937. P.141-142].

… ведь сегодня Тутуль Шиу …, если бы собственными руками не  занимались физическим трудом, не имели бы, что поесть …

Главой семьи Шиу в середине XVII в. был Хуан де Шиу Киме (род. ок. 1625 – ум. до 1689), занимавший должности капитана и касика в Ошкуцкабе и Машкану. Он был знатоком индейских древностей, имел и, кажется, умел читать написанные иероглифами рукописи, и в 1685 году сам составил историческую хронику, от которой, к сожалению, осталась одна страница, описывающая события с 1533 по 1545 год [див.: Yucatan Before and After the Conquest... P.124, 135]. Автор "Объяснения календаря майя" (1689 г.) Диего Чи пишет, рассказывая о древнем календаре: "Очень хорошо понимал эти вещи господин Дон Хуан Шиу из Ошкуцкаба"[Barrera Vasquez, A., Rendon S. El libro de los libros de Chilam Balam. México,1985. Pág.152].

Согласно законоустановлениям Томаса Лопеса Меделя (1552 год) касикам (местным правителям из числа индейцев) "за управление и заботу о правлении" ежегодно обрабатывали одно поле маиса и одно поле фасоли [Cogolludo. Pág. 305]. В начале 1560-х гг. главный алькальд Диего Кихада определил, что для своего касика индейцы должны были обрабатывать кукурузное поле в полфанеги (1,8 гектара), выделять двоих слуг, а также строить и ремонтировать дома в случае надобности [див.: Quezada S. Pueblos y Caciques Yucatecos… Pàg.139].

Положение индейских касиков на Юкатане в середине XVII века характеризует  письмо губернатора Юкатана Франсиско де Эскивеля о назначении Хуана Шиу Киме правителем Ошкуцкаба от 12 сентября 1665 года:

"Поскольку дано распоряжение, чтобы правитель, с целью должным образом облегчить его заботы, не обрабатывал сам своего поля, но чтобы общинное поле в 70 мекате[xiv] возделывалось для него, и поскольку я осведомлен, что многие правители заставляли обрабатывать для них большие участки, и все эти злоупотребления и нарушения должны быть прекращены, я приказываю и требую, чтобы не более, чем около 70 мекате были так обрабатываемы, и не более, чем в таком размере его снабжали продуктами, и чтобы, кроме того, еженедельно предоставлялись услуги в течение его пребывания в должности. Названный правитель не должен ничего требовать, чтобы ему делали, больше, даже под предлогом, что он за это заплатит, под страхом потери должности на четыре года и изгнания на десять лиг из селения.

Будучи осведомленным о многих притеснениях и вымогательствах, которые совершались ими в торговле и сделках в селениях, и об угнетении ими бедных и несчастных, которых использовали в качестве погонщиков мулов и на своей службе, я приказал, чтобы настоящий правитель в течение срока своего нахождения на должности не занимался делами и торговлей, и не притеснял какого-либо индейца, и не забирал его из дома для подобных целей, под страхом такого же наказания.

И по этой причине я приказываю, чтобы алькальды, регидоры и прочие знатные индейцы из названного селения Ошкуцкаб приняли как своего правителя названного дона Хуана Шиу, чтобы они подчинялись ему, уважали и почитали его, оказывали ему и побуждали оказывать все почести, милости и исключения, и прерогативы, которые принадлежат ему по названной должности, не делая ничего вопреки этому под страхом преследования за такое неповиновение; и чтобы он представил себя с этим титулом в совете селения и в кабильдо, сделав заявление об этом всем индейцам названного селения для сообщения им о приказанном, и чтобы это было в общинной книге" [Yucatan Before and After the Conquest ... P.132].

Знать Майяпана служила в храмах идолов на церемониях и праздниках … Ср. Ланда:

 "… все владыки имели обязанность посещать, и выказывать почтение, и развлекать Кокома, сопровождая его, и угощая его, и являясь к нему по сложным делам … и между собой они жили очень мирно и с большим досугом, который проводили в танцах, пирах и охотах …" [Landa, D. de. Op. cit. P.12]

Стр. 180

Они не были обязаны жить в указанных местах … О весьма подвижном образе жизни индейцев на предколониальном и раннеколониальном Юкатане свидетельствуют законоустановления Т.Лопеса Меделя:

"… Я осведомлен, что многие уроженцы этой названной провинции, по случаю, что им нужно отправиться торговать, и по другим подобным поводам имели обычай отсутствовать в своих селениях и даже оставлять своих жен и дома на год и больше, и случалось, что эти изменяли им там, а те – здесь, и худшее" [Cogolludo. Pág.296].

… покупали у соседей маленьких мальчиков и девочек для жертвоприношений … Ср. Ланда:

"… также из-за какой-нибудь напасти или нужды жрец или чилан приказывал им принести в жертву кого-нибудь, и для этого они все складывались, чтобы купить рабов, либо некоторые из благочестия давали своих детишек, которых они очень холили до дня и праздника с ними, и весьма охраняли, чтобы те не убежали или не осквернились каким-нибудь плотским грехом, и это время их водили из селения в селение с танцами, и они помогали жрецам, и чиланам, и другим должностным лицам" [Landa, D. de. Op. cit. P.48].

По данным одного документа колониальной эпохи двое мальчиков-сирот были куплены для жертвоприношения за 5 красных раковин каждый [Roys R.L. The Indian Background … P.27]

… а из "Всеобщей истории" кажется … Имеется в виду сочинение официального историографа Кастилии и Индий Антонио де Эрреры: Antonio de Herrera y Tordesillas. Historia General de los hechos de los castellanos an las islas y tierras del Mar Océano, 1598 (переиздано в 1622)

 

… что сказал Херонимо де Агиляр … См. Ланда:

"… эти бедняги попали в руки одного злого касика, который принес в жертву Вальдивию и четырех других своим идолам, а потом сделал из них угощение своим людям" [Landa, D. de. Op. cit. P.4].

… они имели в селениях касиков … Ср. Ланда:

"… владыки назначали правителей и, если им подходили, подтверждали на должности их сыновей, и что возлагали на них доброе обращение с простым людом, мир в селениях и занятие работами, чтобы обеспечивать и себя, и владык …" [Landa, D. de. Op. cit. P.12].

Стр. 181

… они захватывали пленных … Ср. Ланда:

"Во время своих войн они устраивали великие жертвоприношения из добычи, и, если захватывали какого-нибудь примечательного человека, тут же приносили его в жертву, ибо не желали оставлять того, кто повредил бы им в дальнейшем. Остальные люди были пленниками во власти тех, кто их захватил" [Landa, D. de. Op. cit. P.51].

… обращая тех побежденных, которых захватывали, в рабов. В этом они были очень жестоки, и обращались с ними с суровостью, используя их на всякой физической работе … О рабстве на Юкатане XVI в. Т.Лопес Медель сообщает:

"… в этой названной провинции ее касики, и знать, и прочие люди из туземцев этой названной провинции захватывают свободных индейцев и индеанок, которые бедны, и слабых сирот, оставшихся без родителей, и под предлогом, что они их рабы, те служат им, а иногда они уводят их на продажу в другие места…

… некоторые касики и знатные люди, до сих пор применяя свою старинную тиранию, имеют на полях и в отдаленных местах укрываемых индейцев и индеанок, занятых на их работах, убеждая их, что они их рабы, и скрывают их там" [Cogolludo. Pág.301].

… их приводили в деревянные клетки … О бегстве из такой клетки рассказывал Херонимо де Агиляр [Landa, D. de. Op. cit. P.4].

Стр. 182

Мужчину или женщину, совершивших прелюбодеяние, приговаривали к казни … Ср. Ланда:

"… у этого народа остался от Майяпана обычай карать прелюбодеев следующим образом: учинив сыск и уличив некоего в прелюбодеянии, знатные собирались в доме владыки и, приведя прелюбодея, привязывали его к столбу и выдавали мужу преступившей женщины, и если тот его прощал, он был свободен, а если нет, то убивал большим камнем в голову  с высоты, а женщине для удовлетворения хватало бесчестья, которое было велико, и обычно из-за этого их оставляли …" [Landa, D. de. Op. cit. P.51-52]; "… и говорят, что они имели другой закон перед основанием этого города, предписывавший вырывать внутренности через пупок у прелюбодеев" [Landa, D. de. Op. cit. P.15].

Чрезвычайно жестокие наказания за преступления против брака характерны для многих древних систем законодательства. Ср. например шумерские законы Ур-Намму:

"(§4) Если жена человека завлекла другого человека, и он сожительствовал с нею, этот убьет эту женщину. В прелюбодеянии этом тот будет свободен" [Хрестоматия по истории Древнего Востока. Часть первая / Под ред. М.А.Коростовцева, И.С.Кацнельсона и В.И.Кузищина. М.,1980. С.147];

законы Хаммурапи:

"(§129) Если жена человека была схвачена лежащей с другим мужчиной, их должно связать и бросить в воду. Если господин жены пощадит свою жену, то и царь пощадит своего подданного " [Там же. С.162];

среднеасирийские законы:

"(§13) Если замужняя женщина вышла из своего дома и пошла к мужчине туда, где он живет, то, если он сожительствовал с ней, зная, что она замужем, и мужчину, и женщину должно убить

(§16) Если человек застал мужчину со своей женой, клятвенно обвинил его, уличил его и убил их обоих, вины его нет. Если же он схватил его и привел либо к царю, либо к судьям, клятвенно обвинил его и уличил, /то/, если муж убивает свою жену, он может убить также и мужчину, /но / если он отрезает своей жене нос, он может кастрировать мужчину и изуродовать все его лицо. А если он отпустил свою жену, он должен отпустить и мужчину" [Там же. С.195-196].

