Развитие перуанской культуры после завоевания независимости (XIX век)

Перу на пути независимого государственного развития в контексте мировой истории: 1826 год - середина 90-х годов XX века

Одной из особенностей национально-освободительного процесса (1810- 1826) в Латинской Америке, прежде всего на его начальном этапе, была концепция единой родины в масштабе всего континента. Это привело к тому, что в 10-е годы XIX в. некоторые вольнолюбиво настроенные перуанцы принимали активное участие в революционных событиях Мексики (Мельчор де Таламантес), Венесуэлы (Хосе де Сата-и-Бусси), Чили (Хосе Энганья), Буэнос-Айреса (Альварес Томас, Хосе Дарсира, братья Торибио). В то же время в середине 20-х годов перуанскую […] в Лондоне представлял известный эквадорский поэт X. Хоакин де Оломедо-и-Марури (1780-1847), которого наряду с венесуэльцем А. Бельо, мексиканцем Кинтана Роо и аргентинцем X. Крусом Варелой принято считать наиболее яркими поэтами эпохи войны за независимость.

В этот период, несмотря на острейшие проблемы экономического, политического и военного характера, перуанцы не забывали о культуре. Стали выходить несколько новых газет: "El Cometa" (1811-1814), "El Решало" (1811-1812), "El Argo inistitucional" (1813); в 1821 г. в Лиме была открыта публичная библиотека, а через […] года, согласно декрету С. Боливара, основан университет в городе Tpyхильо. Несколько позже (в 30-е годы) увидели свет журнал "Memorial de Ciencias Naturales" («записки естественных наук») и газета "El Comercio".

В первые десятилетия республиканской истории в Перу, как и в других Независимых государствах Латинской Америки, в духовной сфере внимание общества было привлечено к таким вопросам, как отношение к колониальному прошлому, ев­ропейские культурные ценности и поиски национальной самобытности, создание новой системы образования в стране.

Как и повсюду на континенте, наиболее острым вопросом являлось отношениек трем векам испанского господства. Позицию учителя С. Боливара Симона Родригеса: "Не ссылайтесь на мудрость Европы - это легкий аргумент", - разделили […]. Категорическое неприятие такой формулы наиболее ярко проявилось в проповеди священника Бартоломе Эрреры (1808-1864) в лимском соборе 28 июля 1846 г. Исходя из того, что она вобрала в себя многие доводы сторонников "розовой" легенды, на наш взгляд, целесообразно воспроизвести здесь ее значительную часть:

"Тот, кто имеет глаза, не может не заметить, что сегодняшнее Перу уже не является страной Инков. Те расы, которые Испания поместила на эту землю, вместе с индейцами образовали совершенно новый народ. Мы все себя чувствуем членами общества, созданного испанцами и вдохновляемого испанскими духовными принципами. Сама его суть, его самые существенные потребности, буквально все в нем от­личается от того, чем управляли Инки. И естественно, что его судьба отлична от то­го общества, которое зачахло и погибло вместе с открытием Америки. Это на­столько очевидно, что об этом и не стоило бы говорить и все же надо сказать, по­тому что есть люди, забывшие об этом... Пришло время вспомнить, что империя Инков исчезла три века назад и что народ, который живет на нашей территории не является частью той империи. Это - новое Перу, Перу испанское и христианское, отнюдь не то, которое завоевано, а то, которое создано благодаря конкисте. И мы сегодня не только далеки от того, чтобы жаловаться на испанцев XVI в. за бес­смертные свершения, но, больше того, мы полны благодарности им и почтения".

Такой подход к оценке роли Испании имел сравнительно немного сторонников, однако время от времени эта проблема выходила на передний план общественно-политической борьбы. Так было, например, во второй половине 80-х годов ХIX в. после публикации в Лиме в 1886 г. книги иезуита Рикардо Каппы "Сокращение истории Перу с оценкой путешествий Колумба и других событий", в которой помимо восторженного отношения к испанскому наследию содержится уничижительна критика латиноамериканских Освободителей - Боливара, Сан-Мартина и др. Один из самых ярких представителей перуанской культуры, Рикардо Пальма, незамедлительно ответил на книги Р. Каппы острой по содержанию и непримиримой по духу брошюрой "Опровержение краткой истории Перу".

Хотя Р. Пальма (1833-1919) знаменит прежде всего благодаря выдающемуся труду "Перуанские традиции", он вошел в литературу и как поэт, и как прозаик, и как переводчик В. Гюго, Г. Лонгфелло и почти три десятка лет (1884-1912) он возглавлял Национальную библиотеку, считая ее своей самой любимой дочерью.

