Социальная организация ремесленного производства и межрегионального обмена в Теотиуакане

Дэвид М. Карбальо
:::
Статьи и материалы
:::
Теотиуакан

Надо лишь раз взглянуть на руины Теотиуакана, чтобы оценить его величие и чётко спланированную городскую структуру (Илл. 5.1). Данные характеристики древнего города говорят о централизованном правлении, которое имело влияние на резиденции его жителей за пределами церемониального центра. Но каково было это влияние? Несмотря на то, что Теотиуакан был центром самой сильной экономической системы в Месоамерике классического периода, его организация остаётся темой оживлённых дискуссий. Некоторые считают, что теотиуаканская экономика была сильно регулируемой с политическими и религиозными акторами, ответственными за мобилизацию большей части производства и дистрибуции. Другие же предполагают, что экономика города была коммерческой со значительной ролью, отведённой независимым ремесленным производствам домашних хозяйств и рыночному обмену (сравни Kurtz 1987; Manzanilla 1992; Millon 1992; Sanders and Santley 1983).

Илл. 5.1. Теотиуакан с горы Серро-Гордо в нач. 1960-х гг. (Фото: William G. Mather III)

Илл. 5.1. Теотиуакан с горы Серро-Гордо в нач. 1960-х гг. (Фото: William G. Mather III)

В данном исследовании я рассмотрю модель взаимодействия города и районов при получении и распределении товаров. Также будет исследован производственный контекст как в Теотиуакане, так и в прилегающих регионах – это поможет оценить потенциальные межрегиональные торговые пути и какие стороны теотиуаканской экономики были скорее всего коммерчески, а не политически мотивированными. Учитывая многочисленные социальные институты, производство и обмен следует рассматривать через, например, институты домашнего хозяйства, храмов и государства. Их можно эвристически разделить на домашние и институциональные аспекты сложной паутины экономических связей (см. Hirth and Pillsbury в этом сборнике). Экономические возможности манили в город мигрантов со всей территории Месоамерики – так город стал самым этнически разнообразным и многоязычным на всем Американском континенте того периода (Табл. 5.2). Здесь проживало свыше 100 тысяч жителей, говорящих на 5 и более языках (Cowgill 1997, 2008; Manzanilla 1999; Millon 1992). В данной работе мы рассмотрим 4 основных и широко распространённых товара, которые были макрорегиональной целью экономики города - обсидиан, известь, хлопок и экспортная керамика. Я проведу оценку потенциальных торговых путей и коммерческой активности по данным товарам, но сначала рассмотрю экономический фундамент города.

Илл. 5.2. Хронология Теотиуакана (по Д. Карбальо)

Период

Дата

Фазы развития керамики

Культурные характеристики

Эпи-

Классический

700

Койотлателько

Всё ещё значимое по количеству население проживает вокруг бывшего центра

Поздний

600

Метепек

Политическая децентрализация и демографический коллапс

500

Поздний Шолальпан

400

Ранний Шолальпан

Пик международного влияния города

Ранний

300

Поздняя Тламимилольпа

Строительство:

- Жилых компаундов

- Храма Пернатого змея

- Пирамиды Луны

- Пирамиды Солнца

200

Ранняя Тламимилольпа

100

 

Цакуалли

Терминальный

Формативный

100

Патлачике

 

Урбанизация

Поздний

200

Тесойюка

 

Вероятное существование нескольких соперничающих центров в долине Теотиуакан

300

Поздний Куаналан

 

 

 

Основа экономики

Ресурсом, который теотиуаканцы начали использовать сразу, было полузасушливое высокогорье Центральной Мексики (см. McClung de Tapia 2009) (Илл. 5.3). На высоте 2250 метров над уровнем моря небольшие реки долины Теотиуакан стекались в озёрную систему в центре долины Мехико. Несмотря на то, что долина довольствовалась меньшими по количеству осадками в сравнении с регионами на юге, 3 её особенности способствовали экономическому развитию. Во-первых, это водные источники, которые давали приблизительно от 500 до 1500 литров в секунду, что позволило обеспечить ирригационной системой свыше 3000 гектаров обрабатываемой земли (Sanders et al. 1979:256–260, 386–389). Эта плодородная земля способствовала концентрации в данном районе ранних, сосредоточенных на сельском хозяйстве деревень, а создание каналов и поддерживание их функционирования могло послужить причиной сосредоточения здесь ещё большего населения (Webster 1996). Во-вторых, сама долина была местом, имеющим естественный проход к расположенному рядом региону Пуэбла-Тлашкала, что обеспечивало самый удобный путь к ресурсам побережья Мексиканского залива, а также к другим расположенным на востоке и на юге местам. Я называю этот путь Тлашкальским коридором, и при помощи предыдущего исследования (Carballo and Pluckhahn 2007), а также дополнительных анализов в этой работе оцениваю его роль в обмене. В-третьих, восточная долина имела свои источники обсидиана и свободный доступ к дополнительным источникам, расположенным на севере (Charlton 1978). Поскольку в классический период в Центральной Мексике металлы не использовались, данные обсидиановые залежи обеспечили теотиуаканцев пользующимся хорошим спросом торговым товаром. Вместе с озёрными ресурсами и прочей высокогорной продукцией долины Мехико, водными источниками, транспортными коридорами и обсидианом был сформирован экономический фундамент города.

Илл. 5.3. Ресурсы и регионы вокруг Теотиуакана (по Sanders et al. 1979:maps 24–25) (LANDSAT ETM+ image source: Global Land Cover Facility [http://www.landcover.org]).

Илл. 5.3. Ресурсы и регионы вокруг Теотиуакана (по Sanders et al. 1979:maps 24–25) (LANDSAT ETM+ image source: Global Land Cover Facility [http://www.landcover.org]).

Как и у других традиционных сообществ, основной единицей производства в Теотиуакане были домашние хозяйства. В то же время большинство теотиуаканцев проживали в исключительно больших домах, именуемые жилыми компаундами (Илл. 5.4) – внутри такого комплекса совместно проживали десятки горожан (Cowgill 2007; Manzanilla 1996; Millon 1976). Ремесленным производством в основном занимались внутри жилых компаундов, либо на общих участках районов города (именуемых «баррио» в большей части литературы по Теотиуакана). Сооружение и содержание жилых строений само по себе требовало вовлечение специалистов по оштукатуриванию стен и раскраски их в яркие цвета. С такой жилой системой домашнее производство приобрело размах экономики, где труд в целях эффективности был разделён (Manzanilla 2009; Millon 1981). Такая система требует доверия участников к тем лицам, с которыми они вступают в сотрудничество (Blanton, this volume; Ostrom and Walker 2003). Ритуалы, проводимые на домашнем уровне и в баррио, укрепляли связи и доверие (Manzanilla 2002). Городские лидеры также внедряли идеологию труда и корпоративной идентичности, при которой не было возвеличивания роли какой-либо этнической группы или индивидуальных личностей (Kurtz and Nunley 1993). Эти интегративные механизмы обеспечили определённую степень единства космополитичного населения, куда входили иммигранты из различных регионов Месоамерики, в т.ч. Западной Мексики, побережья Мексиканского района, Оахаки и области майя (Gomez Chavez 2002; Gomez Chavez and Gazzola 2009; Price et al. 2000; Rattray 1990a; Spence et al. 2005; Taube 2003; White et al. 2004).

