Глава XIII

Сост. Е. Б. Никанорова ::: Как Христофор Колумб открыл Америку

Задолго до того, как Виргиния достигла процветания, на восточном берегу нового материка создавались дру­гие колонии, Вспомните, что Квебек был основан фран­цузами в 1608 году, лишь через год после заселения Виргинии. Посмотрим теперь, как и почему были осно­ваны другие поселения англичан.

Колония Виргиния с самого начала была чисто де­ловым предприятием. Ближайшая колония, к которой мы теперь переходим, была учреждена совсем по дру­гим причинам. Чтобы понять их, давайте посмотрим, что происходило в Англии за много лет до 1620 года, когда было основано это поселение.

Вероятно, вы помните то, что мы говорили о новой религии, появившейся во Франции, последователи кото­рой назывались протестантами или гугенотами, и пом­ните, быть может, что эта религия была частью религи­озного движения, охватившего тогда всю Западную Ев­ропу. Быть может, вы припомните, что королева Елиза­вета, которая сама была протестанткой, покровительст­вовала исповедовавшим эту веру. Службы в англий­ской церкви совершались согласно протестантскому уче­нию. Все подданные королевы обязаны были присутст­вовать на этих службах. По приказанию королевы като­лики в Англии должны были сделаться протестантами или подвергнуться наказанию.

Но случилось так, что в Англии многие были так же недовольны английской церковью, как и католической. Новая церковь слишком похожа на старую, говорили они, желая изменения или отмены многих обрядов. Они говорили, что церковь требует очищения, почему их и называли «пуританами»[112]. Это были люди, много читав­шие библию и старавшиеся жить согласно ей. Они осуж­дали моду и развлечения того времени, одевались в платье темных тонов и, не желая носить огромные па­рики, бывшие модными в то время, коротко стригли во­лосы. Поэтому враги называли их круглоголовыми.

Через некоторое время среди пуритан появились лю­ди, которые решили, что бесполезно стараться изменить англиканскую церковь и что было бы лучше основать свои церкви, в которых можно было бы славить Бога по их собственному разумению. Эти люди назывались «сепаратистами» [113], потому что хотели отделиться от церк­ви. Некоторые из них попытались привести этот план, в исполнение и создали общество или конгрегацию в Лондоне. Это общество было разогнано по приказанию ко­ролевы, а многие из его членов заключены в тюрьму. Но это не мешало сепаратистам увеличивать свои ряды.

Когда в 1603 году королева Елизавета умерла и ей наследовал король Иаков, к пуританам и сепаратистам стали относиться еще суровее, чем прежде. Члены одной сепаратистской конгрегации, не выдержав притеснений, бежали в 1609 году в Голландию. В течение одиннадца­ти лет они жили в городе Лейдене, причем число их за это время увеличилось с трехсот до тысячи. Их назы­вали «пилигримами»[114], потому что они покинули родные дома ради своей религии.

Еще до истечения одиннадцатого года пилигримы решились опять пуститься в путь на поиски новой роди­ны. Голландцы в Лейдене очень дружелюбно относи­лись к ним, но пилигримам было неприятно думать, что их дети и внуки будут говорить не на английском язы­ке, а на голландском, а когда вырастут, вступят в брак с голландцами, и получится так, что через некоторое время они, пожалуй, и позабудут, что они англичане. Лучше уйти куда-нибудь подальше и основать новое об­щество, где дети их могли бы воспитываться как англи­чане.

Весь вопрос был в том — куда идти? Европа была переполнена. В Виргинию? Нет, там они должны будут вернуться к англиканской церкви. На северный берег Южной Америки? Там слишком жарко. В Новую Ан­глию? Там слишком холодно. На реку Делавэр? На этом они остановились и решили просить хартию у Иакова I. Но король отказал им. Впрочем, он приказал, чтобы пи­лигримов оставили в покое, «пока им этого хочется».

В 1620 году несколько членов Лейденской конгрега­ции вызвались отправиться в Америку, чтобы разузнать все на месте. Они отплыли из Голландии на старом ко­рабле «Спидуэл». Во время их остановки в Соутгемптоне, в Англии, к ним присоединился другой корабль — «Мейфлоуэр». На нем плыли люди, которые хотели при­соединиться к создаваемому обществу.

«Спидуэл» оказался ненадежным для такого путе­шествия, и путешественники вынуждены были оставить его. Все пассажиры в количестве ста человек собрались на «Мейфлоуэре».

Среди отъезжающих находился капитан Майлс Стендиш, который, хотя и не был приверженцем церкви пи­лигримов, сблизился с ними еще в Голландии и решил ехать вместе с ними.

