ВСТРЕЧА В ВИТКОСЕ

Свет Яков Михайлович ::: Последний инка

Это был белый утес в долине неширокой реки. Белый утес, и у подошвы его – обильный ключ. Холодная струйка выбивалась из замшелой трещины, теребила мокрые зеленые бороды водорослей. Крохотный ручеек бормотал в каменном желобе. Каменную рубашку ручейку «сшили» на славу: она пережила и Родригеса, и инку на четыре столетия.

Близ источника начиналась отличная дорога. Она шла вверх, по склону лохматой горы. Это был путь к Виткосу. Единственный путь. Слева и справа зеленели сплошные заросли, где гибкие плети лиан арканили ноги, где острые шипы впивались в тело, в клочья рвали одежду. Этот воинственный лес надежно охранял Вит-кос. Через непролазную чащу, которая окружала город, пробиться было нелегко, а дорогу, единственную дорогу в резиденцию инки, зорко стерегли его воины.

Почти у самой вершины горы дорога втягивалась в узкие ворота, пробитые в высокой, в рост человека, стене из серого камня. Это был внешний обвод столицы Вилькапампы города Виткоса.

Отличная стена! Ни следа цемента, известки, кладка сухая, но камни пригнаны были друг к другу намертво.

С вершины горы, с того места, где стоял город, открывался вид на всю Вилькапампу, равнину, поставленную на дыбы. Темно-зеленый покров лесов вспарывали голые гребни горных цепей. На этой изумрудной глади плели свой светлый узор бесчисленные реки и ручьи. Далеко на юге в небесную синеву вонзались высокие пики, увенчанные снежными шапками.

Город был совсем не велик. Обойти его не стоило труда. На это требовалось не больше десяти минут. Собственно, это был даже не город, а крепость. На сто шагов в длину, на пятнадцать шагов в ширину растянулся дворец инки. Массивное, тяжелое здание из гранитных каменных блоков. В цоколе покоились громадные плиты, каждая из них весила не меньше трехсот пудов. Это был главный бастион Виткоса, дворец-воин. Его фасад выходил на большую площадь – Марсово поле столицы Вилькапампы. Площадь стерегли каменные форты – низкие дома без окон. Площадь была единственным ровным местом в городе. Она срезала макушку горы, ниже ее шли крутые склоны, на которых гнездились десятка три каменных домиков.

На площади, у стен дворца, на семи высоких столбах белели черепа. Семь черепов. Пустыми глазницами они глядели на город инки. То были головы семи душегубов – убийц инки Манко.

У семи столбов стоял теперь в ожидании Титу-Куси сеньор Родригес, посол вице-короля.

Инка не спешил. Он желал показать сеньору послу, что столица Вилькапампы – крепкий орешек и что Виткос – это не Кахамалка.

Триста воинов возвели на площади высокий помост. Вокруг помоста выстроилась гвардия инки – сотня копейщиков в стеганых панцирях из хлопчатой пряжи. В полдень из дворца вышел инка, за ним следовали военачальники и жрецы.

Голова его была туго стянута алой повязкой – царственным льяуту. С повязки свешивались маленькие золотые колокольчики. Колокольчики позванивали в такт мягкой, кошачьей поступи инки. На темени у инки чуть набекрень сидел венец из красных, зеленых и золотистых перьев. Грудь прикрывал чеканный серебряный диск. В левой руке инка держал золотой щит, а в правой – копье. Лицо было закрыто маской.

Инка взошел на помост, простер руки к солнцу, затем легко опустился на низкую скамью.

Предоставим теперь слово самому Родригесу:

«После того как инка сел, он повернулся в мою сторону, и я снял шляпу.

Затем двое длинноухих приблизились к инке. В руках у них были алебарды, на голове – венцы из перьев и тьма золотых и серебряных украшений.

Они сперва поклонились солнцу, затем инке. Потом к инке приблизился его канцлер, и за ним шли шестьдесят или семьдесят воинов с серебряными дисками на груди и копьями, и все они опоясаны были кушаками из накладного золота и серебра. Затем приблизился главный военачальник в очень яркой одежде, и он также сперва поклонился солнцу, а потом инке и сказал ему: «Ты сын Солнца, дитя светлого дня».

Все эти люди стали вокруг инки, а потом пришел еще один военачальник с тридцатью копейщиками, а на копьях висели пучки разноцветных перьев, а за ними пришли двадцать воинов с секирами, и они также поклонились солнцу. У всех были пестрые маски. Ко мне подошел маленький индеец, поклонился инке и солнцу и сказал мне по-испански: «Убирайся вон!» И в это время к инке явились еще пятьдесят лучников – люди из племени анти…

Затем инка послал за мной, и, пройдя через толпу индейцев, я снял шляпу и обратился к инке с речью. Я сказал, что прибыл из Куско один, чтобы познакомиться с ним и быть ему полезным. И, если я опоясан мечом, то лишь потому, что оружием своим готов служить ему.

