Примечания

Баглай Валентина Ефимовна ::: АЦТЕКИ. История, экономика, социально-политический строй

Глава 1

1 Л. Спенсер считал, например, что число «семь» — чисто символическое, не отражающее какой-либо реальности. Сходные мифы были в Гватемале и Перу [373, с. 123]. Это число у ацтеков действительно считалось магическим и входило, к примеру, в состав имени богини Чикомекоатль («Семь змей»), богини маиса. Календарные дни, сочетавшиеся с числом «семь», считались благоприятными [351, т. 1, с. 333].

2 Во всяком случае, именно так представлена Чикомосток в версии мифа, приведенной Ф. А. М. Чимальпаином в его «Втором сообщении» [247, с. 416].

3 Согласно источникам, все эти этнонимы имеют разное происхождение: одни берут начало от названия местности, другие — от имен богов, третьи — от имен вождей и т.п., «ибо таков обычай у индейцев»: шочимилька — «народ цветущих садов», чалька — «люди нефрита», тепанеки/текпанеки — «те, кто живут у камней», тлашкальцы/тлашкальтеки — «народ маиса» [140, с. 68-70; 160, с. 59; 329, с. 100-101].

4 Этимология слова «Ацтлан» («Астлан») дискусионна. Известны следующие основные варианты: az-tatl — «белая цапля» или «место цапли»; aztapilli — «белый тростник»; azcatl — «муравей» [173, с. 14-15; 231, с. 115]. Есть, далее, версия, согласно которой в центре Ацтлана якобы находился храм бога Уитсилопочтли, где последний был представлен держащим в руках белый цветок, называемый aztaxochitl [384, с. 223]. Еще один вариант: в Ацтлане росло очень большое и красивое растение azquauitl, откуда происходит название Az (quauitl) tlan — «рядом с деревом azquauitl» (версия Ф. А. М. Чимальпаина). Есть, наконец, мнение, что слово «Ацтлан» не переводимо и его значение можно передать только приблизительно [182, с. 77 — 79]. Сами ацтеки предпочитали называть себя мешиками [231, с. 115].

5 Весьма склонные к календарным подсчетам и летосчислению, ацтеки даже подсчитали, что в Ацтлане они жили якобы 1014 лет. Эту цифру назвал Ф. А. М. Чимальпаин (см. [247, с. 407 — 418]). Традиция иметь собственные представления о прародине у народов Мексики была очень развита. Так, если ограничиться только знаменитыми тольтеками, предшественниками ацтеков в Мексиканской долине, то они считали прародиной так называемый Теоколуакан («Божественная гора с загнутой вершиной») [182, с. 202; 219, с. 31]. Ацтеки, желая приобщиться к высокой культуре своих предшественников, иногда свою прародину называли Ацтлан-Теоколуакан [178, с. 37].

6 Некоторые ученые, основываясь на мифах о прародине, а также на очевидном факте неаборигенности ацтеков, пытаются выяснить географическое положение Ацтлана. Как и в случае с этимологией этого названия, называется несколько вариантов: бассейн р. Лермы; устье р. Сантьяго (где в XVI в. находился Сан Филипп Астлан); район Найарита (остров в лагуне Мешикальтитлан); район оз. Пацкуаро [231, с. 115; 329, с. 100]; Гуанахуато [399, с. 92]; где-то в районе современных штатов Сонора и Синалоа [126, гл. 2]; Халиско [160, с. 58]. По нашему мнению, прав К. Дюверже, считающий бессмысленными поиски Ацтлана, так как он является обобщенным мифологическим символом жизни ацтеков до их прихода в свое время в Мексиканскую долину [182, с. 77]. Кстати, этот вопрос фактически был решен самими ацтеками еще в доиспанский период. Как сообщают источники группы «Хроники X» (А. Тесосомок, Д. Дуран, «Кодекс Рамиреса»), пятый правитель ацтеков Мотекусома I Старший якобы направил специальную экспедицию из своих мудрецов на поиски Ацтлана. Она закончилась безрезультатно, что укрепило его в мысли, что прародина — это идеальный образ [173, с. 135-139; 206, с. 313]. Единственное, что реально в этом представлении, — северное направление. То же самое относится и к вопросу с Чикомосток. Локализовать его столь же трудно, точнее, невозможно, как и Ацтлан [178, с. 41]. Хотя на карте Мексики и есть пункт под названием Чикомосток (археологический центр, получивший название от одноименной деревни, расположенной в южной части штата Сакатекас), никаких пещер там не обнаружено [187, с. 4]. Точно так же не имеет смысла, как делают иные исследователи, связывать прародину Теоколуакан с реальным Колуаканом [160, с. 58]. И Ацтлан, и Чикомосток, и Теоколуакан являются идеальными, синкретическими обобщенными мифологемами.

7 О числе этих народов и этнических групп сведения источников расходятся: в «Истории мексиканцев по их рисункам», у Ф. А. М. Чимальпаина (в «Третьем сообщении») и в «Кодексе Теллериано-Ременсио говорится о 7, 8, 9, а в «Анналах Тлателолько» приводится список из 15 этнических групп [39, с. 31-32].

8 Согласно Х. Торкемаде, Ф. А. М. Чимальпаину, «Кодексу Аскатитлан», «Кодексу Ботурини», это были трое мужчин (Куаукоатль, Апанекатль, Тескакоатль) и одна женщина-жрица (Чимальман) (см. рис. 5, 6). В других источниках иногда называются иные имена (см. [206, с. 343; 261, с. 12]).

9 Показателем отсутствия единой системы летосчисления (в данном случае в ее проекции на мифические времена) служит и отсутствие единообразия в датах начала исхода. Год «1. кремень» — официально утвержденный вариант, который повторяется в подавляющем большинстве индейских документов и в сочинениях раннеколониальных авторов. Однако сохранились версии, где называется иная дата — год «1. тростник» и день «1. крокодил» [219, с. 31; 288, с. 124].

10 Когда самобытную систему летосчисления после Конкисты попытались синхронизировать с европейской, то это создало значительные трудности, в том числе и по причинам, указанным в примеч. 9. К примеру, в разных источниках начало переселения датируется 820 г., 1111 г. [231, с. 115] и 1116 г. [160, с. 59].

11 Некоторые исследователи пытаются на основе легенд и мифов о переселении воссоздать тот путь, по которому следовали ацтеки. По одной из таких реконструкций, выйдя из Ацтлана, ацтеки сначала оказались в районе Халиско, затем, следуя по течению р. Лермы, дошли до Гуанахуато и Мичоакана [231, с. 115].

12 Согласно Ф. А. М. Чимальпаину, ацтеки прибыли в Толлан в 1144 г. («3. кремень») [404, с. 125]. По другим версиям год «3. кремень» соответствует 1196 г. [160, с. 59].

