Зов золотого миража

Лиелайс Артур Карлович ::: Золото инков

На пороге Эльдорадо

 

ЗОВ ЗОЛОТОГО МИРАЖА

 

Откуда взялся солнечный металл?Возникнове­ние легенд.На берегах Великого Южного моря.Эльдорадо.Андагоя плывет на юг

 

В 1492 году великий мореплаватель Христофор Ко­лумб на испанских каравеллах переплыл через Атлан­тический океан, посетил Багамский архипелаг и достиг во время этого путешествия Кубы и Эспаньолы (Гаити). Впоследствии он и его сподвижники открыли и завое­вали немало других островов в Карибском море, а затем стали продвигаться и вдоль побережья Американского континента (в то время испанцы называли его Тьерра-Фирме — Твердая земля). И повсюду завоеватели прежде всего пытались выведать у индейцев: где искать солнечный металл — золото, из которого сделаны ук­рашения туземцев? Здесь, на островах, или его приво­зят издалека?

Ответ всегда был один и тот же: индейцы показывали на юг и юго-запад и жестами пытались объяснить: ме­талл этот оттуда.

Там лежат богатые страны, где нет недостатка в зо­лотых сосудах и роскошных украшениях. Золотой песок там можно собирать по ночам на морском берегу при свете факелов или звезд, просеивать его и затем чека­нить из золота тяжелые браслеты и подвески. Там можно сетями вытаскивать из рек золотые самородки величиной с куриное яйцо, а жемчугом и драгоценными камнями усыпаны берега ручьев. Золота в этих краях столько, что рыбаки подвязывают к сетям вместо ка­менных грузил слитки золота. Там изобилие благовоний и пряностей. А один из островов, по уверениям индей­цев, весь из чистого золота.

Неудивительно, что путаные рассказы индейцев при­вели к появлению легенд, к возникновению золотого миража, что еще сильнее разожгли пылкую фантазию и необузданную алчность испанцев. Завоеватели счи­тали теперь любую добычу, которую им удавалось за­хватить на Антильских островах, ничтожной; золотой мираж манил и гнал авантюристов все дальше, в неве­домые страны. По всему побережью Карибского моря предприимчивые люди основывали новые колонии, пы­таясь найти свое счастье.

Васко Нуньес де Бальбоа, один из вождей испанских конкистадоров, обосновавшийся в Золотой Кастилии, колонии, расположенной возле Дарьенского залива, на северном побережье Южной Америки, тоже двинулся в глубь материка и встретил племена, владевшие мно­жеством золотых украшений. Индейцы были очень удивлены, увидев, с какой жадностью испанцы набрасы­ваются на этот металл.

Однажды, когда ссорившиеся между собой завоева­тели взвешивали и делили награбленное золото, один из касиков, по словам хрониста Хереса, ударив кулаком по весам так, что блестящий металл рассыпался по полу, возмущенно воскликнул:

«Как можете вы, белые люди, так высоко ценить это презренное золото и переплавлять изысканные украше­ния в грубые слитки!? Но если уж ваше стремление к этому металлу столь велико и только ради него вы ос­меливаетесь пускаться в такие далекие и опасные стран­ствия, ставите, на карту свою жизнь и нарушаете бес­причинно мирную жизнь счастливых народов, то я хочу показать вам страну, которая так богата золотом, что наверняка насытит вашу алчность. Там люди едят с золотых блюд и пьют из золотых кубков, и золото там так же дешево, как у нас железо. Но если вы хотите за­воевать эту страну, то должны отправиться туда в зна­чительно большем числе, потому что там живут отваж­ные люди, которые будут защищать свое имущество до последней капли крови. Особенно яростно будет сопротивляться вам могущественный Туманама, властелин, золотоносных гор, находящихся в шести днях пути от­сюда. Но прежде чем вы туда доберетесь, вам придется пересечь область, где обитают безжалостные карибы, любимым угощением которых служит человеческое мясо. Когда после этого вы одолеете вот те горы, — он пальцем указал на юг, — то дойдете до большого моря и увидите там многочисленные корабли, которые ничуть не меньше ваших и у которых есть руль и паруса».

На Васко Нуньеса де Бальбоа слова молодого касика произвели глубокое впечатление. Далекая, богатая зо­лотом страна и Великое море, которое безуспешно ис­кал Христофор Колумб, с каждым днем все больше манили вождя конкистадоров. В 1513 году он со своими воинами пересек Панамский перешеек и достиг берегов Великого Южного моря — Тихого океана. Объявив бес­конечные водные просторы со всеми их островами и землями собственностью испанского короля на вечные времена, Бальбоа начал расспрашивать у индейцев, где можно найти золото и другие сокровища.

Один из индейских касиков рассказал, что берег этот простирается далеко, далеко к югу, и там лежит бога­тейшая страна. Чтобы доплыть туда, нужны недели. В этой стране несметное количество золота, жемчуга и драгоценных камней, у храмов там — золотые крыши и серебряные двери. Там водятся удивительные вьюч­ные животные. Касик даже вылепил из глины изобра­жение одного из них. Испанцы не могли понять: верб­люд это или олень. На самом деле то было первое изо­бражение ламы, которое довелось увидеть европейцам, а полученные ими сведения были первым известием о могущественном и богатом государстве инков — Перу.

