Глава X

Сост. Е. Б. Никанорова ::: Как Христофор Колумб открыл Америку

Пока Испания открывала золотые рудники в горах Южной Америки и отправляла на родину корабли, на­груженные сокровищами, благодаря которым она стала богатейшей страной Европы, а Франция исследова­ла плодородные долины рек Святого Лаврентия и Мис­сисипи, что же делала Англия?

Мы знаем, что вскоре после открытия Америки она послала туда Джона Кабота с сыном, но те привезли мало добычи, и поэтому никто не последовал за ними по этому пути. В течение почти целого столетия Англия выказывала весьма мало интереса к Америке.

Возможно, так продолжалось бы и дальше, если бы англичане не увидели в Америке средства для того, что­бы ослабить и унизить своих врагов — испанцев. С того времени как Елизавета сделалась королевой Англии, с 1558 года, мы находим, что ненависть между испанца­ми и англичанами все увеличивалась. Одна из причин ее заключалась в том, что в Англии протестантская вера стала государственной религией. Король Испании Филипп не мог примириться с этим, так как с особой силой веровал в папу и католическую церковь.

Из года в год это чувство озлобления усиливалось. Испанцы называли англичан еретиками, англичане, в свою очередь, называли испанцев разными обидными именами. Посмотрим, каким образом это чувство взаимной ненависти способствовало сближению Англии с Америкой.

Английские моряки уже на первых порах приняли участие в торговле невольниками, заведенной португальцами, и под руководством сэра Джона Гаукинса эта торговля сделалась привычным и выгодным промыслом. В 1562 году капитан Гаукинс вновь отправился в плавание, чтобы привести целый корабль невольников-негров для Вест-Индии. Оказалось, что испанские плантаторы рады были купить этих негров, и Гаукинс вскоре вернулся домой с кораблями, нагруженными богат­ствами.

В одну из позднейших поездок Гаукинс встретился с испанским флотом, командиры которого предательски напали на него, после того как согласились не стрелять в суда англичан. Были уничтожены три корабля, много людей погибло. Легко понять, каково было негодование англичан, когда они узнали о случившемся.

После этого английские моряки захватывали испан­ские суда повсюду, где только встречали. Много испан­ских кораблей с сокровищами из Америки были захва­чены Гаукинсом, Френсисом Дреком и другими морепла­вателями.

Дреку принадлежит план обогнуть мыс Горн (юж­ную оконечность Америки) и, вступив в Тихий океан, напасть на богатые испанские колонии на западном бе­регу Южной Америки. Дрек хотел неожиданно войти в Тихую гавань, где испанцы и не думали об англичанах, считая, что они находятся за две-три тысячи миль отту­да, захватить ценные грузы кораблей, готовившихся к отплытию, и выйти в море прежде, чем испанцы опра­вятся от такого внезапного нападения. Осуществив свой план, Дрек пересек Тихий океан, обогнул мыс Доброй Надежды и вернулся в Англию.

В 1585 году была объявлена война между Испанией и Англией. Испанский король решил наказать англичан и доказать им, что Испания остается владычицей морей. С этой целью он стал собирать огромный флот.

Тем временем первый отряд английских колонистов отправился для поселения в Америку, но после жесто­кой битвы с испанцами вынужден был вернуться домой. Предводитель его, сэр Гемфри Джилберт, не пожелал отказаться от своего намерения и в 1583 году вновь от­плыл в Ньюфаундленд, но в пути корабль попал в силь­ную бурю, потерпел крушение, и Джилберт оказался в числе погибших.

Сводный брат Джилберта, сэр Вальтер Ралей, поль­зовавшийся расположением королевы, получил разре­шение продолжить дело своего брата. Он считал, что основание колонии слишком затруднительно для одно­го человека и что за него должно взяться правительст­во. Поэтому Ралей пытался возбудить внимание коро­левы к земле по ту сторону океана.

Ралей считал основание колонии в Америке полез­ным для Англии по многим причинам. Он говорил, что население Англии увеличивается, и так как она являет­ся небольшим островом, то должно прийти время, когда она начнет испытывать недостаток в продовольствии. Это было тем более верно, что многие пахотные земли были тогда обращены в пастбища для овец. Если бы Англия имела колонию в Америке, убеждал Ралей, то получила бы возможность обеспечить свое население всем необходимым.

Во-вторых, говорил Ралей, в Америку можно было бы отправлять бедных людей, не находящих себе рабо­ты в Англии. А в новой стране найдется достаточно ра­боты для всех.

В-третьих, легко понять, каким прекрасным рынком могла стать такая колония для английских товаров. Она могла поднять торговлю Англии и способствовать ее дальнейшему процветанию.

Наконец, эта страна будет хорошим местом для сто­янок судов, отправляющихся на поиски северо-западно­го пути в Азию. Ну и, конечно, основание колонии бу­дет способствовать ослаблению власти Испании.

Королева Елизавета согласилась со справедливостью этих доводов, но тем не менее не была расположена тратить деньги на подобное предприятие. Ралею было предложено действовать без ее помощи.