хеттские законы:

"(§197) Если мужчина овладеет женщиной в горах, то это – его преступление, и его должно убить. Если же в ее доме он ею овладеет, то это – ее преступление, и ее должно убить. Если муж их застанет, он может их убить безнаказанно" [Там же. С.289].

Говорят, что один владыка города Майяпана, глава государства, приказал с позором казнить своего брата …. То же сообщает Ланда:

"… того, кто насиловал девушку, побивали камнями, и рассказывают один случай, что владыка Тутуль Шиу имел брата, обвиненного в этом преступлении, и он приказал побить его камнями, и затем завалить большой кучей камней …" [Landa, D. de. Op. cit. P.15].

 

Такому же наказанию подвергался тот, кто убил другого … Ср. Ланда:

"Карой убийце было умереть от преследований [por incidias] родственников, хотя бы он был нечаянным, если только он не платил за убитого" [Landa, D. de. Op. cit. P.52].

 

Вора обращали в рабство … Ср. Ланда:

"Кражу возмещали и наказывали обращением в рабство, хотя бы это была очень мелкая кража, и поэтому у них было столько рабов, особенно во время голода" [Landa, D. de. Op. cit. P.52].

… дон Гильен де Лас-Касас, губернатор и капитан-генерал… Гильен де Лас-Касас был губернатором Юкатана в 1575 - 1582 годах

Стр. 183

… описывает отец Торкемада в своей "Монархии" … Monarquia Indiana. Lib. XI, cap.21

… доктор Дон Педро Санчес де Агиляр … Отсюда и до конца главы IV Когольюдо сначала дословно приводит, а затем подробно пересказывает Санчеса де Агиляра

Заблуждения и предрассудки, которые имели и которые унаследовали от своих предков эти индейцы Юкатана, были многочисленны и разнообразны… Близкий к указанному Санчесом де Агиляром набор индейских "суеверий" перечисляют законоустановления Т.Лопеса Меделя:

"Также приказываю, чтобы индейцы и индеанки, которые были бы окрещены и стали христианами, оставили (так, как они пообещали это в Святом Крещении, которое приняли) все суеверия, и пророчества, и гадания, и чародейство, и ворожбу, и чтобы не бросали жребиев, и не считали маисовые зерна, чтобы узнать будущее, и не пересказывали и не обнародовали сны как истинную вещь, и не сочувствовали, когда другие это делали бы, и не устраивали праздник огня, который до сих пор в этой названной провинции устраивается" [Cogolludo. Pág.300].

… к'ипчич … По иному– кипчох [cipchoh], пастуший удод, Piaya cayana thermophila

Но уже более разуверились в этой ошибке, чем в предшествующие времена … Действительно, в календарно-астрономических заметках на страницах 25-26 "Книги Чилам Балам из Чумайеля" дается вполне рациональное объяснение лунных и солнечных затмений, вероятно, почерпнутое из какого-то европейского источника.

Стр. 185

…Чуаки… Область Чуака (Ахк`инчель) располагалась на северо-восточном побережье Юкатана

 

… и камни куска … Жадеит или изумруд, из науатль cuzcatl или cozcatl = "драгоценность, драгоценный камень"

 

…в особых местах, к'у… Слово ku означает "божество, священный"; в данном случае испанцы использовали для обозначения индейских храмов сокращение от ku otoch, "священный дом".

 

… я узнал, что одну древнюю эпидемию они называли … Санчес де Агиляр и Когольюдо имели в своем распоряжении "Хронику Матичу", по крайней мере, ее финальный фрагмент, посвященный событиям после разгрома Майяпана:

Can Ahau uchci maya cimil uchci ocnalkuchil ychpaa

"(Двадцатилетие) 4 Ахав, когда случилась внезапная смерть, когда случилось, что грифы вошли в дома внутри стен".

 

Наводнение или ураган они называли хунйекиль … Эти сведения почерпнуты Когольюдо из Мотульского словаря: "Hun ye ciil – всеобщий потоп, в который, говорят индейцы, оставались только верхушки магея (который является тростником этой страны), потому что пришла вода с небес" (s.v.). Hun ye ciil буквально означает "одна верхушка магея" или "только верхушка магея".

Они считали годами … Сведения о календаре майя Когольюдо излагает на основании данных Санчеса де Агиляра. Приводимый им список месяцев года (в котором пропущен месяц Соц`) любопытен тем, что европейские даты для месяцев с Йааш до Вайейяб соответствуют году, начинавшемуся 16 июля, как у Ланды и в календарно-астрономических заметках на стр.22 Чумайельской рукописи (что имело место в 1552 – 1555 годах), а месяцы с Пооп по Сеек – году, который начинался с 17 июля (что было в 1548 – 1551 годах). Агиляр не видел здесь ошибки и полагал, что "дней без имени" было шесть (то есть, продолжительность года равнялась европейскому високосному году) [Sanchez de Aguilar, Pedro. Informe contra Idolorum Cultores del Obispado de Yucatán. Mérida, 1937. Pág. 142].

Сравнение орфографии названий месяцев у Когольюдо - Санчеса де Агиляра, в Чумайельской рукописи и у Ланды (см. таблицу) позволяет предположить наличие общего источника у Санчеса де Агиляра и Чумайеля, по крайней мере, для месяцев с Йаш по Вайяб, и независимый характер версии Ланды.

Ланда

Санчес де Агиляр - Когольюдо

Чумайельский манускрипт

Yax

Zac

Ceh

Mac

Kan Kin

Muan

Pax

Kayab

Cumħu

Vayeb

Pop/Popp

Uo

Zip

Tzoz

Tzec

Xul

Yaxkin

Mol

           Chen

Yaax

Zac

Ceh

Mac

Kan Kin

Muan

Paax

Kayab

Cum Ku

Vayeab

Poop

Voo

Ciip

Zeec

Xul

Yax Kin

Mool

           Cheen

Yaax

Zac

Ceeh

Mac

Kan Kin

Muan

Paax

Kayab

Cumku

Vayeyab*

Poop

Uoo

Zip

Zodz

Zec

Xul

Dze-Yaxkin

Mol

           Chhen

* Пропуск второго -y- может быть ошибкой наборщика

Жирным выделено названия, отличающиеся у Ланды, но одинаковые у Когольюдо и в Чумайеле;

курсивом – названия, отличающиеся у Когольюдо и в Чумайеле, но общие с Ландой;

жирным курсивом – названия, различающиеся во всех трех списках.

Они считали их зловещими… Ср. Ланда:

"… эти индейцы начинали свои годы с этих дней без имени, готовясь в них, как в канун праздника, к торжествам своего новогоднего празднества; и кроме подготовки, которую они делали к празднику демона Увайейаб [Uvayeyab], для которого они выходили из своих домов, для остальных дел они очень мало выходили из дому эти пять дней, жертвуя, кроме этого, дары для общего праздника, и бусы [cuentas] своим демонам и другим, в храмах… В эти дни они не причесывались, не мылись, не вылавливали вшей, ни мужчины, ни женщины, и не делали ни грязной, ни тяжелой работы, так как боялись, что с ними случится какое-нибудь зло, если они будут ее делать" [Landa, D. de. Op. cit. P.80].

Песнопение, посвященное "зловещим дням года", сохранилось в сборнике "Песен из Ц`итбальче" ("Песня 3"):

Содержащие зло года двадцать дней тьмы

Дни, чтобы плакать, дни злых дел,

отпущен Кисин, преисподняя раскрыта,

нет ничего хорошего, лишь крики, зло и плач.

Вот и прошел тот полный год,

который назван здесь, и наступили

двадцать дней без имен,

печальных дней, дней зла, дней тьмы.

Не видно прекрасного

сияющего лика Хунаб К`у

его творениям здесь на земле.

Ведь в эти дни считаются

грехи повсюду в этом мире

у всех людей: мужчин и женщин,

маленьких и старых, у богачей и бедняков,

у мудрых и у глупых, у главного жреца,

служителей, правителей селений,

у полководцев, их помощников,

у знатных и у стражей.

У всех людей считают их грехи

в течение дней этих

потому, что будет время,

когда в один из этих дней

настанет конец света.

Для этого ведется счет

всем человеческим грехам

здесь на земле. Их собирает

бог Хунаб К`у в огромный

сосуд из глины, сделанный термитами к`амас,

и вместе с ними все слезы, пролитые здесь на земле

из-за содеянного зла.

Когда сосуд тот переполнится

/настанет конец света/*. [Barrera Vásquez, A. El Libro de los Cantares de Dzitbalché. México, 1965. Pág.34-35]

* В тексте лакуна.

Стр. 186

а периоды [lustros] – по четыре … Когольюдо – Агиляр пишет о четырехлетнем цикле, в котором сменялись годы, начинавшиеся в разные дни двадцатидневного месяца, соответственно, К`ан, Хиш, Кавак и Мулук; при этом начальный день первого года назван не собственным именем, а собирательным термином (u)cuch haab, "годоносец".

Утверждение, что пять четырехлетних циклов составляли к`атун, не соответствует действительности: к`атун состоит из двадцати 360-дневных лет, начинающихся каждый в день Имиш, а четырехлетний цикл составляют 365-дневные годы, следовательно, пять четырехлетних циклов на 100 дней длиннее к`атуна.

… говорили: Oxppelvabil… "Oxppel vabil" означает буквально: "Три вертикально поставленные" (каменные стелы).

