ТУПАК-АМАРУ ПЕРВЫЙ

Свет Яков Михайлович ::: Последний инка

В самом начале 1571 года дон Франсиско всерьез и надолго обосновался в Куско. А в Куско еще со времен Писарро жило немало аристократов из дома инков. Они давно уже приняли крещение, давно верой и правдой служили новым хозяевам Перу. На этих ренегатов дон Франсиско навел такой страх, что они готовы были снять для него луну с неба. Луна, однако, вице-королю не требовалась. Ему нужен был Титу-Куси. И глава крещеных инкских родичей, племянник Атауальпы и Манко, дон Карлос Паулью, клятвенно обещал дону Франсиско выманить Титу-Куси из Вилькапампы.

Дон Карлос послал своих агентов в Виткос. Титу-Куси, понимая, что с новым вице-королем шутки плохи, решил выиграть время и основательно подготовиться к обороне. В Куско он направил своих гонцов. Он заверил вице-короля, что он готов принять те предложения, которые пять лет назад ему через Родригеса делал прежний вице-король, и просил для дальнейших переговоров направить в Виткос послов.

Вице-король отправил в Вилькапампу Родригеса, двух толмачей и нотариуса. Одним из переводчиков был метис Педро Пандо. В 1565 году Родригес видел его при дворе Титу-Куси.

Родригес хорошо знал нрав инки и, прибыв в Виткос, очень быстро понял, что инка не желает покидать Вилькапампу и готов вести бесплодные переговоры до второго пришествия.

Несолоно хлебавши послы покинули Виткос. Пандо, однако, остался в этом городе. С какой целью – неизвестно. Несомненно, что какие-то негласные указания он в Куско получил, и, судя по тому, как развернулись в скором времени события, от Пандо требовалось, чтобы он «устранил» Титу-Куси. Пандо был трусоват, и он ни за что не решился бы сыграть с инкой «партию в кегли». Да в этом и не было нужды. В Виткосе жил Ортис, опытный врач и фармацевт. Ортис знал толк в лекарственных травах, он отлично пускал кровь, и ему ведомы были рецепты всевозможных ядов. А Ортису Пандо привез доверительные письма от Хуана Виверо, настоятеля августинского монастыря…

В июле или августе 1571 года, после одного большого празднества, Титу-Куси занемог. Очевидно, инку продули студеные ветры. У него болела грудь, он кашлял.

Инка призвал Ортиса. Ортис насыпал серу и перец в тухлый яичный белок, что-то добавил к этому снадобью и угостил им инку. Ночью инку сильно рвало, а спустя несколько дней он скончался в страшных мучениях.

Ортиса схватили, связали, накинули на шею петлю, но не повесили, а протащили на веревке по всему Виткосу. Тело сбросили в пропасть.

Маркое, когда до него дошли слухи о смерти Ортиса, бежал в Куско, но утонул при переправе через какую-то горную реку. Метиса Пандо убили. Но Титу-Куси нельзя было воскресить, и совет старейшин провозгласил инкой его младшего брат Тупака-Амару.

Тупак-Амару в 1571 году исполнилось двадцать семь лет. Он считался законным сыном инки Манко и имел на престол больше прав, чем Титу-Куси. Титу-Куси держал его в царском подворье священного города, юного наследника окружали там жрецы и Девы Солнца.

Тупак-Амару знал: теперь, после гибели Ортиса, Маркоса и Пандо, вице-король пойдет войной на Вилькапампу. Силы неравны. Но лучше пасть в борьбе, чем вымаливать пощаду у вице-хозяина перуанских владений Испании.

В священном городе на Мачу-Пикчу и в Виткосе нашлось немало миротворцев, готовых за чечевичную похлебку продаться дону Франсиско. В царском подворье длинноухие тунеядцы открыто осуждали Тупака-Амару. Этот безрассудный мальчишка погубит нас, говорили они. Чем мы хуже тех, кто верой и правдой служит испанцам? А они жиреют на испанских хлебах, у них роскошные виллы в Куско и Юкае, они едят на золоте, спят на пуховиках. Мы же прозябаем в какой-то поднебесной трущобе. Да и этого жалкого котенка Тупака-Амару испанский ягуар мигом растерзает в клочья. Так не лучше ли, пока не поздно, продаться дону Франсиско, получить поместья и ренты и остаток дней прожить в холе и неге?

