В лагуне сокровищ

Милослав Стингл ::: В горы к индейцам Кубы

По пути, который привел на Кубу гуанахатабеев и сибонеев по этому «мосту» пришла на Кубу и последняя группа индейцев — таины. Их культуру мы знаем значительно лучше, чем культуру гуанахатабеев или сибонеев. С культурой таинов мы можем познакомиться не только в музеях или в книгах по американистике, но и в специально построенном недавно таинском поселке.

И вот после посещения Сибонеиской Амброзиевой пещеры, ле­жащей на северном берегу Кубы — на полуострове Икакос у Флоридского пролива. я отправился на южное побережье ост­рова и Лагуна дель Тесоро — Лагуне сокровищ. Эта лагуна расположена в самых больших на Кубе болотах, в огромной трясине, которую кубинцы по очертаниям полуострова, на кото­ром она лежит, называют Трясиной туфель.

В середине заболоченной Туфли, которая раньше была пол­ностью неприступным царством крокодилов и цапель, кубинское правительство построило надежную дорогу, а воду из болот от­вели в обширное озеро — Лагуну сокровищ, где создана огром­ная крокодиловая ферма. Я. однако, приехал туда не любоваться экзотикой или покупать кожу карибского каймана, а посетить таинскую деревню, которую современные кубинцы воспроизвели здесь точно так же. как ее описывали первые испанские хрони­керы Кубы. Деревню составляли несколько хижин, расположен­ных вокруг батей — сельской площади прямоугольной формы. Индейские хижины имеют или круговой план и коническую кры­шу их таины называли каней, или квадратный план — по-таински — бойо. В хижинах нет никакой мебели, кроме гамаков, под­вешенных на высоких столбиках.

Таины строили свои деревни большей частью у воды — на бе­регу моря, реки или на речном острове. Кормились они продук­тами земледелия, а также рыбой и другой водяной живностью. Новая таинская деревня расположена посреди лагуны на ма­леньком острове, разделенном рядом каналов. Да, такое место таинам наверняка бы понравилось! Здесь достаточно места для полевых участков. Ведь таины были на Кубе первыми, кто начал обрабатывать землю. Они возделывали кукурузу, этот священ­ный злак всех американских индейцев, хлопчатник, перец и та­бак. Особенно важными были две сельскохозяйственные культу­ры — бинкато и маниока. Из маниоковой муки таины пекли свой плоский индейский хлеб — кассаву. Люди, воссоздавшие облик индейской деревни, хотели показать не только постройки кубин­ских индейцев, но и другие черты их культуры, поэтому заселили таинскую деревню статуями индейцев и индеанок. Уже на краю поселка мы встретили индеаику, пекущую для всей семьи касса­ву. В то время как хлебопечением, а также всеми сельскохозяй­ственными работами занимались у кубинских таинов женщины, мужчины обогащали семейное меню охотой. И вот мы видим таина, убивающего маленького кубинского грызуна, которого индейцы называли утиа. Утиа похож на крысу. Сегодня на Кубе он очень редок. А вне Кубы вообще не встречается. В некоторых частях острова таины охотились еще на алемике - маленькое животное, которое кормится насекомыми — и на легуана. При­митивное оружие таинов, конечно, кожу этой страшной ящерицы не пробивало, и для добывания легуанов индейцами была при­думана особая хитрость: они подражали их слабым голосам и потом, когда животное хотело ответить, всаживали ему в пасть палку или дубинку. Здесь, в лагуне, тем же способом охотились индейцы и на кайманов. Эту охоту показывает одна из скульп­тур таинскои деревни.

Здесь же искусно сделанная индейская собака особой поро­ды, которую использовали для охоты и о которой нам также с изумлением рассказывают испанские хроникеры Кубы. Таины называли ее арко. Эта собака была безгласной — не умела лаять. Держали индейцы дома и птиц, обученных для охоты. В реках тростниковыми сетями ловили ночью рыбу и крабов. Для этого освещали выбранное место сотнями факелов из смолистого дере­ва, чтобы ослепить живность и захватить ее врасплох. Нежных фламинго, которые когда-то целыми стаями жили на Кубе, ин­дейцы ловили по-другому. Они надевали оболочку тыквы на го­лову, ныряли с этим «скафандром» под воду, подкрадывались под водой и птице — и хватали фламинго за длинные ноги.

И еще об одной из десятков статуй таинской деревни: она изображает гончара. Благородный сосуд в его руках напоминает нам. что таины уже открыли тайну изготовления керамики (сибонеи, а тем более гуаиахатабеи керамики вообще не знали, и поэтому в специальной литературе говорят, что они имели предкерамическую культуру).