Илл. 5.4. Карта Теотиуакана с местами, упомянутыми в статье (по Millon 1973)

Илл. 5.4. Карта Теотиуакана с местами, упомянутыми в статье (по Millon 1973)

В искусстве Теотиуакана преобладают религиозные и военные темы, флора и фауна, а также геометрические мотивы, что слабо проясняет картину экономической жизни. Хорхе Ангуло (1995:113–133) предпринял замечательную попытку пролить свет на экономику, но определённые реконструкции имеют значительные пробелы из-за недостатка существующего материала. В искусстве особо отмечаются не здешние ресурсы, например, перья тропических птиц и раковины, есть также изображения определённых занятий, например, людей, собирающих с деревьев плоды, в т.ч. какао низменностей, а также ныряльщиков, собирающих морские раковины (Илл. 5.5). Обсидиан представлен как оружие, в то время как его производство и использование в утилитарных целях не имеет изображений. Есть изображения грузов, переносимых на спинах – таким же способом переносили свои товары ацтекские торговцы (Илл. 5.6), в то же время на теотиуаканских фресках переносящие грузы люди иконографически не идентифицируются как торговцы (Von Winning 1987:153–154). Есть изображения обменивающихся товарами людей, однако не понятно был ли это обмен на рынке или же это распределение. Самой примечательной является фреска Храма земледелия – здесь на центральной сцене люди смотрят друг на друга, как будто участвуя в обмене (Илл. 5.7), в то время как другие делают подношение фигуркам, которые считаются либо божествами, либо свёртками. Линда Мансанилья (1992:328) предположила, что на изображении представлено распределение, однако центральные фигуры могут быть также восприняты вовлечёнными в торговлю (сравни Angulo 1995:99; Millon 1967).

Илл. 5.5. Ныряльщик за раковинами на фреске из Тетитлы (зарисовка из Fuente 1995b:fig. 19.24)

Илл. 5.5. Ныряльщик за раковинами на фреске из Тетитлы (зарисовка из Fuente 1995b:fig. 19.24)

Илл. 5.6. Бог Грозы с плетённым контейнером на спине на фреске из Сакуалы (зарисовка по Fuente 1995b:fig. 21.4)

Илл. 5.6. Бог Грозы с плетённым контейнером на спине на фреске из Сакуалы (зарисовка по Fuente 1995b:fig. 21.4)

Илл. 5.7. Обмен, распределение или торговля, запечатлённые на фреске Храма земледелия (зарисовка Fuente 1995b:fig. 10.3 и lam. 5).

Илл. 5.7. Обмен, распределение или торговля, запечатлённые на фреске Храма земледелия (зарисовка Fuente 1995b:fig. 10.3 и lam. 5).

Масштаб рыночного обмена в Теотиуакане остаётся вопросом дискуссионным, лишь ограниченное количество раскопок было предпринято в Великом компаунде – наиболее вероятном месте нахождения центрального рынка, если таковой и был в городе (Millon 1992). Данная статья не разрешает спор о наличии рынка или распределительной системы в Теотиуакане, который могут прояснить лишь мультискалярные исследования, дополненные экстенсивными исследовательскими работами в Великом компаунде, изучениями производства и потребления в жилых компаундах, а также схожие исследования в современных сообществах Центральной Мексики (см. Feinman and Garraty 2010; Hirth 1998; Rodriguez Garcia 1991). Учёные должны также рассматривать широкий спектр видов рыночного обмена (например, Blanton, в этом сборнике; Isaac, в этом сборнике; Stanish and Coben, в этом сборнике), а не фокусировать своё внимание по этому спорному вопросу, рассматривая операции огромного центрального рынка, сравнимого с рынком постклассического периода в Тлателолько. Прогресс в этом направлении виден и уже доступна новая информация о том как были организованы производство и обмен.

Транспортировка и межрегиональный обмен

Рассматривая историю железных дорог, историк Джон Кеутсворт (1981:12) отметил: «Мексика – эта та страна, где география выступает против её экономики. Поскольку транспортная система до внедрения железных дорог представляла собой перемещения по территории с использованием животных или даже пешего хода, транспортные расходы были чрезвычайно высокими». У многих других учёных были схожие взгляды на транспортные возможности изучаемых ими доколумбовых экономик, поскольку те полностью зависели от носильщиков, за исключением ряда случаев, когда для этого использовался озёрный или речной транспорт (Drennan 1984; Hassig 1985; Hirth and Pillsbury, в этом сборнике; Sanders and Santley 1983). Исследования с использованием Географических информационных систем (GIS) способствуют изучению этого вопроса. С их помощью моделируются возможные пути по мексиканскому гористому ландшафту. Новые анализы, представленные в данном исследовании, построены с использованием предыдущего исследования (Carballo and Pluckhahn 2007) – с их помощью выделены некоторые из путей, которыми могли воспользоваться теотиуаканцы для приобретения и обмена сырья и конечной продукции.

Илл. 5.8. Маршруты с наименьшими транспортными издержками. Расчёты проведены с использованием SRTM (90 м.) спутниковых данных и функции Тоблера (1993) для пешеходных передвижений. Данные U.S. Geological Survey, EROS Data Center, Sioux Falls, S. Dak. (http://seamless.usgs.gov/). (Карта David M. Carballo.).

Илл. 5.8. Маршруты с наименьшими транспортными издержками. Расчёты проведены с использованием SRTM (90 м.) спутниковых данных и функции Тоблера (1993) для пешеходных передвижений. Данные U.S. Geological Survey, EROS Data Center, Sioux Falls, S. Dak. (http://seamless.usgs.gov/). (Карта David M. Carballo.).

Илл. 5.9. Маршруты с наименьшими транспортными издержками. Расчёты проведены с использованием ASTER (30 м.) спутниковых данных и функции Тоблера (1993) для пешеходных передвижений. . ASTER GDEM является продуктом METI и NASA (https://wist.echo.nasa.gov/). (Карта David M. Carballo.).