В долгой жизни Р. Пальмы было все: и всеобщее признание его литературных трудов и какое-то время успешное продвижение по служебной лестнице (секретарь президента X. Бальты и сенатор в 1868-1872 гг.), и пребывание в эмиграции в Чили в […] ранний период. "Перуанские традиции", над которыми он работал почти 40 лет были переведены на ряд иностранных языков. Его сборник стихов "Гармония" ([…]) вышел в Париже, другая поэтическая книга - "Страстоцвет" (1870) - в Гавре, а две последние прижизненные публикации "Перуанских традиций" - "Мои последние пе­руанские традиции" (1906) и "Дополнение к моим последним перуанским традициям" (1910), а также "Полное собрание стихотворений" (1911) были опубликованы в Бар­селоне. Наконец, шеститомное издание "Перуанских традиций" было осуществлено и Мадриде. Естественно, что большая часть его трудов увидела свет в Лиме, которая и является главным героем "Перуанских традиций".

Это огромное эпическое полотно, охватывающее XVI-XIX вв., трудно причис­лить к каким-либо литературным жанрам. Сам автор считал себя традиционали­стом, отмечал, что таковым "должен быть поэт и мечтатель; историк же - человек рассудка и прозаической реальности". В одном из стихотворений Р. Пальма, ка­жется, очень точно определил свое творчество - "интуиция прошлого". Эта форму­ла, растворенная в поэзии и неуемной фантазии автора, и лежит в основе "Перуан­ских традиций".

Отдавая должное высокому искусству Пальмы, все же следует отметить, что ого главный труд посвящен традициям перуанской аристократии, высшего духовен­ства, элиты общества. И не случайно в последние десятилетия XIX в., как бы допол­няй общую панораму национальной жизни, появляется течение индихенистов, стре­мившихся дать объективный, а порой и идеализированный образ индейца, показан. lto подлинный вклад в историю и культуру страны, поднять голос в защиту корен­ного населения, подвергавшегося и после завоевания независимости безудержной эксплуатации.

Безусловным лидером этого направления был Мануэль Гонсалес Прада (1848-1918). По своим убеждениям он, сторонник скорее "черной", чем "розовой" легенды, относился очень отрицательно ко всему испанскому, являлся главным поборником "перуанизации" Перу. Блестящий оратор, трибун, обличитель […]политического режима, приведшего страну к позорному поражению в Тихоокеанекой войне 1881-1884 гг., видимо, только он мог закончить одно из выступлений словами: "Старики - в могилу, молодые – за, работу!" С одной стороны призыв был обращен к тем, кто довел Перу до края пропасти с другой - к тем, кто способен был, по мнению Гонсалеса Прады, спасти родину в […] час.

Каждое произведение перуанского писателя, на его взгляд, должно было […] пропагандировать и атаковать", "надо показать народу весь ужас его унижения […]. Никогда еще не удавалось досконально изучить общество не обнажив […]. Чего бояться и зачем раздражаться? Лепру не вылечить прикрыв ее перчатками". Это свое кредо он реализовал в сборнике «Свободные […]» (Париж, 1894 г.), в котором в острополемическом стиле рассмотрены […] проблемы национальной политики, вопросы истории и философии […] литературная критика. И антииспанизм, и непримиримость его позиции и предъявленный им диагноз перуанской литературе ("кровоизлияние слов […] идей") - все это привело к появлению массы недругов в интеллектуальной среде Перу и Испании. Одни говорили, что в нем полемист убил поэта, другие явно […], уверяли, что его кастельяно слишком беден и плох […]. М. Гонсалес Прада продолжал бороться и творить.

При жизни увидели свет 9 книг стихов, публицистики и прозы Гонсалеса, и еще 12 книг были опубликованы сыном после смерти писателя. Его мятежный дух и жажда справедливости, постоянная борьба, его труды как это […], приобрели неизмеримо большее значение после кончины. Видимо Гонсалес Прада был совершенно прав, называя себя то ли в шутку, то ли всерьёзглавой революции без революционеров.

Говоря об индихинистской литературе, нельзя не отметить творчество перуанской писательницы Глоринды Матто де Турнер (1854-1909) Она написала сравнительно немного: "Куеканские традиции" (1884-1886). "Птица без гнезда" ([…]), "Род" (1891), "Наследство" (1893). Самой известной из этих книг стал роман «Птица без гнезда».

В предисловии к нему автор, в частности, отмечает: "Люблю с нежностью индейскую расу за то, что я наблюдала вблизи ее привычки, восхитительные в своей простоте. Видела я и ту мерзость, которую проявляют по отношению к расе властолюбцы местечек, которые хоть и разнятся по именам, но не отличаются друг от друга даже эпитетом тиран. То же самое можно сказать обобщенно и о священниках, губернаторах, касиках и алькальдах".

