Волшебник Глускеп

Сборник ::: Сын Утренней Звезды. Сказки индейцев Нового Света

В племени вабанаков, что значит «те-кто-живёт-рядом-с-восходящим-солнцем», рассказывают про юношу по имени Табалек. Был он добрым, но только медлительным и нелов­ким. На охоте стрелы его всегда мимо дичи летели.

Однажды вождь племени повелел, чтобы все индейцы принесли ему вампум — ожерелья из раковин. В вигваме Табалека не было ни одной раковины. Тогда мать Табалека достала припрятанную шкуру лося и послала сына вы­менять её на раковины.

Путь Табалека лежал через лес. Ещё не скрылся из ви­ду его вигвам, как из зарослей навстречу юноше вышел человек. Он поднял руку и сказал ласково:

— Здравствуй, сын мой!

Табалек вежливо ответил, хотя никогда раньше не ви­дел этого индейца.

— Нравится мне эта шкура лося, — сказал незнакомец. — Отдай её мне!

Опустил Табалек голову: жаль ему было отказать приветливому человеку.

- Прости, — ответил юноша, помолчав, — мне нужно получить за эту шкуру вампум, чтобы отдать его вождю,

- А я дам тебе за шкуру блюдо с жареным мясом. Возьми — не пожалеешь.

Незнакомец вытащил из кожаного мешка блюдо. Но сколько маленьких ломтиков лежало на нём — этим едва ли насытился бы и ребенок!

Табалек покачал головой.

— Ну, как хочешь, — сказал незнакомец. — Попробуй всё же кусочек.

Угощение вкусно пахло, и Табалек не устоял.

— Бери ещё, бери, — весело говорил путник.

Табалек не спеша, чтобы не показаться жадным, ещё ломтик. Незнакомец угощал от всего сердца. Съев несколько кусков, Табалек заметил, что еды на блюде не уменьшилось.

Наконец Табалек почувствовал, что уже совсем сыт, но руки не слушались его, сами тянулись за угощением.

На лице незнакомца заиграла довольная улыбка, ко­гда он увидал, что Табалек не может оторваться от блюди,

— Ну хватит, — сказал наконец старик. — Отдай мне шкуру, а блюдо возьми себе.

Табалек сбросил с плеча шкуру и протянул её странному человеку.

Домой он возвращался печальный, изредка поглядывая на блюдо, которое получил вместо вампума.

На следующий день мать дала Табалеку большую медвежью шкуру.

— Бери за неё только вампум, сынок, — оказала она, провожая сына.

На той же тропинке Табалек опять повстречал старика, который нёс в руках вытертый кожаный пояс.

— Послушай, храбрый воин, — сказал незнакомец, - скоро зима, а мне нечем укрываться в холодные ночи. Hе пожалей для меня этой тёплой шкуры. Взамен я дам тебе вот что. — И он протянул Табалеку свой пояс.

- Я отдал бы тебе шкуру, — признался Табалек, — но наш вождь требует вампум! А такой старый пояс — за­чем он мне?

- Это не простой пояс, — рассмеялся старик.

И едва он смолк, как кожаная петля обвилась вокруг тела Табалека и стала сжимать его всё сильнее.

- Сними! Сними скорей! — задыхаясь, крикнул юноша.

- Ты будешь свободен, как только отдашь мне шку­ру, — твёрдо сказал старик.

Побрел Табалек домой, понуро опустив голову, с полос­кой старой бизоньей кожи в руках.

— Что ты наделал? — всплеснула руками мать. — Всё, что у нас было, ты роздал каким-то бродягам! Остались только эти десять шкурок выдры. Ступай принеси вампум и не срамись больше.

На этот раз Табалек пошёл в другую сторону. Он уж совсем было выбрался из лесу, как вдруг до него донеслись звуки индейской дудки. Сам того не желая, Табалек под­прыгнул на месте, топнул и пошёл плясать. Так, притан­цовывая, Табалек очутился на полянке, где увидел незна­комого старика, — он-то и играл на дудке.

— Позволь мне остановиться! — взмолился Табалек, которому совсем не хотелось плясать.

