Годы томительного ожидания

Лиелайс Артур Карлович ::: Каравеллы выходят в океан

Неудача Колумба при португальском дворе.Переезд в Испанию.Первое свидание с королями Фернандо и Изабеллой.Саламанская хунта.Светлый луч во мраке тяжелых лет.Все ила ничего!Содействие богатых купцов.

Почему же португальский король Альфонс V не воспользовался проектом Тосканелли? Очевидно, его советники с полным на то основанием усомнились в близости западного пути и сочли более разумным продолжать разведку берегов Африки, принесшую уже ощутимые результаты.

В 1481 году Альфонс V умер, и на престол вступил его сын Жуан II, который активно продолжил начатые принцем Энрике поиски морских путей. Колумб представил молодому королю свой проект и просил его снарядить три каравеллы, снабдить их годичным запасом провианта и товарами для обмена. Эти каравеллы отправились бы через океан в Индию — на остров Сипанго и в царство великого хана.

Колумб пустил в ход все свое красноречие и нарисовал заманчивые картины богатых заморских стран. Жуан выслушал его, но доводы генуэзца не убедили короля, и он передал проект в специальный «Совет математиков», который рассмотрел его лишь в 1484 году.

Колумб изложил членам совета свой план, и они легко обнаружили, что познания генуэзца в области математики и космографии очень скудны и заимствованы из книги Д'Альи. К тому же члены совета заметили, что генуэзец отбирает лишь те факты, которые говорят в пользу его проекта. Не вдохновили их и его красноречивые призывы обратить в христианство язычников и использовать золото Индии для борьбы с мусульманами. Совет посчитал Колумба болтливым хвастуном и предложил королю отклонить его проект, как в корне ошибочный и к тому же повторяющий старый, забытый план Тосканелли.

Все же Жуан II продолжал переговоры с Колумбом. А тот был настолько уверен в успехе своей будущей экспедиции, что потребовал в награду за свои труды титул дворянина, чин адмирала и вице-короля всех земель, которые он откроет, а также десятую долю ожидаемых доходов. Король был разгневан дерзкими притязаниями генуэзца и окончательно отклонил проект. Ведь он привык к тому, что капитаны португальских судов никогда не требовали за свои открытия никаких особых прав. К тому же африканские экспедиции не позволяли распылять силы и средства на другие начинания.

Потеряв всякую надежду на поддержку короля, Христофор Колумб после смерти жены в 1485 году навсегда покинул Португалию. Вместе с пятилетним сыном Диего он тайно перебрался в Испанию, очевидно, спасаясь от кредиторов или судебного преследования. Об этом свидетельствует письмо португальского короля Колумбу в Севилью, посланное им в 1488 году, должно быть, в ответ на просьбу генуэзца о разрешении приехать в Португалию. Король заверял Колумба, что на португальской земле он не будет арестован и не подвергнется также ни обвинению, ни привлечению к допросу по какому-либо уголовному или гражданскому делу.

Отец с сыном высадились на берег Испании в не-большом андалузском порту Палосе у Кадисского залива и нашли пристанище в расположенном поблизости монастыре Рабида. Настоятель монастыря и другие духовные лица заинтересовались идеями Колумба и рекомендовали его богатым кастильским грандам, в том числе и герцогу Мединасели. Генуэзец просил у герцога снарядить три-четыре каравеллы, и герцог уже почти согласился выполнить эту просьбу, но вдруг вспомнил, что для отправки столь крупной экспедиции нужно испросить согласие королевы. Однако Изабелла вовсе не собиралась давать разрешение — крупные феодалы были заклятыми врагами королевской четы, а удачное заморское предприятие могло лишь усилить их влияние, богатство и славу. В то же время Изабелла и не запрещала этой экспедиции, а приказала передать вопрос на рассмотрение особой комиссии.

Такой неожиданный поворот отодвинул снаряжение задуманной экспедиции на шесть лет. Теперь оставалось лишь уповать на милость монархов, но их занимали совсем иные заботы. Подготовка решающего удара по маврам была сложной и тяжелой. Войска осаждали одну мавританскую крепость за другой. Фернандо и Изабелла часто появлялись в районе военных действий, и двор кочевал из города в город.

Колумб, оставив Диего в монастыре Рабида, поспешил в Кордову для встречи с их католическими величествами, но при дворе не обращали внимания на не-приметного просителя. Лишь после девяти долгих месяцев ожидания Колумбу, наконец, удалось получить аудиенцию. Его выслушали внимательно и с интересом.

Изабеллу особенно воодушевила мысль об обращении язычников в христианство. Колумб выступил в роли слуги господня, который отправится в легендарную страну Офир и добудет для испанских монархов богатство, чтобы они успешно завершили войну с маврами и освободили в Палестине гроб господень.