Избрав для будущей колонии ту часть Америки, ко­торая называется Северной Каролиной, Ралей в 1585 году отправил туда около ста человек, с тем чтобы они основали поселение на Роэнокском острове. Однако че­рез год поселенцы стали терпеть недостаток в пище, и когда там появился Френсис Дрек с флотом из 23 су­дов, они с радостью приняли его предложение отвезти их домой.

В следующем году Ралей возобновил попытку, и Роэнокский остров был еще раз занят поселенцами.

Вскоре после основания этого второго поселения там родилась девочка, первый английский ребенок, начинав­ший свою жизнь в Америке. Она была внучкой губерна­тора колонии. Ребенку было дано имя Виргиния, по име­ни страны, в которой родилась. Дело в том, что Ралей назвал эту страну Виргинией (девственной) в честь ко­ролевы Елизаветы, которую часто называли «королевой-девственницей».

Но какая именно часть страны носила название Вир­гиния, не знали с точностью даже те, кто дал ей это на­звание. Они считали, что она простиралась от Новой Франции ка севере до Флориды на юге, а на запад — до Тихого океана. Тогда думали, что весь материк так же узок, как Мексика.

Но мы должны вернуться к маленькой девочке Вир­гинии и к колонии на Роэноке. Вскоре после рождения внучки ее деду пришлось сесть на корабль и отправить­ся в Англию за помощью. Он нашел свою родину в са­мом возбужденном состоянии. Король Филипп все еще деятельно собирал свой огромный флот, и в Англии каждый корабль, какой только можно было найти, пра­вительство брало в свое временное владение, чтобы дать королю Испании должный отпор, когда он придет.

Ралей пытался отправить запасы, за которыми при­ехал губернатор Уайт, но в течение долгого времени он не мог найти свободный корабль. Когда же наконец ко­рабль нашелся и уже отплыл в Америку, то он был возвращен в порт испанскими крейсерами. Пришло вре­мя, когда испанский флот, который испанцы назвали Непобедимой армадой, выступил в море, направляясь к Англии.

Все английские суда собрались в Ла-Манше в ожи­дании врага. Фермеры и земледельцы оставили свои работы и взялись за оружие, чтобы сражаться за свое отечество.

Испанский король выслал для борьбы со своим вра­гом 130 кораблей с тремя тысячами пушек и тридцати­тысячным войском. У англичан было почти столько же кораблей, но суда их были меньших размеров, и пу­шек на них было меньше. Зато ими было легче управ­лять.

Произошла большая битва, в которой Испания по­терпела поражение. Англичане заставили испанские су­да уйти в Северное море, и многие из этих судов погиб­ли, огибая Шотландию на обратном пути в Испанию. 1588 год стал великим годом для Англии.

Следующие три года одна победа следовала за дру­гой. Было уничтожено более 800 испанских кораблей. Теперь никто не мог помешать англичанам плавать там, где они хотели.

А маленькая колония? Что стало с поселенцами Роэнока? Прошло уже четыре года с тех пор, как губерна­тор Уайт оставил ее. Теперь он возвращался туда прос­тым пассажиром на корабле, направлявшемся в Вест- Индию, которая находилась в сотнях миль от Роэнока.

Наконец Уайт достиг своего острова. С каким нетер­пением он, вероятно, ждал той минуты, когда увидит тех, кого любил! И каким отчаянием должно было па- полниться его сердце, когда он не нашел даже следа поселенцев. В колонии было совершенно пусто. Губер­натор не нашел ничего, кроме нескольких принадлежав- ших ему книг и картин, разорванных и разбросанных.

На одном из деревьев было вырезано слово «Кроатан». Это было название индейской деревни, находив­шейся поблизости. Дело в том, что перед отъездом Уайт и колонисты условились, что если они по какой-либо причине будут вынуждены покинуть колонию, они вы­режут на дереве название того места, куда отправятся. Если это случится вследствие какого-нибудь бедствия, под названием должен быть вырезан крест. Был ли там крест? Губернатор с тревогой искал его, но найти не мог. «Следовательно, они благополучно живут в Кроатане»,— подумал он. Капитан корабля, на котором при­ехал губернатор, объявил, что не может следовать даль­ше, и бедный Уайт вынужден был вернуться в Англию.

Впоследствии оказалось, что в Кроатане не было белых людей, и туземцы уверяли, что никогда там их не видели. Узнать, что стало с «затерянной колонией» Ралея, так и не удалось.

Что надо запомнить:

1. Англичане стали интересоваться Америкой позже других на­родов Европы.

2. Англичане и испанцы питали ненависть друг к другу.

3. Джон Гаукинс положил начало торговле рабами, захватывая негров на их родине в Африке и продавая плантаторам Вест-Индии.

4. Между английскими и испанскими судами на море началась открытая вражда.

5. Гемфри Джилберт два раза пытался основать колонию, но неудачно.

6. Вальтер Ралей сделал две подобные же попытки, но также без успеха. Вторая из его колоний была оставлена без помощи в те­чение почти четырех лет. Судьба ее неизвестна, поэтому она назы­вается «затерянной колонией».