О девушке, полюбившей змея

Сборник ::: Легенды и сказки индейцев Латинской Америки ::: Перевод с исп. И. Чежеговой

В одной семье была единственная дочь. Каждый день родители посылали ее в горы пасти скот, потому что больше послать им было некого. Прошло время, девушка подросла и стала такая красивая, стройная!

Вот раз повстречался ей на вершине холма прекрасный юноша.

— Будь моей возлюбленной, — сказал он девушке и принялся с жаром говорить ей о своей любви.

По сердцу пришелся ей высокий и сильный юноша, и она согласилась.

С тех пор стали они встречаться в горах: там они и любили друг друга.

Как-то раз попросил юноша девушку носить ему из дому мучную похлебку.

И стала девушка каждый день приносить ему похлеб­ку. Они делили ее поровну и съедали вместе.

Так прожили они долго. Юноша бегал и ползал, как будто у него было много крошечных ног. Он всем телом плотно прижимался к земле и вытягивался в длину. Он не был человеком. Он был змеем. Но влюбленные глаза девушки видели перед собой только статного и красивого юношу.

Однажды говорит она ему:

— У нас с тобой будет ребенок. Если мои родители узнают об этом, они разгневаются и станут допытываться, кто его отец. Давай подумаем, где нам жить — у тебя в доме или у меня.

Отвечает ей юноша:

— Лучше нам поселиться в твоем доме. Только я не могу показаться там. Не найдется ли для меня уголка возле вашей мельницы? Какой-нибудь ниши в стене, куда кладут всякие тряпки, чтобы вытирать жернов.

- Да, у нас там есть свободное местечко, — сказала девушка.

- Ну, вот ты и отведешь меня туда.

- А что ты собираешься там делать?

- Буду там жить.

- Что ты, там очень тесно, ты не поместишься, — возразила девушка.

- Ничего, я устроюсь и еще как славно заживу. А теперь скажи мне, ты где спишь? На кухне или в жит­нице?

- На кухне, вместе с родителями.

- А где у вас мельница?

- А мельница там, где житница.

— Ну вот, как только я у вас поселюсь, ты переходи ночевать в житницу.

- Но родители мне не позволят спать там одной.

- А ты скажи им, что воры повадились таскать зерно и ты должна его караулить. И каждый раз, как смелеть зерно, отсыпь немножко муки в мою нишу. Это моя един­ственная еда, я ведь больше ничего не ем. А чтобы никто меня не увидел, нишу в стене завешивай какой-нибудь тряпицей.

- Значит, ты так и не покажешься моим родителям?

- Погоди, не сейчас. Когда-нибудь я им откроюсь.

- Но как же ты все-таки будешь жить в этой нише? Там и для тряпок-то мало места.

- Ничего, я постараюсь расширить ее изнутри.

- Ну ладно, смотри сам, как тебе удобнее.

- Но ты должна меня туда отвести. Я пока спрячусь за оградой вашего дома, а ночью ты проводишь меня к мельнице.

      Когда родители отлучились из дому, девушка пробра­лась на мельницу и расширила нишу в стене, где должен был поселиться ее возлюбленный. Назавтра отправилась она в горы пасти стадо и встретила юношу в условленном месте.

— Я расширила нишу в стене, — сказала она ему, — теперь тебе будет просторней.

Как только стемнело, они вдвоем направились к дому девушки. Она оставила своего возлюбленного в загоне для скота, а ночью пришла за ним и показала ему нишу в стене. На глазах у изумленной девушки юноша легко скользнул в нишу и свернулся там.

— Удивительно, — прошептала девушка, — я была уверена, что он туда не влезет!

В ту же ночь говорит она отцу с матерью:

— Боюсь я, что воры стали заглядывать в нашу жит­ницу. Придется мне ночевать там, в кладовке, где у нас лежат съестные припасы.

Родители согласились, и девушка перенесла свою по­стель в житницу. Ночью змей приполз к ней из своей ниши, и с тех пор они спали вместе. И молоть зерно де­вушка теперь всегда ходила одна, а как смелет, бывало, зерно, так и отсыплет несколько пригоршней для своего возлюбленного. И всегда, прежде чем уйти, она заботливо завешивала нишу в стене овечьей шкурой. И родители даже не догадывались, кто живет у них. Только когда об­наружилось, что дочь их понесла, они сильно удивились и стали ее спрашивать:

— Скажи нам, кто отец твоего ребенка?
Но девушка молчала.

Пытались они допрашивать ее порознь, но ни матери, ни отцу она ни в чем не призналась.

Наконец пришло время ей родить. Начались схватки, и отец с матерью два дня и две ночи не отходили от ее постели, так что змей не мог прийти к своей возлюблен­ной. Он теперь уже не жил в нише возле мельницы.

К тому времени змей так сильно вырос, что ниша в стене стала ему тесной. Кровь, которую он высасывал из девушки по ночам, пошла ему впрок, и он сделался туч­ным, гладким, и кожа у него стала вся красная. Он вырыл себе в земляном полу большую нору. В ней он устроил себе новое гнездо вроде пещеры и уползал туда, раз­добревший и раздувшийся от крови. Но в глазах любя­щей девушки он по-прежнему оставался прекрасным юно­шей. Она находила только, что он немного пополнел.

Чтобы скрыть от родительских глаз вырытую змеем нору, девушка покрывала пол одеялами со своей постели, и мать с отцом ничего не замечали.

От своей дочери они по-прежнему ничего не могли до­биться. Тогда они стали спрашивать соседей.