С тех пор самой пылкой мечтой Бальбоа стала экспе­диция в далекую южную страну. Однако ей не суждено было осуществиться. В Центральноамериканскую коло­нию — Золотую Кастилию - прислали из Испании нового наместника — губернатора ЛТедро Ариаса де Авилу (обычно его называли Педрариасом) с целой ар­мией завоевателей. Боясь соперничества человека, от­крывшего Великое Южное море, наместник в 1517 году приказал отрубить Бальбоа голову.

Педрариас, безжалостный, коварный деспот, трина­дцать лет управлял Золотой Кастилией, опустошив всю Центральную Америку; он, по свидетельству современ­ников, беспощадно уничтожил на этих землях два мил­лиона индейцев. В 1519 году конкистадоры основали Панаму — опорный пункт на побережье Тихого океана, построили там форт и гавань и стали совершать походы на север, вдоль берегов Панамы и Коста-Рики. Потом захватили Сальвадор и Никарагуа и добрались до Гва­темалы и Гондураса. Тут они столкнулись с испанцами, которые пришли в Центральную Америку с севера.

Главный поток испанской экспансии с Антильских островов Карибского моря был направлен на север — в Мексику. Страну эту завоевал Эрнандо Кортес, захва­тив там огромные богатства.

Однако индейцы по-прежнему утверждали, что нас­тоящая золотая страна находится далеко-далеко на юге. Там, в густых джунглях, за высокими горами жи­вет могущественный правитель Эльдорадо (Золотой ко­роль; по-испански «дорадо» означает золотой, позоло­ченный). Этот великий государь сказочно богат, все тело его покрыто тонким слоем золотой пыли. Каждое утро он смазывает себя липкой ароматной жидкостью или смолой, а затем посыпает мелко истолченным золо­том, и так, вызолоченный с головы до ног, разгуливает, словно сверкающая статуя, изваянная рукой великого мастера. Он решил, что нет на свете более прекрасного наряда, и не хочет украшать себя золотым оружием и драгоценностями, как другие правители; литые и ко­ваные украшения, по его мнению, слишком грубы и обыденны. Несравнимо большая радость — каждое утро заново осыпать себя золотым песком, а вечером смывать его и выбрасывать. Правитель так богат, что может себе это позволить — его золотые копи неисчер­паемы.

Миф о таком богатстве и столь необычном способе украшать себя кажется совершенно невероятным, од­нако он был значительно ближе к истине, нежели мно­гие другие легенды Нового Света.

Народ муисков, или чибча, обитавший на северо-за­паде Южной Америки, образовал в то время два госу­дарства: на юге, возле теперешней Боготы, и на севере, около нынешней Тунхи.

Верховный жрец муисков, бывший одновременно и правителем страны, после своего избрания на эту вы­сокую должность совершил торжественное моление на плоту посреди священного озера, будучи весь осыпан золотом. После окончания обряда он бросил в воды озера приношение богам — золотые украшения и драго­ценности.

Смутные сведения об этой церемонии, очевидно, и по­родили сказочную легенду об Эльдорадо, Золотом короле. Потом так стали называть фантастически бога­тую страну, скрытую в джунглях Южной Америки, а также город Маноас, в храмах которого полным-полно золотых идолов, сосудов, щитов и лат. Люди там от­правляются на войну, увешанные золотым оружием. Во время торжеств император этой страны вместе со сво­ими губернаторами и вассалами пьет из огромных золотых кубков. В подобных случаях соблюдается якобы следующий обычай: все, кто пьет за здоровье правителя, раздеваются догола и смазывают себя дре­весной смолой — белым бальзамом. Слуги правителя, размельчив золото в порошок, выдувают его через полый тростник на смазанные тела, пока те не начинают свер­кать от головы до пят. Потом покрытые золотом вель­можи пируют по шесть-семь дней подряд.

Эльдорадо было и оставалось далеким, недостижи­мым миражем. Чтобы приблизиться к этому заманчи­вому призраку, надо было отправиться на юго-запад от Панамского перешейка.

Однако все экспедиции, все походы в этом направле­нии кончались неудачей: высокие горы, густые леса, не­проходимые болота, порожистые реки и воинственные племена преграждали путь немногочисленным отрядам завоевателей.

Один из вождей конкистадоров — Паскуаль де Андагоя тоже пытался пробиться как можно дальше на юг, В 1522 году он отплыл из Панамы — путь его лежал вдоль побережья Южной Америки — и достиг дельты реки Сан-Хуан (4° с. ш.). На всей обозримой части по­бережья (берег теперешней Колумбии) Андагоя не на­шел ничего, что могло бы привлечь сюда конкистадоров. Повсюду он видел лишь влажные экваториальные леса да нескончаемые безжизненные болота. Туземцы, встре­чавшиеся очень редко, своими рассказами вновь окол­довали испанцев золотым миражем: высоко в горах, неподалеку от моря, к югу от реки Биру, лежит боль­шая и многолюдная страна, богатая золотом, серебром и жемчугом.

Однако Андагоя был вынужден вернуться в Панаму. Он привез новые сведения о загадочной стране Биру. Панамские колонисты уже знали об удивительной удаче, сопутствовавшей Кортесу в Мексике, они вспо­минали рассказы Бальбоа о легендах, услышанных им в джунглях. Недостатка в решительных людях, жаж­давших попытать счастья в новом далеком походе в ле­гендарное Эльдорадо, не было. Одним, из таких людей был Франсиско Писарро, закаленный воин, истый иска­тель приключений и авантюрист.