Илл. 5.9. Маршруты с наименьшими транспортными издержками. Расчёты проведены с использованием ASTER (30 м.) спутниковых данных и функции Тоблера (1993) для пешеходных передвижений. . ASTER GDEM является продуктом METI и NASA (https://wist.echo.nasa.gov/). (Карта David M. Carballo.).

 

Таблица 5.1. Расстояния и время, затрачиваемое на переход из Теотиуакана к некоторым источникам и городищам.

Обсидиан

 

Отумба

Пачука

Тулансинго

Паредон

Ойамелес

Сарагоса

Сакуальтипан

Укарео

Фуэнтесуэлас

Евклидово расстояние (км.)

18

53

68

61

140

134

110

193

144

Время в пути (ч., 4/км.ч.)

4,5

13,3

17

15,3

35

33,5

27,5

48,3

36

Транспортные издержки (SRTM) (ч.)

3,9

11,6

14,4

13,3

31,6

30,8

24,8

41,1

31,8

Транспортные издержки  (ASTER) (ч.)

5,4

17,4

16,9

12,8

38,3

38,3

32,2

50,2

36,9

 

 

Чингу

Морелос

 

Монте-Альбан

Матакапан

 

известь

хлопок

Тонкая оранжевая керамика

 

хлопок с побережья залива

Евклидово расстояние (км.)

55

113

167

368

403

Время в пути (ч., 4/км.ч.)

13,8

28,3

41,8

92

100,8

Транспортные издержки (SRTM) (ч.)

11,3

22,9

36

80,2

86,8

Транспортные издержки  (ASTER) (ч.)

10,8

27

38,5

88,7

78,2

Примечание: время в пути рассчитано при средней скорости в 4 км. в час по прямой линии (Евклидово расстояние), а относительные издержки прохождения по склонам зафиксированы в различных подсчётах с использованием цифровой модели с функцией Тоблера для пешеходных передвижений по путям с наименьшими издержками. Время в пути рассчитано из Теотиуакана. Более точное разрешение данных ASTER (30 м.) определило большее количество склонов в сравнении с данными SRTM (90 м.). В большинстве случаев большее время определено при помощи данных ASTER, которые в основном точнее данных SRTM. Система долины Мехико представлена в модели барьером, поскольку в нашем исследовании мы учитываем пешеходные передвижения за пределами долины. Если её не отмечать в качестве барьера, тогда озёра на маршрутах встречаются только в случае с Укарео и хлопка из Морелоса.

Были использованы две различные модели: по данным Shuttle Radar Topographic Mission (SRTM) с разрешением в 90 метров (Илл. 5.8) и по данным Advanced Spaceborne Thermal Emission and Reflection Radiometer (ASTER) с разрешением в 30 метров (Илл. 5.9). Комбинация двух источников позволяет иметь обоснованные расчеты путей с наименьшими затратами по анизотропной поверхности, которые были получены при помощи функции Тоблера (1993) для пешеходных передвижений по гористой местности. Конечные пункты были выбраны из-за их важных ресурсов либо в связи с подтверждёнными документально связями места с Теотиуаканом. Озёрная система долины Мехико в данной модели рассматривается в качестве барьера, поскольку все конечные пункты в данном исследовании находятся за её пределами (однако см. Gorenflo and Gale 1990). Результаты анализа представлены в Таблице 5.1.

Следует отметить, что стоимостной анализ обеспечивает оценку оптимальных путей в энергетических терминах, которые затем следует сравнить с археологическими данными культурного взаимодействия, имеющими аналитическую значимость. В соответствии с этим полученные анализы привязаны к недавно проведённым исследованиям по ремесленному производству и обмену внутри компаундов, центров баррио и храмах. Мансанилья (2009) провела важное трёхстороннее разделение производство внутри города по следующим сегментам: 1) утилитарные товары, часто изготавливаемые на периферии города; 2) элитная одежда и регалии, которые в основном производились в центрах баррио; 3) утварь, связанная с правлением и властью в городе, часто изготавливаемую на территории храмов и дворцов. Россенд Ровира Моргадо (н.д.) провёл полезную классификацию обмена в Теотиуакане: 1) бартер домохозяйств; 2) официальное распределение; 3) рыночный обмен на площадях баррио или формальных рынках; 4) торговля на большие расстояния. Для того чтобы иметь общее представление об экономике города нам следует дополнить классификацию двумя видами обмена, которые были организованы правящими властями: 5) дань, взимаемая товарами и 6) трудовые обязательства по работам в храмах (сравни с Feinman and Garraty 2010; Hirth and Pillsbury в данном сборнике).

4 товара

Обсидиан, известь, хлопок и экспортная керамика обеспечивают нас полезными данными по экономической активности Теотиуакана. Их источники можно довольно точно определить, к тому же они являются товарами, которые встречаются повсеместно. У этих товаров также есть потенциал превращения в продукцию с добавленной стоимостью и затратами на их обработку – из них можно изготовить предметы повседневного и ритуального применения с ограниченным обращением в зависимости от затраченных на их изготовление усилий, труда. Следующая деятельность направлена на выполнение работ на получение изысканных результатов: придание форм церемониальным предметам из обсидиана; содержание стен элитных резиденций и покрытие их известковым штуком, который затем раскрашивали знаменитыми теотиуаканскими фресками; разноцветные хлопковые одеяния, носимые представителями элиты; тонкие керамические сосуды для продуктов питания и погребений. Помимо этого у данных товаров была различная степень эластичности, т.е. зависимости их стоимости от спроса (Wilk and Cliggett 2007:64–66). В отсутствие металлов, спрос на обсидиан был в какой то степени не эластичным, поскольку этот товар был необходим для совершения многих повседневных дел. Относительная эластичность извести зависела от её применения. Облицовка штуком зданий была культурной нормой в Теотиуакане, однако это не жизненно важный товар; в то же время обработка кукурузы известковой водой (ништамализация) была необходимой практикой в месоамериканской диетологии. Хлопок использовался для пошива одежды и прочих текстильных изделий, однако его заготавливали вдали от Теотиуакана. Его стоимость обладала свойством эластичности, поскольку хлопковые изделия могли заменить одежды, сделанные из волокна местного магея (Agave spp.). Экспортная керамика также скорее всего имела эластичный спрос: теотиуаканцы или сообщества, с которыми они торговали, могли запросто переключиться на изготовление горшков из местной глины. При рассматривании вопроса о производстве и обмене всех вышеперечисленных товаров необходимо обращать внимание на трудовые затраты для получения прибавочной стоимости, степень эластичности товара и возможности его замены.