Для почета и для украшения они надрезали некими ножами… Ср. Ланда:

"Они татуировали свои тела и считались мужественными и храбрыми соответственно их числу, так как процедура была очень болезненной. Делая это, мастер сначала покрывал часть, какую они желали, краской, а потом осторожно вырезал рисунки на коже, так что кровь и краска оставляли очертания на теле. Это они понемногу делали со временем, ввиду боли и из-за расстройств, которое происходили, так как эти места воспалялись и гноились. Но все они высмеивали тех, кто не был татуирован …" [Landa, D. de. Op. cit. P.35].

Татуировки специально запрещают законоустановления Т.Лопеса Меделя:

"И чтобы никто не осмеливался носить какой-либо знак их язычества ни в ушах, ни в носах, ни в губах, и чтобы не раскрашивались ни в какой цвет, и не заплетали косиц, но чтобы во всем оставили свои языческие знаки, а также обычай, или, лучше сказать, развращенность, состоящую в том, что мужчины и женщины должны сплошь татуироваться. Это, кроме того, что угрожает здоровью телесному, содержит также определенное воспоминание об их неверии и язычестве. И мастера, и служители татуирования пусть сожгут и сломают все инструменты и украшения, которые для этого имеют, и отныне и впредь пусть никого не татуируют, и не занимаются таким ремеслом под страхом наказания" [Cogolludo. Pág.300].

И оттого, что он был так разрисован, Герреро, пленный испанец, не пожелал прийти в присутствие дона Эрнандо Кортеса … Об этом сообщает Берналь Диас в главах XXIII и XXV (см. приложение 6).

В своем язычестве и сегодня … Отсюда и до конца описания представлений индейцев приводится текст П. Санчеса де Агиляра.

Стр. 187

Имели и имеют лицедеев … Ср. Ланда:

"… индейцы имели очень остроумные забавы, и особенно лицедеев, которые представляли с большой находчивостью, настолько, что их нанимали испанцы для того, чтобы они видели смешные случаи, происходившие с их детьми, женами и с ними самими, как и по поводу хорошей или плохой службы, и потом разыгрывали с таким же искусством, как и любознательные испанцы" [Landa, D. de. Op. cit. P.36].

 

Этих лицедеев называют бальцам … Bal ts'am, букв. "дело помоста" – театральное представление; полная форма слова "актер" – ah bal ts'am, хотя словари фиксируют и сокращенную форму, без агентивного префикса ah.

Устраивали и устраивают свои застолья и пирушки … Массовые застолья у индейцев упоминают и запрещают законоустановления Т.Лопеса Меделя:

"Есть также в этой названной провинции обычай устраивать многолюдные застолья индейцев, ее уроженцев, на которые приглашают всех из рода, и из всего селения, и других соседних, и от этого случаются большие беспорядки и страсти, потому что устроители оказываются в больших расходах, а другие, которые не увидели себя приглашенными – лишними и обиженными, и те, и другие – поврежденными в своем христианстве из-за пьянок и безобразий, которые там творятся" [Cogolludo. Pág.301-302].

            Стр.188

… в связи с законами, которые им дали для их исцеления … Имеются в виду законоустановления Томаса Лопеса Меделя (Tomás López Medel). Томас Лопес Медель, выходец из семьи зажиточных кастильских крестьян, получивший духовное образование в Алькала-де-Энарес, с начала 1540-х годов принадлежал к кругу севильских гуманистов и, благодаря покровительству влиятельных лиц, в 1548 году был назначен аудитором (королевским инспектором) Аудиенсии Гватемалы. В 1552 г. Т.Лопес Медель посетил Юкатан, где колониальная администрация находилась в расстроенном состоянии из-за раздоров среди местных испанцев и споров о юрисдикции над полуостровом между Королевской Аудиенсией Мехико и Королевской Аудиенсией Границ (Гондурас), и в течение трех месяцев управлял полуостровом. Т.Лопес предпринял ряд мер для упорядочения управления, в частности, издал законы для испанцев и законоустановления (Ordenanzas) для индейцев. Последние, скопированные из книги кабильдо в Вальядолиде (Саки), Когольюдо приводит в главах XVI – XIX книги пятой (стр.293-305). Законоустановления Т.Лопеса Меделя, с одной стороны, отменяли систему репартимьенто, несколько ограничивали произвол энкомендеро и индейских касиков (последнее, впрочем, из стремления не столько защитить простых индейцев, сколько подорвать влияние местной знати), запрещали превращение общинников в рабов, но с другой, прикрепляли крестьян к селениям, устанавливали режим систематического подавления культурной самобытности местного населения и мелочной опеки со стороны церковников. Мероприятия Меделя оставили след в исторической памяти юкатанских индейцев: "Хроника Матичу" (в списках из Мани и Тисимина) говорит: "1552 – это год, который шел, когда пришел Аудитор [Oidor]". После Гватемалы с 1557 по 1562 год Т.Медель был аудитором Аудиенсии Санта-Фе-де-Богота (Колумбия), а на обратном пути в Испанию в 1562 году вновь посетил Юкатан. Сам Т.Медель оставил записки о своих путешествиях по Новому Свету: López Medel, Tomás: De los tres elementos. Tratado sobre la Naturaleza y el hombre del Nuevo Mundo / Edición y transcripción de B. Ares Queija. Madrid, 1990 (полное название: "Tratado de los tres elementos, aire, agua y tierra, en que se trata de las cosas que en cada uno de ellos, acerca de las occidentales Indias, naturaleza engendra y produce comunes con las de acá y particulares de aquel Nuevo Mundo"). Подробнее о самом Т.Лопесе Меделе см.: Ares Queija, Berta: Tomás López Medel. Trayectoria de un clérigo-oidor ante el Nuevo Mundo / Colección "Virrey Mendoza", nº 4. Provincial de Guadalajara, 1993.

 

В прошлом индейцы были боле крупными … Подобную же мысль высказывает Д. де Ланда [Landa, D. de. Op. cit. P.9].

 

Стр. 189

            … замечания капитана Берналя Диаса … "Правдивая история", глава II (см. Приложение 6).

Стр. 190

… описывает отец Ремесаль … Имеется в виду сочинение: Remesal, Antonio de. Historia general de las Indias Occidentales, y particular de la gobernación de Chiapa y Guatemala, 1619. Lib.5, cap.7. Тот же рассказ приводит Х. де Торкемада (Monarquia Indiana. Lib. XV, cap.49). В оригинальном тексте Лас-Касаса приведено также имя убийцы Бакаба – Ах Пуч (Ah Puch), который по мнению Дж.Э.С.Томпсона тождественен владыке преисподней у цельталей и цоцилей, называемому Pucuh [Thompson, J.E.S. Maya History and Religion. Norman, 1973. P.103]. Хотя в изложении Лас-Касаса мифу о гибели Бакаба намеренно приданы черты, сближающие его с евангельским повествованием, само существование мифа об убийстве и воскресении Бакаба (или Бакабов) сомнений не вызывает [см.: Кнорозов Ю.В. Религиозные представления майя по данным Лас-Касаса // Бартоломе де Лас-Касас: К истории завоевания Америки. М.,1966. С.114-124]. Имена всех персонажей: Исона (Ицамна), Бакаб, Чибириас (Иш Чебель Йаш), Иш Чель, Эчвах (Эк` Ч`ууах) известны из других источников как имена божеств майя.

Запись о пленении божества Ицам К`ан А`ка (функционально тождественного Бакабу) в начале текущей мировой эпохи имеется на странице 39(60)a Дрезденской рукописи:

 

/4-AJAW/ 8-HUL(?)-O`L /chu-ka/-ja ITSAM-K`AN-A`K u-KAB`-ji-ya ts`a-ta tu-b`a-cha-ki 9-OK-TE (10) /.../ (11) YAH-WINIK-ki (12) Т267-K`IN-/HAB`/ (13) TOK`-PAKAL (14) ITSAM-UCH

"В день 4 Ахав 8 Кумк`у захвачен Ицам К`ан А`к, тому причиной мудрый Тууб/Баат Чаак и Болон Окте …; страдания у людей многие (?) дни и годы, война у Ицамаата – Опосума".

О пленении Бакабов, кажется, говорит текст пророчества к двадцатилетию 10 Ахав "Первого круга пророчеств":

Привязаны к деревьям четверо близнецов.

Возникнет путь там в небесах,

будут бесплодные годы, уйдет хлеб,

плоды дерева рамон и серебристая тыква

будут их хлебом, их питьем.

Завязаны его глаза, связан его владыка.

Погибнут правители и их подданные из-за греха во всем мире.

Загремит барабан, загремит трещотка,

загремят четыре Бакаба.

Тогда они будут схвачены у Первого Дерева Вселенной,

тогда они будут лишены своей звездной силы,

тогда прекратится их правдивое слово,

будет свернута их циновка ["Чилам Балам из Тисимина". Стр.14v]

            Попытки Б. де Лас-Касаса объяснить существование мифа об умирающем и воскресающем боге евангельским влиянием, достаточно рано подверглись критике. Так, Инка Гарсиласо де Ла-Вега писал:

"… разговор о том, что Исона является богом-отцом, а Бакаб – богом-сыном, Эструак – богом – святым духом, и что Чирипиа является Святейшей Девой Марией, а Исчен – благословенной Святой Анной, и что Бакаб, убитый Эопуком, явлется нашим Господом Христом, распятым Пилатом на кресте – все это и другие подобные вещи являются измышлениями и выдумками некоторых испанцев, которые совершенно неведомы местным уроженцам" [Инка Гарсиласо де Ла-Вега. История государства инков. М.,1974. С.84-85].

