АРХЕОЛОГИЯ

Том 4. VII-XVI века ::: История человечества. Америка

Археологические данные показывают, что историческая модель, описанная выше для Северо-Восточной Мексики, существовала практически без изменений на протяжении тысяч лет. Самое важное новшество, лук и стрелы, появилось где-то между 500 и 700 г. Сначала луки использовались наряду с атлатль (копьем), но к 1000 г. атлатль перестал использоваться.

Археологические данные подчеркивают сложные условия жизни туземцев. Свидетельства собирательства найдены в скальных укрытиях и на открытых лагерных стоянках, причем последние были обнаружены по скоплениям очагов. Кости животных и засохшие фекалии из пещерных отложений (культурный комплекс поздней Коауилы в пещере Фрайтфул-Кейв, материалы фазы Линарес из пещеры Куева-де-ла-Зона-де Деррумбес и из местонахождения Ла-Калсада в штате Нуэво-Леон) подтверждают эклектическую природу основанного на собирательстве рациона питания и предоставляют свидетельства о существовании ряда предметов, не упомянутых в отчетах историков.

Наиболее поразителен тот факт, что почти все остатки артефактов связаны с поисками пищи. Об охоте и собирательстве свидетельствуют луки, стрелы, дубинки, корзины и сети. О приготовлении пищи говорят мельничные камни для размалывания диких семян, орехов и костей мелких животных; ступы в виде отверстий в твердых горных породах свидетельствуют о веках перетирания мескитовых бобов деревянными пестами. Есть признаки разных способов приготовления пищи: скопления обгоревших каменных очагов для жарки; деревянные щипцы для поворачивания горячих камней при кипячении воды; фрагменты сгоревших корзин, которые могли использоваться для сушки семян. Множество сандалий, сохранившихся почти в каждом сухом горном убежище, является самым веским археологическим доказательством постоянного хождения при собирательском образе жизни.

Данные, связанные с захоронениями, не указывают на преемственность археологических и этноисторических данных. Исторические источники отмечают, что шаманов кремировали, тогда как остальных людей хоронили в полях, при этом останки часто накрывали колючими ветками опунций и камнями, чтобы уберечь от животных, питавшихся падалью. Однако из этих источников следует, что ни кремации, ни погребений на открытых местах обнаружено не было. Несколько найденных к настоящему моменту захоронений были раскопаны из куч хозяйственных отходов в скальных укрытиях и отнесены к двум типам: к захоронению тел в согнутом положении и к захоронению только связок костей, а не всего тела. В захоронениях редко встречаются какие-либо предметы, что предполагает отсутствие различий в статусе людей. За исключением второго варианта захоронений, очевидно, умершим не уделялось какого-либо внимания. Эти варианты захоронений дают возможность предполагать, что одни и те же скальные укрытия использовались группами разных культур, а это подтверждает культурное разнообразие, подмеченное в исторических источниках. Однако озадачивает отсутствие кремации и захоронения на открытых местах.

Хотя важным новшеством в данном регионе являлось применение лука и стрел, одновременные перемены, происходившие по периферии, свидетельствуют о местном культурном разнообразии, торговле и контакте с другими территориям. На юге Техаса различные группы производили собственные гончарные изделия (Epstein et al., 1980). Вблизи устья Рио-Гранде некоторые сообщества специализировались в вырезании подвесок из раковин (фаза Бар-рил в комплексе Браунсвилль), причем некоторые из них, возможно, продавались вплоть до юго-запада Коауилы (Campbell, I960). Эти народы также торговали с уастеками из Южного Тамаулипаса.

Примечательная погребальная практика (комплекс Майран) появилась на юго-западе Коауилы, где охотники-собиратели контактировали с народами Мезоамерики, жившими к западу и югу от них. Лучшим объектом, свидетельствующим об этом комплексе, датируемом приблизительно 1250 г., является пещера Канделариа в Больсон-де-Делисьяс. Впечатление производят затраты энергии, о которых свидетельствуют как извлеченные из захоронений предметы, так и способ погребения. Усопших, завернутых в простыни из тонкой ткани, сделанной из волокон юкки вместе с их инструментами, одеждой и украшениями аккуратно укладывали в глубокие труднодоступные природные провалы вдалеке от жилищ. Среди погребальных украшений были нитки бус из морских раковин как с побережья Тихого океана (Olivella dama), так и с берега Мексиканского залива (Marginella apicina, Oliva reticulares). Другие погребальные предметы свидетельствуют о связях с шаманскими обрядами XVII в.; среди них отрезанные оленьи рога, которые бросали в огонь во время обрядов, оленьи черепа, которые могли использоваться как головные уборы, и скарификаторы, которые использовались для пускания крови. В другой пещере, Ла-Пайла, обнаружены украшенные бутылки из тыкв и другие предметы торговли, известные по мезоамериканским культурам Западной Мексики.

Не ясно, кто были эти люди или где точно они жили. Быть может, это были более оседлые охотники-собиратели или племена из современного мексиканского штата Сакатекас на юге, испытавшие влияние культур Мезоамерики. Хотя между их погребальным культом и историческим периодом шаманизма существует преемственность, тем не менее, испанские монахи, поселившиеся в регионе Лагуны в начале XVII в., не упоминали о людях, изготавливающих тонкие ткани; нет также никаких упоминаний и о погребальном культе или о торговле морскими раковинами на дальние расстояния.

Судя по всему, этот погребальный комплекс исчез за век или около того до испанского завоевания. Его исчезновение вполне могло быть связано с общим распадом мезо-американских культур в Чиуауа, Сакатекасе и Дуранго около 1350-1400 гг. Хотя причины этого распада не известны, важную роль в нем, должно быть, сыграла суровая окружающая среда северной части Мексики.

БИБЛИОГРАФИЯ

AVELEYRA ARROYO DE ANDA, L; MALDONADO-KOERDELL, M. AND MARTINEZ DEL RlO, P. 1956. Cueva de la Candelaria. Memoriasdel Instituto Nacional de Antropologia e Historia. V. Mexico.

CABEZA DE VACA, A. N. 1984. The Narrative of Alvar Nunez Cabeza de Vaca. In: HODGE, F. W. (ed.), Spanish Explorers in the Southern United States 1528-1543. Texas Historical Society, Austin, pp. 1-126.

CAMPBELL, T. N. 1983. Coahuiltecans and Their Neighbors. In: STURTEVANT, W. B. (gen. ed.) Handbook of North American Indians, Vol. 10, pp. 22-30, Smithsonian Institution, Washington, DC.

EPSTEIN, J. F. 1969. The San Isidro Site: An Early Man Campsite in Nuevo Leon, Mexico. Anthropological Series, Department of Anthropology, University of Texas at Austin.

EPSTEIN, J. Ej HESTER, T. R.; GRAVES, С (EDS) 1980. Papers on the Prehistory of Northeastern Mexico and Adjacent Texas. Special Report No. 9, Center of Archaeological Research, The University of Texas at San Antonio, San Antonio.

LEON, A DE. 197 5. Relacion у Discursos del Descubrimiento, Poblacion, у Pacificacion de Este Nuevo Reino de Leon, In: GARCIA (ed.) Documentos ineditos о muy raros para la Historia de Mexico. Mexico, Vol. 60, pp. 97-101.

MACNEISH, R. S. 1958. Preliminary Archaeological Investigations in the Sierra de Tamaulipas, Mexico. Transactions of the American Philosophical Society 48, Part 6.


Источник - История человечества. В 8 томах. Том 4. VII-XVI века. Под редакцией М. А. Аль-Бахита, Л. Базена и С. М. Сиссоко