ПУТЬ НА ЮГ НЕ УСЕЯН РОЗАМИ

Свет Яков Михайлович ::: Последний инка

Два корабля вышли в 1524 году из Панамы и взяли курс на юг. Двести человек находились на их борту. Корабли проследовали вдоль западных берегов нынешней Колумбии и дошли до реки Сан-Хуан. Река эта впадала в Тихий океан в восьмидесяти лигах [Испанская лига – примерно шесть километров] к югу от Панамского залива. Чуть севернее этих мест уже побывал два года назад Андагоя, так что Писарро и Альмагро новых открытий в этой экспедиции не совершили. Но от пленных индейцев они доподлинно узнали, что страна Перу существует на свете и что до нее можно дойти морем за две-три недели.

Писарро и Альмагро возвратились в Панаму и тут же взялись снаряжать новую экспедицию. Старая лиса Педрариас д'Авила вдруг охладел к перуанскому предприятию и принялся чинить пайщикам всевозможные козни.

Подогреть его удалось без труда: Писарро дал ему тысячу песо. Тысяча песо – это четыре с половиной килограмма золота, но фирма Писарро и К° затрат не жалела.

А затраты были немалые. Луке на вторую экспедицию отвалил двадцать тысяч песо, или больше пяти пудов золота.

В марте 1526 года пайщики заключили между собой новое соглашение. Во имя Святой Троицы эта далеко не святая тройка разделила между собой поровну все пока еще не открытые перуанские земли. Ни Писарро, ни Альмагро не могли скрепить этот акт своими собственноручными подписями: писать и читать они не умели.

Завербовав полторы сотни отпетых сорвиголов, они в том же 1526 году вторично отправились на юг. В экспедиции было два корабля, и командовал ими старый морской волк капитан Руис. В устье реки Сан-Хуан испанцы высадились, мгновенно разграбили небольшое индейское селение и захватили здесь всевозможные золотые украшения. Этот успех окрылил всех участников экспедиции и вдохновил Писарро на весьма смелое решение. Он предложил разделить силы. Альмагро должен был возвратиться в Панаму за подкреплением и припасами, а Руис – на другом корабле идти к югу, вдоль еще неведомых берегов страны Перу. Сам же Писарро решил остаться в долине Сан-Хуана. План Писарро одобрили. Альмагро возвратился в Панаму, Руис направился на юг.

Руис у рубежей Перу встретил большой плот. На плоту шли к северу торговые люди с разными товарами. С товарами и золотом. Золотыми дисками, булавками, подвесками, кольцами. У Руиса голова пошла кругом. Таких вещичек он еще не встречал на берегах Нового Света. Но удивительнее всего была одежда этих богатых незнакомцев. Чистая шерсть, и какая шерсть! Тонкая, мягкая, нежная.

Шерсть в Новом Свете?! До сих пор в Мексике, на Кубе, в Панаме, в Венесуэле испанцам не попадались ни овцы, ни козы. И, кроме того, даже с чистопородных кастильских мериносов такой великолепной шерсти не удалось бы настричь.

Двое простодушных перуанцев охотно сообщили Руису, что плывут они из гавани Тумбес и что до этой гавани несколько дней пути. В их стране на сочных зеленых лугах пасутся неисчислимые стада длинношеих лам, и у этих лам густая и теплая шерсть. Золота, серебра и драгоценных камней в их царстве очень много, а во дворцах их государя золота, пожалуй, больше, чем дерева.

Руис отпустил с миром всех пассажиров плота, но задержал обоих уроженцев Тумбеса. Он двинулся дальше на юг, пересек экватор, полюбовался седой вершиной Чимборасо и чуть севернее того места, где ныне стоит город Гуаякиль, двинулся в обратный путь.

Вскоре он дошел до устья реки Сан-Хуан, где оставался Писарро. Туда же спустя некоторое время с новым пополнением возвратился из Панамы Альмагро.

Вся шайка села на корабли, и Руис повел суда на юг, к тем берегам, у которых он уже побывал несколько месяцев назад.

У самого экватора Писарро высадился на берег. Местные жители встретили незваных гостей весьма неприязненно. Вступать с ними в бой Писарро не решился – слишком мало было у него солдат. Между тем припасы на кораблях иссякли и нельзя было больше оставаться у этих негостеприимных берегов.

Писарро созвал военный совет. На этом совете Альмагро предложил разделить силы. Он вызвался вновь отправиться в Панаму за подкреплением. Большая же часть людей во главе с Писарро должна была, по его мнению, укрыться где-нибудь поблизости, в безопасном месте, и отсиживаться, пока он, Альмагро, не вернется из Панамы. После ожесточенных споров план Альмагро был принят.

Неподалеку от побережья Писарро и Альмагро отыскали Пустынный островок Гальо. Корабли отдали якорь у его берегов, и Писарро всем сообщил о решении военного совета.

Компаньоны Писарро, бесспорно, были людьми отважными. Все они прошли через огонь, воду и медные трубы конкисты [Конкиста (исп.) – завоевание. Так испанцы называли захватнические походы в Новом Свете], все они готовы были сложить свои буйные головы в любом походе, сулящем осязаемые выгоды.