           

Стр.191.

           

… крещение со словом на их языке, которое на нашем значит "рождаться во второй раз"… Когольюдо на основе Лисаны описывает обряд инициации или ca`put sihil, "второе рождение". В свою очередь, схожесть описания Лисаны с текстом Ланды (глава XXVI "Сообщения", с.42-45) позволяет предположить, что источником Лисаны здесь послужил Ланда.

            … и на головы всем повязывали белые куски ткани … Эта деталь позволяет сопоставить с обрядом "второго рождения" ритуал, описанный в тексте Храма Солнца из Паленке (см. Приложение 1)

 

…согласно утверждению отца Лисаны… Lizana, B. de. Parte 2, cap.2.

… и благословляли молитвами, размахивая над ними кропилом … Изображения этого обряда известны на керамике Классического периода, например, на сосуде под номером 1440 из каталога Дж. Керра.

 

Отец брат Луис де Уррета … Luis de Urreta. Historia eclesiàstica, natural, ética y política de Ethiopia, 1610.

 

… это упоминает также Пинеда … Имеется в виду: Monarchia Ecclesiastica, Compuesto por Fray Juan de Pineda, de la orden de bienaventurado San Francisco, 1588. Lib. II, cap.3.

 

…и доктор Ильескас … Gonzalo de Illescas. Historia pontifical y cathólica. Parte II, 1574. Lib. 6, cap.23, §8 (Vida de Leon X).

Стр.192

… как это приводится в их большом словаре… Имеется в виду испано-юкатекский "Bocabulario de Mayathan por su abecedario", называемый по месту современного хранения "Венским словарем". Вот соответствующий отрывок s.v. "ydolo":

"Главный идол, которого имели эти индейцы этой земли, от которого, как говорили, происходят все вещи и который был бестелесен, поэтому они не делали его изображений: Колоп Увич К`ин [Colopuuichkin]. Идол, о котором говорят, что он должен быть сыном предыдущего: Хун Ицамна Йашкокахмут [Hun Itzamna Yaxcocahmut]".

Бог Хунаб К`у, однако, упомянут не в Венском словаре, а в юкатекско-испанском словаре Антонио Сьюдад Реаля, копия которого известна как "Словарь из Мотуля":

"ħunab ku– единственный бог живой и истинный, и был главным из богов юкатанцев, и он не может изображаться, так как является бестелесным".

… Хун Ицамна [Hun Ytzamna] или Йашкокахмут [Yaxcocahmut] … Yax Coc Ah-mut буквально означает "Первая (или"зеленая") птица Кок - самец". Некоторые сведения об этом божестве сообщает Андрес де Авенданьо-и-Лойола, который, описывая Тайясаль, говорит:

"У подножия упомянутой колонны, с западной стороны, была высечена одна каменная маска [carátula], очень плохо сделанная, которой поклонялись вместе с каменной колонной … Называется такая колонна именем, под которым ей поклоняются, Йаш Чеель Каб [Yax Cheel Cab], "Первое Дерево Мира", и как я понял из их древних песен (которые мало кто понимает), они желали разъяснить, что поклоняются ему, потому что это было то дерево, чьими плодами питался наш праотец Адам, которого на их языке называют Ш-Аном [X-Anom], из-за того малого, к чему сохранилось уважение, а маске, находящейся на упомянутом основании упомянутой колонны, они поклоняются под именем очень мудрого сына божия. На их языке его зовут Ахкокахмут [Ahcocahmut]" [Цит. по: Barrera Vasquez, A., Rendon S. El libro de los libros de Chilam Balam. Pág.163].

К.Кортес и К.Таубе показали, что одной из основных ипостасей Ицамнааха ("Бог D") на классических памятниках и в Парижской рукописи является так называемое "Гловное Птичье Божество" [Cortez C. The Principal Bird Deity in Preclassic and Early Classic Maya Art // Masters Thesis, University of Texas. Austin, 1986; Taube K. A Representation of the Principal Bird Deity in the Paris Codex // Research Reports on Ancient Maya Writing,6. Washington, D.C., 1987], таким образом, эпитет Йаш Кок Ах Мут целиком логично прилагается к Ицамне-Ицамнааху.

У Ланды Йаш Кок Ах Мут выступает как бог-правитель года Мулук, в "Книгах Чилам Балам" и у Авенданьо – как правитель к`атуна 3 Ахав.

 

…устное признание в грехах … Описание обряда "исповеди", по всей видимости, через Лисану восходит к Ланде (см.: Landa, D. de. Op. cit. P.45-46).

… имелось некое представление об Аде и Рае … Ср. Ланда:

"… Этот народ всегда верил в бессмертие души более, чем многие другие, хоть они и не были столь развитыми, потому что верили, что имелась после смерти другая жизнь, более блестящая, которой достигала душа, отделившись от тела. Об этой будущей жизни они говорили, что она подразделяется на хорошую и плохую жизнь, на тягостную и исполненную отдохновения. Плохая и тягостная была для порочных, а хорошая и приятная – для тех, кто прожил хорошо в соответствии с их образом жизни; отдохновение, которого они, как говорили, должны были достичь, если были хорошими, состояло в том, чтобы идти в одно очень приятное место, где ничто не причиняло им тягот, и где было изобилие пищи большой сладости, и дерево, которое там называют Йашче [Yaxché], великой свежести и с большой тенью, которое является сейбой, под чьими ветвями и в тени они всегда отдыхают и развлекаются. Кара за плохую жизнь, которую, как они говорили, должны были понести дурные, была в том, чтобы идти в более низкое место, чем другое, которое называют Митналь [Mitnal], что означает "преисподняя", и там испытывать мучения от демонов и великую нужду от голода, холода, усталости и тоски. Они считали, что в этом месте находится один главный демон из всех демонов, которому все они подчиняются, и называли его на своем языке Хун Хав [Hunhau], и говорили, что эти жизни не имеют хорошего или плохого конца, ибо его не имеет душа" [Landa, D. de. Op. cit. P.57-58].

Они имели очень предосудительные басни о сотворении мира … Примером таких "предосудительных басен" являются тексты, помещенные на страницах 42-53 и 60-62 "Книги Чилам Балам из Чумайеля".

 … и читали их на своих собраниях … Такие собрания юкатанских индейцев особо упоминают и запрещают законоустановления Т. Лопеса Меделя:

"В этой провинции имеются некоторые касики и знатные люди среди ее туземцев, которым простолюдины-масевали из-за древности их предков и предшественников, так как они являются их потомками, оказывают большое почтение и уважение, и поэтому они наставляют их в их древних обрядах и церемониях. Те и другие, чтобы одурачить бедных масевалей и простой люд, который имеют на своих плантациях и во владениях, и чтобы отдалить их от Христианского Вероучения и Закона Божьего ложью, устраивают собрания и сзывают туземцев в отдаленные и укромные места знаками и пальмовыми орехами, которые им посылают. И вместе наставляют их в их прежних праздниках и обрядах, говоря им, что их прежние боги послали сказать их языком о некоторых вещах, которые им следует делать, и измышляя события, которые должны произойти, если этого не сделают, и запугивая их другими подобными способами со стороны своих богов. Отчего индейцы и простонародье этой названной провинции остаются невежественными и далекими от Христианского Вероучения, и с освеженной памятью о своих прежних обрядах, и, кроме того, они дают повод к восстаниям и возмущениям, потому что индейцы столь слабохарактерны и малорассудительны …

Не менее подозрительны, и вызывают зло, и преступления, и иные пороки собрания, которые касики и знать этой названной провинции, каждый в своем селении, имеют обычай устраивать, где праздно обсуждают непозволительные сплетни, не несущие пользы ни для их духовного, ни для мирского благополучия. И ночь, которая создана для отдыха и восстановления человека, имеют обычай тратить на болтовню и прочее зло" [Cogolludo. Pág.294-295].

Впрочем, из сообщений Санчеса де Агиляра – Когольюдо следует, что борьба с тайными собраниями индейцев не была слишком успешной.

            Стр.193

            Агиляр возражает в своей записке, что жена была одна … По данным документов раннеколониальной эпохи среди знати число наложниц, имевшихся одновременно с официальной женой, достигало 5-6 [Roys R.L. The Indian Background of Colonial Yucatan. P.27].

О полигамии среди индейцев Юкатана прямо свидетельствуют законоустановления Т.Лопеса Меделя:

"… чтобы все индейцы, после того, как их окрестили, которые имели многих жен, показали их епископу или священнослужителям, имеющим их власть, которые их наставляют, чтобы они у них выяснили, кто является их законными женами, и они взяли бы их, и без промедления оставили бы остальных …

Многие касики, и знатные лица, и другие индейцы имеют многих индеанок в качестве рабынь, и держат их как наложниц, и из этого выходит, что они пренебрегают женами и оскорбляют брак…" [Cogolludo. Pág.298].

У Т.Лопеса Меделя имеются и некоторые дополнительные сведения о брачных обычаях юкатанских индейцев:

"Есть обычай у туземцев этой названной провинции покупать женщин, на которых они должны жениться, у их собственных родителей, и давать им некоторый вид возмещения за то, что они отдают им своих дочерей в жены, и во многих случаях зятьев даже заставляют служить два, и три года, и во многих случаях не позволяют уходить из своего дома и жить, где захотят. И есть также обычай у названных туземцев, что если индеанка, которую так отдали в жены, не рожает, муж ее продает, особенно, когда тесть не возвращает ему возмещения, которое тот отдал, что вызывает многие затруднения" [Cogolludo. Pág.299].