Путешествие было продолжительным и бурным. Вол­ны играли маленьким кораблем, как хотели, и когда он добрался наконец до берегов Северной Америки, то ока­зался на много миль севернее реки Делавэр. Переселен­цы попытались повернуть корабль к югу и двигаться к намеченному пункту, но разразилась буря, которая вы­нудила их искать убежища в бухте мыса Код.

Утомленные путешествием на переполненном ко­рабле, пилигримы приняли чье-то предложение остать­ся здесь и не искать другого места. Пять недель отря­ды разведчиков подыскивали место для основания го­рода. Наконец вопрос был решен и строительство нача­лось.

Избранное место было тем самым, которое на кар­те, начертанной капитаном Джоном Смитом, носило наз­вание Плимут. Пилигримы сохранили это название. И сейчас можно увидеть скалу, на которую, по рассказам, высадились колонисты.

Вначале был построен только один дом, где все и поселились одной большой семьей. Индейцы не трево­жили колонистов, хотя их и видели в окрестных лесах. Но однажды в поселение смело вошел индейский воин и на английском языке поздравил «бледнолицых» с при­бытием в его страну. Впоследствии выяснилось, что он научился нескольким английским словам от приезжав­ших в эти края рыбаков.

Колонисты обошлись с гостем приветливо, и вскоре он пришел опять и привел с собой Массасойта, вождя соседнего племени, и несколько воинов, разрисованных и украшенных перьями. Навстречу делегации вышел гу­бернатор. Было решено, что между краснокожими и бледнолицыми будет постоянно поддерживаться мир. Это соглашение свято соблюдалось более полувека.

Возможно, индейцы совсем иначе отнеслись бы к пи­лигримам, если бы не боялись страшной силы, которую они приписывали белым людям. Незадолго до приезда поселенцев индейцев охватила эпидемия язвы, от кото­рой умерло более половины краснокожих в Новой Анг­лии. Многие из индейцев верили, что ужасная болезнь была послана им в виде наказания за то, что они уби­ли нескольких белых рыбаков.

Хотя индейцы оставили колонистов в покое, у них были другие враги, более свирепые и страшные,— бо­лезни и смерть. Весной половины из приехавших уже не было в живых, а остальные почти все хворали. Только семь человек были в силах заботиться о больных.

Но вместе с прекрасной весной Новой Англии к пи­лигримам вернулась и бодрость. И вот поля уже засея­ны хлебом, сооружено укрепление, начата постройка еще нескольких домов.

Осенью был собран отменный урожай, а в поселении красовалось семь новых домов. Жители чувствовали, что им за многое надо быть благодарными всевышнему. Губернатор назначил в ноябре день, чтобы посвящать его благодарению Богу. Этот день празднуется в Север­ной Америке и теперь. Правда, сегодня люди садятся за столы, покрытые белоснежными скатертями, устав­ленными серебром и хрусталем. А в тот, первый, день Благодарения на столах стояла посуда из дерева и яст­ва, положенные в нее, не принадлежали к числу изы­сканных. Но колонисты, которые знали, что такое го­лод, не жаловались.

На праздник были приглашены Массасойт и несколь­ко воинов. В качестве подарка они принесли мешок ка­ких-то белых зерен, очень понравившихся колонистам.

Вскоре после дня Благодарения в гавани появился корабль. Это была «Фортуна», привезшая еще пятьде­сят пилигримов. Вновь соединились семьи, встретились друзья. Много грустных часов ушло на рассказы о тех, кто покоился теперь на маленьком кладбище на холме. Могил было так много, что колонисты, опасаясь, как бы индейцы не осмелели, узнав об их потерях, решили засе­ять это место пшеницей. И много слез проливалось, ко­гда глаза обращались к полю с волнующимся хлебом...

Два года шла напряженная борьба за существова­ние. Маленькая колония росла медленно, но все-таки росла. И наконец не стало больше сомнений, что Пли­мут имеет все данные для дальнейшего развития.

Что надо запомнить:

1. Люди, желавшие «очищения» англиканской церкви, называ­лись «пуританами».

2. Среди пуритан были желающие основать свою собственную церковь. Они назывались «сепаратистами».

3.  Король Иаков I относился сурово и к пуританам, н к сепара­тистам.

4.  Отряд сепаратистов выехал из Англии. Они известны под на­званием «пилигримов».

5. В течение 11 лет пилигримы жили в Голландии, а затем от­правились в Америку.

6. В 1620 году они основались в Плимуте.


[112] Пуританин — от латинского слова puritas — «чистота».

[113] Сепаратисты — от латинского слова separatus — «отдельный».

[114] Пилигрим—от итальянского слова pellegrino — «чужеземец».