О расположении, климате, плодах и примечательных явлениях страны Юкатан

Диего Лопес Когольюдо, Книга четвёртая ::: История Юкатана

 


HISTORIA DE YUCATÁN

 

COMPUESTA POR EL M.R.P.FR. DIEGO LOPEZ COGOLLUDO,

LECTOR JUBILADO, Y PADRE PERPETUO DE DICHA PROVINCIA.

MADRID, 1688

 

ИСТОРИЯ ЮКАТАНА,

СОСТАВЛЕННАЯ ПРЕПОДОБНЕЙШИМ ОТЦОМ БРАТОМ

ДИЕГО ЛОПЕСОМ КОГОЛЬЮДО,

ПОЧЕТНЫМ ЛЕКТОРОМ И НЕПРЕМЕННЫМ ОТЦОМ

НАЗВАННОЙ ПРОВИНЦИИ.

МАДРИД, 1688

Книга четвертая.

Глава первая. О расположении, климате, плодах и примечательных явлениях страны Юкатан

 

            /170/ Так как уже рассказано, как и когда открыли Юкатан, кто его умиротворил и подчинил Кастильской короне, как заселили город Мериду и городки [Villas] испанцев, имеющиеся сегодня, мне показалось уместным описать сейчас особенности этой страны и живущих в ней индейцев, но без обстоятельности, которой хотели бы некоторые, по крайней мере, при описании их происхождения и того, из каких частей света они могли прийти, так как мне сейчас сложно проверить то, что столь многие ученые мужи не смогли удостоверить в начальные годы Конкисты, исследуя со всей тщательностью, как они утверждают, и, не имея ныне документов либо определенных преданий у индейцев о первопоселенцах, от которых они происходят, из-за того, что служители Евангелия, насаждавшие Веру с ревностным усердием искоренить полностью идолопоклонство, сожгли некоторые записи и рисунки [caracteres y pinturas], которые нашли, и в которых была представлена их история, и у них не было случая записать их древние обряды. Я расскажу, впрочем, все, мною найденное, что мне стало бы известно из историй и из предшествующих записей [de las Historias y de escritos antecedentes] на эту тему, какие я имел в своем распоряжении. Слишком любознательный добавил бы то, что ему показалось бы уместным, однако, да сохранится истина, которую требует история, ибо я не имею намерения ни развлекать разными рассказами, ни писать приключенческий либо рыцарский роман.

            Этот Юкатан так окружен с трех сторон океаном и Северным морем, что сначала, при его открытии, его сочли островом и назвали Исла-Каролина [Isla Carolina]. С восточной стороны его ограничивает залив Гуанахос, который называют Гондурас, до острова Косумель, находящегося к северо-востоку, и на севере до мыса Коточ, и на этом пространстве расположена отмель Вознесения [Baia de Ascención], и на его берегу находят янтарь, и оно занимает расстояние в сто тридцать лиг[i]. С северной стороны /171/ его омывает Наветренное море [Mar de Barlovento], идущее от залива Гуанахо до залива, который называют Мексиканским. Он идет по параллели от 20 градусов 40 минут северной широты до 21 градуса, чуть больше или чуть меньше, где побережье имеет семьдесят шесть лиг. С западной стороны он имеет Мексиканский залив, идущий от мыса Пунта-Дельгада до Санта-Мария-де-Ла-Виктория и на юге до Чампотона [Champotón], а кроме того на юго-запад на 60 лиг. Королевство Гватемала, от которого материк идет до Перу, расположено к югу от него. Между этим королевством и Гватемальским расположены области Та-Ица [Taitzaes], Кехаче [Ceháches], Кампим [Campím], Чинамит [Chinamitas], Лакандоны [Lacandónes], Локены [Locénes] и другие, которым всем вместе дано название Царства Процветания [Reyno de Prospero], и в настоящем году 1655 там все еще идет война, и они остаются язычниками, и не обращены, хотя несколько раз пытались это сделать, как будет сказано в свое время.

            Отсюда следует, что эта земля, называемая Юкатан, имеет по воздуху размер в 290 лиг, хотя вследствие местоположения, которое имеют мысы, бухты и порты, следуя по ним так, как они расположены, и включая то, что относится к Табаско, до залива Гуанахо проходят около 400 лиг по земле. От Тишчель берег идет с запада на восток в Чампотон [Champoton], Кампече [Campeche], Пуэртос-да-Ла-Десконосида [Puertos de la Desconocida], Санта-Мария-де-Сисаль [Santa Maria de Zizal], Кавкель [Caucel], Тельчак [Telchac], Синанче [Zinanché], Цилан [Zilan], Табукцоц [Tabuzoz], Холькобен [Holcoben], или, по-другому, к Реке Ящеров.