Он на это ответил, что все мужчины должны носить оружие и что не достойны оружия лишь женщины и трусы, и что он отнюдь не меньше уважает меня, видя на мне меч. И он очень ценит, что я пришел издалека только для того, чтобы его повидать и с ним побеседовать. Затем он передал мне кубок с чичей и сказал: «Выпей эту чичу в знак преданности мне».

Я пригубил напиток и вытер губы платком. Инка усмехнулся – он понял, что мне не пришлась по вкусу эта чича…

Инка представил мне своего канцлера. Я обнял его, а затем он сел по правую руку инки.

Затем я вернулся с дозволения инки на отведенное мне место… и послал инке четыре стеклянных сосуда и ящичек со сластями, пол – арробы стеклянных изделий, жемчуг и семь серебряных браслетов… и просил передать, что сласти я вручаю, ибо они умягчают язык, да и с ними слова мои скорее дойдут до ушей инки.

Инка принял дар с радостью.

Он тут же, без малейших колебаний, принялся их уписывать, выражая этим свое доверие.

Потом я вручил инке четыре ножа в ножнах и послал подарки канцлеру и раздал дары всем капитанам и всех по очереди обнял.

Тем временем горожане принесли много пищи и сложили ее перед инкой и его приближенными. Инка ел не на скатерти, а на зеленых листьях, а его люди брали все съестное прямо с земли.

Инка – человек лет сорока, среднего роста, со следами оспы на лице, и вид у него суровый и мужественный. На нем рубаха из голубого шелка, а на плечи наброшена мантия из очень тонкой ткани. Обычно он ест на серебре и ему прислуживают двадцать – тридцать красивых женщин.

А ест он маис, картофель, маленькие бобы и другие произведения этих мест. Мяса же здесь потребляют очень мало – и главным образом курятину и индюшатину. Едят здесь и обезьян в вареном и жареном виде…

Инка отправился в дом, ему отведенный, под звуки барабанов и серебряных флейт. Ночью стражу несли сто индейцев в две смены. При смене караула били в барабан и играли на флейтах.

Я подсчитал, что всех индейцев, как тех, которые пришли с инкой, так и тех, что ждали его в Виткосе, было около четырехсот пятидесяти.

Утром 15 мая инка пригласил меня к себе. День был дождливый, и большинство его приближенных грелось у громадного очага. Инка был в куртке из красного бархата и в красной же мантии. Все его капитаны были, в отличие от вчерашнего, без масок. Войдя, я приветствовал инку и снял шляпу, а он ответил мне на своем языке.

Я подарил инке зеркальце, коралловые ожерелья и тетрадь. Его порадовали мои подношения, и он приказал мне сесть рядом с ним, так что я оказался ближе к нему, чем канцлер и два его больших военачальника.

Я сказал ему, что дело, ради которого я сюда прибыл, очень важное для спасения его души и плоти, что обманывать его я не собираюсь и прошу, чтобы он все, что ему скажу, обсудил с мудрейшими своими советниками. Впрочем, добавил я, я убежден, что он столь светел разумом, что может и без советников принять любое решение.

Он ответил мне, что все его советники находятся здесь и я могу изложить свое дело, ибо времени у меня будет мало – на другой день он отправит меня со своим ответом в Куско.

Христианам, сказал он, никогда не дают больше одного дня на аудиенцию. Если они заживутся здесь дольше, то головы им не сносить: христиан подданные инки не любят.

Я сказал: двух дней мне хватит за глаза.

Затем я обратился к метису Пандо (он был у инки переводчиком) и с разрешения инки разъяснил основы нашей святой веры. Я, готовясь к этой речи, выписал из книг разные выдержки, но для краткости не читал с листа, а говорил по памяти.

Оказалось, что среди его людей было двадцать – двадцать пять христиан. Под конец, желая воодушевить и утешить инку, я рассказал ему о страстях господа нашего Иисуса и предложил инке принять святое крещение.

По мере того как я излагал свои доводы, их всех начал разбирать гнев, и в присутствии инки они подняли страшный крик. Разгневался под конец и сам инка. Очень резко он сказал мне, что горе темиспанцам, которые приходят в его страну, чтобы вести такие речи. Такого не дозволял его отец, не дозволяет этого и он, и я нанес ему великое оскорбление, и он готов дать приказ убить меня.