По тайным тропам шли в Куско тайные гонцы. Они возвращались с тайными инструкциями. «Сейте смуту, – наставлял своих родичей дон Карлос Паулью, – убеждайте всех, что сопротивление бесполезно, что судьба Вилькапампы решена».

Очень возможно, что длинноухие пошли бы на дворцовый переворот, если бы их поддержали жрецы. Но служители Инти и Виракочи готовы были сражаться до последнего вздоха.

Им падение Вилькапампы никаких благ не сулило. Жрецы другого, иноземного, бога – попы и монахи бесчисленных религиозных орденов – ненавидели их люто. В Лиме уже пылали костры инквизиции, господние псы выискивали жертвы, и жрецам Солнца была уготована огненная купель.

Поэтому жрецы тесно сплотились вокруг Тупака-Амару. Но чем могли они помочь юному инке? Молитвами? Проповедями? Жертвоприношениями?

Они молились тридцать с лишним лет в храмах священного города, они жгли мясо лам на Камне Солнца, но ни чума, ни холера не брали бородатых дьяволов, захвативших тауантинсуйское царство. С ними надо бороться иначе. Нужны пушки, порох, десятки тысяч смелых и отважных воинов…

У Тупака-Амару нет ни артиллерии, ни конницы.

И во всем его войске только тысячи две бойцов…

В 1533 году в Кахамалке было у Атауальпы пять-десять тысяч воинов. Примерно столько же бойцов вел три года спустя Манко на штурм Куско.

Атауальпа попал в плен на треугольной площади Кахамалки, Манко покинул Саксауаман, ушел в Вилькапампу. Правда, он отбился и от Альмагро и от Писарро. Быть может, и сейчас удастся отразить натиск испанцев, пересидеть их в орлиных гнездах Вилькапампы?

Нет, время упущено.

В 1533 году Атауальпа мог поднять на бородатых дьяволов если не все, то по крайней мере половину великого Царства Солнца и выставить против горсти испанцев сто тысяч воинов.

Манко, удалившись в Вилькапампу, держал в руках все индейские земли. Но в 1571 году Тупак-Амару владел лишь одной сотой тауантинсуйской империи. Те нити, которые во времена Манко связывали поднебесное захолустье Вилькапампы с теплыми долинами и холодными нагорьями севера и юга, испанцы давно перерезали.

На дорогах, ведущих из Вилькапампы в Куско и Лиму, в Кито и Уамагу, стояли крепкие дозоры вождей воинственных племен индейцев каньяри. Их держал на сворке вице-король, и за лакомую подачку они готовы были вцепиться инке в глотку.

Ставка Тупака-Амару кишела предателями, за его спиной длинноухие вели переговоры с Куско, оптом и в розницу продавая все, что еще можно было продать…

Золотая льяуту – совсем, казалось бы, невесомая повязка инков – невыносимой тяжестью легла на голову Тупака-Амару.

Воспитанный жрецами и Девами Солнца на задворках опальной столицы Вилькапампы, Тупак-Амару оказался у кормила судна, застигнутого бурей. Опыта же кораблевождения он не имел.

Манко был великим воином, Титу-Куси – тонким дипломатом. Манко держал длинноухих родичей в ежовых рукавицах, перед ним трепетали жрецы. Титу-Куси еще в юности приобрел опыт, которому могли бы позавидовать древние старцы: он знал, кому и когда надо кинуть подачку или пригрозить петлей, он не раз встречался с хитроязычными послами вице-королей и не раз обводил их вокруг пальца.

Но при Титу-Куси в Виткосе растеряли боевой опыт, накопленный в годы правления Манко, Старые бойцы, ветераны похода на Куско, либо умерли, либо удалились на покой, войско редело и хирело.

Надо было спешно создать сильное войско, построить форты и засеки, проложить дороги и навести мосты через горные реки.

Надо было обуздать длинноухих дядюшек и кузенов, которые привыкли относиться к Тупак-Амару как к мальчишке.

Но юный инка не знал, кого лучше послать на восточные или северные рубежи Вилькапампы. Не знал, где выгоднее заложить крепость, как достать оружие и как готовить необученное войско к тяжелым боям с испанцами.

Длинноухие гнули перед инкой спину, но не выполняли его приказов, корабль шел совсем не тем курсом, по которому следовало его вести, и Тупак-Амару понимал, что провести это непослушное утлое судно через водовороты и рифы если и удастся, то лишь чудом.