            Ее берег от бухты Кониль [Conil] и до острова Кунто [Cuntó] повсюду низкий, кроме Кампече, и заставляет корабли становится очень далеко в море, хотя свободен от рифов и с хорошими якорными стоянками. Кто бы ни плавал в этих морях, отбывая или прибывая из Испании в Индии, при входе или на выходе, он плывет у этого побережья Юкатана как из-за сказанного, так и потому, что напротив, на севере, расположен порт Гаваны (столь знаменитый, что известен во всем мире), и мыс Сан-Антон, который есть на том острове, находится на расстоянии 80 лиг, чуть больше или меньше, от мыса Коточ с северо-востока на юго-запад. В этом определении остаются некоторые расхождения между теми, кто его устанавливает, я полагаюсь на навигационные карты. Напротив Реки Ящеров расположены острова, называемые Скорпионьими [Alacranes], а другие – на выходе из Кампече к Новой Испании, которые называются Луки [Arcos], и те, и те очень опасны для мореплавателей.

           

Во всей стране Юкатан одинаково жаркий климат, настолько, что ни в какое время года не чувствуется прохлада, как кажется людям из Испании и других схожих местностей. С октября по март дуют северные ветры, которые освежают ее, хотя не в такой степени, чтобы не жаловаться на жару, если не иметь к ней некоторой привычки. Это влажная земля, и очень плодородная, хоть и очень каменистая, и реки не текут по ее поверхности, но по видимым признакам ясно, что под землей они очень многочисленны. Во многих местах находят разнообразные колодцы, одни большие, другие маленькие, естественно образовавшиеся в природном камне, которые можно упомянуть среди других примечательных вещей, и обычно имеют десять, двенадцать и больше эстадо[ii] в глубину до воды, и столько же с нею. Внизу они образуют нечто вроде емкостей с очень большими водоемами, перекрытых естественными каменными сводами, где не видно, откуда поступает вода, и в них есть рыба, особенно сомы. Я слыхал о подземных реках с очень вкусной водой, гораздо лучшей, чем в вырытых руками колодцах, и в некоторых обнаружили /172/ проточную воду. Наш монастырь в городке Вальядолид – самый большой из основанных – стоит над одним из них, и тот охватывает под водой большое пространство, которое, как говорят, занимает почти две квадры[iii]. Достаточно и таких, кто утверждает, что наличие в этой земле стольких колодцев такого вида является причиною того, что в ней часто происходят небольшие землетрясения, какие бывают в Гватемале, Новой Испании и в других королевствах Индий, и их обычно называют цонот [zonot].

В селении Таби [Tabi] находится один из них, о котором бакалавр Валенсиа [Valencia] в своем рукописном сообщении говорит такими словами: "В полдень, когда лучи солнца полностью освещают его, в середине цонота появляется прекраснейшая пальма, которую я видел уже много раз вместе с разными испанцами, живущими в городе Мерида, которые специально приходили с целью увидеть ее в названный час".

Возле селения Тик'ох, на юго-западе, есть другой, место возле которого индейцы называют Х-К'ан [JKà], и если кто-нибудь спустится в него, не задержав дыхание, говорят, что тут же умирает, и поэтому не решаются спускаться в него. А если дышать или издать какой-нибудь другой звук, то говорят, что происходит величайшее сотрясение воды, и кажется, что вода сильнейшим образом вскипает от звука, и что многие пришлые индейцы погибли, потому что, не зная, что происходит там, приходили набрать в нем воды. Так мне утверждали индейцы этого селения, где я находился в день Петра Апостола[iv] этого 1655 года в присутствии их духовного наставника, который сказал мне, что эта вещь почитается ими за совершенно точную. Кроме того, внушает страх смотреть в эти цоноты то ли сверху вниз, то ли наоборот из-за их большой глубины.

От мыса Коточ и до Чампотона нет какой-нибудь реки, а в этом селении есть одна (которая течет из полуденной области), в которой есть очень хорошая рыба, и она так многоводна, что не только в очень глубокое устье могут входить, без опасности для себя, на больших кораблях, и в ней водятся ящеры, которых называют кайманами.

На всем этом пространстве земли есть только один источник или ключ, из которого образуется ручей, находящийся на небольшом расстоянии от моря. Поэтому большая часть воды, которую пьют во всей этой земле (там, где нет цонотов, о которых мы говорили) – из колодцев, водочерпалок [norias], вырытых вручную, из многих добывают хорошую и вкусную воду, которую некоторые любознательные улучшают, процеживая ее, и помещая на солнце и в тень, от чего она очищается еще больше. В селении Чунхуху [Chunhuhu], на пути в Бакхалаль [Bakhalal] есть колодец, в воде которого все продукты варятся как в любой другой, кроме фасоли – овоща, похожего на маленькие бобы, которые, хотя бы их поместили на самый сильный огонь, какой можно себе представить, всегда остаются твердыми. Многие испанцы испробовали это. Какова могла быть причина – здесь не место спорить об этом. На востоке этой страны (напротив того источника, о котором сказано, а он находится в Шампололе [Xampolol], в четырех лигах от Кампече) есть один родник со странным свойством: если прийти к нему пить в молчании, вода чистая и вкусная, а если разговаривая, она становится соленой, горькой и мутной. Многие испытали это, и так мне засвидетельствовали люди из города Вальядолида, к чьей округе и управлению он относится, а индейцы называют местность, где он находится, Хичи [Hichi]. Те, кому это покажется странным, пусть прочитают Баптисту Фульгосо [Baptista Fulgoso] с его "Подборками" и там найдут свидетельство очевидца о другом источнике, который мутнел, если возле него разговаривали, а также, если оглядывались назад. Он говорит, что проделал опыт: пошел посмотреть на источник в молчании, и нашел его очень чистым и спокойным, а другой раз, сказав несколько слов, и все испортилось, как будто бы его чем-то взболтали и замутили. Что скажем об /173/ источнике, который Аристотель называл Элевсинским (о нем же упоминают Солин и древний поэт Энний), и о котором пишут, что когда играли на музыкальных инструментах на расстоянии, с которого звуки слышны у источника, вода менялась и поднималась, разливаясь, как если бы он действительно слышал музыку.

