Куба — страна Великого хана

Свет Яков Михайлович ::: Колумб

Две недели курсировала флотилия в водах Багамско­го архипелага, не спеша продвигаясь на юг. Повсюду в ласковом море были рассеяны большие и малые острова, невысокие, зеленые, обитаемые. Смертельные опасности таили эти воды — вдоль островов тянулись цепи белых рифов, несметное множество подводных скал скрывалось в уютных бухтах и в извилистых проходах.

На карту Адмирал нанес острова Санта-Мария-де-Консепсьон, Фернандина, Изабелла[54], все они были очень похожи на остров Гуанахани, и обитали на них такие же приветливые и доверчивые люди, говорили же они на том же языке, что и гуанаханийцы, и так же охотно «дарили свои сердца» диковинным пришельцам.

Формула Т—Д—Т — товар — деньги — товар — не применялась и на этих, «более домовитых» островах. Здесь бубенчики, осколки стекла и красные колпаки не­посредственно по формуле Т—Т обменивались на мотки хлопковой пряжи и золотые палочки, которыми были украшены носы островитян, но фернандинцы очень быст­ро дозрели до понятий товарного общества, а это обстоя­тельство радовало генуэзскую душу Адмирала.

На каждом шагу Адмирал и его спутники совершали удивительные открытия. На Фернандине они открыли «висячие постели» — гамаки — утварь, которую не знал Старый Свет. Чуть позже гостей из Страны Восхода по­разил странный обычай аборигенов: они зачем-то встав­ляли себе в ноздри трубочки с каким-то зельем, это зелье поджигали и с явным удовольствием втягивали в легкие дым. Трубочки назывались «тобако», зелье «кохибой». По непонятной причине это бурое крошево кастильцы окрестили именем прибора, который вставлялся в носы курильщиков.

Табак был открытием вредным. Но на берегах ново-обретенных островов генуэзский Ясон и его кастильские аргонавты открыли множество полезных вещей. Здесь возделывались удивительные корнеплоды — юкка, ямс, бататы; здесь росли деревья, которые давали воск и бла­говонные смолы. Поражало и другое: не водились в заморских землях европейские звери, здешний люд поня­тия не имел о лошадях, овцах, быках, кошках. Собаки были, маленькие, смирные и немые — лаять они не умели. И, странное дело, народы этого заморского мира не знали колеса.

Путь Колумба от острова Гуанахани к берегам Кубы.


Путь Колумба от острова Гуанахани к берегам Кубы.

Между тем и пленники, взягые на Гуанахани, и ин­дейцы других Лукайских островов все время твердили, будто где-то на юге лежат большие острова Кольба, или Куба, и Бохио и что там много золота.

По расчетам Адмирала, где-то поблизости должен был находиться остров Сипанго, за которым лежала страна Великого хана. И он решил «идти к материковой земле и к городу Кинсаю, чтобы передать письма их высочеств Великому хану, испросить у него ответ и с ответным письмом вернуться в Кастилию» (24, 104).

В среду, 24 октября 1492 года, от острова Изабеллы Адмирал круто повернул на юго-запад и направился к острову Куба.

Три дня спустя перед наступлением ночи корабли по­дошли к большой земле и наутро отдали якорь у дивных берегов. В море стекала широкая река, и в ее долине рос­ли пальмы с огромными листьями и множество деревьев с неведомыми плодами. То была Куба. Где именно вышел к ней Адмирал, сказать трудно. Быть может, вступил он в узкую бухту Барнай, быть может, в бухту Нипе, по­добную фляге с тесным горлышком. Несомненно лишь одно — то был северо-восточный берег этого острова[55].

До сих пор Адмиралу встречались лишь небольшие острова. Теперь перед ним лежала необъятная земля, берега ее тянулись и к западу и к востоку на сотни миль.

Куба... Адмирал уже не сомневался: он дошел до владений Великого хана.

А между тем, когда на Кубе восходит солнце, на бе­регах Желтого моря оно клонится к закату. Половина земной окружности — такова дистанция, отделяющая Кубу от страны, где во времена Марко Поло царствовал Великий хан Хубилай. И непохожа Куба на Катай — северные земли империи Великого хана, — и совсем не такие на Кубе горы, леса, люди, как на острове Сипанго или в Индии.

Вскоре Адмирал доведался, что в глубине страны пра­вит могущественный «король» и его резиденция лежит в четырех днях пути от места стоянки флотилии.

И в дневнике он записал: «Я нахожусь между Зайтоном и Кинсаем, лиг за сто от того и другого, а земля эта — материк» (24, 111).

Появились и утешительные признаки: больше стало попадаться индейцев с золотыми украшениями, что так­же укрепило надежду Адмирала на скорую встречу с Великим ханом.

Путь Колумба вдоль северо-восточных берегов Кубы (1492 г.).


Путь Колумба вдоль северо-восточных берегов Кубы (1492 г.).

Зайтон, Кинсай... Города Цюаньчжоу и Ханчжоу, главные гавани империи Великого хана, обстоятельно описанные Марко Поло. Не сто, а тридцать пять раз по сто лиг от берегов Кубы до этих китайских городов. И чтобы дойти до них западным путем, надо обогнуть Южноамериканский материк и пересечь по диагонали Тихий океан!

В самом начале ноября Адмирал узнал, что в глуби­не страны много золота имеется в области Кубанакан. Кубанакан на языке местных жителей — Средняя Куба. Но звучит это странное слово на маркополовский ма­нер. Почти как Хубилай-хан.- Еще одно подтверждение Колумбовой гипотезы. Земля Великого хана не за гора­ми, стало быть, непременно надо в эту землю отправить посольство. И Колумб снарядил в путь толмача Луиса де Торреса, знатока арабского и халдейского языков. Посол дошел до желанной страны, но жили в ней не китайцы и не монголы, а полуголые индейцы, и орошали ее не великие реки Дальней Азии, а притоки кубинской реки Какоюгин...

13 ноября 1492 года Адмирал направился на восток на поиски золотого острова Банеке, о богатствах которо­го говорили местные индейцы. Неуловимого острова, от него корабли упорно отгоняли противные ветры. Впро­чем, Адмирал ничего не потерял, не добравшись до Ба­неке. Впоследствии выяснилось, что это был скудный островок Большой Инагуа, затерявшийся на южном краю Багамского архипелага.

В разгар бесплодных поисков острова Банеке, 21 но­ября, внезапно исчезла «Пинта». Мартин Алонсо Пинсон самовольно покинул Адмирала, желая первым добраться до золотых россыпей Банеке, их посулил ему разыскать один индеец.

Месяц назад на Фернандипе и Изабелле Адмиралу сообщили, что восточнее Кубы лежит большой остров Бохио. Потеряв надежду отыскать Банеке, глава экспеди­ции повел оставшиеся корабли к берегам Бохио.



[54] Это соответственно острова Рам-Кей, Лонг-Айленд и Крукед-Айленд современных карт. Попутно Адмирал открыл не­сколько более мелких островов в центральной части Багамского архипелага.

[55] В 1973 году была опубликована очень интересная статья Б. Лукина, в которой описаны споры о предполагаемом месте вы­садки Колумба на Кубе (16а). Б. Лукин отмечает: ныне на Кубе признано официально, что Колумб 28 октября 1492 года ввел свои корабли в бухту Барнай. Автор на фотоснимке запечатлел стелу, воздвигнутую на берегу этой бухты в честь высадки на Кубе великого мореплавателя.