Голодный крестьянин, бог и смертный час

Сборник ::: Легенды и сказки индейцев Латинской Америки ::: Перевод с англ. Э. Великановой

Неподалеку от города Сакатекас жил бедный крестья­нин. Урожая, который он собирал со своего поля, ему ни­когда не хватало, чтобы прокормить себя, жену и детей. Год от года урожай у него становился все хуже, а семья все росла, и все меньше оставалось у крестьянина еды для себя самого, потому что почти всю еду отдавал он жене и детям

Вконец извела крестьянина такая нужда. И вот он украл цыпленка и решил уйти подальше и съесть свою добычу. Уж там-то никто его не увидит и никто не будет просить, чтобы он поделился едой.

Схватил крестьянин котелок и бросился бежать на самый отдаленный склон горы. Нашел он подходящее место, развел огонь, ощипал цыпленка, положил в котелок разных трав и стал варить похлебку.

Наконец похлебка была готова. Крестьянин снял коте­лок с огня и с нетерпением ждал, когда похлебка остынет. Но только было он собрался приняться за еду, как ви­дит—идет к нему человек, похожий на ладино. Крестьянин поскорее спрятал котелок в кусты и выругался про себя:

«Проклятье! Даже здесь, в горах, не укрыться от люд­ских глаз!»

Подошел к нему незнакомец, поздоровался:

- Доброе утро, приятель!

- И вам дай бог доброго утра, — ответил крестьянин.

- Что ты здесь делаешь, приятель?

- Ничего, сеньор, просто отдыхаю. А вы, ваша ми­лость, куда путь держите?

- А я просто проходил мимо и решил спросить, не можешь ли ты дать мне чего-нибудь поесть?

- Нет, сеньор, у меня ничего нет.

- Как же так, ведь у тебя костер разведен!

— Да разве это костер? Я просто хотел погреться!

- Лжешь! Разве не спрятал ты в кустах котелок? Даже отсюда я чувствую запах вареной курятины.

- Да, сеньор, у меня и в самом деле есть цыпленок, но я не дам вам его отведать: даже своим собственным детям — и то не дал бы. Ведь я забрался сюда, чтобы хоть раз в жизни наесться досыта. Никак не могу я поделиться с вами своей едой.

- Будь другом, не жадничай! Дай мне хоть малень­кий кусочек.

- Нет, сеньор, нисколечко не дам. За всю свою жизнь я ни разу не ел досыта, ни одного дня не был сыт!

- Ну дай же хоть немножко! Ты отказываешь мне, потому что не знаешь, кто я.

- Кто бы ты ни был, я тебе ничего не дам.

- Нет, дашь, как только я скажу тебе, кто я.

- Ну хорошо, кто же ты?

- Я бог, твой повелитель.

- Ну теперь-то уж наверняка ты не получишь от ме­ня ни кусочка. Ты плохой защитник бедных. Ты даешь все только тем, кто тебе нравится. Одним — поместья, дворцы, кареты, лошадей, а другим, таким, как я, — ниче­го. Ты никогда не дал мне даже вдоволь поесть. Вот и я не дам тебе цыпленка.

Бог долго убеждал его, но крестьянин так и не согла­сился, и бог пошел восвояси.

Только было крестьянин взялся за цыпленка, как по­явился другой незнакомец, худой и бледный.

- Здравствуй, друг, — обратился пришелец к бедняку. — Нет ли у тебя чего-нибудь поесть?

- Нет, сеньор, у меня ничего нет.

- Ну, не будь таким жадным! Дай мне кусочек того цыпленка, что ты прячешь в кустах.

- Нет, сеньор, не дам.

- Нет, дашь. Ты отказываешь мне, потому что не знаешь, кто я.

- А кем ты можешь быть? Сам бог, наш повелитель, только что ушел отсюда ни с чем. Даже ему я ничего не дал, а тебе и подавно не дам.

- Нет, мне ты дашь, когда узнаешь, кто я.

- Ну хорошо, тогда скажи мне, кто ты.

- Я — смертный час!

- Ты прав, с тобой я поделюсь своим цыпленком, по­тому что ты справедлив. Ты забираешь к себе всех — толстых и тощих, старых и молодых, бедных и богатых. Тебе я и вправду дам кусок цыпленка.