13 Тольтеки принадлежали (как и ацтеки) к науа. В VIII в. н.э. они пришли с севера в Центральную Мексику. В Мексиканской долине они непосредственно наследовали культурные достижения более ранней культуры Теотиуакан (период III-VII вв.). В IX в. тольтеки создали большое по тем временам государство с центром в Толлане (совр. г. Тула). Тольтеки достигли высокого уровня материальной культуры в земледелии (выращивание маиса, бобовых, томатов, хлопка и др.) и ремесле (ткачество, керамика и др.). В области религии они знамениты культом бога Кетсалькоатля, воспринятого позже другими народами Мексики. Около X в. их отряды покорили отдельные районы майя на п-ове Юкатан и в Гватемале и создали там города-государства, наиболее знаменитыми из которых были Чичен-Ица, Ушмаль, Ишимче, Майяпан. В XII в. конец их господству положили вторгшиеся несколько ранее в Мексиканскую долину чичимеки. К моменту прихода испанцев тольтеки окончательно ассимилировались, поэтому в хрониках и произведениях раннеколониальных авторов выглядели народом скорее легендарным. Сведения о тольтеках, а также о более ранних высоких культурах Мексики можно почерпнуть в работах В. И. Гуляева, Р. В. Кинжалова и Ю. В. Кнорозова. Наиболее полное из зарубежных исследований по тольтекской культуре — работа Н. Девиса [163] (нашу рецензию на нее см. в журнале «Советская этнография», 1980, № 2, с. 182-184).

14 Версия Ф. А. М. Чимальпаина (см. [404, с. 124]).

15 Есть, правда, мнение, что отоми, напротив, прибыли позже других народов. Доказательство тому (по мнению сторонников этой точки зрения) их статус наименее культурного народа Мексиканской долины, утвердившийся как в ацтекский, так и раннеколониальный период [201, с. 10].

16 Проблема классификации современных индейских языков вообще и центральноамериканских в частности необычайно сложна. Существующие системы классификации отличаются разночтениями и противоречивостью. Тем более сложно определить языковую принадлежность индейских этнических групп в анализируемую нами эпоху. Так, судя по специальным исследованиям, тепанеки говорили и на матлатцинка (родственном, очевидно, отоми), и на науатль [276, с. 57].

17 Ныне — деревня Сан Бортоло де Тенайука в 10 км северо-западнее г. Мехико [286, с. 25]. По мнению одних исследователей, Тенайука основана чичимеками, другие считают, что тепанеками, третьи — теми и другими вместе. Позже свою лепту внесли и ацтеки. Памятники старины хорошо сохранились и удачно реставрированы. Главная достопримечательность — двойная пирамида ацтекского времени, связанная с культом Солнца. Размеры ее основания — 68x76 м; большая 70-ступенчатая лестница, украшенная скульптурой в виде голов фантастических змей, дополняет пирамиду. Тенайука известна также благодаря так называемому тцомпантли (ацт. tzompatli) — весьма специфическому сооружению из черепов, а точнее, своеобразной гробнице, где помещались черепа принесенных в жертву (см. [187, с. 91]).

18 С последовательностью событий, их хронологией и местом действия, а также действующими лицами в этот период очень много неясного. Так, согласно Ф. А. М. Чимальпаину, описанные событая имели место на сто с лишним лет раньше, в 1029 г. Именно в этом году Уэмак погиб в Синкалко в результате конфликта с Топильтцином-Кетсалькоатлем из Толлана. Но уже через несколько лет, в 1040 г., начался закат и самих тольтеков. Топильтцин-Кетсалькоатль в год «1. тростник» (1051) покинул Толлан [247, с. 415-416].

19 Миштеки жили и живут ныне на территории штатов Оахака, Герреро, Пуэбла по крайней мере с X в. до н.э. (о них см. далее по тексту).

20 Очевидно, этот ритуал был известен ацтекам задолго до прихода в Мексиканскую долину и, как считают некоторые исследователи, был заимствован у народа хуастеков (уастеков), живших на территории современных штатов Веракрус и Тамаулипас и родственных по языку майя. Тонатцин являлась божеством материнства и плодородия, в том или ином виде почитавшимся всеми народами Мексиканского нагорья еще с Доклассического периода, т.е. задолго до появления ацтеков. После Конкисты индейцы почитали ее в облике Девы Марии Гваделупской, покровительницы Мексики.

21 Подробнее анализ этого представления см. [2; 3].

22 Год основания Теночтитлана согласно некоторым источникам:
Ф. А. Иштлильшочитль — 1194
Т. Мотолиния — 1300
«Анналы Куаутитлана» — 1318?
Д. Дуран — 1318
Х. Товар — 1318
А. Теве — 1321
«История мексиканцев по их рисункам» — 1323
Х. Мендиета — 1324
«Кодекс Мендосы» — 1324
Ф. А. М. Чимальпаин — 1326, 1325
А. Тесосомок — 1325
«Анналы Тлателолько» — 1325
«Кодекс Обен» — 1364
«Ватиканский кодекс 3738А [Риос]» — 1369
«Кодекс Аскатитлан» — 1377

23 Согласно данным «Кодекса из Уичапана» — рукописи отоми XVII в. (см. [182, с. 126]).

24 Например, название «Куаутитлан» ведет свое происхождение от более древнего названия этого города, данное отоми, — Antza. Согласно Ж. Сустелю, перевод названий отоми на ацтекский (науатль) был систематическим и представлял собой своего рода «науализацию» (см. [182, с. 126]).

25 К приведенным версиям этимологии «Мехико» следует добавить еще два варианта. Согласно первому, название «Мехико» состоит из двух составных частей: Mexi-u-co, что позволяет перевести его как «в месте Mexitli», т.е. главного храма, в котором находился алтарь племенного бога Меши (одно из имен Уитсилопочтли) [280, с. 13]. Согласно второму, «Мехико» следует трактовать как Me-xi-cu, что буквально означает: co (u) — «место», xi — «середина», «центр», me[tl] — «агава» (растение, имевшее огромное значение в экономике ацтекского государства); получается — «в месте агавы» [160, с. 60; 182, с. 125]. Высказывалось также мнение, что названия «Теночтитлан» и «Мехико» взаимосвязаны: у чичимеков в период их странствий был вождь Мишкоатль, известный также как их племенной бог, ацтекский же вождь Теноч был якобы его сыном [206, с. 348].

26 Согласно «Кодексу Рамиреса», символом Мехико были можжевельник и белая ива, которую ацтеки тоже видели в месте основания города. На плохо сохранившейся странице малоизвестного «Кодекса Севилъ» (Codice Saville) есть фрагменты изображения этих белых ив, но там же есть дата, значительно более поздняя, чем год основания Теночтитлана, — 1425 г. [160, с. 60].