Но их постоянно грызла черная зависть друг к другу, они не доверяли своим вожакам, им ничего не стоило предать и опорочить своего соратника и своего предводителя.

С Писарро им было по пути, пока он вел их к легким и быстрым победам, но оставаться на пустынном островке и ждать у моря погоды… Как бы не так!

На тайных сходках они решили: Писарро нужно вонзить нож в спину. Сделать это очень просто. Стоит только дать знать в Панаму, что Писарро желает уморить с голоду верных сынов Испании, что он намерен изменить его величеству королю, и новый губернатор вышлет боевые корабли к острову Гальо. Писарро схватят и вздернут на виселицу, а его несчастных спутников с честью доставят в Панаму.

Грамотеи тут же принялись строчить доносы. Эти доносы они украдкой вручили людям, которые должны были вместе с Альмагро возвратиться в Панаму. Альмагро отлично знал нрав своих «боевых товарищей» и в один прекрасный день приказал учинить на кораблях обыск. Обыск увенчался успехом, и Альмагро уничтожил все «жалобные письма».

Но стреляного воробья на мякине не проведешь. Заговорщикам удалось вложить в сверток хлопчатых тканей, который предназначался для супруги губернатора, донос на Писарро.

Это подметное письмо завершалось такими словами: «Берегитесь, сеньор губернатор, пастуха, который направляется к вам. Он пришел за овцами для мясника, который остался у нас».

Яснее ясного было, что пастух – это Альмагро, мясник – Писарро, а беззащитные овечки – люди, которых Альмагро собирался завербовать в Панаме.

Альмагро благополучно прибыл в Панаму. Письмецо, в котором речь шла о мяснике и овцах, не менее благополучно дошло до адресата.

Губернатор пришел в ярость. Альмагро и Луке (этот пайщик перуанской компании безотлучно сидел в Панаме и знал там все ходы и выходы) с большим трудом смягчили губернаторский гнев.

Но к предприятию Писарро губернатор утратил всякий интерес. Он велел снарядить два корабля и направить их к острову Гальо. Писарро и всех его спутников командир этой флотилии должен был без промедлений доставить в Панаму. Альмагро губернатор никуда не пустил и оставил в Панаме как заложника.

Губернаторские корабли прибыли на остров. Приказ губернатора торжественно был зачитан всем его обитателям. Мгновенно толпа «благородных» рыцарей устремилась к кораблям.

Писарро преградил путь беглецам. Мечом он провел на песке линию с запада на восток и сказал: «Братья и товарищи! По сю сторону линии – путь на юг, к Перу и к богатству. По ту сторону – путь к Панаме и к нищете. Выбирайте!»

Тринадцать человек переступили черту и остались с Писарро. Все остальные погрузились на корабли.

Командир флотилии с распростертыми объятиями принял дезертиров и покинул остров. Писарро и его тринадцать приверженцев брошены были на произвол судьбы. У них не было ни корабля, ни съестных припасов. Правда, друг Писарро, капитан Руис, на губернаторских кораблях отправился в Панаму за помощью, но особых надежд на эту помощь не было: ведь Писарро ослушался приказа из Панамы, и губернатору ничего не стоило объявить его мятежником и смутьяном.

Писарро, однако, не пал духом. Он решил покинуть бесплодный остров Гальо и перебраться на лесистый островок Горгону, который лежал в ста пятидесяти километрах к северу.

Робинзон Писарро и тринадцать его Пятниц кое-как соорудили полуплот-полулодку и не без труда дошли до берегов Горгоны.

На Горгоне водилась дичь, пресной воды там было вдоволь, так что отшельникам поневоле смерть от голода и жажды не угрожала. Но все время шли затяжные тропические дожди, от которых нельзя было укрыться в дырявых шалашах. Днем и ночью Писарро и его товарищей донимали москиты. От них и от жестокой болотной лихорадки никакого спасения не было.

Злосчастный 1527 год приближался к концу, седьмой месяц сидели на Горгоне четырнадцать отшельников. Положение их становилось безнадежным…

Между тем Руис, прибыв в Панаму, не терял там времени даром. При его участии Альмагро и Луке предприняли новые атаки на непреклонного губернатора и с большим трудом убедили его послать на юг корабль. Однако губернатор разрешил Альмагро взять с собой лишь горстку людей и строго-настрого приказал ему ровно через полгода возвратиться в Панаму.

Спасители прибыли на Горгону вовремя. Они застали в живых всех «островитян».

Писарро приказал немедленно сниматься с якоря и идти на юг, к перуанским берегам. Спустя двадцать дней корабль вошел в воды Гуаякильского залива.

Дремучие тропические леса спускались с крутых склонов Анд к самому морю. Там и здесь на песчаных мысах и в глубине изумрудных бухт рассеяны были города и селения. Казалось, рукой было подать до седых вершин Чимборасо и Котопахи.

На корабле находились двое уроженцев Тумбеса, полтора года назад взятых в плен капитаном Руисом. За это время они с грехом пополам научились говорить по-испански. Они-то и указали дорогу кормчим. Ведь корабль шел к Тумбесу, их родному городу.

К Тумбесу судно подошло рано утром…