Пастух и дочь солнца

Сборник ::: Сын Утренней Звезды. Сказки индейцев Нового Света ::: Пер. А. Грибанова

На зелёном лугу у подножия снежной горы пас своё стадо молодой пастух Акойя-Напа из племени кочуа. Он был и хорош собой и умён.

Бродил пастух за своим стадом, а когда отды­хал, играл на флейте. Акойя-Напа играл так сладко и ве­село, что всё крутой радовалось.

Однажды, когда он играл на флейте, подошли к нему две дочери солнца. В те времена индейцы отдавали солнцу самых красивых своих девушек. Как только они становились дочерьми солнца, им запрещалось видеться и разговаривать с обычными людьми. И лишь главная жрица племени могла встречаться и беседовать с ними. А простым людям за это грозила смерть.

Днём дочерям солнца разрешалось выходить из дворца, но к вечеру они должны были возвращаться.

И вот подошли дочери солнца к молодому пастуху затеяли с ним разговор. Акойя-Напа тут же догадался кто они такие, и в страхе перед гневом солнца упал перед ними на колени. Но девушки успокоили его и сказали что ему ничего не грозит. Тогда Акойя-Напа поднялся с земли и поцеловал им руки. Красота девушек пленила его, особенно старшей, которую звали Чукильянта. Это она первая заговорила с пастухом, потому что он ей очень понравился.

Поговорили девушки с красивым юношей и распроща­лись. Всю дорогу домой Чукильянта восхищалась красотой молодого пастуха. Умолкла она лишь тогда, когда они приблизились к воротам дворца, где день и ночь стояла неусыпная стража.

В этот вечер Чукильянта не стала ужинать со всем вместе, а сразу ушла к себе. Ей хотелось подумать в одиночестве о молодом пастухе.

Между тем Акойя-Напа в своём шалаше вспоминал красавицу Чукильянту, и грусть вошла в его сердце. Взял Акойя-Напа флейту и начал играть. Так печально звучала его флейта, что даже камни вокруг заплакали. А потом запел грустную песню.

Эту песню услышала его старая мать. Жалко ей стало сына, и решила она ему помочь. Прихватив свой заветный посох, пошла она к шалашу, в котором спал Акойя-Напа. А посох этот был волшебный: он мог сделать человека ма­леньким-маленьким, словно маисовое зёрнышко.

Вот пришла она к сыну и сказала:

— Я помогу твоему горю, только подожди немного

И стала тут же варить настой из крапивы: индейцы всегда так делают, когда в их дом приходит горе.

Только сварилась крапива, как увидела старушка вблизи шалаша дочерей солнца. Она тут же дотронулась до сына волшебным посохом и, когда он превратился в маисовое зёрнышко, спрятала его внутри посоха.

Дочери солнца остановились у входа в шалаш и при­сели отдохнуть. Увидели в шалаше старушку и попросили у неё напиться. Мать Акойя-Напы дала им настой из вареной крапивы. Ох и горьким он показался Чукильянте!

Посидели девушки, отдохнули и уже в обратный путь собрались, как вдруг Чукильянта увидела в углу посох.

- Чей это посох? — спросила она у старушки.

- Он достался мне в наследство от моих родителей, — ответила та. — Я вижу, он тебе нравится. Если хочешь, возьми его с собой во дворец.

Попрощались дочери солнца с матерью Акойя-Напы и отправились во дворец. Чукильянта держала посох в ру­ках и любовалась им, хотя глаза её были полны слёз, — ведь ей так и не удалось повидать прекрасного юношу!

И вот подошли они к воротам дворца. Стражники спо­койно пропустили их. И опять не стала Чукильянта ужи­нать со всеми, а сразу направилась в свои покои. Бросилась она на постель и горько заплакала. Но едва полились её слёзы, как случилось чудо. Из посоха выскочил Акойя-Напа. Сначала испугалась Чукильянта, а потом снова за­плакала, но уже от радости.

Она спросила у молодого пастуха, как же он очутился в её покоях. И Акойя-Напа рассказал ей всё: и про волшеб­ный посох, и про свою добрую мать. Много нежных слов сказал Акойя-Напа в эту ночь Чукильянте.

На рассвете пастух опять спрятался в волшебный посох, И не успело солнце встать прямо над головой, как Чукильянта ушла с посохом в горы. Там Акойя-Напа сно­ва вышел из посоха. Да только не радость, а не счастье ожидали влюблённых...

Не знали они, что один из стражников тайком вышел вслед за Чукильянтой из дворца и преследовал их шаг за шагом. Увидев стражника, влюблённые бросились бе­жать. Долго бежали они, наконец устали и прилегли в тени отдохнуть да нечаянно заснули.

А когда проснулись и вспомнили всё, страх сковал им сердце. Поднялись Чукильянта и Акойя-Напа с земли, встали рядом, а идти не могут. И слышат — близка погоня, вот-вот покажутся стражники из дворца солнца и схватят их. Слышат, а бежать не могут — ноги словно к земле приросли.

Так и застыли они на месте, окаменели навеки. Превра­тились в две скалы, что стоят рядом словно двое неразлучных влюбленных — пастух Акойя-Напа и Дочь солнца.


Источник - "Сын Утренней Звезды. Сказки индейцев Нового Света", изд-во "Детская литература", М., Рисунки Н. Гольц, 1971 г.