27 Подводя своего рода итог рассказу о природе и существе миграционных процессов, следует отметить, что ацтекские повествования об исходе из прародины Ацтлана («ацтлановая миграция») являются частью общей чичимекской «миграционной темы». Для источников показательно единодушие относительно порядка прихода в Мексиканскую долину новых поселенцев: первая волна связана с чичимеками, вторая — с многочисленными науаговорящими племенами, прибывавшими тремя волнами на протяжении XII — XIII вв. Подтверждается это и археологически и лингвистически. По мнению североамериканских лингвистов, место происхождения языка науатль (группа науа юто-ацтекской семьи языков) может быть отнесено к Северной Мексике или юго-западным районам США. Носители этого языка могли впервые проникнуть в Центральную Мексику в конце I тысячелетия н.э. Некоторые исследователи (М. Ко, В. Хименес Морено) считают, что науа был языком народов и цивилизаций Теотиуакана, культуры Классического периода. Однако, по мнению большинства современных исследователей, этот язык появился в Мексиканской долине и в Центральной Мексике только после падения Теотиуакана (VII -VIII вв.). Поэтому только в тольтекском Толлане (в ранний Послеклассический период) говорили на науа. Возможно, что в тольтекской столице Толлане языком науатль пользовались наряду с языком отоми и, может быть, другими языками (см. [353, т. 3, кн. 10]). В тот период продолжалось проникновение с севера науаговорящих племен. Но основной их поток связан, видимо, именно с «ацтлановой миграцией». Предания переселенцев о миграции служили неотъемлемым элементом этнической идентичности. Приведенные выше лингвистические данные подтверждаются сведениями археологии. Ученые искали археологические следы самых разных событий, описанных в исторических хрониках науа, но большинство этих попыток оказались бесплодными из-за фрагментарности археологических данных и противоречивости хронологии в сохранившихся легендах о миграции. В настоящее время есть только четыре региона в пределах Центральной Мексики, где археологическая хронология Послеклассического периода является достаточно разработанной, — Толлан, бассейн озер Долины, Малиналько и западный Морелос. В других районах Центральной Мексики археологическая периодизация Послеклассического периода является либо еще не разработанной (Тлашкала, Чолула), либо спорной (долина Толуки). Те археологические данные, которые определенно можно связать с «ацтлановой миграцией» (например, в районе Толлана), представляют собой керамику с черной орнаментовкой на оранжевой основе (из-за характера и цвета местной глины). Это не значит, что «ацтлановые мигранты» принесли с собой этот этот керамики: они могли заимствовать ее, однако несомненно, что создавалась она именно ими. В целом все районы Центральной Мексики южнее Толлана с 1150 по 1519 г. связываются с ацтекской оранжевой керамикой. Правда, в Малиналько (гористый район юго-западнее Мексиканской долины, отделяющий долину Толуки от Морелоса) доминировала полихромная керамика. Известна она также в Тлауике (1200-1519), Морелосе, Куэрнавака и Шочимилько (1200-1519) [365, с. 175, 179-180].

28 Точную дату, как и во многих других случаях, определить невозможно, так как по другим источникам он умер либо в 1375 г. («13. тростник») [137, т. 1, с. 22], либо в год «4. кролик» [219, с. 51], либо (согласно «Седьмому сообщению» Ф. А. М. Чимальпаина) в 1363 г. («1. тростник») — после 38 лет военного правления и 65 лет общего правления, либо (по «Третьему сообщению» этого же автора) в 1368 г. («6. кремень») — после 44 лет военного правления. Согласно «Седьмому сообщению», Теночтитлан после смерти Теноча в течение пяти лет оставался без вождя [179, с. 267 — 268].

29 Правда, в другом источнике сообщается, что Иланкуэитль была тескоканского происхождения [37, с. 31]. Есть версия, что она была значительно старше Акамапичтли и детей они не имели. Согласно другому варианту, Иланкуэитль была матерью Акамапичтли и, по сути, первое время была соправительницей [162, с. 42]. Наконец, есть утверждение, что она была его теткой [407, с. 19].

30 По данным «Кодекса Аскатитлана» [133, с. 117-118], Акамапичтли стал тлатоани в год «7. кремень» (1382). Эта дата очень близка моменту, когда, согласно «Анналам Куаутитлана», умерла Иланкуэитль («7. тростник», или 1383 г.) [37, с. 31]. Согласно «Кодексу Мендосы», Акамапичтли начал выполнять функции сиуакоатля в год «1. кремень» (1376), а тлатоани — в год «8. тростник» (1383) [28, т. 1, с. 31]. Таким образом, «Кодекс Мендосы» соединяет две версии данного события в одну, согласно которой начало правления Акамапичтли было и в 1376, и в 1383 г. В третьей группе источников («Анналы Тлателолько» «Флорентийский кодекс», «Кодекс Товара», сочинения А. Тесосомока, Ф. А. М. Чимальпаина) упоминается самая ранняя дата — около 1366 г. Возможно, это год, в котором будущий основатель династии прибыл в Теночтитлан, но еще не выполнял определенных управленческих функций. Не исключено, что он был вождем одной из общин г. Теночтитлана, известной под названием Чалман, поскольку, по некоторым данным, его отец Опочтин был жрецом этой общины [407, с. 22 — 23].

31 Нет полной ясности как со сроками правления Акамапичтли, так и с годом его смерти. По одним источникам, он умер в год «2. тростник» [37, с. 34], по другим — в год «8. кремень» [138, с. 443], по третьим — в год «12. тростник» [219, с. 52 — 53]. Согласно сведениям, которые передал раннеколониальный историк Д. Дуран, Акамапичтли правил 40 лет и умер, таким образом, в 60-летнем возрасте [173, с. 34].

32 Согласно официальным ацтекским представлениям, генеалогия Итцкоатля восходила к мистическим временам. Считалось, что он приходился внуком одному из вождей эпохи миграции (Куаутлекетцка) [276, с. 70]. В первой части пиктографической рукописи «Кодекс на кресте» [136] приведено изображение интронизации Уитсилиуитля (см. [35, с. 37]).

33 По-видимому, и на этот раз смена тлатоани сопровождалась внутренней борьбой. Есть сообщение, что после смерти Уитсилиуитля в год «11. кремень» в течение четырех лет в Теночтитлане не было правителя и только в год «1. тростник» тлатоани был избран Чимальпопока [219, с. 54]. По другим данным, основанным на иных системах хронологии, это случилось в год «3. дом» (1417) [138, с. 444; 269, с. 16; 288, с. 149]. Есть версия, согласно которой Чимальпопока — младший брат Уитсилиуитля [37, с. 35]. Эту неясность как бы подтверждает и Х. Мендиета: по одним данным, сообщал он, Чимальпопока был сыном Уитсилиуитля, по другим - его младшим братом [288, с. 149]. Но в любом случае верно то, что в этот раз тлатоани стал Чимальпопока.

34 В свете только что сказанного есть основания критически подойти к бесстрастному утверждению одного из раннеколониальных авторов, что при Иштлильшочитле, третьем правителе г. Тескоко, ничего особенного не произошло [251, т. 2, с. 288].

35 Есть также версия, что ответственность за убийство лежит на жителях г. Колуакана. Но это не меняет существа дела. Вместе с Чимальпопокой был убит якобы и ацтекский наместник Колуакана, управлявший им после его покорения [288, с. 149].

36 Койот в древнеацтекских представлениях и пиктографике символизировал понятие «воздержание» (ацт. nezahualli) [119, с. 190, 191].

37 Хотя большинство источников называет датой падения Аскапотсалько 1428 г., однако есть упоминание и более позднего срока — 1430 г. («3. кролик»).

38 По данным Мексиканского кодекса № 23 -24», Маштла погиб в 1429 г. [138, с. 449]. Согласно хронике Тлателолько, это случилось раньше, в 1428 г. («1. кремень») [219, с. 55].

39 Интересно, что после испанского завоевания название г. Куитлауака было изменено (совр. Сан Педро Тлауак, южнее г. Мехико), поскольку включало в оригинале составляющую «куи» (ацт. «человеческие потроха»), что считалось неблагозвучным для уха европейцев.

40 Тлашкальцы обосновались на данной территории около 1328 г. В Тлашкале символом стала цапля, якобы указавшая место для первоначального поселения. Своему городу, основанному ими у Осетелолко, испанцы дали древнее название Тласкала (Тлашкала).