Весьма колоритной личностью среди перуанских интеллектуалов XIX в был Франсиско де Паула Вихиль (1792-1875). Этот священник пережил сложную духовную эволюцию, оказавшись в последние годы своего существования фактически вне церкви и без твердых религиозных убеждений. Сменавидов деятельности (он стал историком и политологом) принесла весьма существенный эффект – был опубликован целый ряд интересных работ по истории иезуитов, о терпимости религиозных культов, о национальном суверенитете. Среди работ политического характера следует упомянуть "Патриотический катехизис" (1858) и "Постоянный мир в Америке, или Американская федерация" (1865). В своих трудах он отстаивал либеральные идеи, но, как остроумно заметил Р. Ласо, больше походил на святого атеиста, которому не хватало Бога.

Ограниченный объем главы не позволяет нам подробно охарактеризовать качество многих других представителей перуанской литературы XIX в и все же, целый ряд имен нельзя не назвать. Например, Анхел Фернандо Кирос (1792-1862) выпустил книгу "Бред сумасшедшего" (1857), но главное, он оставил якобы неопубликованными 25 тысяч (?!) сонетов, Карлос Аугусто Салаверри (1830-1891), один из пер­вых перуанских лириков-романтиков, известен не только своими стихотворениями, но и трагическим детством. Его отец, генерал перуанской ар­мии, осмелился поставить под сомнение необходимость объединения в конфедерацию Перу и Боливии, за что по приказу Санта-Круса был расстрелян. Убили отца и все же не убили лирика в сыне. Целый ряд его поэтических сборни­ков, таких как "Бриллианты и жемчужины" (1869), "Зори и сияния" (1871), "Таинства мо­гилы" (1883), пользовались за­служенным успехом. Внесли значительный вклад в перуанскую литературу и такие авторы, как Маэль Ассенсио Сегура (1805-1871), Мануэль Атанасио Фуэнтес (1820-1889), Фели-Лардо-и-Альяга (1806-1868), Мануэль Николас Корланчо (1830-1863), Клемеи-Альтхауз (1835-1881), Луис Бенхамин Сиснерос (1837-1904), Хосе Арнальдо аркес (1831-1903), Педро Пас Солдан-и-Унануе (1839-1895), Абелардо М. Тамар (1857-1924) и др. К этим именам следует добавить и двух историков - Мануэля Мендибуру (1805-1885) и Мариано Фелипе Пас Солдана (1821-1886).

Реформы в системе образования проходили на протяжении всего XIX в. Правда, в течение нескольких десятилетий после завоевания независимости перемен в этой сфере было немного и она в основном сохраняла черты колониальной эпохи. Большое значение для перуанской школы имели декреты президента страны Р. Ка­стильи. В 1850 г. он подписал Общий регламент образования, по которому государство взяло на себя заботу о школах, а через 5 лет в новом регламенте узаконил три ступени образования - начальное, среднее и высшее.

В период президентства М. Прадо (1872-1876) были приняты новые, весьма важные решения. Декретом от 18 марта 1876 г. устанавливалось обязательное начальное образование, причем в первый год ученики обучались бесплатно. На нужды образования устанавливался налог, которым облагались все граждане страны от ? до 60 лет. Жители сьерры платили по 1 солю в семестр, а жители косты по 2.

В университетском образовании реальные перемены также начались в 1850 г. Много времени Университет Сан-Маркоса фактически бездействовал и представлял собой скорее собрание ученых мужей без студентов. Такое положение было связано с тем, что государство не оказывало этому высшему учебному заведению […].

Упоминавшиеся выше декреты Р. Кастильи коснулись и университетского образования. В регламенте 1855 г. указывалось, что Универси­тет Сан-Маркос должен иметь 5 факультетов: теологии, права, медицины, философии и изящ­ной словесности, математики и естественных на­ук. Такие же факультеты разрешалось откры­вать и Высшим колледжам.

Государство стало финансировать образова­ние, резко ограничив при этом автономию уни­верситетов: с 1866 г. оно назначало всех деканов и заведующих кафедрами. Такое положение со­хранилось до 1928 г., когда университеты страны получили полную автономию.

Помимо университета в Лиме в XIX в. также функционировали университеты в Куско, Пуно и Трухильо. Кроме того, в этом же столетии в стране были созданы специализированные учеб­ные заведения: Школа гражданских и горных ин­женеров, Высшая школа сельского хозяйства, Морская школа и Специальная артиллерийская школа.

Университеты, высшие колледжи и специа­лизированные школы были и главными центра­ми перуанской науки. Наиболее весомых резуль­татов ученые Перу добились в медицине, матема­тике, минералогии, в изучении фауны и флоры.