В одной соляной копи в той же местности посреди нее бьет источник пресной воды, а другой – у Сисаля из солончака, называемого Пуэрто-дель-Марискаль. О таких же явлениях в разных частях света сообщают некоторые авторы, и одно из них между Сицилией и островом, называемым Энария у неаполитанского побережья, где пресную воду берут из моря, откуда она бьет ключом над соленой.

На Юкатане в полях есть многочисленнейшие пещеры и гроты, и некоторые вызывают восхищение видом разнообразных вещей, созданных в них природой, которые образовала вода, просачивающаяся туда сквозь поры в земле. Наиболее известны пещеры в Тик'аше [Tikax] и Ошкуцкабе [Oxcutzcab], и в первой (в которую я ходил) видны формы колоколов, оргáнов, кафедр, капелл, имеющих вид как в церкви, и разные другие, которые восхищают. Одна есть возле Чичен-Ица, о которой говорят, что никто не находил ее конца, а индейцы придумывают о ней разные басни. Через короткий отрезок пути становится очень темно, и туда необходимо ходить со светильниками.

Вся заселенная земля Юкатана плоская, хоть и покрытая очень густой растительностью, образующей леса; вся эта местность очень каменистая, неудобная для ходьбы, так как там по большей части камни, перемешанные с землей, и это называется щебнем [laja], и только если подняться на какое-нибудь возвышение, открывается небольшое расстояние, но не намного, в зависимости от высоты, и вплоть до горизонта глаз не встречает никаких препятствий.

На юго-восток от Мериды и на юг от прочих населенных мест с востока на запад тянутся горы (как их называют), такие низкие, что только из-за того, что все остальное настолько плоское, можно дать им это имя, так как они не выше холма или земляного выступа. Если от этих так называемых гор, насколько можно, идти на юг (хотя там огромные равнины), всегда открываются большие горы, которых достигают в Гватемале, где, как рассказано в первой книге, прошел маркиз дон Фернандо Кортес во время того памятного путешествия, которое он совершил в Ибуэрас [Hibueras] или в страну Гондурас вскоре после завоевания Мексики.

Имеется большое изобилие меда, потому что весь год есть различные цветы; говорят, что он очень целебный, как из-за пчел, которые благоденствуют, так и из-за лесов, которые предоставила им предусмотрительность природы; вместе с ним соответственно есть много воска; и хотя так все еще продолжается, из-за большой добычи этих двух продуктов и вырубки лесов, которая производится, чтобы добыть их, не таково их изобилие, как было раньше.

Огромным является сбор хлопка, из которого изготовляются разные ткани и отличные материи, расходящиеся по всей Новой Испании, и много пряжи, окрашенной в разные цвета, которая служит для отделки платья, изготовляемого очень нарядным и с большим мастерством.

Собирается, при посредственном усердии индейцев и малом их труде, очень значительное количество зерна, имеющего хороший сбыт в Испании.

Изготовляется много корабельного такелажа, хотя он не такой прочный и долговечный, как из пеньки. В портах Чампотон и Кампече строят суда, ценимые за прочность их древесины. Многие ее виды тонут в воде, а один, называемый хабин [Habin], такой твердый, что для того, чтобы вбить гвоздь, его нужно сверлить, потому что, прилагая усилия к тому, чтобы /174/ он вошел вглубь, сначала должно пройти сверло; но то, что закрепляется в середине, сохраняется так хорошо, что, когда корабли выбрасывает на берег, и их ломают, железо оказывается таким, как в день, когда его забили.

Имеется огромное количество цветного дерева [palo de tinta], называемого кампешевым, вывоз которого продолжается.

Начали было извлекать доход из индиго, и собирали его очень качественное и в большом количестве, но король приказал, чтобы перестали, так как, по его мнению, эта работа вредна для здоровья индейцев, как говорится в седьмой книге, в главе третьей, и так больше его не собирают, что необходимо из-за утрат этой страны.


[i] 1 испанская лига (legua) = 5572 м

[ii] 1 эстадо (estado) = 167 см

[iii] 1 квадра (cuadra) = 463 м

[iv] 29 июня