            … и когда должен был спускаться, я раскаялся… Подобные ощущения испытывал не только Д. Лопес Когольюдо. Любопытные воспоминания на этот счет оставил известный российский поэт К.Д.Бальмонт, посетивший Юкатан в начале ХХ века:

"Я испытал мучительнейшие ощущения, когда мне пришлось спускаться вниз по этой широкой, но крутой лестнице без перил. Едва я сделал несколько шагов вниз, как почувствовал, что смертельно бледнею, и что между мною и тем миром внизу как будто нет нити. Как только я увидал, что пришел в волнение, мое волнение немедленно удесятерилось, и сердце стало биться до боли. Это не был страх, это было нечто паническое. Я совершенно ясно видел, как падаю вниз с переломанными руками и ногами" [Бальмонт К.Д. Змеиные цветы. СПб, 1910. С.42].

            Стр. 194 … как говорит Берналь Диас … "Правдивая история", глава III (см. приложение 6).

Они приносили в жертву … Основные элементы бытовавшего у юкатанских индейцев XVI века языческого культа перечисляют также законоустановления Т.Лопеса Меделя:

"…Приказываю, чтобы всякий индеец или индеанка этой названной провинции, окрещенный и христианин, принявший Закон Божий, отказался и оставил свое идолопоклонство и древние обряды, и не имел идолов, и не сочувствовал тому, что другие их имеют, и не устраивали им жертвоприношения животных, ни других вещей, ни собственной крови, протыкая уши, нос или какой-нибудь другой орган, и не сжигали бы копал, и не воздавали им почестей. И чтобы не справляли ни прежних постов, ни праздников, который они имели обычай отмечать в честь своих богов, и не сочувствовали тому, чтобы другие делали это открыто или тайно, и, если бы узнавали об этом, давали знать правосудию" [Cogolludo. Pág.298].

            Стр. 196

            … К`инчахав… Имеется в виду К`инич Ахав, "Солнцеликий" или "Солнцеокий Владыка", Бог Солнца. Приведенная Когольюдо форма имени совпадает с записью в Венском словаре:

"Другой идол, который был человеком, и которому они поклонялись, потому что он изобрел искусство букв этой страны: Ицамнаах К`инчахав [Itzamnaah Kinchahau]" [s.v. "Ydolo"].

            Наличие элемента "Ицамнаах", вероятно, объясняется тем, что Ицамна/Ицамнаах – имя группы богов (космических птиц, обитавших на вершинах мировых деревьев), в частности, колониальные тексты различают богов с именами Ицамна Йаш Кок Ах Мут (см. примечание к стр.192), Ицамна К`инич Ахав, Ицамна Ицам Цаб (правитель к`атуна 13 Ахав "Первого круга пророчеств к к`атунам").

            Здесь и далее в главе VIII Когольюдо развивает восходящие к Эвгемеру взгляды, что языческие боги – в большинстве своем люди, которых стали почитать за определенные заслуги или личные качества; такой подход широко использовался отцами церкви в борьбе против античного язычества.

 

            … Иш Асаль Вох … Букв. "Хозяйка Легких и Узорных (Тканей)", ближе неизвестна.

… Иш К`ан Ле Ош … Букв. "Хозяйка Желтых Листьев Дерева Рамон". Согласно сообщению Б. дель Гранадо Баэсы [Los Indios de Yucatán… 1813] является южным (желтым) Павахтуном (одним из богов ветра). В заклинаниях "Ритуала Бакабов" фигурирует вместе с Ицамной и южным Чааком [Thompson, J.E.S. Maya History and Religion. P.207-208 ]. "Прекрасная Иш К`ам Ле Ооч" [X`Cichpan X`Kam Le Ooch] упомянута в свадебной песне "Пойдемте получать цветок никте" в сборнике "Песен из Ц`итбальче" [Barrera Vásquez, A. El Libro de los Cantares de Dzitbalché. Pág. 38-39].

… Иш Чебель Йаш … Имя вероятно следует понимать как "Хозяйка кисти для письма и зелени". В "Ритуале Бакабов" эта богиня имеет эпитеты ix h`un tah dzib, ix h`un tah nok, "первая владелица рисунков, первая владелица одежды" [Thompson, J.E.S. Maya History and Religion. P.206].

… Иш Чель … Ix Chel, по иному – Chak Chel или Ix Chak Chel, "Радужница" или "Большая Радуга", в рукописях изображается как старая женщина с лапами хищного зверя вместо ног и свернувшейся змеей в головном уборе. Согласно Ланде покровительствовала деторождению и в таком качестве чествуется на празднике врачевателей Ichkil-Ixchel ("Омовение Иш Чель") в месяце Сип [Landa, D. de. Op. cit. P.56,72]. В некоторых версиях, в частности, у Лас-Касаса Иш Чель – супруга Ицамны и мать Хун-Човена и Хун-Ахава. В "Ритуале Бакабов" упоминаются четыре разноцветные Иш Чель [Thompson, J.E.S. Maya History and Religion. P.247].

… Китболон Тун … Букв. "Отец Девяти Камней", чествуется вместе с Иш Чель на празднике Ичкиль-Иш-Чель.

… Шокбитум … Искаженное Xocbil Tun, Счет Драгоценных Камней", метафорическое сравнение стихов с драгоценными бусинами жадеита характерно для поэзии науатль.

… Ах К`ин Шоок … Букв. "Жрец-чтец".

… Пислимтек … Слово pizlimtec буквально означает "игра с шестом (juego de palo)" и "играть", ср. pitzil = "игра" и tec = "быстро". А.Баррера Васкес полагает, что в данном случае это искаженное слово языка науатль piltzintecuhtli, "благородный юноша – вождь", юное Солнце [Barrera Vasquez, A., Rendon S. El libro de los libros de Chilam Balam. Pág.176].

Пислимтек фигурирует в мифологическом тексте на стр.46 "Книги Чилам Балам из Чумайеля" и 12r "Книги Чилам Балам из Тисимина":

"Тогда спустился творец цветка Пислимтек, первое дитя,

он превратился в колибри, когда спустился,

и тогда он выпил нектар цветка,

цветка с девятью лепестками,

и тогда он ушел в сердцевину цветка.

На четырех ветвях чашечки тех цветов,

на которых поместился Ах К`ин Шокбиль Тун".

"Цветочная" символика текста понятна, если принять во внимание, что в поэзии науатль xochitl ("цветок") означает также "музыка".

            …К`ук`улькан… Колониальные источники единодушно отождествляют К`ук`улькана ("Пернатый Змей") с Кецалькоатлем, вождем выходцев из Центральной Мексики, установивших в X – XI веках свое владычество на Юкатане:

"… Среди индейцев есть мнение, что с ица, заселившими Чичеен-Ица, царствовал великий владыка по имени Кукулькан [Cuculcan], и показывает, что это правда, главное здание, которое называется "Кукулькан". И говорят, что он пришел с западной стороны, хотя расходятся между собой, пришел ли он ранее или позже ица, или с ними, и говорят, что он был доброжелателен [bien dispuesto], и что не имел ни жены, ни детей, и что после его возвращения его почитали в Мексике за одного из их богов, и называли Кецалькоатль [Cezalcouatl[xv]], и что на Юкатане его также имели за бога, потому что он был великим государственным деятелем [por ser gran republicano]" [Landa, D. de. Op. cit. P.10].

"… Кукулькан, мексиканский военачальник, пришел в эти провинции, которые научил идолопоклонству …" [La Cueva Santillan, J. de. Relación de Isamal y Santa María // Landa, D. de. Relación de las cosas de Yucatán. Ed. Rosado Escalante y Ontiveros … Mérida, 1938. Pág.187]

                                                                                                                     

"… В древности, приблизительно восемьсот лет назад, в этой земле не идолопоклонствовали, и затем, когда мексиканцы пришли в нее и овладели нею, и один военачальник, который назывался Кецалькуат на языке мексиканцев … и этот вышеназванный военачальник внедрил в этой земле идолопоклонство …" [Santillana, P. de. Relación de Quinacama y Moxopipe (actual Muxupip) // Landa, D. de. Relación de las cosas de Yucatán. Ed. Rosado Escalante y Ontiveros … . Pág.195].

Памятники Чичеен-Ицы и материалы Дрезденской рукописи указывают на существование на послеклассическом Юкатане культа бога Кецалькоатля-К`ук`улькана, зародившегося в Центральной Мексике по крайней мере в I тысячелетии до н.э. и широко распространенного там до Кецалькоатля-человека.

            … что говорит отец Торкемада … Monarquia Indiana. Lib. VI, cap.24

…К`ак`упакат … Возможно, описка в источнике Когольюдо: Kakupacat вместо Kakupacal, "Огонь – его щит"; правитель K`ak`upakal K`awiil, "Огонь – щит бога Кавииля", хорошо известен из эпиграфики Чичеен-Ицы второй половины IX в.

            Стр.197.

            … Ах Чуй Как… Ah Ch`uuy Kak, букв. "Ястреб-Огонь"

            … богов, поддерживавших небо … Ср. Ланда:

".. Среди многих богов, почитаемых этим народом, были четверо, которых они называли именем Бакаб. Это были, говорят они, четыре брата, которых поставил Господь, когда сотворил мир, в четырех его сторонах, поддерживать небо, чтобы оно не упало. Они говорили также об этих Бакабах, что они ушли, когда мир был разрушен потопом …" [Landa, D. de. Op. cit. P.60].