41 Есть версия, что Ицкоатль правил 14 лет [351, т. 2, с. 284], 19 лет (т.е. умер в 1445 г.) [173, с. 84]. По традиционному календарю даты также называются разные: «12. тростник» [219, с. 56], «13. кремень» [37, с. 50], «1 дом» [138, с. 449]. Но наиболее правдоподобна дата, соответствующая 1440 г.

42 Эту девушку звали Миауашиуитль, и женился на ней Уитсилиуитль около 1396 г. [367, с. 41].

43 Сомнительно, что между Итцкоатлем и Мотекусомой и далее не было трений из-за претензий последнего на власть тлатоани. Сохранились смутные упоминания о том, что около 1437 г., т.е. за три года до смерти Итцкоатля, Мотекусома оказался в тюрьме, из которой ему удалось освободиться [138, с. 450].

44 По данным «Мексиканского кодекса № 23-24», он стал тлатоани в 1441 г. («1. дом») [138, с. 450].

45 Имя Мотекусомы I Старшего (ацт. Motechuhcoma Ilhuicamina) расшифровывается следующим образом: cocoma — «который гневается»; (tecuhtli — «благородный», «знатный»; ilhuicatl — «в сторону неба»; mina — «бросающий копье» [138, с. 450].

46 Если исходить из предположения, что Несауалькойотль родился в 1402 г. («1. кролик») [138, с. 443].

47 Эта форма жертвоприношений (ацт. tlacacaliztli) была распространена и у других народов Центральной Мексики доколумбова периода.

48 Тотонаки жили в местах (совр. штаты Веракрус и Пуэбла), где когда-то была распространена знаменитая культура ольмеков (XIV - III вв. до н.э.). Семпоала (совр. штат Веракрус) — центр культуры тотонаков (ок. 1250-1521), испытавшей воздействие ацтекской культуры (особенно в храмовой архитектуре). Крупный центр археологических исследований и раскопок. Тахин (штат Веракрус, в окрестностях Роза Рика) — другой центр тотонакской культуры, археологи выделяют «культуру Тахина». На территории примерно 60 га расположено значительное число археологических памятников тотонаков. Наиболее знаменитый из них — «Храм с нишами» (18-метровое сооружение, в стенах которого было 365 ниш для фигурок идолов). Наибольший расцвет «культуры Тахина» пришелся на X -XII вв. Культура тотонаков знаменита также глиняными фигурками персонажей со смеющимися лицами или загадочной улыбкой (см. [15а; 187, с. 8]).

49 О хуастеках см. также примеч. 20 к данной главе.

50 Предположительно, его путь лежал через Толлансинго, Акашочитла, Уачинанго, Вилья Хуарес, т.е. по тем местам, где ныне проходит современное шоссе Тушпан — Пачука [231, с. 123].

51 О миштеках см. также примеч. 19 к данной главе.

52 Подробнее о миштеках и сапотеках см. [8а].

53 Такие Камни Солнца», «орлиные вазы» и т.п. создавались и после смерти Мотекусомы I, при последующих тлатоани (см., например, рис. 18, 22, 24, 26).

54 Согласно «Кодексу Рамиреса», Мотекусома I ввел традицию инаугурационных войн. Именно такой якобы была война против Чалько. Однако ни Д. Дуран, ни А. Тесосомок, подробно ее описывающие, этой детали не упоминают. К тому же война с Чалько началась через несколько лет после прихода Мотекусомы I к власти, и, согласно как официальной версии, так и описанию Ф. А. М. Чимальпаина (отражающему трактовку чальков), поводом для нее послужил отказ поставить материалы для реконструкции храма Уитсилопочтли в Теночтитлане [51, с. 123].

55 Прекрасное изображение праздника Нового огня» приведено в «Кодексе Хол». Согласно «Кодексу Обена», ацтеки начали счет 52-летий в 1143 г. по христианскому летосчислению, тогда праздник 52-летия при Мотекусоме I был в 1351 г. (см. также [137, т. 1, с. 22]).

56 Умер он в год «3. дом»; согласно другим версиям, он правил 29 лет и умер в год «2. кремень» (1468) [219, с. 59] или в конце года «2. кре-мень» — начале года «3. дом» [37, с. 55].

57 В первой части пиктографического Кодекса на кресте» говорится о его рождении [35, с. 37]. Имя «Ашайакатль» (ацт. Axayacatl) составлено из двух слов: xayacatl — «лицо» и atl — «вода» [138, с. 452]. Иначе говоря, Axayacatl (или Axayacatzin) буквально означает «водяное лицо». Впрочем, это имя, возможно, восходит к названию «болотной мухи», личинки которой (ацт. ahuauhtli) ацтеки употребляли в пищу [119, с. 190].

58 Согласно «Истории Тлателолько», Ашайакатль стал тлатоани в год «3. дом», а Икеуатцин был убит в год «6. кремень», т.е. через три года [219, с. 59]. Об этих же событиях сообщается в «Третьем» и «Седьмом сообщении» Ф. А. М. Чимальпаина.

59 Согласно источникам, на которые опирался Б. Саагун, он правил 71 год [351, т. 2, с. 288].

60 Несуальпилли родился в 8-й день 16-го месяца (ацт. Atemoztli — «падение воды») ацтекского календаря [175, с. 461], который по христианскому летосчислению соответствовал 1 января 1465 г. [228, с. 229]. Таким образом, в момент избрания его тлатоани ему было 7 лет. «Несауальпилли» (ацт. Nezahualpilli — это вариант имени Несауалькойотля с заменой coyotle (койот) на pilli — «благородный», «знатный» [119, с. 190].

61 Согласно иной версии, она была дочерью Теконаля [37, с. 107].

62 Сведения о том, что конфликт между Теночтитланом и Тлателолько произошел на 9-м году правления Мокиуиштли, не согласуются с утверждением другого происхождения, согласно которому Мокиуиштли правил всего семь лет [219, с. 59].

63 Матлатцинки жили в Толуке, Теотенанко, Тенансинго, Малиналько, Окуилане и др. Эти населенные пункты существуют до сих пор на северо-востоке от г. Мехико. Масауа — один из самых древних народов Мексики (относятся по языку к отомангской макросемье) — первоначально занимали Мексиканскую долину. В середине XIV в. они были оттеснены племенами науа в горные районы на границе нынешних штатов Мехико и Мичоакан. Такие поселения, как Шикотитлан, Шикипилько, Шилотепек (ацт. Xicotitlan, Xiquipilco, Xilotepec), созданные ими, до сих пор имеются на карте Мексики [76, с. 85].

64 Ацтеки, подобно многим древним народам, относились к своим соседям с предубеждением, о чем свидетельствуют некоторые этнонимы, используемые ацтеками Теночтитлана по отношению к другим народам: «ноноалки» — «немые»; «пополоки» — «варвары», «свирепые»; «чонталь» — «чужие», «иностранцы», «говорящие на странном языке»; хуастеков (уастеков) они считали пьяницами и извращенцами, отоми — грубыми и невежественными и т.п.

