Распространение лошадей

Аверкиева Юлия Павловна ::: Индейское кочевое общество XVIII-XIX вв.

Появление на материке лошадей и распространение их по степи обусловило переход индейцев от своих прежних занятий к совершенно новому для них хозяйственному укладу и вместе с ним к установлению новых социально-экономических отношений.

Правда, не у всех племен новый хозяйственный уклад кочевого коневодства и охоты на бизонов полностью заменил их древние занятия. Различные этапы перехода от оседлого земледелия к кочевому коневодству и охоте прослеживаются по отдельным группам племен по мере продвижения от восточных окраин степей к их центральной части.

У индейцев бассейна р. Миссури земледелие даже к концу XIX в. сохраняло еще не меньшее значение, чем коневодство» и охота; они жили оседлыми деревнями, выезжая в степи только на время, свободное от полевых работ; у племен же к юго-западу от них — ото, пауней, омаха, оседжей, фокс — охота и коневодство играли уже более важную роль, чем земледелие, в деревнях они жили лишь в периоды посева и уборки урожая, большую же часть года они вели кочевую жизнь. Чейены, арапахо, тетон-дакота, кроу к концу XVIII в. уже оставили земледелие, став такими же типичными кочевниками коневодами и охотниками, как кайова и команчи — в прошлом пешие охотники и собиратели.

У чейенов, как считают исследователи, процесс перехода от земледелия к конному номадизму совершался между 1700— 1770 гг., завершившись к концу XVIII в. Правда, отдельные хозяйства чейенов еще и в начале XIX в. засевали небольшие участки маисом и табаком. «Но уже в 1803—1805 гг., согласно сообщению Табо,— пишет Дж. Джаблоу,— чейены не занимались земледелием, а выменивали земледельческие продукты у арикара на продукты охоты». Арапахо, как отмечает Дж. Юверс, превратились из земледельцев в номадов немного раньше чейенов.

Не окончательно ясна ранняя история алгонкиноязычных черноногих. Долгое время в американской этнографии господствовало мнение, что они в прошлом были пешими охотниками и собирателями. Однако в настоящее время высказывается мнение, что когда-то черноногие занимались земледелием. В пользу этого допущения говорит, по-видимому, и тот факт, что мотыга являлась еще в XIX в. самым священным предметом в их главном племенном обряде — пляске солнца.

Именно чейены, тетондакота, кроу, черноногие, кайова и команчи были создателями типичной для американских степей культуры кочевого коневодства и верховой охоты, яркие черты которой описаны во множестве этнографических монографий. Особенности этой культуры изображались в американской литературе и искусстве колониального периода как вообще типичные для всех индейцев черты.

Распространение лошадей

Относительно времени и источника распространения лошадей среди степных племен Северной Америки в американской этнографической науке существовало две точки зрения. Наиболее ранней была гипотеза, высказанная К. Уисслером, связывавшая появление лошади у индейцев с экспедициями Де Сото и Коронадо в 1541 г. Согласно этой точке зрения лошади уже к 1600 г. распространились почти по всей степи до верховьев р. Миссури.

Последующие исследования этой проблемы Ф. Хайнсом показали необоснованность гипбтезы К. Уисслера. Согласно выводам Ф. Хайнса, степные индейцы начали приобретать лошадей где-то около 1600 г. и центром их распространения были испанские скотоводческие хозяйства в Мексике и на юго-западе современных США, около Санта-Фе. Выводы Хайнса подтверждаются позднейшими исследованиями Б. Мишкина, Р. М. Денхардта, Дж. Джеблоу, Дж. Юверса.

Совершенно бесспорно установлен факт распространения лошадей с юга на север. Раньше всего они попали к племенам, жившим на юге степей,— юта, кайова, апачам, кэддо, которые снабжали ими племена к северу и востоку от них. К 1700 г. лошадей имели уже вичита, пауни, миссури, канза, ото, понка, т. е. все племена к югу от р. Платт. С 1705 г. на юге степей появляются команчи, превратившиеся в последующие годы в лихих наездников, делавших частые набеги на испанские ранчо в Новой Мексике. К концу XVIII в. лошади появились у всех племен до северных окраин степей к востоку и западу от р. Миссури — у чейенов, дакотов, черноногих ассинобойнов, манданов, хидатса и арикаров.

Число лошадей было различно у отдельных племен. Самые большие табуны в начале XIX в. имели племена юга степей — команчи, кайова, кайова-апачи, оседжи, а также шошонские и селишские племена плато. Первые пополняли свои табуны главным образом путем набегов на ранчо мексиканцев и американцев, вторые же стали искусными коневодами и специально разводили лошадей для продажи, снабжая племена центральных и северных степей. Богаты лошадьми были кроу. Согласно данным одного из путешественников по центральной степи, Максимилиана принца Видского, у кроу в начале XIX в. на 400 палаток насчитывалось от 9 до 10 тыс. лошадей, в среднем по 25 лошадей на семью. Чейены, тетон-дакоты, арапахо и черноногие имели меньшие табуны, чем кроу, команчи или кайова, но они лучше были обеспечены лошадьми, чем земледельческие племена на Миссури и северные охотники и звероловы — кри и ассинобойны.