Обсидиан

Зная о том количестве литературы, что посвящена обсидиану, не специалист может подумать, что либо теотиуаканцы, либо учёные испытывали наваждение к этому материалу. Однако, ни то, и ни другое не является верным. Обсидиан был одним из главных материалов при исследовании экономики Теотиуакана потому, что его источник можно достаточно легко отследить (Cobean 2002), а ещё потому, что он имел значимость в эпоху отсутствия развитой металлургии. Этот материал часто встречается, к тому же он изнашивается не быстро – всё это способствовало налаживанию его производства, дистрибуции и потребления в рамках ряда социальных подтекстов. По этим причинам обсидиан в Теотиуакане был на виду и он служит нам неким ориентиром для изучения менее заметной экономической деятельности.

Взгляды на организацию производства обсидиана разнятся от предположения о монополизации теотиуаканцами всех или практически всех расположенных по близости ресурсов, в т.ч. государственное управление большей части продукцией и её дистрибуцией, до предположений о почти полностью независимой от политического влияния рыночной системы (сравни Andrews 2002; Charlton 1978; Clark 1986; Drennan et al. 1990; Santley 1983; Spence 1981, 1996). Изначально предполагаемая цифра в четыре сотни обсидиановых мастерских на пике развития Теотиуакана почти определённо можно назвать завышенной (Spence 1996:30). В то же время позиция о масштабе производства в городе, которой придерживается Джон Кларк (1986), когда проводится лишь поверхностная экстраполированная оценка, также показала свою ненадёжность в результате нескольких раскопок, когда под поверхностью довольно часто обнаруживали депозиты (Andrade Olvera and Arellano Alvarez 2011; Carballo 2011; Paredes Cetino 2000; Paz Bautista 1996; Trinidad Melendez 1996). Истина находится где-то посередине, но для её нахождения необходимо провести полноценные раскопки компаундов, в которых проживали обрабатывавшие обсидиан мастера.

В литературе по использованию теотиуаканцами обсидиана в основном рассматривают две каменоломни в Центральной Мексике: Пачуку с его ценным зелёным обсидианом и расположенную рядом Отумбу с серым обсидианом (находится на расстоянии дневного пути с возвратом). Добычу и связанную с производством деятельность хорошо задокументировали на рудниках Пачуки – здесь Пастрана и Домингес (2009) сообщали о небольших жилых компаундах классического периода, которые они приписали теотиуаканцам, пришедшим сюда заготавливать болванки и орудия для отправки их обратно в город и в другие пункты назначения. Химические различия между пластами в каменоломне были определены (Ponamarenko 2004; Spence et al. 1984), однако композиционный анализ артефактов, обнаруженных в Теотиуакане, проводился в редких случаях. Я знаком с исследованием Майкла Глэскока и Гектора Неффа (1993) источников теотиуаканских артефактов из пирамиды Пернатого змея, датируемых периодом расцвета города; с нашим исследованием образцов из мусорных куч мастерской и строительного мусора у подножия пирамиды Луны, датируемых более поздним временем (Carballo et al. 2007); а также с исследованием Джули Гаццола (2009) образцов из слоя раннего периода строительства Сьюдаделы. Следует отметить, что, несмотря на покрытие этими тремя исследованиями почти всего периода развития города, все анализируемые предметы были найдены в или рядом с основными монументами. Результат этих исследований (см. Таблицу 5.2) указывает на то, что хотя Отумба и Пачука были самыми важными источниками обсидиана, в город всё же поступали значительные объёмы из Тулансинго и Паредона. Затем, но уже в значительно меньших количествах, в город поступал обсидиан из других мест Мексиканского неовулканического пояса.

Таблица 5.2. Результаты трёх исследований источников обсидиана для Теотиуакана

Исследование

Источник/количество

 

Отумба

Пачука

Тулансинго

Паредон

Ойамелес

Сарагоса

Сакуальтипан

Укарео

Фуэнтесуэлас

Гаццола (2009) inaa & pixe (n=85)

53

(62%)

12

(14%)

 

17

(20%)

 

1

(1%)

1

(1%)

 

 

Глэскок и Нефф (1993) inaa (n =10 9)

79

(72%)

21

(19%)

 

5

(5%)

 

2

(2%)

 

1

(1%)

1

(1%)

Карбальо и др. (2007) la-icp-ms (n=55)

26

(47%)

12

(22%)

14

(25%)

1

(2%)

2

(4%)

 

 

 

 

Примечание: проценты округлены.

Потенциальные пути к основным источникам обсидиана можно обозначить при помощи анализа издержек на прохождение маршрута и сравнения с современными дорогами, для которых надо учитывать подразделение на шоссе и простые дороги поскольку первые часто строились напрямую через склоны с использованием динамита, в то время, как для простых дорог характерно естественное использование ландшафта. Предполагаемый моделью ASTER путь к Пачуке вскоре ответвляется от дороги на Тулансинго и Паредон, а путь в Тулансинго практически является зеркальным отображением современной дороги из Теотиуакана к этому пункту назначения. Предложенные SRTM моделью пути к четырём чаще используемым источникам совпадают с маршрутами предыдущей модели, только они прямее. Интенсивное использование данных источников и их доступность в пределах 4-17 часов путешествия (по функции Тоблера для пешеходных передвижений) выступает в качестве дополнительного подтверждения выводов первой работы о торговых путях Чарльтона (1978). Чарльтон отмечал важность городищ возле Кальпулальпана в северо-западной Тласкале в качестве перевалочных пунктов на пути движения обсидиана и других товаров, которыми теотиуаканцы торговали бы в восточном и южном направлении. Недавняя работа возле Кальпулальпана подтверждает, что тамошние сообщества были частью теотиуаканской центральной зоны (Martinez Vargas and Jarquin Pacheco 1998). Отсюда следует, что современная функция Кальпулальпана в качестве связующего пункта имеет 2-тысячелетнюю историю.

Геохимические исследования указывают на то, что другие источники обсидиана редко встречались в Теотиуакане, однако анализ наименьших транспортных издержек отмечает вероятные потенциальные обменные операции с обсидианом и другими товарами в меньших масштабах. Путь к восточным источникам проходит по Тлашкальскому коридору (по модели ASTER) в основном следуя по маршруту первой железнодорожной ветки, соединявшей Мехико с Веракрусом, а также по маршруту шоссе, проходящего через Аписако. По SRTM модели данные восточные пути также берут начало в Тлашкальском коридоре, но затем они пересекают Сьерра-де-Иштакамаштитлан. Такое направление не состыковывается с данными по расположению поселений и нахождению товаров в северной Тласкале (Carballo and Pluckhahn 2007; Garcia Cook and Merino Carrion 1996), которые больше соответствуют модели ASTER.

