В страну бородачей

Милослав Стингл ::: В горы к индейцам Кубы

Винты «Британии» завертелись, словно хотели оторваться и улететь в облачную высь, но болты не пустили их, так что винтам ничего другого не оставалось, как поднять с бетонной ленты рузыньского аэропорта тяжелый корпус самолета. Направление: Ирландия, Атлантический океан и на том берегу — Америка. Новый Свет.

Но пока мы еще дома. Под нами бежит земля. Милый чеш­ский ландшафт. Река Лаба. И серо-голубое Среднегорье с остры­ми вершинами мертвых вулканов. А потом Крконоше — камен­ная пограничная завеса Чехия. На высоте семи тысяч метров ца­рит спокойствие — в превосходно звукоизолированном салоне почти полная тишина. Самое время открыть расписание полетов «чехословацких аэролиний». Маршрут Прага — Гавана, Чехосло­вакия — Куба.

Мы полетим потом тем же путем еще несколько раз. Но, ко­нечно, этот полет, эти дии я никогда не забуду. Стоит вторая по­ловина октября 1962 года. Кажется, что воздушный корабль стоит на месте, а глубоко внизу кто-то как бы показывает не­бесным зрителям лики нашей планеты. Некоторое время спустя самолет приземляется в Ирландии, чтобы в последний раз в Ев­ропе досыта напиться бензина.

Затем мы совершаем прыжок через Атлантику. Прыжок в са­мом узком месте океана, шириной, однако, в две тысячи миль. На другом берегу наша «Британия» ненадолго приземляется на канадской земле. И вскоре уже опять сидишь в удобном кресле «Британии», опять под тобой море, самолет летит у берегов Аме­рики. Когда пролетаем Багамские острова, земля выпрыгивает из волн лишь на короткие мгновения. И вот, наконец, уже под нами возникает в веселых волнах Куба.