АГЕНТЫ

Рафаэль Сабатини ::: Колумб

Глава 11

В лучшем номере лучшей гостиницы Кордовы пышущий здоровьем, разодетый мессир Рокка докладывал о своих успехах.

- Я засыпал его комплиментами, а он в своем самодовольстве словно и не заметил их. Чего я только ему не наговорил. - И принялся цитировать самого себя:

- Моя роль в той истории была маленькой, тогда как вы стали ее героем. Я говорю о морском бое в Тунисе десять лет назад, когда ваши мужество и решимость привели к разгрому турецкой эскадры. Как я завидую тем, кто поплывет с вами. Какое счастье - стать участником этого незабываемого путешествия. Какая честь служить под командой такого капитана. - Он замолчал, переводя дух. - Потом я предложил снарядить корабль для участия в экспедиции. Если б он клюнул на это, я мог бы попросить показать карту, и тогда, возможно, мы бы нашли кратчайший путь к нашей цели.

Рокка ожидал услышать аплодисменты, но их не последовало. Его единственный слушатель, низкорослый, с квадратными плечами мужчина, более всего похожий на огромную обезьяну, привык ругаться, а не говорить комплименты. Его костистое, загорелое лицо напоминало маску. Маленькие блестящие глазки буравили собеседника.

- К черту эти тонкости. Мы получили четкие указания и должны их выполнять.

Рокка, однако, гнул свою линию.

- Я и содействовал их выполнению. Теперь, когда я втерся к нему в доверие, остальное проще простого. Кровь у него горячая, я в этом убедился. Разумеется, мы будем следовать полученным указаниям. Но прямой путь может оказаться куда как короче. Шесть дюймов металла между ребер темным вечером и...

- И все пойдет прахом, если карты у него не окажется. Первым делом необходимо выяснить, где она. Он может хранить ее у казначея, как в Лиссабоне. В этом случае Беатрис должна уговорить его забрать карту и принести ее домой. Если же карта и сейчас в его доме, тогда мы можем пойти прямым путем, как ты предлагаешь. Но сначала мы должны знать наверняка, где она. Один неверный шаг, и мы все погубим, потому что он и так настороже после неудачного покушения в Лиссабоне. Мессир Саразин ясно дал понять, человек этот - тьфу, главное - карта. И не след тебе забывать об этом.

- Я же сказал, мы в точности будем следовать полученным указаниям.

- Именно этого от нас и ждут.

- Но мы можем не успеть. Время поджимает. Мессир Саразин как-то не придает этому значения, а зря. Сегодня я узнал от Вильямарги, что их величества вот-вот ускорят решение дела. Они вызвали ученых докторов из Саламанки, чтобы те высказали свое мнение.

На мгновение собеседник Рокки встрепенулся, но тут же вновь расслабился.

- Королевская комиссия? И ты говоришь мне, что у нас мало времени? Ба! Королевские комиссии ползут к цели, как улитки, и никогда не достигают ее. Комиссия - благо для нас.

- Рад это слышать.

- Сказанное не означает, что мы должны медлить. Так какие отношения установились у тебя с мореплавателем? Делла Рокка выложил ему все в мельчайших подробностях.

- Хорошее начало, - кивнул мужчина. - А теперь пару дней надо подождать. - Говорил он властно, каждое свое слово расценивал, как приказ, ибо его, Галлиаццо Галлино, лучшего агента Совета трех, назначили руководителем всей операции.

В помощники ему Саразин назначил Рокку. Пару он подобрал удачно, потому что каждый из них обладал теми качествами, которых недоставало другому. Рокка, любящий красиво одеться, легко сходившийся с людьми, с манерами аристократа, в светском обществе чувствовал себя как рыба в воде. Галлино недоставало внешнего лоска, зато он обладал большим опытом и не раз показывал, что ему по силам дела, о которых инквизиторы предпочитали не говорить вслух.

Рокка согласно кивнул.

- Как скажете. - И тут же добавил:

- А как наша девушка?

- Она обо всем договорилась со своим мавром, как, собственно, и ожидалось. Она работала у него раньше и привлекала посетителей в его харчевню. Он рад, что она вернулась.