            Ланда приводит также имена четырех Бакабов: южный, желтый – Хобниль, восточный, красный – Канцикналь, северный, белый – Сак Кими, западный, черный – Хосан Ек`.

            …Чаак… Сведения о Чааке у Когольюдо совпадают с Мотульским словарем:

 

"Чаак – человек огромного роста, который научил земледелию и которого индейцы почитают как бога хлеба, вод, грома и молнии" [s.v.].

            … Муль Тум Цек`… Multun tzek буквально значит "холм из черепов". В пророчествах из "Книг Чилам Балам" встречается выражение ox multun tzek , "три холма черепов":

            Ox multun tzekil ix pom kakil banban hicħcal ucuch katun           

            "Три холма черепов, оспа и многочисленные повешения – ноша двадцатилетия" ["Чилам Балам из Тисимина". Стр.16v].

            В словаре Э.Солиса Алькалы слово multun tsek` переводится как "мор, эпидемия" [mortandad], а multun tzek`il – как "скелет, костяк" [osamento].

           

            … и его называли Мам … Бог Мам ("Дед") в виде опоссума представлен в разделе о четырехлетнем цикле Дрезденской рукописи (см. приложение 2). Там он обозначается как way, "дух-спутник". Подобным же образом его называет Д. де Ланда, когда описывает справлявшийся в новогодние дни ритуал:

"… большой праздник в честь Бакабов и одного злого, которому они давали четыре других имени, как они давали Бакабам; эти имена были: Kan-uvayeyab, Chac-uvayeyab, Sak-uvayeyab, Ek-uvayeyab" [Landa, D. de. Op. cit. P.61].

                        

            Термин uvayeyab, возможно, следует понимать как u-way-ye-y-(h)ab, "дух-спутник – явление его года" или же u-way-yey-y-(h)ab, "дух-спутник – выбор его года".

Х.Пио Перес подробно описывает обряды, касавшиеся Мама в течение "дней без имени": в первый день его выносили перед храмом, а затем возвращали, служа со всей торжественностью, во второй служба в храме была менее пышной, на третий его убирали с алтаря в храме, на четвертый его выносили из храма за дверь, на пятый его разбирали на куски [Thompson, J.E.S. Maya History and Religion. P.247].

У кекчи и покомамов Мам – зловещий бог, заключенный всередине земли и появляющийся на поверхности в дурные времена [Ibidem].

…Лахун Чаам… Когольюдо (или его источник) связывают имя этого божества с юкатекским chaam, "коренной зуб". Однако, в "Книгах Чилам Балам", где этот бог упомянут как правитель к`атуна 10 Ахав, его имя записано Lahun Chaan, с конечным -n. Р.Ройс отождествлял это божество с "Богом 10 Неба", упомянутым на страницах 24,IIb и 47(26), IIb Дрезденской рукописи. Но, в языке майя Юкатана слово "небо" имеет форму ka`an; в классических же текстах сочетание 561:23, которым записано слово "небо", должно читаться с простой гласной, CHAN-na = chan. Поэтому вполне обоснованным кажется мнение А.Барреры Васкеса, что Lahun Chaan следует переводить как "Diez-poderoso", "Десятикратно Могущественный" [Barrera Vasquez, A., Rendon S. El libro de los libros de Chilam Balam. Pág.166].

…Ахтубтун… Ah tub tun буквально означает "Тот, кто плюется драгоценными камнями"; вероятно, Когольюдо или его источник ошиблись в записи имени божества: Ah tub tun вместо Ah t`ub tun, "Скрывающий драгоценные камни".

            … имели их путешественники… Ср. Ланда:

"Даже путешественники на дорогах носили с собой курение и маленькую плошку, на которой сжигали его; и там, где их заставала ночь, они ставили три маленьких камня, положив на каждый немного курения, и три плоских камня перед ними, на которых они сжигали курения, моля бога, называемого Эк` Чуах [Ek Chuah], чтобы он безопасно доставил их назад домой  " [Landa, D. de. Op. cit. P.46].

           

            Богиня тех, кто повесился … Ср. Ланда:

"Они говорили также и считали очень достоверным, что шли в тот их рай те, кто повесился; и потому было много тех, кто по малым причинам тоски, тягот или болезней вешался для того, чтобы уйти отсюда и идти отдыхать в своем раю, куда, как они говорили, их вела богиня повешения, которую называли Иштаб [Ixtab]" [Landa, D. de. Op. cit. P.58].

            …в селении Ицмаль… Когольюдо приводит текст Б. де Лисаны

            …которого называли Ицамат-уль… Лисана раскладывает имя этого божества на элементы yts, "роса", и matul, "получающий милостыню". Однако, как показывает анализ классических надписей, проведенный, в частности, Д.Стюартом, имя одного из божеств, так называемого "Бога N", записываемое блоком Т64:761, читается YTSAM-AT(-ti), "чародей-муж". Учитывая, что один из "богов N" (их несколько) изображается с раковиной улитки, ul, божество Itsamatul следует рассматривать как вариант "бога N", Itsam At Ul, "Чародей муж - улитка".

            … К`инчахав Хабан… Ах Чун Чан.. Ваклом Чаам… Описания этих божеств у Когольюдо совпадают с соответствующим текстом Венского словаря.

            …Ах Хульнеб… Букв. "Лучник". Это божество упомянуто в "Хронике" на стр.2 "Книги Чилам Балам из Чумайеля":

            "… он был тот, кто был командиром многочисленного войска,

он был тот, кто был стражем Ах Хульнеба среди камней Кусамиля".

            …Сухуй К`ак`… Божество с таким именем известно у лакандонов.

            …К`инич К`ак` Моо… "Солнцеликий Огненный Попугай". По предположению Ю.В.Кнорозова первоначально олицетворял зодиакальное созвездие Попугая (соответствующее приблизительно европейскому созвездию Весов), в котором на рубеже н.э. Солнце восходило в сентябре-октябре, т.е., в начале сезона засухи [Кнорозов Ю.В. Иероглифические рукописи майя. Л., 1975. С.236]. Вероятно, именно это божество представлено в §40(67)b Дрезденской рукописи: u-K`AK` ti-KAN-na 4-MO-NAL K`IN-TUN-HAAB`, "жжет в небесах житель Места Четырех Попугаев; засуха". В "Книгах Чилам Балам" и у А. де Авенданьо К`инич К`ак` Моо – бог-правитель к`атуна 6 Ахав.

Стр. 199.

 

Отцы Ремесаль и Торкемада говорят … Remesal F. Lib.V, cap.7, n.3; Torquemada, J. de. Monarquia Indiana. Lib. XV, cap.ultimo.

Практически всю главу IX книги четвертой Когольюдо посвящает индейским пророчествам о приходе испанцев. Кроме указанных им испанских авторов сведения о них приводят Д. де Ланда (в разделе XI "Сообщения") и Б. де Лисана (последний приводит и тексты пророчеств, которые Когольюдо в полном виде поместил в главе XI второй книги). В том или ином виде разные варианты этих текстов широко представлены в индейских источниках колониальной эпохи, в частности, на страницах 72-73 "Кодекса Переса I", 166-170 "Кодекса Переса II", 104-107 "Книги Чилам Балам из Чумайеля" и 10r-v "Книги Чилам Балам из Тисимина". Кроме того, упоминания о них содержатся в текстах: "Кукеб" на стр.101-115 "Кодекса Переса I" и 1r-7r "Чилам Балам из Тисимина" (в пророчестве к году 4 Мулук), "Память о том, как Хунаб К`у пришел сказать свое слово ах к`инам" (стр.65-69 "Кодекса Переса I", 64-67 "Книги Чилам Балам из Чумайеля" и 7r-8v "Книги Чилам Балам из Тисимина"), "Объяснение прихода испанских чужеземцев ах к`инами в к`атуне 13 Ахав" (стр.74-75 "Кодекса Переса I" и 10v-11r "Книги Чилам Балам из Тисимина").

Индейские источники сообщают о собрании мудрецов в доме чилана (жреца-прорицателя) Балама [Balam] в княжестве Мани, в котором наряду с хозяином участвовали На Пук Тун [Na Puc Tun], На Хав Печ [Na Hau Pech], Ах К`авииль Ч`ель [Ah Kauil Cħel] (у Лисаны – Когольюдо: Ах К`ук`иль Чель [Ah Kukil Chel]) и Ах Шупан Нават [Ah Xupan Nauat]. В текстах самих пророчеств вместо последнего фигурирует На Цин Йабун Чан [Na Tzin Yabun Chan] (у Лисаны – Когольюдо: Па Цин Йабун Чан [Patzin Yabun Chan]). Правда, достоверность этого списка достаточно сомнительна, так как, например, На Хав Печ, по сведениям Когольюдо, жил значительно раньше, чем чилан Балам. При этом в текстах в качестве источника пророчеств упоминаются некие "Письмена Семи Родов" [Uuc Ts`acab Uooh].

В переводе с языка оригинала текст пророчества чилана Балама имеет следующий вид:

Пророчество чилана Балама из нижнего поселения [cabal ch`en] Тишк`айом в Мани

День 13 Ахав будет тем завершением двадцатилетия,

когда будет поставлен у ица,

когда будет поставлен посреди селений, о отцы,

знак небесного Хунаб К`у.

Придет Вахом Че (=крест – В.Т.),

он объявится в мире,

чтобы рассвело над землей, о отцы.

Тогда настанет конец распрей, настанет конец алчности,

когда придут, чтобы нести в то время знак

те мужи-жрецы, о отцы.