Но старик продолжал играть, будто и не слышал его просьбы. Тогда Табалек отцепил от пояса шкурки выдры и кинул их к ногам старика.

Старик опустил дудку и погладил мягкую шерсть.

- Возьми эту дудочку, сынок, и не горюй! — сказал он, посмеиваясь. — Ты сам не знаешь, как тебе повезло.

- Что теперь с нами будет? — сказала мать Табалека, когда он вернулся. — Смотри, вот и вождь идёт к нам!

И правда, к вигваму в окружении воинов приближался вождь вабанаков. Воины били в барабаны и что-то выкри­кивали.

Сердце Табалека трепетало, как трепещет кролик, завидев гремучую змею. Но когда он пригласил вождя войти, лицо его снова было спокойно.

В вигваме было пусто, а вся еда лежала на блюде, кото­рое Табалек выменял у первого незнакомца. Вождь недо­вольно покосился на старое блюдо с крошечными ломтика­ми мяса. Но вот он почувствовал вкусный запах, взял один кусочек, и в тот же миг глаза его заблестели от жадности. Он отбросил в сторону копьё и принялся хватать мясо обеи­ми руками. Даже в его вигваме никогда не подавали тако­го угощения! Но чем больше он ел, тем ненасытней стано­вился...

— Уберите! — только и мог крикнуть он, однако руки его сами хватали всё новые куски.

Табалек осмелел.

— Я заберу блюдо, — быстро сказал юноша, — но пре­жде обещай, что не станешь требовать вампум ни с меня, ни с других жителей селения.

— Обещаю! — чуть не подавившись, пробормотал вождь.

Но едва Табалек убрал блюдо, вождь крикнул своим воинам:

— Убейте его!

Воины бросились к Табалеку, но юноша швырнул в них старый потёртый пояс, и незваные гости замерли, связан­ные узкой полоской кожи.

- Вижу, ты храбрый человек, — с трудом проговорил вождь. — Может, ты решишься померяться силой даже со злыми духами?

- А как? — удивился Табалек.

- Я скажу, только прикажи освободить нас, — попро­сил вождь. — Тебя никто не тронет.

Табалек скатал пояс и положил его в карман.

— Ты ведь знаешь, у меня есть дочь Махия, — начал вождь. — Прошла уже не одна зима с тех пор, как она пе­рестала смеяться. Даже улыбку её мы забыли. Пусть будет так: если ты сумеешь одолеть злых духов и развеселить мою дочь, она станет твоей женой, а если нет — я повешу твой скальп перед моим вигвамом!

Табалек подумал и, не глядя на мать, чтобы не видеть её печали, сказал:

- Пойдём!

Всё селение собралось к вигваму вождя. Вскоре пока­залась и Махия. Ни на кого не взглянув, она уселась на постланную для неё шкуру и печально опустила голову.

Все притихли.

Тут заговорил Табалек. Он стал рассказывать сказки, одну смешнее другой. Все, даже старый колдун, не могли удержаться от смеха. Одна Махия сидела мрачная, словно ненастная ночь.

- Вот видишь... — шепнул вождь Табалеку. — И тебе это не под силу.

Тогда Табалек вытащил из-за пояса старую дудочку и заиграл. Под его весёлую музыку все пустились в пляс, да­же вождь нехотя двинулся по кругу.

Сначала Махия сидела не шевелясь, глядя на свои рас­шитые мокасины. И вдруг среди шума и топота раздался её звонкий смех! Девушка смотрела на пляшущую толпу и смеялась.

- Бери дочь! — отдуваясь и отирая пот со лба, сказал вождь. - Ты победил.

Махия сияла, как весеннее солнце. И через три дня Та­балек женился на ней. Потом Табалек стал вождём и до конца дней своих вспоминал встречи с добрым волшебни­ком, который так счастливо изменил его жизнь. А имя то­го волшебника было Глускеп,


Источник - "Сын Утренней Звезды. Сказки индейцев Нового Света", изд-во "Детская литература", М., Рисунки Н. Гольц, 1971 г.