Доставленный в Теотиуакан обсидиан обрабатывали и получали из него различные предметы. Наши раскопки недалеко от пирамиды Луны показали, что ремесленники участвовали в масштабной, но эпизодической работе по изготовлению наконечников копий, больших ножей и необычных военных символов (Carballo 2007, 2011) (Илл. 5.10). Большое количество побочных продуктов указывает на интенсивность подобной деятельности. Из наиболее полно раскопанного депозита было извлечено свыше 170 килограмм мусора, при этом была раскопана по приблизительным расчётам лишь 1/6-1/3 часть мусорной кучи. Мы насчитали миллионы кусочков-отходов производства, а также кусочков наконечников копий и эксцентриков (предметов необычной формы), поломавшихся в процессе их изготовления. Эпизодическое занятие данной деятельностью стало очевидным благодаря обнаружению трёх депозитов в углублении компактного стерильного субстрата (тепетате). Ремесленников хорошо обеспечивали сырьём и можно сказать, что они были расточительными. Это отчётливо видно по результатам изготовления больших двухсторонних изделий – большие обломки можно было пустить на изготовление других предметов, однако этого не происходило. Подобная расточительность и специализация на символических изделиях больше соответствует (в данном конкретном случае) централизованной поставки сырья и ритуальному производству, нежели ориентированному на коммерческую деятельность производству изделий в домашних хозяйствах (см. Schortman and Urban 2004).

Илл. 5.10. Обсидиановые осколки из мусорной кучи ремесленной мастерской, расположенной недалеко от пирамиды Луны. На рисунке представлены эксцентрики (необычные предметы) в форме собак и змеи, заготовка для починки наконечников копий, а также фрагмент большого ножа.

Илл. 5.10. Обсидиановые осколки из мусорной кучи ремесленной мастерской, расположенной недалеко от пирамиды Луны. На рисунке представлены эксцентрики (необычные предметы) в форме собак и змеи, заготовка для починки наконечников копий, а также фрагмент большого ножа.

Изготовление обсидиановых изделий домашними хозяйствами скорее всего было более массовым явлением в сравнении с храмовым производством, однако здесь необходимо провести дальнейшее исследование. Во время раскопок в баррио Ла-Вентилья было найдено большое количество зелёного обсидиана, который вероятнее всего имеет ассоциации с изготовлением призматических лезвий (Cabrera Castro and Gomez Chavez 2008; Trinidad Melendez 1996). Более того, проведённый повторно Брэдом Эндрюсом (2002) для комплекса Сан-Мартин технологический анализ, а также новые раскопки Дэвидом Андраде подтверждают версию о производстве в домашних хозяйствах, нацеленных на обмен (Andrade Olvera and Arellano Alvarez 2011). Модель потребления также указывает на то, что производство скорее было независимым, нежели политически организованным. Например, изучая 284 захоронения с погребальными подношениями, Марта Семповски (1994:130, 154–155, 252) отметила в ок. 20% случаях наличие лезвий, в 6% - наконечников и в менее 1% случаях наличия эксцентриков. Эти данные указывает на более-менее свободное обращение в теотиуаканской экономике лезвий и прочих утилитарных изделий, в то время, как обращение эксцентриков было в большей степени ограниченным. Тем не менее, производство эксцентриков не ограничивалось храмовым контекстом, как в случае с пирамидой Луны – это подтвердило исследование Эндрюса (2002).

Известь

Вторым по значимости для экономики Теотиуакана ресурсом была известь. В определённых количествах она была необходима для приготовления основного продукта питания, а также для изготовления штукатурки (штука) для последующего покрытия ею стен (Илл. 5.11) и ряда керамических изделий (Barba Pingarron and Cordova Frunz 1999, 2010; Murakami 2010). Долина Мехико скудна на запасы известняка, но его можно найти в регионе Сумпанго на севере долины и в примыкающих к нему штатах Идальго, Пуэбла и Морелос. Химический анализ, который проводил Луис Барба с коллегами, был одним из первых исследований, который помог осмыслить данный вид индустрии. Они предположили, что высокие уровни карбонатов на полу комнаты в Аскапоцалько могут указывать на дренаж воды, участвовавшей в ништамализации (Barba et al. 1999). Повышенный уровень карбонатов был также отмечен в комнатах теотиуаканского компаунда Остойауалько, однако в этом случае производственная деятельность, по всей видимости, имеет ассоциации с изготовлением штукатурки – раскопки также выявили большое количество каменных инструментов, необходимых для нанесения штукатурки на стены, полы и другие поверхности (Lizarraga and Ortiz Butron 1993; Ortiz Butron and Barba 1993). Авторы предположили, что работа со штукатуркой была ещё одним видом ремесла, на котором специализировались жители компаунда. Такая же группа ремесленников скорее всего проживала ещё и в баррио Оахака (Rattray 1995:71), однако здесь по всей видимости жили мигрировавшие со своей родины сапотеки – они работали на строительных проектах Теотиуакана.

Илл. 5.11. Фрагмент фрески поверх известковой штукатурки (штука) в храме Пернатых раковин. (Фото: David M. Carballo)

Илл. 5.11. Фрагмент фрески поверх известковой штукатурки (штука) в храме Пернатых раковин. (Фото: David M. Carballo)

Для такого большого объёма извести, используемой для оштукатуривания, Теотиуакану необходимо было координировать каналы, по которым шло его поступление, а также обеспечить себя большим количеством топлива, необходимого для преобразования известняка в негашеную известь. Барба Пингаррон и Кордова Фрунц (2010:147) подсчитали, что для оштукатуривания храмов, площадей и жилых компаундов города необходимо 600 тысяч тонн извести. Они выяснили, что для такого количества извести необходимо, чтобы её ежедневно переносили 140 носильщиков из карьера в город на протяжении всего периода процветания города. А чтобы получить такое количество извести необходимо ежегодно сжигать десятки тысяч тонн топлива (Barba Pingarron and Cordova Frunz 2010:114–117). Тем не менее, Кармен Адриано-Моран и Эмили Маккланг де Тапия (2008) предположили, что теотиуаканцы успешно справлялись с задачей управления лесными ресурсами на протяжении всего классического периода. У тех же авторов зафиксированы значительные изменения ландшафта, в т.ч. отступление от города рядом стоявшего лесного массива из-за увеличившейся площади сельскохозяйственных угодий, однако это не стало одной из основных причин коллапса Теотиуакана даже несмотря на столь массивное производство извести (см. также McClung de Tapia 2009).

