Сыновья леопардов

Милослав Стингл ::: В горы к индейцам Кубы

Итак, я постепенно почнавал на Кубе историю и сегодняшний лень ее негров, их танцы, их музыку, знакомился с удивитель­ными музыкальными инструментами афрокубинцев. Посещал более или менее таиные религиозные обряды лукуми, конго и других групп. Меньшие и большие афрокубинские загадки от­крывались передо мной одна за другой, только единственная, самая большая, оставалась. Называлась она Абакуа. Самое тайное из таиных мужских обществ, которое афроамериканцы создали в Новом Свете.

Тайное общество Абакуа в отличие от других афроамериканских религиозных и других объединений хранило свою великую тайну экуэ с такой безупречной молчаливостью, что прочее ку­бинское общество не знало об этом тайном обществе, о его отдельных группах или спектаклях почти, собственно, ничего. Хотя и последние десятилетия XIX века несколько раз выходили на улицы Карденаса, Матансаса и Гаваны иреме-ньяньиго, или, как называли их кубинцы по-испански, диаблитос (дьяволы).

Эти удивительные иреме-диаблитос являются в абакуанских обрядах представителями мира мертвых, мира давно почивших предков. Они — мост между этим миром мертвых и землей жи­вых. Диаблитос существует несколько.

Например, анаманги, всегда одетый в черное одеяние, дейст­вует при погребальных обрядах абакуа. Акуара мина выступает только при самых таиных частях главного обряда абакуа. Эрибангандо носит в правой руке итон — знак закона, а в левой — пальмовую ветвь—знак послушания и таким образом точно установленную функцию имеет каждый из двенадцати других абакуанских иреме.

Иреме являются весьма важными участниками абакуанских обрядовых пантомим. они своего рода артисты, поскольку абакуанские обряды являются в сущности религиозным театром, великой драмой, спектаклем о жизни и смерти. Спектаклем-сказ­кой о нашем мире, стране живых и ее антиподе — стране мертвых. В этой драме, которая играется для поучения всех абанекуа — участников отдельных абакуанских спектаклей, дей­ствуют, конечно, не только иреме. Однако на улицы кубинских городов выходят как раз только иреме-дьяволы. Непосвященные сам танец-спектакль, разумеется, нс понимают. Дьяволы, кото­рые приближались на улице и людям, чтобы своими вырази­тельными движениями сыграть свою роль, в колониальной Кубе обвинялись в приставании к пешеходам, нападении на женщин и детей и так далее.

В 1896—1897 годы колониальная полиция начала депортиро­вать многих абакуа на остров Фернандо По в испанской Афри­ке, Эта депортация продолжалась до конца испанского владыче­ства на Кубе. Вот так некоторые афрокубинцы вернулись обратно в Африку. Но какое это было возвращение! Когда-то работорговцы везли их из Африки насильно, скованными, как животных, а теперь снова в цепях и опять несвободными они в свою Африку возвращались.

Абакуа, которые остались на Кубе, тайно собирались и впредь, передавая секреты своим сыновьям и внукам. Сегодня негры Кубы, как и другие ее граждане, считают эту страну своим домом, но стена между абакуа и остальным миром, строгая охрана священной тайны, осталась как и прежде. Та же молча­ливость, та же замкнутость...

Десять месяцев пытался я проникнуть на какое-нибудь из абакуанских действ. Наконец, познакомился с негром, который, как я после узнал, был мосонго — руководителем одной из групп абакуа в городе Гуанабакоа. И от него потом получил пригла­шение на абакуанский обряд, который можно назвать действом об экуэ.

Большинство из компонентов современной афроамериканской культуры доныне имеет явственно видимых африканских пред­шественников. Название центрального абакуанского таинства — экуэ —мы находим в Африке, в южной Нигерии, где точно так же называется тайное общество племен экои и ибибио недалеко от бывшего Калабара. На языке эфик абакуанское экуэ означает леопард. А эфикское леопардовое братство является, бесспорно, прямым африканским предшественником представлений и обря­дов наиболее таиных из таиных обществ афроамериканцев — существующих еще кубинских абакуа.

Значит, предшественники нынешних абакуа пришли оттуда. Об этом говорит и факт, что долгое время членами абакуа могли стать исключительно представители афрокубинской груп­пы карабали, название которой указывает на происхождение этих негров — на Калабар, прибрежную область, лежащую при­близительно там, где ныне сходятся границы Камеруна и Ни­герии.

Несколько десятков этих карабали — людей из Калабара — потом в 1834 году в городе Регла объединилось в первое абаку­анское действо на Кубе, называемое «Эфике бутон». А за ними последовали следующие.

Участником любого из абакуанских действ может стать прин­ципиально только мужчина. Женщинам и изнеженным мужчи­нам в обществе абакуа нет места. Это хорошо показывает одна известная африканская поговорка: «Чтобы ты был мужчиной, ты не должен быть в абакуа. Чтобы ты, однако, был в абакуа, ты должен быть мужчиной».

Чтобы мужчина стал экоби - членом какого-либо абакуан­ского действа, он должен пройти через ряд испытаний. Только после их завершения кандидат становится полноправным участ­ником действа. Для экоби посвященного брата — из членства в абакуанском действе вытекают различные обязанности. Глав­ная из них — взаимная помощь. Экоби — братья — обязаны все­гда и во всем помогать друг другу. А если какой-нибудь брат умрет, все экоби должны предоставить соответствующую помощь его вдове и детям. Л самой основной обязанностью всех братьев является, конечно, скрытность. Абакуа — это замкнутый мир та­инств. А непосвященные не имеют в принципе доступа даже и вратам этого мира. Приглашение от мосонго мне после почти годичного поиска все же дало возможность проникнуть и сы­новьям леопардов и участвовать потом и в их главном обряде — спектакле о жизни и смерти, о мире нашем и его антиподе — далекой стране мертвых, в которой царит это центральное таин­ство абакуа — великое экуэ.

Прежде чем начнется драма, в фамба — святилище — игра­ется своего рода интермедия, в которой, как правило, участ­вуют только самые высокие представители соответствующей абакуанской общины. Рядовых братьев нет, они не могут при­сутствовать. Однако и тут экуэ не присутствует, Только голос его, подобный призыву леопарда, иногда как бы зазвучит издали.

Участники обряда внимают призыву голоса леопарда и перед рассветом начинают подготовку и собственно обряду. Сначала приносят в жертву петуха, а потом магически и все окружаю­щие предметы.

Потом, когда петушиная кровь стынет на полу фамба, леопардовы сыновья — абанекуа, освященные присягнувшими братьями, могут начать свое действо...