65 Неизвестно, идет ли здесь речь о знаменитом «Камне Солнца» (см. рис. 22). Многие исследователи считают, что он был сделан именно при Ашайакатле в 1479 г. (или в 1481 г. [327, с. 11]) и дата «13. тростник» в верхней части монолита означает год его изготовления [231, с. 127; 315, т. 1, с. 176]. Однако, например, Э. Зелер, один из самых знаменитых исследователей мексиканской древности, работавший в конце XIX — начале XX в. и неоднократно обращавшийся к данной теме, считал (опираясь на письменные версии мифа о Солнцах) «13. тростник» датой не изготовления Камня, а рождения Солнца пятого мирового периода [361, т. 4, с. 45-52].

66 Самоназвание тарасков — пурепеча. Тарасками их стали называть, как обычно считают, в эпоху Конкисты. Завоеватели брали индейских женщин в жены (или наложницы), поэтому индейцы называли их «tarascue» — «зять». Испанцы же думали, что это — самоназвание народа [189, с. 9]. Язык тарасков не могут отнести ни к одной из групп индейских языков, этнические связи с другими народами у них четко не прослеживаются. По последним классификациям их языки выделены в отдельную семью.

67 Тцинтцунтцан (Цинцунцан, Tzintzuntzan) находится на территории штата Мичоакан. Самые знаменитые памятники доиспанского периода там — пять ступенчатых Т-образных пирамид («якаты»; тараск. yacata) округлой формы, использовавшихся в качестве платформы как для храмов, так и для дворца властителя [187, с. 12].

68 По другим данным — 30 тыс. 200 человек [394, с. 227].

69 Согласно одному из источников, данный поход на тарасков имел место в 1470 г. («4. кролик») [138, с. 452]; ту же дату назвали информаторы индейскому историку Ф. А. М. Чимальпаину. Однако большинство исследователей вслед за большинством источников считают, что эта война произошла через четыре года после похода на Толуку [162, с. 146; 231, с. 126].

70 Как и во многих других случаях, в источниках называются разные даты его смерти: 1476, 1479, 1481, 1483 гг. [138, с. 455; 219, с. 59].

71 Среди приемов ритуального самоистязания, практиковавшихся ацтеками, важное место занимало прокалывание до крови колючками агавы бедер, ног, ушей, рук и др. Кровь собирали с помощью полос индейской бумаги и сжигали перед алтарем, что должно было означать жертвоприношение крови определенному божеству. В пиктограмму имени «Тисока» входит нога со следами проколов (ацт. Tezoc) [120, с. 190].

72 По другим данным, эта война была в 1485 г. («6. дом») [138, с. 445].

73 Тисок не оставил после себя «законных детей», так как не имел «законной жены» [228, с. 260]. Ауитсотля называли также Ауитсонтцин (ацт. Ahuitzontzin). Это имя происходило от слов ahuitzotl или ahuitzote, которыми обозначали «водяную собаку» — небольшое животное темной окраски типа нутрии [119, с. 190; 327, с. 117; 384, с. 269].

74 Населенные пункты Телолоапан, Остоман, Алауитцтлан до сих пор существуют на территории современного штата Герреро [384, с. 345]. К примеру, Телолоапан ныне представляет собой деревню [163, с. 173]. В древности они входили в состав миштекского региона [164, с. 138].

75 Акапулько — ныне город в штате Герреро.

76 По другим версиям этот поход был предпринят в 1495 г. согласно «Кодексу Теллериано-Ременсис» [158, с. 192 — 193] или 1497 г. (согласно Ф. А. М. Чимальпаину).

77 По данным Б. Саагуна, названия этих источников — Акуэкуэшкатль, Тлилатль, Уитсилатль, Шочкоатль, Коатль [351, т. 2, с. 284]. В Чапультепеке было четыре источника (Acachinanco, Xoloxco, Ahuitzilan, Apahualiztlan) [401, с. 54].

78 В «Анналах Куаутитлана» назван не только год («7. тростник»), но и день («4. ягуар») [37, с. 58]. Еще одно проявление отсутствия единообразия в системе летосчисления в Мексиканской долине и в сопредельных районах: в «Истории Тлателолько» датой строительства акведука назван следующий год — «8. тростник» [219, с. 60]. Согласно Ф. А. М. Чимальпаину, Ауитсотль советовался по поводу строительства этого нового водовода с астрологом по имени Куэкуэш (ацт. Cuecuex), поэтому акведук назвали Акуэкуэшкатль («вода Куэкуэша») [228, с. 291].

79 По одной из версий, этот поход в Соконуско был предпринят много раньше — в 1486 г. [121, с. 141].

80 Спорна и датировка его смерти: в источниках называются разные годы — «10. кремень» (т.е. через два года после наводнения) [219, с. 61] и «11. тростник» [37, с. 59].

81 При характеристике семейного положения Ашайакатля отмечалось, что его женой и, следовательно, матерью Мотекусомы II была дочь Несауалькойотля, правителя г. Тескоко. Однако по данным «Кодекса № 23 — 24», она была из г. Истапалапа (или Иштапалапа), который располагался на южном берегу оз. Тескоко [38, с. 457] (ср. [228, с. 206]).

82 Ацтекским словом cacamatzin обозначали небольшие кукурузные початки, которые обычно растут рядом с крупными, развитыми [119, с. 190].

83 Сторонники противоположной точки зрения не без основания возражают: в Тлашкале выращивался лучший в Центральной Мексике маис, а Чолула была одним из самых крупных торговых центров.
 

Глава 2

1 Считается, что в доиспанский период на территории всей Мексики использовалось 125 индейских языков и наречий. Наиболее крупные языковые группы, интересующие нас: отоми (отоми, пополока, миштеки, сапотеки), майя (хуастеки, тотонаки), науа (ацт. nahuate — «гармоничный», «ласкающий ухо») — язык ацтеков, один из самых распространенных, на нем говорили, например, и жители враждебного ацтекам города-государства Тлашкала. В настоящее время используется только 46 индейских языков (по данным на 1967 г.) [52, с. 17-19, 24].

2 Первым это сделал Дж. Кублер (1942 г.), достаточно осторожный в своих подсчетах. Его опыт использовали чуть позже С. Ф. Кук и У. Бероу (впервые в 1948 г.), представители «школы Беркли» (по названию университета в Калифорнии).

3 Исследователи расходятся при определении лишь его степени. По мнению одних, за 30 лет оно составило почти 80% [334, с. 23], другие же считают, что за 50 лет (1519-1568) оно не превысило 59-66% [314, с. 8] (см. также [154; 155; 352]).

4 Наиболее известна эпидемия 1545-1548 гг. (ацт. cocoliztli) [274, с. 710]. Для сравнения отметим, что в Европе в результате эпидемии чумы в 1380 г. население сократилось с 73 млн. до 43 млн. человек [224, с. 590].

5 У. Сандерс проделан детальный анализ всех этих подсчетов; вывод — большинство цифр неприемлемо, ибо, по мнению автора, сведения из основной части раннеколониальных документов недостаточно корректны. У. Сандерс было предложено учитывать не только раннеколониальную демографическую статистику, но и археологические, а также экологические данные (в последнем случае — учет производственных возможностей вмещающего ландшафта). Исходя из этих посылок У. Сандерс считает, что численность населения всей Центральной Мексики в 1519 г. равнялась 11 млн. 400 тыс. человек [355, с. 81] (см. также [65, с. 200]).

