НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДОБЫЧА ДЕРЕВА «ПАУ-БРАЗИЛ»

Кайо Прадо Жуниор, 1949 г. ::: Экономическая история Бразилии

Глава 3.

С конца XV в. на бразильском побережье начинают появляться пор­тугальские и испанские мореплаватели.

Эти первые посещения бразильских берегов не преследовали иссле­довательских целей. Решалась географическая задача огромной практи­ческой важности: найти путь в Индию. Португальцы искали решения этой задачи на востоке, пытаясь обогнуть Африку, испанцы, исходя из предпосылки, что земля имеет шарообразную форму, направились на запад. И те и другие наткнулись на Америку. Испанцы в своих поисках морского пути в Индию достигли бразильских берегов. Португальцы, ревниво следившие за достижениями испанцев, отклонились далеко на запад от своего африканского маршрута и также добрались до Америки.

Таким образом была открыта территория будущей Бразилии. Вско­ре начали производиться попытки использовать ее. Перспективы были не из блестящих. Знаменитый Америго Веспуччи, плававший попере­менно то с испанцами, то с португальцами и оставивший нам в своих письмах одно из первых описаний Нового Света, говорит по этому пово­ду. «Можно сказать, что там нет ничего полезного». Но тем не менее предприимчивые мореходы-купцы сумели разглядеть там нечто, что смогло удовлетворить их коммерческие интересы. На большей части бразильского побережья распространен вид дерева, из которого извлека­лось красящее вещество, применявшееся в красильном деле. Речь идет о так называемом «пау-бразил» — бразильском красном дереве, позже получившем научное наименование Caesalpinia echinata. Первые посеще­ния европейцами территорий, ныне составляющих Бразилию, делались именно в целях получения этой древесины, от которого произошло и само название страны.

Первыми занялись добычей пау-бразил португальцы. Испанцы, хотя и соперничали с ними в первых изыскательных экспедициях, позже ус­тупили им это поле деятельности согласно договору в Тордесильясе (1494 г.) и папской булле, которая воображаемой линией поделила меж­ду испанской и португальской монархиями Новый Свет, подлежавший дальнейшему исследованию. Бразильское побережье досталось по этому соглашению португальцам, и испанцы признали их права. Но не так вели себя французы, король которых, Франциск I, не пожелал считаться с пунктом Аданского договора, предоставлявшим Новый Свет исключи­тельно португальцам и испанцам. Французы тоже устремились сюда, и спор мог быть решен только силой оружия.

Почти до середины XV в. португальцы и французы энергично зани­мались добычей красного дерева на бразильском побережье. Это была примитивная форма эксплуатации, являвшаяся не чем иным, как без­жалостным, производимым в широких масштабах уничтожением дев­ственных лесов, где добывалась драгоценная древесина.

Постоянных и определенных мест разработки не существовало. Евро­пейцы приставали к берегу, выбирая места поближе к лесу, и погружа­ли на корабли древесину, которую им поставляли туземцы. Благодаря наличию сравнительно многочисленных туземных племен на бразильс­ком побережье этот вид экономической деятельности достиг значительного развития. Но команды судов, занимавшихся этим промыслом, лишь очень скупо сообщали о трудностях, с которыми были сопряжена рубка таких огромных деревьев, как пау-бразил (диаметр ствола у основания — около метра, а высота — 10—15 м), доставка их на берег и погрузка на суда. Туземцев нетрудно было заставить выполнять эту тяжелую работу за та­кое вознаграждение, как стеклянные безделушки, ткани, предметы одеж­ды, реже — ножи и т. п. Для облегчения и ускорения процесса труда индейцы снабжались также и более важными орудиями — пилами и топорами. Выгода оказывалась очень значительной, так как этот вид дре­весины был в Европе в большой цене.

Добыча пау-бразил привела к основанию ряда колониальных поселе­ний. Соперничество между французами и португальцами, неизменно приводившее к вооруженной борьбе, заставило обе стороны заняться ук­реплением наиболее важных для получения этой древесины пунктов на побережье. Для этого воздвигались небольшие форты, где можно было укрыться в случае нападения. Эти форты, служившие также местами склада для пау-бразил перед погрузкой на корабли, были хорошей защи­той и от нападений воинственных племен индейцев.

Однако эти военные форты не получили своего дальнейшего разви­тия. Их воздвигали лишь на время, пока торговцы соответствующей на­ции занимались заготовкой своего товара, что иногда длилось месяцами. Таким образом, добыча пау-бразил не способствовала основанию сколько-нибудь крупных населенных пунктов в стране. Да этого нельзя было и ожидать. Не было никакого смысла оставаться долго на одном месте, когда нужная древесина была рассеяна по прихоти природы на огромных пространствах, а на каждом отдельном участке быстро иссякала из-за интенсивности вырубки.

Мы располагаем скудными сведениями об этой первой форме эконо­мической деятельности в Бразилии. Нам известно только, что порту­гальцами с самого начала добыча пау-бразил рассматривалась как коро­левская монополия: право на добычу давалось с санкции монарха. Пер­вая концессия на разработку и торговлю пау-бразил была предоставлена в 1501 г. некоему Фернандо де Норонья, связанному с еврейскими торго­выми кругами. Концессия была исключительной (т. е. предоставлялась лишь одному лицу), и срок ее действия длился до 1504 г. после 1504 г. исключительных концессий больше никому не предоставлялось, и добы­ча бразильского красного дерева производилась уже не одним, а несколь­кими торговцами.

Добыча древесины красного дерева пришла в упадок очень быстро. В течение нескольких десятилетий были вырублены лучшие прибрежные рощи, где росло драгоценное дерево, и эта отрасли бразильской эконо­мики утратила свое прежнее крупное значение.