Барба с коллегами (2009) совместила композиционный анализ с петрографической характеристикой и сделала вывод, что использованная для оштукатуривания главной площади в Теопанкаско известь происходила из региона Чингу юга штата Идальго, а не из штатов Пуэбла и Морелос. Авторы отмечают, что негашеную известь получали из известняка непосредственно возле места его добычи, что согласуется с выводами Адриано-Моран и Маккланг де Тапии (2008) о длительном наличии лесного ресурса возле Теотиуакана. Регион данного ресурса находился в непосредственной близости от тольтекской столицы Тулы – Клара Диас Ойаксабаль (1981) предположила, что контакты классического периода с Теотиуаканом стимулировали здесь рост населения, а в постклассический период это способствовало усложнению общества. Добраться с наименьшими затратами до региона Чингу с таким важным ресурсом, как известь, можно было по довольно прямому пути, ведущему из Теотиуакана на северо-запад. Расчётное время в пути – 11 часов, т.е. добраться до туда можно было за один день.

Интересно будет отметить, что пути с наименьшими затратами соответствуют распределению документированных в XVI столетии сообществ, участвовавших в торговле известью, что не скажешь о современных дорогах, которые сориентированы на Мехико по историческим причинам (см. Barba Pingarron and Cordova Frunz 1999:fig. 1). Они также проходят по прямой через регион Сумпанго – здесь на полпути, как отметил Татсуйя Мураками (2010:191–192), мог располагаться второй по значимости источник извести для Теотиуакана, однако материал из этого региона не был включён в исследование Барбы и коллег (2009). В любом случае, пути с наименьшими издержками указывают на вероятность существования в связи со спросом на этот товар со стороны Теотиуакана «коридора извести» из сообществ, специализировавшихся на этом ремесле и просуществовавших вдоль этой дороги вплоть до постклассического периода.

Хлопок

Хлопок относится к ещё одному не местному ресурсу. Его выращивали в более влажных районах штата Морелос и других отдалённых регионах. Проведя сравнение с мешикской стратегией ранней экспансии, Хёрт (1978) предположил, что значительная реорганизация поселений терминального формативного и раннего классического периодов в восточном Морелосе была вызвана интенсификацией производства хлопка, что, в свою очередь, было продиктовано спросом со стороны Теотиуакана. Скорее всего хлопок поступал в город из отдалённых регионов, в частности благодаря своему весу и удобству транспортировки в упакованном виде (см. Hirth в этом сборнике), однако восточный Морелос был для этого самым подходящим и доступным источником. Этот район был также и самым ближайшим местом выращивания фруктов умеренного климата, например, авокадо. Обе модели определения маршрутов с наименьшими затратами указывают, что путь из города начинался в южной части города, пересекал перевал Амекамека и практически повторял маршрут дороги, ведущей в Куаутлу. Как и в других случаях, маршрут по SRTM модели прямее за счёт игнорирования небольших неровностей поверхности из-за меньшего разрешения.

Несмотря на то, что Морелос ближе к Теотиуакану, производство хлопкового текстиля лучше документировано для двух баррио, которые имели сильные связи с побережьем Мексиканского залива. Мансанилья (2007, 2009) обнаружила в Теопанкаско огромное количество материала, связанного с пошивом изысканной одежды. По всей видимости с побережья Мексиканского залива наряду с тамошней фауной импортировали и хлопковые мантас, а небольшие ушки игл указывают на вероятный импорт сырья, необходимого для вышивания различных узоров на костюмах (Manzanilla 2009:32). Пол и стронций шести человек, захороненных в центре баррио, позволили Мансанильи сделать вывод о том, что портными были мужчины, мигрировавшие с побережья Мексиканского залива, вероятно из региона Наутла, расположенного в северном Веракрусе (Manzanilla 2011). В Баррио торговцев по данным Спенса и коллег (2005: 163) пошивом одежды занимались женщины, а их участие в данном социально ценном труде способствовало приобретению ими относительно высокого статуса. Мужчины же баррио, по всей видимости, занимались торговлей на большие расстояния, курсируя между своей родиной на побережье залива и Теотиуаканом, в то время, как родившиеся в городе теотиуаканцы вели матрилокальные домашние хозяйства, что совпадает с моделью городских торговых анклавов, отмечаемых в других частях мира (Spence et al. 2005:179). Предполагаемые различия в практиках обмена и производства указанных выше двух баррио предоставляют нам возможность изучения вероятных гендерных и этнических подходов занятия торговлей. Занимающиеся пошивом одежды из хлопка женщины Баррио торговцев должно быть занимали более высокий статус в сравнении с другими женщинами, вовлечёнными в ремесленное производство с местными ресурсами, например, с волокнами магея или глиной. Однако производимый женщинами Баррио торговцев текстиль по всей видимости имел утилитарный характер и предназначался для общего потребления. Одежда с большим количеством узоров и декоративных элементов изготовлялась в Теопанкаско (Илл. 5.12).

Илл. 5.12. Жрец в изысканном хлопковом одеянии на фреске в Тепантитле (реконструкция, Национальный музей антропологии в Мехико). (Фото: David M. Carballo).

Илл. 5.12. Жрец в изысканном хлопковом одеянии на фреске в Тепантитле (реконструкция, Национальный музей антропологии в Мехико). (Фото: David M. Carballo).

На макрорегиональном уровне возросшая выработка хлопка на побережье Мексиканского залива, вероятно, связана со спросом со стороны Теотиуакана – это зафиксировано в регионах Миштекилья (Stark et al. 1998) и Туштла (Hall 1997). Торговые маршруты в эти районы можно вычислить при помощи построения пути из Теотиуакана в Матакапан по модели определения наименьших затрат, которая была использована в нашем предыдущем исследовании (Carballo and Pluckhahn 2007). Матакапан подходит в качестве пункта назначения поскольку он определённо находится на побережье Мексиканского залива и его считают колонией с небольшим населением из числа этнических теотиуаканцев, участвовавших в торговле высокогорья с побережьем (Santley 2007). Жители других территорий побережья определённо участвовали в торговле с Теотиуаканом (Ruiz Gallut and Pascual Soto 2004), и в зависимости от места назначения, оптимальными маршрутами по энергетическим затратам являются перевалы через Восточную Сьерра-Мадре у Шалапы (к северу) или у Орисабы (на юге).