Он пересечет океан, возглашал генуэзец, спасет языческие народы Востока от вечных мук, и слава Испании и ее католических королей прогремит на весь христианский мир, а их благочестие будут превозносить на всех языках.

Фернандо же привлекла надежда опередить португальцев, добившихся в Африке таких блестящих успехов, и захватить богатства, так красочно описанные генуэзцем.

Но где взять средства для снаряжения экспедиции? Государственная казна была пуста: Испанию разорили бесконечные войны, а мавры еще не разбиты.

Король поручил своему исповеднику Эрнандо Талавере пригласить нескольких ученых мужей и обсудить с ними проект генуэзца. Это совещание, или хунта, состоялось зимой 1486—1487 года в Саламанке.

О Саламанской хунте ходят разные легенды. Рассказывают, будто некоторые из ее членов оказались столь невежественны, что отрицали шарообразность Земли и существование антиподов — стран и людей на другой ее стороне. Ведь если бы такие страны существовали, говорили они, люди там ходили бы вверх ногами и вообще все было бы наоборот: дождь падал бы снизу вверх, а деревья росли бы сверху вниз. Нет, такой страны быть не может!

Трудно, однако, представить себе, чтобы в те времена церковник или монах, претендовавший на ученость и являвшийся советником короля, решился бы оспаривать шарообразность Земли.

Другие члены хунты, хотя и не отрицали существования антиподов, все же считали невозможным добраться до них, так как в тропических морях будто бы бушуют горячие, как кипяток, волны. Обитаемым является одно лишь Северное полушарие, над которым простирается небо. С другой же стороны — хаос, бездна, бесконечная водная пустыня. Если бы и удалось достигнуть Индии морем, то как потом оттуда вернуться домой? С верхушки шара можно спуститься на его бок, но как снова взобраться на вершину?

Совет Талаверы представил королям свое заключение лишь в 1490 году: проект генуэзца был отклонен, доводы его признаны несостоятельными. На плавание в Азию потребуется не менее трех лет, если суда вообще вернутся обратно, на что рассчитывать, по мнению комиссии, было трудно: океан гораздо шире, чем представляет себе Колумб, и местами недоступен для плавания; на другой стороне земного шара нет суши и из пяти зон Земли обитаемы только три; к тому же немыслимо, чтобы спустя столько времени после сотворения мира могли бы быть найдены большие, доселе еще неведомые земли, Отказ, за исключением последнего пункта, был аргументирован и носил категорический характер.

Шесть лет, прошедшие между первой аудиенцией у королей и первой экспедицией, были самыми мрачными в жизни Колумба. Ему приходилось бороться с предрассудками, сносить тяжкие оскорбления и холодное равнодушие, насмешки и презрение, сталкиваться с вероломством, терпеть жестокую нужду. Гордый, легкоуязвимый генуэзец все же не терял веры в осуществление своих замыслов и переносил все невзгоды со стойкостью фанатика. Полный нетерпения, он следовал за двором из города в город, из одного военного лагеря в другой, писал бесчисленные просьбы и добивался, чтобы его выслушали влиятельные лица. Около четырех лет он пробыл в Кордове, какое-то время прожил в Севилье, влача жалкое существование: получал подачки от короля, грандов и духовных лиц, зарабатывал копированием карт.

В эти тяжкие годы в жизни генуэзца блеснул и светлый луч — Колумба полюбила бедная кордовская девушка Беатриса де Арана, очарованная его фантастическими рассказами. Юное, нежное существо помогло Колумбу снести горечь этих лет, заронило в его угрюмую душу искорки тепла и участия. Вскоре у них родился сын Эрнандо.

В конце своей жизни Колумб испытывал угрызения совести за то, что покинул мать своего ребенка, не сочетался с ней браком, забыл о ее любви и не возвратился к ней ни в дни своей славы, ни в годы опалы. Но разве брак с крестьянской девушкой мог прельстить честолюбивого человека, стремившегося к знатности, власти и славе!

В 1489 году Колумб был зачислен на королевскую службу и время от времени получал из казны значительные суммы. Его проект был снова рассмотрен экспертами, но и на сей раз его признали недостаточно обоснованным.

Имеются сведения, что Колумб в это время посылал своего брата Бартоломео к английскому королю и предлагал последнему свой проект заморской экспедиции, но опять потерпел неудачу. Он обратился также с письмом к португальскому королю Жуану П и даже посетил Лиссабон, но Жуан после успешной экспедиции Бартоломеу Диаша к мысу Доброй Надежды потерял к генуэзцу всякий интерес. Проектом западного морского пути заинтересовался было французский король, но и он не давал никаких обещаний.