На это я ему возразил, что речь я держал с его разрешения. Затем я сказал, что явился сюда не как шпион и лазутчик, а чтобы миром уладить общее дело…»

Дальше события приняли неожиданной оборот. Речь Родригеса прервали трое индейцев, которые доставили от вице-короля в дар инке восемь локтей желтого шелка и новое послание.

Вице-король, полагая, вероятно, что Родригес погиб где-то на рубежах Вилькапампы, вступил в непосредственные переговоры с инкой. Но его послание отнюдь не было венцом дипломатического искусства.

Он приглашал инку в Куско, сулил ему пятнадцать тысяч песо годового дохода и поместье с крепостными индейцами. Подробную роспись барышей с этого поместья он обещал прислать дополнительно.

На случай же, если инка откажется принять этот щедрый дар, вице-король грозил ему войной и полным разгромом Вилькапампы.

«Инка мужественно принял эти вести. Он встал и сказал, что народ его не боится испанцев. Он напомнил всем о насилиях со стороны христиан и воззвал к чувству гордости своего народа. Все встали и приступили к молитвенной церемонии, и люди инки принесли жертвы, каждый за себя, и у каждого в руках был кинжал, бронзовый или железный. При этом один говорил, что убил четверых испанцев, другой – что он прикончил шестерых христиан, третий – что ему удалось отправить на тот свет десяток испанцев…

Затем мне разрешили удалиться, и вскоре мне прислали кастильскую овцу, кур, куропаток и разную местную пищу.

К вечеру меня снова вызвал инка, и я пробыл у него до ночи. Выпито было много чичи…

15мая инка вышел на открытое место с теми же церемониями, что и раньше. Я застал его за завтраком, и он угостил меня и моих спутников. Затем я сказал, что вице-король… проявляет много забот об индейцах и что именно поэтому я прибыл, ради установления мира…

Вечером инка послал за мной, и я явился, хотя мне не хотелось идти к нему. Он усадил меня и сказал, что ему ничего не стоит убить пятьдесят испанцев и казнить всех христиан в своем королевстве. Он взял копье и щит и сказал: «Иди, приводи всех, кто за горами. Я желаю идти на испанцев воевать с ними и всех перебью». Затем прошли в строю индейцы, их было человек шестьсот – семьсот, с луками, стрелами, дубинками и топорами. Они шли в должном порядке и кланялись солнцу и Инке. Инка, потрясая копьем, сказал, что он может поднять всех индейцев Перу, стоит ему только отдать приказ… Люди кричали: «Только скажи, и мы покончим с этим маленьким бородачом, который тебя обманывает!..»

Дальнейшие переговоры решительно ни к чему не привели. Вице-король спутал все карты Родригеса. Титу-Куси прекрасно понимал, что, покинув свое горное гнездо, он станет приживальщиком и слугой испанцев.

Спустя двенадцать дней Родригес тем же путем отправлен был восвояси. Мост был разрушен, все сношения с Вилькапампой прервались.

Горький осадок оставляют на душе записки лазутчика Родригеса. Больно за великий тауантинсуйский народ, который потерял свою землю и сохранил лишь скудный островок надежды в холодных горах Вилькапампы. Прошло всего лишь тридцать лет, как испанцы пришли в Перу, и за эти годы у тауантинсуйцев отняли все, что они своим трудом создали за несколько тысячелетий. Отняли города, дороги, храмы, отняли несметные богатства недр, отняли прошлое и будущее.

Ценой мук и лишений правнукам Пачакути удалось отстоять лишь клочок родной земли в андийском поднебесье.

В 1530 году империя инков была богаче многих стран Европы. В 1565 году инке в знак особой милости мелкий испанский чиновник Родригес дарит несколько пар дрянных ножниц, искренне считая, что он оказывает величайшее благодеяние нищему царю Солнца.

Ножницы, иголки, стеклянные бусы – какая щедрая расплата за золото Кахамалки и Кориканчи, за кровь и пот порабощенного народа, за серебряные горы Потоси, за райские земли косты и теплых долин!

Но посмотрите, как неуютно и тревожно этот благодетель чувствует себя в Виткосе. «Добрых христиан» бедный и гордый народ Вилькапампы ненавидит и презирает. Нищие горцы, для которых кусок хлеба и ломоть вяленого мяса – неслыханная роскошь, свою голодную свободу готовы отстаивать до последней капли крови.

Лима грозит этому народу войной. Лиме отвечают: мы не боимся испанцев, у нас есть мечи и копья, и у нас гордые души, которые нельзя купить за все золото мира. Нам не нужны ваши боги и ваши короли, мы вольные люди на вольной земле, и эту волю, и эту землю мы не отдадим ни за что…

В 1911 году в развалинах Виткоса нашли несколько ржавых ножниц. Это были единственные вещественные следы неудачной миссии сеньора Родригеса.