Заключение

Строганов Александр Иванович ::: Новейшая история стран Латинской Америки

За 75 лет после первой мировой войны облик Латинской Америки заметно преобразился. Ее население выросло с 95 до 442 млн. человек (на конец 1992 г.). Количество горожан, в начале века еще немногочисленное, к 90-м годам превысило 70% всего населения. К 20 традиционным латиноамериканским республикам в 60–80-е годы прибавилось еще 13 политически независимых государств за счет бывших колониальных территорий Карибского бассейна.

Латинская Америка значительно продвинулась по пути превращения из аграрно-сырьевой окраины мирового хозяйства в регион с довольно зрелой индустрией и производственной инфраструктурой. Крупнейшие латиноамериканские государства – Бразилия и Мексика – оказались на пороге первой десятки стран мира по валовому производству.

Существенные изменения произошли в деревне. Аграрные преобразования, начатые Мексиканской революцией и принявшие широкие масштабы в 50–70-е годы, подорвали доминирующие позиции латифундизма, привели к росту фермерского, крестьянского хозяйства, стимулировали модернизацию крупного землевладения. Повысился агротехнический уровень сельского хозяйства.

Развитие и усложнение социальной структуры, рост грамотности, общей и политической культуры населения сопровождались переменами в социально-политической сфере. Повысилась роль в общественно-политической жизни широких масс населения благодаря их все более заметному участию в деятельности партий, профсоюзов, других общественных организаций и движений. Трудящиеся добились важных социальных завоеваний. Более активно стали заявлять о своих правах индейские народы. Отошли в прошлое традиционные диктаторы – каудильо и олигархические элитарные режимы, уступая дорогу демократическим переменам. Военно-авторитарные режимы 60–80-х годов XX в., в отличие от прежних диктатур, больше были связаны с новыми социальными и экономическими реалиями, с националистическими и модернистскими тенденциями. Но и эти режимы к концу века сошли со сцены. Разрушительные, насильственные формы политической борьбы, столь характерные для латино-американской истории, все более оттеснялись и заменялись конструктивными, демократическими, хотя этот процесс к 90-м годам XX в. был далек от завершения и конституционные, демократические формы правления еще не обрели достаточной полноты и устойчивости. И все же в последнее десятилетие XX в. Латинская Америка вступила, впервые за свою историю, практически без диктатур1.

 

1. Особый случай представляла Куба, социальная и политическая система которой не вписывалась в общую панораму региона.

 

Возросли роль и активность латиноамериканских государств на международной арене. С изменениями в регионе и в мире постепенно менялось и отношение к странам Латинской Америки ведущих мировых держав, в том числе США, которые все больше вынуждены были считаться с новой ситуацией и переходить от открытой интервенционистской и откровенно имперской политики – первой трети века к более взвешенным и гибким взаимоотношениям сотрудничества с латиноамериканскими государствами, хотя рецидивы имперского диктата сохранились.

Все эти перемены не были простым результатом естественного, как бы заранее предопределенного развития. Во многом они явились итогом долгих десятилетий упорной, драматической борьбы левых и демократических сил, революционных и реформистских партий и движений за экономическое, социальное и политическое обновление общества, которой наполнена вся новейшая история региона. Умеренно-консервативные силы также сыграли позитивную роль в этих процессах в то» мере, в какой им удавалось обеспечить преемственность и стабильность в эволюции общества.

Однако многие коренные, насущные проблемы не были решены к концу века. Неравномерный, часто противоречивый характер перемен имел своим следствием то, что с решением или смягчением некоторых традиционных проблем латиноамериканского общества обострялись другие, прибавлялись новые. За истекшие десятилетия изменился облик не только Латинской Америки, но и всего мира. Далеко ушли в своем развитии ведущие индустриальные державы. Несмотря на достигнутый латиноамериканскими странами прогресс, сохранилось заметное отставание их от передовых в экономическом и научно-техническом отношении государств, зависимое, все еще периферийное положение в мировом хозяйстве, низкий уровень жизни большей части населения.

Недостаточная материальная база, груз большой внешней задолженности, крайне ограниченные социальные резервы не позволили латиноамериканским странам в последней четверти XX в. выдержать без серьезных сбоев форсированную модернизаторскую политику неоконсервативного толка. Такая политика в значительной мере была вынужденной, навязанной государствам региона извне, подчинявшей задачи их развития и интеграции в мирохозяйственный комплекс в первую очередь интересам ведущих центров мирового транснационального капитала. Увеличился разрыв между модернизируемыми, технологически обновляемыми секторами производства и остальной экономикой, с которой все еще была связана основная часть населения и которая в условиях «либерализации» и транснационализации экономики оказалась в кризисном состоянии. «Неолиберальная» перестройка хозяйства тяжело отразилась на положении большинства латиноамериканцев, привела к снижению его уровня жизни, обнищанию широких масс, к росту социальных контрастов. Серьезными дестабилизирующими факторами стали коррупция, наркобизнес, терроризм. Усилились настроения неприятия экономических реформ, осуществляемых такой ценой, недоверия к проводящим их политикам, к традиционным партиям и политике вообще.

Главной задачей общественно-политических сил Латинской Америки на пороге XXI века становится поиск и осуществление таких вариантов развития, которые отвечали бы местным условиям и позволили бы странам региона совместить обновление экономики с интересами большинства общества, с решением наиболее насущных социальных и политических проблем, сочетать интеграцию в мировое сообщество с сохранением оригинальной самобытности, собственных цивилизационных основ, характерных для народов Латинской Америки.