6 Население Оахаки было многоэтничным и в определенной степени показательным для Мексики в целом. Оно состояло из миштеков и сапотеков, которые расселялись вплоть до перешейка Теуантепек, где соприкасались с хуаве; на север от них жили ацтеки; в свою очередь, на юг от последних — масатеки-пополоки, на восток — чинантеки (расселившиеся вплоть до Веракруса); на восток от сапотеков жили михе-соке; наконец, чонталь населяли горные и прибрежные районы тихоокеанского региона в области Уаутепек. Миштеки и сапотеки составляли естественный мост от цивилизации ацтеков к цивилизации майя.

7 Точнее, отдельные авторы и очевидцы говорят о «60 тыс. домов» (см., например, [212, т. 3, с. 223]).

8 Кстати, согласно подсчетам, г. Куско имел население 100-200 тыс. человек [236, с. 120]. Для сравнения: население Венеции, одного из крупнейших городов средневековья, составляло около 200 тыс. человек. В период расцвета средневековья средняя численность жителей городов Европы была 2-3 тыс. человек. Неудивительно, что первые европейцы были потрясены многолюдностью Теночтитлана.

9 По некоторым подсчетам, в 1520 г. в Толлане жило 300 тыс. человек (к 1568 г. их оставалось только 45 тыс.) [404, с. 149].

10 Мы не разделяем мнение, согласно которому в 1520 г. население Аскапотсалько составляло 400 тыс. человек [404, с. 148-149].

11 Называются 320 тыс. человек [352, с. 82].

12 Основываясь на представлениях о современном городе, У. Сандерс высказала идею, что в древней Мексике нужно различать понятия «город» и «сити». Город — это поселение с числом жителей 3-10тыс., из которых более 75% заняты только сельским хозяйством. Сити — это поселение с числом жителей более 10тыс., из них земледелием заняты только 25% (остальные — ремеслом, торговлей, административным регулированием, военным делом и т.п.) (о дискуссии по этому вопросу см. [85, с. 166]). Развитие этой идеи, связанное с определением реальной численности населения (что при нынешней базе источников вряд ли осуществимо), представляется проблематичным. К тому же древний город — иное по природе явление, чем город современный.

13 По другим данным, 120x70 км [222, с. 13], 180x60 км [77, с. 460], 6 тыс. кв. миль [148, с. 92].

14 На него приходилось 2/3 годовой нормы осадков [77, с. 46].

15 Сейчас средняя температура января в Мехико — +12°, июля — +16°, самого теплого месяца, апреля, — +18°.

16 Это произошло в конце так называемого Среднего Формативного или в Поздний Формативный период (около VII - III вв. до н.э.).

17 Есть мнение, что название «соа» происходит от ацтекского «coatl» («змея»); вытянутая в длину, она действительно вызывает ассоциации с палкой. Кроме того, образ змеи, переосмысленный древним сознанием, связывался с землей, плодородием, вследствие чего он находит отражение и в фаллическом культе; см., например, изображение бога кукурузы Сентеотля в «Бурбонском кодексе» (л. 30) [167, с. 4].

18 В раннеколониальный период право на воду можно было купить и продать [402, с. 79 — 80]. О трудностях в обеспечении водой в то время см. [201, с. 347].

19 Исп. almaciga («мастика») — смесь ила с землей, используемая для устройства грядки [304, с. 473].

20 На начало 70-х годов археологами там были обнаружены и обследованы примерно 50 остатков жилищ земледельцев [44, с. 657].

21 Вообще постоянные поселения земледельцев возникли в районе Чалько-Шочимилько еще во II тысячелетии до н.э. [148, с. 92].

22 По данным на начало 60-х годов [44, с. 653; 148, с. 90; 399, с. 72].

23 С помощью таких добавок в продукте повышалось содержание кальция [201, с. 310].

24 Как утверждает один из раннеколониальных историков, слово «пульке», которое часто используется применительно к этому напитку, не местного происхождения, а заимствовано испанцами у индейцев-араукан, которые pulcu называли всякий напиток, содержащий алкоголь [130, с. 267]. Происхождение этого слова связывают и с жителями Кубы, Панамы, Перу; испанские конкистадоры лишь занесли его в Мексику [180, с. 95 — 96]. Свое объяснение дает и Б. Саагун, чья работа является важнейшим источником по истории и культуре древней Мексики: в то время как октли делали из сока агавы, пульке получали из смеси воды, меда и средств, ускоряющих и усиливающих ферментацию [351, т. 1, с. 57, 363].

25 Так, в 1774 г. в столицу было завезено более 2 млн. арроб крепких алкогольных напитков, изготовленных на основе сока агавы и продававшихся в специальных лавках (пулькериях) [130, с. 267; 201, с. 317]. Правда, после испанского завоевания из сока стали делать напитки покрепче (мескаль — крепостью около 20°, текилу — водку на основе перегона пульке) [201, с. 317].

26 По раннеколониальным источникам известны более 40 видов зелени, так или иначе использовавшихся в доиспанский период [351, т. 3, с. 295 — 299].

27 После покорения ацтекского государства Морелос вошел в состав территории, предоставленной в распоряжение Э. Кортеса.

28 Б. Саагун, говоря о хлопке, отмечал, что лучший выращивали «на орошаемых землях», «на востоке», «на западе в районе Уеитлалпан» и «в районе, который называется Куауичкатль» [351, т. 3, с. 141].

29 См. также: Кинжалов Р. В. Мифы о происхождении какао у народов Месоамерики. — Проблемы истории и этнографии Америки. М., 1979, с. 119-132.

30 Ацтеки использовали преимущественно четыре сорта какао, оригинальные названия которых сохранились (см., например, [67, с. 225; 176, с. 158]).

31 Анализируя археологический материал из Теуакана (Пуэбла), относящийся к восьмивековому периоду (700-1520), исследователь Р. Мак Нейш разделил местные поселения на следующие типы: соледобывающие поселки, деревушки, деревни, города, сити; некоторые из них были со следами укреплений и, таким образом, могли рассматриваться, с его точки зрения, как гарнизонные поселения (см. также примеч. 12 к данной главе).

32 От ацт. Panquetzaliztli — «подъем знамени»; праздник в честь племенного бога ацтеков Уитсилопочтли (6-25 декабря) [176, с. 455].

33 Ср. «колодезную» систему в древнем Китае.

34 Ср. с аналогичной практикой у древних римлян «царского периода» (Маяк И. Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М., 1983, с. 211). Строго говоря, на Мексиканском нагорье подобная практика имела место и до ацтеков, они лишь более успешно ее продолжили.

35 Жрецы при Хаммурапи назывались «рабы царя» (а не «рабы бога»), царь сам назначал жрецов и хозяйственных администраторов, которые обязаны были перед ним отчитываться. В Тройственном союзе подобная тенденция была выражена не так ярко и касалась только высших жреческих постов.

36 См., например: Кычанов Е. И. Основы средневекового китайского права. М., 1986, с. 190.

37 См.: Новицкий И. В. Основы римского гражданского права. М., 1972, с. 112. Впрочем, есть противоположное мнение, согласно которому «классическое римское право четко разграничивало собственность и владение» (Корсунский А. Р. Сельское население Поздней Римской империи. — История крестьянства в Европе. Т. 1. М., 1985, с. 65).