Выдающимся ученым был Иполито Унануе (1755-1833). Его энциклопедические познания в медицине, физике и биологии отмечены А. Гум­больдтом. С 1791 по 1795 г. он является главным редактором "El Mercuric Peruano". Хорошо знал труды Ньютона, Бэкона, Декарта, основные ра­боты европейских энциклопедистов. В годы вой­ны за независимость сотрудничал с Сан-Марти­ном и Боливаром, много сделал на начальном этапе становления медицинской науки в Перу. Его труд "Наблюдения над климатом Лимы и его влиянием на организованные существа и особенно на человека" сыграл роль в понимании основных задач медицинского обслуживания населения страны.

Видными учеными и организаторами здравоохранения в стране были Кайет Эредиа, Даниэль Альсидес Каррион, Альберто Бартон, Эрнесто Одриосола, Эрмилио Вальдизан. Доктор Карлос Монхе успешно исследовал очень характерные для Перу болезни - "недомогание гор" и "недомогание долин", когда житель высокогорья, спускаясь на равнину, чувствует резкое ухудшение здоровья, а житель долины, поднимаясь в горы, испытывает столь же серьезные проблемы.

Самым тесным образом с медициной связаны исследования в области […]. На этом поприще многого добился Себастьян Барранка. Этот самородок без специального образования, написал ряд серьезных аналитических работ о фауне и флоре Перу, о минеральных богатствах и о гуано, перевел с кечуа на испанский язык поэму "Ольянтай".

Заметный вклад в географическую науку страны внес итальянский ученый Ан­тонио Раймонди, проживший последние 41 год своей жизни (скончался в 1890 г.) в Перу. Он первым подготовил карту территории всего государства, известную под названием "Карта Раймонди", и сделал подробное этнолого-географическое описа­нии "Перу", опубликованное в восьми томах.

В исторической науке плодотворно работали генерал Мануэль де Мендибуру, написавший П-томный "Биографический словарь Перу", и Мариано Фелипе Сольдан, автор известного двухтомника "История независимого Перу".

XIX век подарил Перу несколько блестящих мастеров кисти, художников, получивших признание не только на родине, но и во многих странах Латинской Амери­ки и Европы. Среди них ученик Делакруа Игнасио Мерино (наиболее известны его полотна "Гамлет", "Чтение Дон-Кихота", "Чтение Священного писания", "Вступле­ние генерала Орбергосо в Лиму").

Самым известным учеником И. Мерино в Академии рисунка и живописи в Ли­ме был Франсиско Ласо (портрет И. Мерино, "Привал в Кордильере", "Три грации" и др.). Луис Монтеро стал популярен прежде всего благодаря своей талантливой работе "Похороны Атауальпы" и картине "Магдалена".

В XIX в. заявил о себе во весь голос и Даниэль Эрнандес (1856-1932). Как и все нижеупомянутые живописцы, он обучался и в Перу, и в Европе (Франция, Италия). Целый ряд его холстов ("Сонливая", "Ванна", "Цвет очага", "Спящая Венера") находятся в европейских музеях. Д. Эрнандес - признанный портретист (портреты Ф. Писарро, С. Боливара, X. де Сан-Мартина, Н. де Пьеролы, X. Пардо и др.).

Костумбристское течение в перуанской живописи представлено работами Франсиско (Панчо) Фьерро.

Хосе Мариа Валье Риэстра (1858-1925) по праву может считаться первым капи­тальным композитором независимого Перу. Обучаясь мастерству и постигая музыкальную культуру в Европе, он остался верен перуанским сюжетам, которые лежат в основе его произведений. Среди них самый большой успех выпал на долю оперы "Ольянтай", премьера которой состоялась в 1920 г. Кроме того, он автор многих произведений религиозной музыки, оперы "Атауальпа", оперетты "Торговец сигарами из Уача".

В XX иск перуанское общество вступало, существенно укрепив свою духовную независимость. И науке, в различных сферах культуры появляются собственные специалисты по многим направлениям, общенациональные лидеры. В творчестве постепенно исчезало и сошло на нет подражание некоторым далеко не лучшим об­разцам испанской культуры, порой имевшее место в колониальную эпоху. Конеч­но, речь идет только о бесплодной имитации, органическое же влияние этой бога­тейшей культуры и в XIX в. оказалось весьма плодотворным. Не случайно, говоря об основных составляющих своего творчества, известный перуанский поэт Х. Сантос Чокано (1875-1934) объединил их в краткую, но весьма выразительную формулу: испанская кровь и инкская пульсация.

В XIX в. было положено начало поискам национальных корней в духовной сфере перуанской самобытности. Новое столетие придало еще больший импульс лому процессу.