На расстоянии одного крика, одного привала он идет.

вы увидите вещую птицу,

она поднимается вместе с Вахом Че.

Рассветет на севере и на западе,

пробудится Ицамна К`авииль.

Ныне идет отец, о ица, ныне идет наш старший брат,

о тантунцы.

Примите ваших гостей, бородачей из восточных стран,

носителей знака бога, о отцы.

Добрым является слово бога, который идет к нам,

ныне идет день, когда мы оживем,

когда вы ничего не будете бояться здесь в мире, о отцы.

О, ты, единый бог, создавший нас!

Хорошо ныне то, о чем говорит этот бог, о отцы,

хранитель наших душ.

Тот, кто воистину уверует,

пойдет вслед за ним в небеса.

Вот начало людей нового времени.

Поставьте же знак небес,

поставьте его на виду,

поставьте же Вахом Че.

Многое меняет явление здесь того,

что сменяет Первое дерево Мира;

именно он объявится в мире,

этот знак небесного Хунаб К`у.

Чтите же его, о ица,

мы будем чтить этот знак небес,

мы будем чтить его с искренней душой,

мы будем чтить этого истинного бога, о отцы.

Прислушайтесь к слову Хунаб К`у, о отцы,

с небес вышло то, что вам сказано.

Соберитесь с духом[xvi] , о ица,

будет рассвет для тех, кто уверует

во времена грядущего двадцатилетия, о отцы.

Задумаются над моими словами, моими, чилана Балама,

когда я объяснил слова истинного бога всему миру.

Из текста очевидно, что речь идет именно об испанцах (ацтеков здесь усмотреть никак нельзя). По всей вероятности эти пророчества явились реакцией на известия о разгроме ацтекского государства и, возможно, о появлении испанцев на Юкатане. Впрочем, в некоторых версиях (например, в тексте "Память о том, как Хунаб К`у пришел сказать свое слово ах к`инам", пророчество к двадцатилетию 11 Ахав "Первого круга пророчеств к к`атунам") чилану Баламу приписываются крайне негативные оценки чужеземцев.

Когольюдо выдвигает достаточно неожиданное истолкование пророчеств чилана Балама (книга Х, глава 11, стр.100):

"Это жрец, о котором делают упоминание Эррера, Ремесаль, Торкемада и другие авторы, хотя называют его Чилам Камбаль [Chilam Cambal], и говорит Эррера, объясняя, как вторые испанцы, которые были с Хуаном де Грихальвой, высадились на Юкатане, что они нашли, как здесь, на материке, так и на Косумеле (что мы будем обсуждать далее в этих записях) некоторые кресты, и какой это был случай. И когда аделантадо Монтехо начал завоевание этой страны, и его мирно приняли некоторые области, в частности – Тутуль Шиу [Tutul Xiu], чьей столицей было селение Мани, в четырнадцати лигах от современного города Мериды, ему стало известно, что за несколько лет до того, как пришли кастильцы, один индеец, главный жрец по имени Чилам Камбаль, считавшийся среди них великим пророком, сказал, что вскоре придет оттуда, где рождается Солнце, народ бородатый и белый, который принесет поднятый знак креста, который им покажет, и к которому не смогут подойти их боги, и они убегут от него. И что этот народ должен будет господствовать на земле, не причиняя зла тем, кто пожелает мира с ним, и что они оставят своих идолов и будут почитать единого бога, которого те люди почитали. Он приказал соткать плащ дани и сказал, что такой будет дань, которую они должны будут платить тем людям. Владыка Мани, которого звали Мочан Шиу [Mochan Xiu], приказал, чтобы этот плащ пожертвовали идолам, для того, чтобы его хранили, и чтобы из камня сделали знак креста и поместили его во дворах храмов, откуда его было бы видно, говоря, что это истинное Дерево Мира, и что как на новую вещь шли посмотреть на него многие люди, и с тех пор почитали его. И это было причиной, почему они спрашивали Франсиско Эрнандеса де Кордову и его людей, не пришли ли они оттуда, где рождается Солнце. И когда аделантадо Монтехо пришел на Юкатан, и индейцы увидели, что они оказывают такое почтение кресту, они сочли несомненным то, что сказал им их пророк. Из слов, которыми этот индеец предсказал приход наших испанцев, кажется, что это не было за такое короткое время до того, как они пришли, о чем будет сказано далее. И этот не был единственным, кто о нем объявил, как видно из настоящей главы, хотя причина заслуживает большего удивления, в завершение разговора об этом. Ибо Господь истинный приказал огласить это, дабы оно стало ведомо миру, и пожелало Божие Величие, чтобы жрецы этих индейцев, к которым они имели полное доверие (особенно в делах религии, как ее учителя), были теми, кто объявил бы это и на кого было бы возложено принять его, будучи теми, кто должен был бы это отвергать, потому что в дальнейшем они не имели оправданий при принятии нашей Святой Католической Веры.

Я повторяю, что названные из этих индейцев были пророками, и мне не кажется, что здесь есть противоречие, потому что они были воистину пророками, хотя некоторые, слыша это, говорили мне, что им трудно поверить, чтобы Господне милосердие наделило бы даром пророчества этих грешников…"

Хронологические выкладки Когольюдо, призванные подкрепить его толкование, несмотря на изощренность приемов критики текста, весьма сомнительны и субъективны. Согласно тексту "Объяснение прихода испанских чужеземцев ах к`инами в к`атуне 13 Ахав" пророчество чилама Балама имело место в восьмом году двадцатилетия 13 Ахав, то есть, в 1527-1528 году.

Что касается поклонения крестам, то крестоподобные символы мировых деревьев известны у майя с Классического периода, и их почитание не связано с пророчествами о приходе испанцев.

… дон Диего Фернандес де Веласко … Диего Фернандес де Веласко [Diego Fernandez de Velasco], сын графа де Ниэбла [Niebla], губернатор Юкатана в 1597-1604 гг.

Стр. 200 … Гомара, описывая … Имеется в виду: López de Gomara, Francisco. La Historia general de las Indias e todo lo acaescido en ellas dende de se ganaron hasta agora (первое издание – Zaragoza, 1552).

Стр. 200-201

…даже отец Фуэнсалида в своем сообщении, говоря о том, когда индейцы ица, оставив эту  землю, заселили ту, в которой живут сейчас… Подробнее сведения Бартоломе де Фуэнсалиды об ица Когольюдо излагает в главе XIV книги девятой (стр.507):

"Эти индейцы ица [Ytzaex] являются по рождению юкатеками и происходят из этой страны Юкатан, и поэтому говорят на том же языке майя, что и эти. Говорят, что они вышли из земель и округи, которые сегодня принадлежит городу Вальядолиду, и из поселения Чичен-Ица, где и сегодня сохраняются одни из самых больших древних сооружений, которые видно в этой стране, и так восхищали, когда открыли эти королевства, как сказано в другом месте, и также вышли с ними другие из соседних поселений. Говорит отец Фуэнсалида, что за сто лет до того, как пришли испанцы в эти королевства, они бежали из Чичеен-Ица [Chicheen Ytza] в эпоху, которую они называли "восьмой", а на их языке Vaxac Ahau, и заселили эти земли, где сейчас живут. Их бегство на остров и в такие затерянные места было потому, что они знали из пророчеств, которые имели, и они описаны в книге второй, что должен был прийти со стороны восточных народностей один народ, который должен был господствовать в этой стране. Они и сейчас хранили пророчества (написанные их древними знаками) тех, кого они называют жрецами, в книге, которая как история, которую называют Анальте [Analte]. В ней они сохранили память о том, что происходило с ними с тех пор, как они заселили эти земли. Говорят также, что они ушли в них по морю, и в одном месте, которое выходит на их лагуну, имеют на суше поселок, который называется Синибакан [Zinibacan], что означает: "Где натянуты паруса", – потому что они их там просушили, так как они были мокрыми. Говорят также, что причиною бегства было то, что когда женился один великий господин или царек этой местности, среди развлечений и празднеств свадьбы пришел другой царек, который был влюблен в нареченную, и, напав с вооруженными людьми на праздновавших, которые были на нем беспечны, и, причинив им вред, похитил невесту. Этот был менее могущественен, чем первый и, увидев, что впоследствие должен будет вести войну с ним, опасаясь ущерба, который мог бы последовать для него, избрал в качестве предосторожности бегство, и потому, уведя с собой невесту, со многими своими бежал в те столь отдаленные и затерянные земли".

Время ухода ица из Чичеен-Ица в Гватемалу, по всей видимости, определено Б. де Фуэнсалидой ошибочно: он отнес его к ближайшему к`атуну 8 Ахав (1441-1461 гг.), в то время как индейские хроники помещают между оставлением Чичеен-Ица и падением Майяпана еще один "круг двадцатилетий" (тринадцать к`атунов, чьи названия не повторяются), таким образом, к`атун 8 Ахав, в который ица ушли из Чичеен-Ица, соответствует 1080-1104 годам (по счету 24-летних к`атунов) или 1185-1204 годам (по счету 20-летних к`атунов). Впрочем, Р.Ройс в работе 1967 года также относит события, связанные с разгромом Чичеен-Ица, к 1441-1461 году [Roys, R. L. The Book of Chilam Balam of Chumayel. P.46-47, 74]. Однако, такой вывод очевидно продиктован истолкованием записи о событиях 1263 года как сообщения об основании Майяпана, что не поддерживается большинством исследователей [Okoshi Harada, T. Tiempo de los Itzaés y de los Cocom // Simbológicas, Mexico, 1997. Pp. 188-189; Quezada, S. Political Organization of the Yucatecan Mayas during the Eleventh o the Sixteenth Centuries // Maya. New York, 1998. P.470; Schele, L. and P. Mathews. The Code of Kings: The Language of Seven Sacred Maya Temples and Tombs. New York, 1998. P.204]. В.Рингль, Т.Галлерета Негрон и Дж. Бей наоборот предположили, что «двадцатилетие» 8 Ахав, о котором идет речь в хрониках, соответствует 928-948 гг. [Ringle, William, T. Gallereta Negrón and G. Bey. The Return of Quetzalcoatl: Evidence for the Spread of a World Religion during the Epiclassic Period // Ancient Mesoamerica, 1998, 9. P.191-192, Table 2], однако, такая ранняя дата не может быть принята по многим соображениям [см.: Milbrath S. and. C.Peraza Lope. Op. cit. P.3-5]. Согласно "Хронике Матичу" (версия "Кодекса Переса I") разгром Чичеен-Ица случился в десятый год двадцатилетия, то есть, в 1090-1091 или 1194-1195 году.