Вычисленный по модели ASTER маршрут в Матакапан проходит по Тлашкальскому коридору и пересекает Сьерра-Мадре к югу от вулкана Кофре-де-Пироте, достигая затем побережья Мексиканского залива. Маршрут по SRTM модели пролегает по Тлашкальскому коридору, Восточной долине, долине Малтрата, а затем проходит вдоль железнодорожного пути Мехико-Веракрус. Недавние исследования в Восточной долине и регионе Малтрата показали, что маршрут Малтрата имел большую значимость для Теотиуакана. Проведённые исследования и раскопки Ямиле Лиры Лопес (2010) показали упадок поселений в регионе во время перехода от формативного к классическому периоду и последующее появление здесь теотиуаканских материалов. Данные по датам, полученные радиоуглеродным методом и представленные Анхель Гарсией Кук (2004, 2009) для городища Кантона говорят о том, что в теотиуаканский период этот город был большим центром. Если же жители Кантоны были для теотиуаканцев соперниками и проход по северной части Восточной долины был затруднён, то маршрут Малтрата скорее всего был менее проблемным для торговцев мегаполиса. Если же утверждение Мансанильи (2011) о связях между жителями Теопанкаско и региона Наутла правильно, тогда они могли использовать этот северный путь или другой подобный маршрут вокруг Кантоны. В любом случае путешествие из Теотиуакана к побережью Мексиканского залива занимало приблизительно 10 дней и являлось частью системы связей для обмена с дальними регионами и важными альянсами с определёнными майяскими царствами (см. Freidel et al. 2007).

Керамическая посуда для обмена

В отличие от обсидиана, извести и хлопка большая часть гончарных изделий не была предназначена для торговли на большие расстояния – они были громоздкими и хрупкими, к тому же практически любой народ мог найти подходящий для целей изготовления керамики источник глины недалеко от своего месторасположения. Тем не менее, Теотиуакан характеризует 2 типа керамики, широко распространившейся по подпавшей под его влияние территории и достигнувшей даже отдалённых районов Месоамерики: 1) тонкая оранжевая посуда и 2) курильницы театрального типа. Тонкая оранжевая керамика, которую изготовляли в Пуэбле – один из наиболее изученных и широко распространённый типов керамики в Месоамерике (Kolb 1977, 1986; Rattray 1990b, 2001). Отличительными его атрибутами являются тонкие стенки сосудов из оранжевой глины. Такая посуда стала пользоваться спросом у мексиканцев Центральной Мексики начиная с позднего формативного периода, однако посуда стала стандартизированной вследствие огромного спроса со стороны Теотиуакана и его экономической сети (Plunket and Urunela 2012; Urunela and Plunket 2010).

Тонкую оранжевую керамику чаще находят в захоронениях, а не в обычных мусорных кучах, что подразумевает использование её в ритуальных целях, и передачу по наследству в качестве семейной реликвии – таким образом ей переставали пользоваться либо когда клали в захоронение, либо когда она разбивалась, что случалось редко (Kolb 1986; Urunela and Plunket 2010). В качестве примера можно привести гробницу из Лос-Тетелес-де-Окотитла, в которой было найдено 13 сосудов тонкого оранжевого типа среди 291 сосудов другого типа, большая часть которых была местного производства (Vega Sosa 1981). Учитывая расположение городища у Тлашкальского коридора, наличие данных сосудов указывает на участие местных производителей в масштабной торговой сети, в которой были задействованы Теотиуакан и юг Пуэблы. Тонкую оранжевую посуду находят даже в таких отдалённых местах, как Гондурас (Sharer 2003), что указывает на социальную значимость контактов с Центральной Мексикой и, вероятно, с Теотиуаканом в частности, которая превосходила все трудности перемещения сосудов на дальние расстояния. Чарльз Колб (1986:190–191) отмечал, что стандартизированные размеры и открытая форма одного из наиболее часто обмениваемых типов сосудов (кольцевые у основания полусферические чаши) позволяли их помещать друг на друга для удобства дальнейшей транспортировки (Илл. 5.13). Полагаясь на результаты исследования найденной в Центральной Мексике тонкой оранжевой керамики, Хёрт (в этом сборнике) настаивает на том, что уменьшающаяся частота от производственного региона Рио-Карнеро больше соответствует коммерческому обмену, нежели сбору дани, что отразилось бы на дискретности концентрации керамики в расположенных на расстоянии от места производства территориях.

Илл. 5.13. Кольцевые в основании чаши тонкой оранжевой керамики, уложенные друг в друга (Фото: David M. Carballo)

Илл. 5.13. Кольцевые в основании чаши тонкой оранжевой керамики, уложенные друг в друга (Фото: David M. Carballo)

Оба метода поиска маршрута с наименьшими затратами указывают на путь между зоной производства и Теотиуаканом, который проходит с востока по Тлашкальскому коридору, затем спускается на юг и идёт по долине Пуэбла-Тлашкала. По модели ASTER путь проходит прямиком через городища Чолула и Какаштла-Шочитекатль, а по модели SRTM путь проходит чуть восточнее Чолулы, но также через Какаштла-Шочитекатль. Оба главных пути соответствуют предполагаемой модели Колба (1986:178–179). Они также сначала идут параллельно тем путям, что находятся между Теотиуаканом и Монте-Альбаном, затем ответвляются и идут по долине Теуакан вдоль современного шоссе. Помимо тонкой оранжевой керамики в городе часто встречается зарубежная посуда с побережья Мексиканского залива и из Оахаки. В исследовании источников Джорджа Каугилла и Гектора Неффа (2004) зафиксировано, что импортируемая керамика с Мексиканского залива, вероятно, происходит из района у Матакапана, а также с восточных районов у Табаско. Колб (1986:193–194) отметил регион Кальпулальпан в качестве ворот, через которые проходил обменный поток тонкой оранжевой керамики, где мы также можем встретить керамику с побережья Мексиканского залива и из Оахаки.

Ещё с теотиуаканским государством и его религиозной иерархией (Sugiyama 2002) связаны композитные керамические курильницы, называемые «курильницами театрального типа». Их так назвали потому что они напоминают театральные подмостки (скорее всего так изображали платформу храма) с человеческим лицом или фигуркой на них (Илл. 5.14). Курильницы находят не только практически во всех жилых компаундах Теотиуакана, но также и в расположенных далеко от города сообществах, например, в предполагаемой колонии мегаполиса Монтане, которая находилась на побережье Тихого океана в Гватемале (Berlo 1984; Bove and Medrano Busto 2003). Связанные с их изготовлением мусор и осколки находили в ряде помещений Теотиуакана (Sullivan 2007), также их находили во множестве в мастерской, которая примыкала к северному фасаду Сьюдаделы. Здесь Карлос Минера Бермудес (1985) обнаружил предметы, связанные с полным циклом производства – лекала, разбитые декоративные дощечки, полировщики, отходы, листы слюды и размельчители красок, которые использовали для украшения курильниц. Производством курильниц театрального типа занимались как на уровне домохозяйств, так и на государственном/храмовом уровне. Данные предметы обычно предназначались для использования в домашних ритуалах, тем не менее, их иконография, то, что их экспортировали и изготовляли в храмах – всё это предполагает политико-религиозную иерархию, которая охватывала значительную часть производства курильниц.