- Наша дочь забеременела неизвестно от кого. Мо­жет, вы видели ее с каким-нибудь парнем в горах?

- Да нет, никогда ее ни с кем не видели, — услыха­ли они в ответ, а кто-то спросил их:

- А где ночует ваша дочь?

- Сперва она спала с нами на кухне, но потом по­просилась ночевать в житницу, там и постель ее на полу. И молоть зерно стала ходить одна, никого с собой не брала.

— А спрашивали вы ее, почему она не хочет, чтобы вы с ней ходили?

— Спрашивали. Она все говорит, что мы, мол, ненаро­ком постель ей можем запачкать, да к тому же родить пришло ей время, так она не хотела, чтобы мы видели, как она мучается.

Тут сказали им соседи:

— Пожалуй, здесь только колдун вам поможет, А мы люди простые, в таких делах несведущие, Пошли родители девушки в дом колдуна. Принесли ему связку листьев коки [Кока — кустарник, сок листьев которого притупляет ощущение голода и холода. Употребление листьев коки очень распро­странено среди индейцев андских стран.] и попросили его помочь им в беде:

- С дочкой нашей неладно, не поймем, что с ней приключилось.

- А что с ней такое? Болит у нее что-нибудь? — спрашивает колдун.

- Да похоже, тяжелая она, а от кого — не знаем. Вот уж сколько суток подряд мучается и никак не разродится. И не говорит, кто отец ребенка.

Погадал тут колдун на листьях коки, да и говорит:

- Ищите в житнице, под полом. Там отец ребенка. Но это ни вверь, ни человек.

 -А кто же он? — испугались родители девушки. — Ты уж открой нам всю правду, как есть.

Поворожил колдун еще немного и сказал:

- Там живет змей, он и есть отец ребенка.

- Горе нам, горе! — запричитали отец с матерью. — Что же теперь делать?

Тут колдун призадумался, а потом молвил, обращаясь к отцу девушки:

— Змея нужно убить, но твоя дочь будет вам помехой. Она будет плакать и просить, чтобы ты убил ее вместе с возлюбленным. Отправь ее в какое-нибудь селение, да по­дальше. Станет она упираться, скажи, что там знают средство, помогающее при родах, и надо его купить. Если она и дальше будет упрямиться, пригрози ей, что убьешь ее. А как спровадишь дочку, зови людей, пусть возь­мут мачете да палки потолще, и веди их в житницу. Там под полом и живет змей. Забейте его до смерти, но берегитесь, чтобы он не успел выползти из своего гнезда, иначе он вас всех передушит. Как убьете его, отрежьте ему голову и закопайте поглубже.

— Хорошо, сеньор, я выполню все в точности, — ска­зал отец и ушел вместе с матерью.

Тотчас отправился он за людьми, подобрал себе деся­ток молодцов покрепче, вооруженных палками и острыми мачете, и сказал им:

— Завтра, как только наша дочь уйдет из дому, при­ходите к нам, но смотрите, чтобы вас никто не видел.

На другой день, рано утром, родители приказали де­вушке приготовить себе в дорогу еды, дали ей денег и велели идти в Суммакк Марка: там, по слухам, торгуют средством, помогающим при родах.

Сначала девушка и слышать не хотела об этом.

— Зачем вы меня отсылаете, я не пойду! — крича­ла она.

Но родители пригрозили ей, что будут бить ее палками до тех пор, пока она не выкинет, — пусть даже забьют ее до смерти!

Делать нечего, покорилась девушка родительской воле.

Как только скрылась она из виду, все собрались во дворе. Хозяин роздал всем листья коки, люди их пожева­ли, потом направились в житницу. Выбросили они оттуда все вещи и постель, на которой спала девушка.

Под одеялами, что были расстелены на полу, увидели они большую нору, а в ней громадного змея с головой, похожей на человечью. Завидев людей, он весь напрягся, и грузное тело его заколыхалось, силясь выпрямиться. Но люди набросились на него и убили. Разрезали они его на части, а голову выбросили подальше в пампу. Но, даже разрезанный на куски, он бился на земле и никак но мог умереть. Кровь ручьями лилась из его изувеченного тела.

Когда змея уже добивали, вернулась его возлюблен­ная. Кинулась она в житницу, увидала там опустевшее гнездо, кровь на полу, и все поняла. А на дворе люди на­носили ее возлюбленному последние удары. Тут закричала девушка истошным голосом: — Зачем, зачем вы убили моего мужа? Он отец моего ребенка!

Она кричала, не переставая, ее вопли разносились по всему дому. От криков и слез у нее снова начались схват­ки, и она родила... целую кучу маленьких змеенышей, Ко­торые стали быстро расползаться по двору.

Наконец прикончили всех: и большого змея и его по­томство. Закопали их всех поглубже, прибрали двор и житницу, заплатили людям, сколько было положено, за их труды, а девушку отвели в дом и поручили родитель­ским заботам.

Прошло время, выздоровела несчастная девушка, и стали ее родители спрашивать:

— Скажи нам, дочка, как это с тобой приключилось? Неужели ты не замечала, что твой муж — оборотень?

Рассказала им девушка свою историю, как встретилась она в первый раз в горах со змеем, как полюбила его. По­няли тогда родители, что опутал ее оборотень своими ча­рами. Выходили они ее, стала она опять здоровой и кра­сивой. А спустя немного времени вышла замуж за хоро­шего человека. И была с ним счастлива.