Полулегендарного характера рассказ о похищении невесты, приведенный Фуэнсалидой, находит прямые параллели на Юкатане. Так, Д. де Ланда пишет:

"Ведь Чичен-Ица – это очень хорошее место, в десяти лигах от Ицамаля и в одиннадцати от Вальядолида, в котором, согласно тому, что говорят старики из индейцев, царствовали трое владык-братьев, которые, как они соглашаются, что услышали от своих предков, пришли в эту землю с западной стороны и собрали в этих местах большое население из поселений и народностей, которыми правили некоторое число лет в большом мире и справедливости. Были великими почитателями своего бога, и потому построили многие здания, и очень изящные… Эти владыки, говорят, жили без жен и в великом целомудрии, и все время, пока жили так, были всеми уважаемы и им все подчинялись. Когда прошло время, преступил [falto] один из них, из-за чего должен был умереть, хотя, как говорят индейцы, ушел из страны в направлении Бакхалаля [Bachalal]. Произвело его отсутствие, как бы оно ни случилось, такие проступки у тех, кто после него царствовал, что вскоре они оказались разделенными в общественных делах [començaron luego a ser en la republica parciales], а в своих обычаях такими бесчестными и распущенными, что народ возненавидел их до такой степени, что их убили, и они пришли в расстройство и сделали поселение безлюдным [se desbarataron y despoblaron], оставив службы" [Landa, D. de. Op. cit. P.88-89].

В индейских текстах сведения, относящиеся к похищению невесты, встречаются дважды. "Хроника Матичу" (по версии "Чилам Балам из Мани") говорит:

"В то же двадцатилетие 8 Ахав они пришли в крепость этого владыки ульмильцев [Ah Ulmil ahau] из-за их пира с этим ицмальцем Улилем [Ah Itzmal Ulil]".

Однако, из этого сообщения не вполне ясно, кто был обидчиком, а кто – потерпевшим.

Перевод текста, подробно описывающего события, связанные с "похищением невесты" (так называемые "Исторические события двадцатилетия 8 Ахав") связан с определенными трудностями. Они вытекают, в частности, из разночтений между версиями "Кодекса Переса I" (стр. 120-121) и рукописи "Чилам Балам из Тисимина" (стр. 12v-13r), равно как из неоднозначности перевода некоторых ключевых для понимания слов. Так, одно и то же место в "Чилам Балам из Тисимина" виглядит: tabtabi tumen zipci Ah Ulil ahau, – а в "Кодексе Переса I": tabtabi tumenel zipci ti Ah Ulil ti cħuplal yatan yetahaulil; форма перфекта пассива глагола tabtabi может переводиться и "был связан", и "был обманут". Соответственно этот очень важный для истолкования всего текста фрагмент может быть переведен и "был связан, потому что согрешил владыка Ах Улиль" (такой вариант перевода предлагает А. Баррера Васкес) [Barrera Vasquez, A., Rendon S. El libro de los libros de Chilam Balam. Pág.147-148] и "он был обманут, потому что согрешил против Ах Улиля и женщины - его супруги его соправитель". Принимая во внимание свидетельства других источников, в том числе Когольюдо, более предпочтительным кажется второй вариант, откуда сообщение в целом имеет следующий вид:

Восьмой Ахав, когда случилось с ицмальцем Улилом,

что он был обманут, потому что согрешил

против Ах Улиля с женщиной, его супругой, его соправитель.

Вот установление двадцатилетия,

в восемнадцатое[xvii] двадцатилетие

случилось слово владыки богов Ицам Каана.

Вышел владыка стражей вместе с Хапай Каном,

Так как был обманут ицмалец Уль-владыка,

так как тогда сделались данью дети богов Ицмаля.

Когда вышел полководец,

тогда он сделался повелителем Ицмаля,

когда это совершил тот Хапай Кан

среди бедствий служителей Ицмаль Т`уля, когда пришел Первый Хищник,

когда пришли грифы в сердце небес

вместе с Красным Хищником,

вместе с Красным Богом Дождя.

Трижды страдали души,

Когда они переносили страдания там в Ицмале,

где он был обманут из-за греха владыки стражей,

по причине того Хапай Кана,

который тогда стал им известен из-за К`ук`улькана.

Потом поперерезали глотки,

повыкалывали глаза и поотрезали уши всей знати,

которая смотрела, как отправлялся Хапай Кан,

ведь подданные несут на себе грехи своих владык.

Из текста следует, что в ответ на вероятные военные приготовления оскорбленного Ах Улиля его обидчик (здесь он назван титулом Йахав Каан или Ахав Кануль, "владыка стражей") вместе с полководцем Хапай Каном напал на Ицмаль и овладел им, на горожан обрушились преследования. Однако, на стороне Улиля, как видно из начального фрагмента того же текста, выступил правитель Ушмаля:

Тогда случилось, что был разрисован владыка ушмальцев,

тогда пришел след его ноги на спину Чак Шиб Чака

в Чичеен, где господствовал Ах Накшит Кукулькан,

когда спустилась война к этим ица,

когда явилась вышедшая потаенная вражда, стремительная вражда,

стреляющая костяными наконечникам вражда.

Решающую роль в поражении Чичеен-Ица сыграли действия правителя Майяпана Хунак Кееля и подначальных ему командиров семи мексиканских отрядов. В чем они состояли, неясно, но источники обозначают их термином k`eban than, "измена, заговор":

Восьмой Ахав – когда покинул правитель Чичеен-Ица

из-за измены Хуннак Кеель Кавича,

владыки Майяпана-крепости.

В десятый год двадцатилетия Восьмой Ахав,

которое было, в этот год она была покинута

из-за Ах Синтейут Чана вместе с Цунтекумом,

вместе с Ташкалем, вместе с Пантемитом,

Шучвеветом, вместе с Ицкуатом, вместе с Какальтекатом,

вот имена этих людей, этих семерых майяпанцев

["Чилам Балам из Тисимина". Стр.18v].

Хапай Кан попал в плен и был казнен в Ушмале, а трое верховных правителей Чичеена лишились власти:

Тогда Хапай Кан был приведен в Чемчан,

тот, кто пришел, когда стала окровавленной стена в Ушмале;

тогда был лишен знака власти [canhel] Чак Шиб Чак,

Сак Шиб Чак, он был лишен знака власти,

Эк` Йуван Чак также был лишен знака власти.

["Чилам Балам из Чумайеля". Стр.3]

Уцелевшие ица ушли в местность Таншулукмуль в Северной Гватемале (там ее помещает А. де Авенданьо):

Тогда к ним пришли заговоры

из-за того Хунак Кееля,

тогда была оставлена их страна,

тогда они ушли в глубину лесов,

Таншулукмуль – их название

["Чилам Балам из Чумайеля". Стр.78].

Стр. 201 Доктор Ильескас говорит также… Illescas, G. de. Historia pontifical … . Lib.VI, cap.23, §8.


[x] Перевод выполнен по первому изданию испанского текста Ш.Э. Брассер де Бурбура: Collection de documents dans les langues indeènnes pour servir à l`etude de l`histoire et de la philologie de l`Amérique Ancienne. Volume Troisième. Paris,1864. Нумерация страниц для удобства консультаций приведена по широко известному англоязычному изданию В.Гэйтса: Yucatan Before and After the Conquest, by Diego de Landa. Traduced by William Gates. Washington, D.C, 1937.

[xi] Текст "Книги Чилам Балам из Чумайеля" приводится по изданию: Roys R.L. The Book of Chilam Balam of Chumayel. Norman, 1967. Перевод автора комментариев.

[xii] Текст "Книги Чилам Балам из Тисимина" приводится по: Edmonson, Munro S. The Ancient Future of the Itza. The Book Chilam Balam of Tizimin. Austin, 1982. Перевод автора комментариев.

[xiii] Слова в квадратных скобках в Тисиминской рукописи отсутствуют и восстанавливаются по списку из Мани.

[xiv] 1 мекате (mecate) = около 400 квадратных метров

[xv] В рукописи описка: Cezalcouati

[xvi] Лисана переводит: "cobrad juicio"

[xvii] В тексте ошибки, вероятно допущенные при копировании: в «Кодексе Переса» uaclahumpis ( вместо ua/xa/clahumpis), в Тисимине – uuclahumpis (из u/a/clahumpis). К`атун 8 Ахав (1185-1205) начался в день 10.18.0.0.0 и был 18-м в «четырехсотлетии». Знание авторами текста «Длинного счета» указывает на его древность.