38 Кроме соды индейцы знали и селитру (ацт. tequizquitlalli — «земля, содержащая селитру») [351, т. 3, с. 348]. В раннеколониальный период местные жители использовали их для изготовления мыла, но первоначально главным образом для испанцев. Добыча селитры в XVI в. для этих целей, а также для крашения велась в районе оз. Тескоко (в частности, его северной части, известной как оз. Шалтокан). Индейцы же по-прежнему предпочитали париться в бане, а для старки использовали природные материалы (например, ацт. amol, amoli) [201, с. 339].

39 Ацтеки использовали киноварь, которая, являясь минералом сульфидов, была основой для получения ртути.

40 В Мичоакане есть даже селение, называемое Тепусчиукан — «Место, где добывается медь» [265, с. 20].

41 После испанского завоевания технология добычи серебра революционизировалась, вследствие чего ситуация изменилась и золото стало более редким и дорогим.

42 Олово там обнаружено при раскопках древних шахт в середине 50-х годов XX в. [265, с. 22]. Ацтекское название слова (amochitl) происходит от аtl — «вода» и mochitl — «пена» и означает, по Б. Саагуну, что-то вроде «водяного пара». Это название символично и, по-видимому, свидетельствует о том, что, как и серебро, олово в доиспанский период было редким и дорогим [265, с. 18-19].

43 Название свинца (ацт. temeztli) происходит от tetl — «камень» и metztli — «луна» и означает, таким образом, «лунный камень» [265, с. 19]. Дело в том, что у ацтеков (да и у других народов древней Мексики) золото и серебро ассоциировались с Солнцем и Луной соответственно (серебро, например, считалось экскрементами Луны).

44 Сходный метод удаления серебряных примесей при помощи глины и соли практиковался на японском монетном дворе еще во второй половине прошлого века [15, с. 215].

45 Знакомство с паянием в доиспанский период пока достоверно не доказано, несмотря на соответствующие указания Б. Саагуна и Т. Мотолинии; во всяком случае, образцы его не известны. Для производства ложной филиграни широко использовались нити, покрытые воском [15, с. 216].

46 В то время как в Южной Америке, в некоторых центрах на побережье Перу, начало обработки золота относится к середине I тысячелетия до н.э., а меди в северных районах Эквадора — к I в. н.э., в древней Мексике такого типа индустрия возникла лишь в VIII-X вв. Известны две основные точки зрения об истоках металлургии в древней Мексике. По мнению А. Касо, разделяемому многими исследователями, Месоамерика познакомилась с металлом (в форме бронзовых орудий) благодаря Центральной Америке (Коста-Рике и Панаме), где обработка металлов была известна уже в VI — VII вв. Другая точка зрения состоит в том, что металлургия была «экспортирована» в Мексику прямо из Колумбии, Эквадора и Перу морскими путями, минуя промежуточные пункты (Коста-Рику или Панаму). Есть, однако, мнение и как бы примиряющее обе точки зрения. Признавая, что Колумбия, Эквадор, Перу — это районы Южной Америки, давшие начало металлургии и металлообработке в Новом Свете, его сторонники признают реальными оба пути: панамское и коста-риканское влияние прослеживается в сходстве техники в предметах, обнаруженных в Оахаке и на Юкатане, а в Западной Мексике предметы, встречавшиеся от Герреро до Синалоа, по технике напоминают эквадорские. Наиболее древним изделием из золота, найденным на территории Центральной Мексики, является золотой чеканный диск из Тешмилинкана (Герреро), относящийся, по мнению большинства исследователей, к тольтекскому периоду [15, с. 206; 223, с. 832-833, 849; 265, с. 17; 308, с. 127-128; 325, с. 534].

47 По сообщению прессы, некоторые современные американские хирурги предлагают в будущем перейти к обсидиановым скальпелям, которые, по их утверждению, в 500 раз надежнее стальных.

48 1 браса (морская сажень) равна 1,678 м.

49 Цвет этот назывался «кровь смоковницы» (ацт. mocheztli), поскольку, согласно Б. Саагуну, именно на ней водилось насекомое, называемое по-ацтекски cochinilla [351, т. 3, с. 341]. Конечно же, имеется в виду кактус опунция.

50 Другое название — hoaxin. От него происходит топоним Оахин — место в Уэштепеке (или Уэстепеке), где находился один из самых знаменитых парков Мотекусомы II Младшего [241, с. 715].

51 Как это ни странно, но один из самых известных индейских медицинских кодексов, «Кодекс Бодли», не содержит упоминания о чапопоте в качестве медицинского средства. Впрочем, в этом памятнике говорится главным образом об индейских лекарственных средствах растительного происхождения (иногда со ссылками на добавки неорганического и животного происхождения).

52 Такие носилки использовали и при похоронах [351, т. 3, с. 33].

53 Параллельный материал по майя см.: Кнорозов Ю. В. Иероглифические рукописи майя. Л., 1975, с. 251; Гуляев В. И. О характере торговли у древних майя. — Советская этнография. 1976, № 1, с. 58 — 71.

54 В Тлашкале, в частности, можно было купить и маис из Мичоакана [90, с. 106; 351, т. 3, с. 66].

55 Разумеется, членов суда могло быть и меныше, например четверо [411, с. 361].

56 Известны по меньшей мере три названия накидок: cuachtli, tecuachtli, patolcuachtli. Видимо, cuachtli было общим их обозначением; tecuachtli, очевидно, уступали в размерах patolcuachtli, поскольку первое переводится как «салфетка для губ» (т.е. небольших размеров); все они входили в список дани, выплачиваемой Теночтитлану, а также испанцам после их прихода в Мексику [196, с. 176, 178].

57 В своем последнем письме к Карлу V Э. Кортес упоминает некие «предметы из олова» [121, с. 127; 350, с. 164]. Однако, по мнению одного из ранних исследователей древнемексиканских культур, Ф. Х. Клавихеро, речь шла о печатях [130, с. 236].

58 Не совсем ясно, в чьи руки попадали пошлинные сборы. Одни исследователи (опираясь на источники) считают, что они шли альгвасилу (судебному исполнителю), который затем выделял определенные доли касику (200 зерен какао) (слово «касик» заимствовано из языка индейцев Антильских островов; оно служило для обозначения индейских вождей в раннеколониальный период) и некоторым колониальным чиновникам (400 зерен). Другие полагают, что вся сумма поступала в распоряжение «губернатора» («управителя») на муниципальные нужды; наконец, третьи — что все платежи шли касику [222, с. 104].

59 Зерна какао служили мерой стоимости и в раннеколониальный период; они шли по ценности после золотых и серебряных монет. Каждое зерно оценивалось в 1/2 марчето [152, с. 380 — 381], или в 1 сентаво: марчето — небольшая медная монета с изображением св. Марка, равнялась 2 сентаво; сентаво — сотая часть песо.

60 Большое значение для Тройственного союза имели его отношения с Мичоаканом, Тлашкалой, Уэшотцинко, Чолулой. Связи с остальными территориями, названными в данном источнике, принципиальной роли не играли; некоторые из них, согласно этому же документу, находились в конфедеративных связях с Теночтитланом [111, с. 228]. Теотитлан — современный Теотитлан в Оахаке (исп. Teotitlan del Valle), Йопитцинко — территория на побережье Тихого океана, населенная племенами йопи; Акапулько (совр. Акапулько) находился на границе с Йопитцинго, также на Тихоокеанском побережье. Кроме них следует назвать Тототепек (южнее Йопитцинго) и Матлатцинко (у северо-восточных границ Тройственного союза, частично населенный хуастеками).