- Прекрасно. А что у нас на обед?

Они еще сидели за столом, когда в их номер зашла Ла Хитанилья.

Вошла она без стука, да и они не потрудились встать, чтобы приветствовать ее. Легкой походкой девушка направилась к столу, откинула капюшон, скрывающий лицо, расстегнула и сняла длинный плащ, села.

Простое черное платье еще более подчеркивало бледность ее щек. Под карими глазами появились черные круги.

- Галлино сказал мне, что вы уже устроились.

Ла Хитанилья кивнула.

- Все оказалось не так просто, как я предполагала. Многое изменилось с моего последнего приезда в Кордову. Святая палата все более косится на морисков и маранов, и Загарте очень боится доминиканцев. Так что теперь он ставит только те спектакли, которые могут прийтись по вкусу Святой палате. Вроде "Мученичества святого Себастьяна". Когда я предложила выступить в перерыве между действиями, он чуть не лишился чувств от ужаса, - она невесело рассмеялась. - Но, в конце концов, он не смог устоять перед редкой возможностью заработать приличные деньги. В Кордове полно солдатни, и они повалят валом, чтобы посмотреть, как я пою и танцую. На Себастьяна-то никто и не ходит, а те, что заглядывают в харчевню, мало едят и еще меньше пьют. Сначала, правда, он мне отказал.

- Отказал? - воскликнул Рокка. - Но...

- Дайте мне договорить, - прервала его Ла Хитанилья. - Я помогла ему преодолеть сомнения. Я стану участницей его спектакля. Буду исполнять роль Ирены, юной христианки, которая спасает Себастьяна от гибели, сама принимая мученическую смерть. Я заменю мальчика, играющего сейчас эту роль.

На лице Рокки отразилось недовольство.

- Зачем нам этот монашеский спектакль?

- Монашеский? Я буду петь и танцевать. Что в этом монашеского?

- В "Мученичестве святого Себастьяна"?

- Такая возможность есть. Я буду петь над телом Себастьяна, под ту мелодию, которую так любили в Венеции.

Глаза Рокки выкатились из орбит.

- Девочка моя, да ты закончишь на костре.

- Слова станут моей защитой. Не волнуйтесь. Да и танец мой будет более чем благопристойным.

- Благочестие в танце! - Он испугался еще больше. - Святость в аду!

Ла Хитанилья рассмеялась.

- В Испании мы ухитряемся совместить несовместимое. Вам следует посмотреть, как танцуют на страстной неделе перед алтарем в кафедральном соборе Севильи.

Галлино ухмыльнулся.

- Сумасшедшая страна, в которой возможно и такое безумство. Продолжай в том же духе.

- Пока у Святой палаты нет никаких претензий к Загарте. Так что и вам волноваться пока не о чем. А вот Колон... Что он за человек?

Ответил ей Рокка.

- Вспыхивает, как сера. При дворе шепчутся, что он пытался покорить прекрасную маркизу Мойя, но потерпел неудачу. Женщин он не чурается. Так что работа вам предстоит легкая.

- Легкая? - недоверчиво переспросила она.

- Да, да. В руках такой, как вы, он будет таять, словно воск.

Ла Хитанилья продолжала хмуриться, глядя на веселое лицо Рокки.

- Я намерена предложить Загарте новую мистерию. Историю Самсона. Для филистимлянки Далилы танец будет более естественным, чем для Ирены. В танце она будет соблазнять Самсона.

- Прекрасно! - вскричал Рокка. Горечь в ее голосе осталась для него незамеченной. - Блестящая мысль. Именно это нам и нужно.

Галлино, однако, тут же охладил его энтузиазм.

- Идиот, она же смеется над тобой.

Улыбка сразу сбежала с лица Рокки.

- Нет, сеньоры! - Ла Хитанилья покачала головой. - Если я и смеюсь, то только над собой.

Галлино смерил ее суровым взглядом.

- В таком настроении не следует браться за работу.

- Если я сделаю все, о чем вы просите, что вам до моего настроения? - возразила девушка. - Дайте мне выпить.

Галлино налил ей стакан вина, которое она разбавила водой из глиняного кувшина.