Колумб был в отчаянии — его идеи нигде не получали поддержки. Но вдруг Изабелла захотела еще раз выслушать генуэзца. В декабре 1491 года он прибыл в военный лагерь Санта-Фе, где в то время происходили драматические события — испанцы осаждали последнюю мавританскую крепость — Гранаду.

Победа над маврами увеличила шансы Колумба. Настал и его час: государи вспомнили о настойчивом просителе, открытия которого могли принести Испании столь же яркую славу, как и победа над неверными.

Однако и на сей раз чрезмерные требования генуэзца стали причиной отказа.

Этот удивительный человек, невзирая на нищету и долгие годы ожидания, потребовал еще более высокой награды, чем раньше. У герцога Мединасели он просил лишь несколько каравелл и самые необходимые средства, не мечтая ни о чести, ни о богатстве. А Изабелле и Фернандо он не постеснялся предъявить свои условия, не довольствуясь обещанными ему судами и королевской милостью. Генуэзец потребовал дворянского титула, звания вице-короля и губернатора всех открытых или завоеванных им земель, чина адмирала моря-океана (великого адмирала), десятой доли доходов и драгоценностей, к тому же он хотел, чтобы все эти права, почести и титулы передавались по наследству его потомкам.

Колумб, получивший прозвище «человека больших посулов», захотел одним рывком обогнать всех знатных грандов, знаменитых полководцев и стать вторым лицом в государстве. Это были безрассудные требования.

Что он имел за душой помимо своей сомнительной идеи и фанатического упорства? У него не было ни денег, ни судов.

Но генуэзец упорствовал: всемогущий бог избрал его своим орудием для распространения веры христовой, а за такие деяния никакая награда не может быть чрезмерно велика. Он не уступал ни на йоту, ни в одном пункте, и был отвергнут.

И именно тогда, когда все надежды, казалось, были потеряны и Колумб стал готовиться к отъезду во Францию к брату Бартоломео, чтобы там попытать счастья, оно неожиданно ему улыбнулось.

Проектом генуэзца заинтересовались не только влиятельные лица из высшего духовенства, но и богатейшие купцы Испании. Они мечтали не о крещении неверных и даже не об островах, богатых золотом и алмазами, а о торговле пряностями. Их манил морской путь в страны, где пряности добывались в изобилии.

Королеву посетил Луис де Сантанхель, глава крупнейшего в Арагоне торгового дома, финансовый советник католических королей. Он убедил Изабеллу принять проект генуэзца и пообещал, что вместе с севильскими купцами ссудит государей средствами на снаряжение заморской экспедиции. Сантанхель подчеркнул при этом, что Колумб, по его мнению, именно тот человек, который может возглавить такую экспедицию, и в случае отказа сумеет найти государя, который примет его условия.

Сантанхель и другие испанские купцы и банкиры — представители нового класса — буржуазии, тесно связанные с банкирами Италии и других стран, были опорой католических королей в их борьбе с крупными феодалами и в войне смаврами. И поскольку эти люди и церковная знать поддерживали план Колумба, мнение государей постепенно склонилось в его пользу.

В конце концов советчики убедили их принять условия генуэзца: Колумб вовсе не собирается покорять царство великого хана, а хочет лишь завязать с ним торговые сношения. Ведь у Катая миллионы солдат, тысячи боевых слонов, несметная конница. Если Колумб откроет какой-нибудь небольшой островок у берегов Азии, он станет его губернатором и создаст там торговую факторию.

И государи пришли, наконец, к заключению, что звучные титулы и впрямь ничего не стоят. Их можно присвоить. Но генуэзец требовал еще и денег, много денег и каравеллы. А государственная казна была пуста, долги выросли до необычайных размеров, и победа над маврами не принесла пока никаких результатов.

Легенда гласит, будто Изабелла, чтобы добыть средства для заморской экспедиции, заложила свои бриллианты. В действительности же экспедицию ссудил деньгами Сантанхель, не потребовав даже высоких процентов.

Богатые купцы хорошо знали, какие выгоды сулит им торговля пряностями. Ради нее можно было и рискнуть.

Сантанхель вместе с другими богачами выдал католическим королям очень значительную сумму — миллион сто сорок тысяч мараведи, или пять тысяч триста дукатов (дукат — тогдашняя золотая монета стоимостью в триста семьдесят пять мараведи, мараведи — мелкая медная монета).

Итак, томительные годы ожидания миновали, настойчивость и терпение генуэзца победили, мечта его жизни близилась к осуществлению, честь, слава и богатство стучались в дверь...