61 Лист 1 «Списка дани» соответствует листу 17 в «Кодексе Мендосы», лист 2 — листу 18 и т.д.

62 В то время как Ф. А. Иштлильшочитль пользовался информацией из так называемых «королевских списков Тескоко» (см. [227р, Х. Торкемада опирался на иной источник (имеются в виду данные, которые он получил от потомка Несауалькойотля, индейского автора Э. Пиментеля) [313, с. 53].

63 Вопрос о служебном землевладении рассматривался выше. В порядке добавления и сравнения можно привести любопытные цифры из аналогичной области хозяйства в древнем Вавилоне эпохи Хаммурапи: на содержа-ние главного жреца одного из храмов Лагаша выделялось 36 га, надзирателя рабочего отряда — 15 га, рабочего отряда из 300 человек — менее 2,5 га (История древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Ч. I. Месопотамия. М., 1983, с. 272).

Глава 3

1 Имеются в виду идеи современного французского ученого-американиста К. Дюверже, согласно которым каждый класс и даже каждый человек имеет свою «энергию». Следствием социальных потрясений является общественная «энтропия», т.е. определенная мера «беспорядка». По его мнению, главной целью древнеацтекского общества было не допустить появления «энтропии» (см. [180-182]).

2 В. В. Струве, написавший предисловие к русскому переводу книги, повторил те же ошибки.

3 Точнее, Тлилпотонки Сиуакоатль (ацт. Tlilpotonqui Cihuacoatl — «некто в черном и в перьях, женщина-змея»; имеется в виду украшение из перьев специальной формы, указывающее на высокое положение). Сиуакоатль — одна из главных богинь городов Шочимилько и Колуакана, заимствованная ацтеками. Это имя носил и главный служитель данной богини (традиционное древнее представление о жреце как воплощении божества, которому он служил).

4 Например, с районом Ауачтлан («Место росы», «Росистое место») было связано божество Чиконкиауитль («7. дождь») и боганя Чалмекасиуатль («Женщина чалмеков», т.е. богиня торговок), с Тепетитланом («На склоне горы») — Кочиметль («Сонная агава», очевидно, как-то связано с напитками из сока агавы) и др. [405, с. 6].

5 Праздник в его честь — Тлакашипеуалицтли — проводился в период от 22 февраля до 14 марта по христианскому календарю.

6 В соседнем с ацтекским государстве тарасков (в Мичоакане) захваченных в результате войны простолюдинов превращали в государственных рабов [64, с. 103].

7 См. примеч. 41 к гл. 2.

Глава 4

1 Историографию вопроса см. также в работах [59, с. 674; 304, с. 258].

2 Имеется в виду наиболее примечательная и к тому же ясно и открыто выраженная позиция Дж. Оффнера. Он решительно возражает таким исследователям, как У. Сандерс, П. Карраско, Б. Прайс и др., считающим возможным и оправданным применение формулировок типа «восточный деспотизм», «азиатский способ производства» в отношении ацтекского общества и его политической организации на том основании, что у ацтеков не существовало значительной частной собственности на землю, имел место контроль над экономикой (в частности, в торговле) и, наконец, ирригация играла важную консолидирующую роль в судьбе этого государства. По мнению же Дж. Оффнера, эти теоретические посылки являются «фальшивыми», «неверными» по крайней мере в отношении такого важного члена Тройственного союза, как Тескоко: там ирригация никогда не играла той роли, какую ей хотят приписать, «повсеместно» развивалась «частная собственность на землю», «руководство Тескоко» не осуществляло контроля над экономикой (в частности, торговля действовала свободно, и именно она была главным каналом, по которому происходило продвижение предметов потребления от производителя к потребителю) [313, с. 43 — 61].

3 Кстати, прошедшая несколько лет назад дискуссия о проблемах возникновения государства на страницах «Вестника древней истории» подтверждает этот тезис применительно и к древней Индии (см.: Вшасин А. А. О государственности в древней Индии. — ВДИ. 1990, № 1, с. 99-101).

4 Эти «поучения» и «наставления» являются удивительной параллелью древнеегипетскому «Поучению гераклеопольского царя своему сыну Мерикара».

5 Кстати, отдельные наиболее выдающиеся деятели и действующие лица древнеацтекской истории также изображаются как имеющие особые связи с богами. Таким представлен в источниках, в частности, легендарный Несауалькойотль [40, с. 9].

6 У тарасков Мичоакана их правитель считался земным проводником бога огня и войны Курикавери. Он считался высшим не только военным, но и религиозным авторитетом [189, с. 11 — 12].

7 Единственный не вполне понятный случай в истории ацтеков связан с обстоятельствами прихода к власти тлатоани Ашайакатля (см. гл. 1).

8 Отметим для сравнения, что в Мичоакане еще при жизни и будучи в добром здравии правитель назначал своего наследника (обычно сына или внука), который, находясь при нем, выполнял некоторые функции, готовясь, таким образом, к выполнению обязанностей правителя.

9 Диадема (ацт. xihutzontli или copilli, а также трон появляются в пиктографических рукописях в связи с изображениями тлатоани начиная с Итцкоатля. Вместе с носовым украшением-втулкой они были важнейшими символами власти тлатоани [119, с. 190; 130, с. 77].

10 См. примеч. 4 к гл. 3.

11 При Мотекусоме I титул тлакатекатля носил правитель Куаутитлана, а также брат главы этого города [188, с. 71; 328, с. 325].

12 При Мотекусоме I эти два титула еще не считались очень высокими (по сравнению с тем, чем они стали в последующие периоды истории ацтеков). Тогда их могли получить храбрые воины, взявшие в плен определенное число врагов из Тлашкалы или Уэшотцинко, поскольку победа над последними особенно ценилась [188, с. 88; 328, с. 321-322; 384, с. 153].

13 Согласно мифам об исходе из «Семи пещер», одна из семи общин, пребывавших на прародине Ацтлане, называлась Tlacochcalca. Не исключено, что и титул tlacochcalcatl как-то с этим связан [328, с. 325; 384, с. 8].

14 Любопытно, что эта практика чем-то напоминала сходную традицию в древнем Эламе.

15 Тотокиуатцин (1431-1470), Чималытопокатцин (1470-1490), Тотокиуатцин II (1490-1519), Тетлепанкетцанитцин (1519-1521).

16 За пределами Мексиканской долины город как прежде всего религиозный центр знали майя Классического периода.

17 Есть, предположение, что деление столицы на четыре части связано с мистическими основами мировосприятия ацтеков: как и многие древнемексиканские народы, они придавали особое значение четырем сторонам света.

18 Мешикапан, Колуакан, Уитенауак, Текпан, Тлаилотлакан, Чимальпан [222, с. 24; 228, с. 73-75].

19 Следует подчеркнуть, что часть этой информации почерпнута из раннеколониальных источников и, следовательно, отражает состояние дел на тот период.

20 См. Культура древнего Рима. Т. 2. М., 1985, с. 18.

21 В древнем Вавилоне также были законы, направленные против мошенничества и обмана на рынке (см.: Законы Хаммурапи, § 94, 100).

22 Кстати это еще одно доказательство того, что в доиспанский период средствами пиктографики и иероглифики успешно фиксировали все необходимые сведения; в противном случае трудно объяснить сохранность таких, казалось, очень частных сведений.