Илл. 5.14. Составные части курильницы театрального типа, а также украшения, изготовленные по лекалу (перерисовка по Segourne [1966:fig. 24])

Илл. 5.14. Составные части курильницы театрального типа, а также украшения, изготовленные по лекалу (перерисовка по Segourne [1966:fig. 24])

Керамическое производство ряда жилых компаундов внутри города, которое скорее всего функционировало независимо от его институциональных хозяйств, недавно стало объектом исследований учёных. Проведённое Кристин Салливан (2006) исследование оранжевой керамики Сан-Мартин из баррио Тлахинга указывает на то, что данная утилитарная посуда фазы Шолальпан-Метепек была изготовлена работавшими совместно индивидуальными домохозяйствами большого района. К такому же выводу она пришла касательно изготовления фигурок и курильниц в Косотлане 23 (Sullivan 2005, 2007). Местечко 520, расположенное к юго-востоку от нанесённой на карту части города, было исследовано Оралией Кабрера Кортес (2006). Здесь было отмечено изготовление глиняных изделий низко статусными домохозяйствами, проживавших в домах, сделанных из намного более скромных материалов, в сравнении с теми, из которых строились жилые компаунды. Тем не менее, подношения в захоронении указали на интеграцию жителей местечка 520 в теотиуаканскую городскую экономику, вероятнее всего за счёт обмена изготовленной ими керамики. Наконец, производственные стратегии гончаров, лепивших элегантные цилиндрические триподы изучала Синтия Конидес (1997). Она предположила, что ставшее частым использование штука и раскраски в последний период истории Теотиуакана может указывать на попытку гончаров увеличения выпуска и привлечения большего количества потребителей.

Обсуждение

Гетерогенность теотиуаканской экономики и организация различных производств, а также деятельность в сфере обмена становится видной посредством рассмотрения в данной статье 4 товаров. Учитывая наши скупые данные, не удивительно, что пока нет общего мнения о степени организации экономических институтов политико-религиозными властями – существовал ли контроль или же система была более коммерческой. В то же время недавние исследования выводят этот вопрос за рамки борьбы противоположных мнений. На самом деле антропологический фокус исследований Теотиуакана привёл к замысловатому изучению масштаба экономической активности, которую экономисты часто игнорировали; изучению тех социальных механизмов, которые связывали домохозяйства и государство или рынок как, например, корпоративные родственные группы и похожие на гильдии торговые организации. В статье с заголовком «Ни рынок, ни государство» экономист Элинор Остром с коллегами (1997) совершенно отчётливо выделил эти типы институтов и обратил внимание на важность прямых и тесных взаимодействий (face-to-face), взаимный мониторинг и поддержку в организации коллективных экономических связей на среднем уровне. Изучающие Теотиуакан учёные в основном соглашаются с данной фундаментальной шкалой экономической организации внутри города, однако по вопросам относительной важности других институтов они не находят общий язык (сравни Manzanilla 1992, 2009; Millon 1992).

Рассматривая производство у пирамиды Луны и Сьюдаделы, я отмечаю этноисторические аналогии с мешиками – производственный контекст и остатки лучше всего напоминают их деятельность. Очевидно, что в обоих случаях ремесленная деятельность не сосредотачивалась исключительно в храмах; обсидиановые наконечники и эксцентрики, а также курильницы театрального типа также изготовлялись и в домашних хозяйствах. Тем не менее, символические темы, специализированные дистрибьюторские сети и полномасштабное производство в храмах связывает данную деятельность с государственной религиозной системой, а исторические документы ацтекского периода могут указать на механизмы, при помощи которых было организовано подобное производство. Мешикские трудовые будни вместе с работой в коллективе именовались текитлем (tequitl) – их детально расписали Педро Карраско (1978) и Тереза Рохас Рабиэла (1977, 1986). Схожий институт мог быть организован для производства предметов в социальных подразделениях, занимавших жилые компаунды и баррио Теотиуакана. Мешикские политические или религиозные трудовые повинности обычно входили в систему коатекитль (coatequitl – «общественные работы»), которые представляли собой определённую форму ротационных обязательных работ, например, выкапывание ирригационных каналов или изготовление ремесленных изделий на территории, расположенной у храмов (Molina 2008 [1571]:23). Одной из форм коатекитля было организованное производство оружия для государственного арсенала тлакочкалько (tlacochcalco – «дом дротиков») (Diaz del Castillo 1956 [1568]:211–212). Клаудия Гарсия-де Лурье (2008) смогла определить иконографические элементы, которые указывают на наличие арсеналов в Теотиуакане и, учитывая масштаб производства наконечников копий у пирамиды Луны, одно из строений на огороженной территории этого храма определённо лучше всех подходит на роль склада для оружия. Что касается общественных работ и государственного арсенала, то аналогии между Теотиуаканом и мешиками кажутся подходящими – подобное производство скорее всего было организовано в качестве трудовой повинности городских домашних хозяйств (см. Millon 1992:377).

Организация прочей торговой деятельности в Теотиуакане зависела по большей части от крепости и устойчивости рыночного обмена внутри города, его сфер, а также характеристик товаров и ресурсов, идущих на обмен. Полезные модели по этой теме были разработаны Рэндольфом Видмером (1996) и Линдой Мансанильей (2009). Видмер начал с того, что отметил расположенный за чертой города, но внутри долины, не элитный компаунд Макишко-Бахо, который обладал одной из самых плотных концентраций импортируемых раковин спондилус из когда-либо найденных в горной Месоамерике (см. также Kolb 1987). В качестве противоположного примера он приводит производство керамических изделий с использованием местной глины в теотиуаканском баррио Тлахинга. В отличие от добываемых полезных ископаемых, раковины монополизировать не настолько легко, потому что они в достаточном количестве встречаются вдоль всего побережья Мексиканского залива. В Теотиуакане раковины использовали в качестве украшений и поэтому у них была относительно высокая эластичность спроса на товар. Видмер (1996) предположил наличие у таких материалов, как раковины, нескольких перевалочных обменных пунктов на пути в Теотиуакан, где торговцы некоторую часть своего товара отдавали в качестве налогов правящей элите, а остальную часть поставляли на рынок. У Мансанильи (2009) при помощи искусственной реконструкции идея развивается дальше – её модель предполагает разделение между производством утилитарных товаров на городских окраинах, изготовлением элитной одежды и украшений, которым часто занимались в центральных баррио, а также производством предметов, связанных с правлением и властью внутри храмов и дворцовых территорий.

Экстраполируя данные по потенциальным торговым маршрутам и производству, рассмотренные в данном исследовании, отмечаем, что организация коммерческой деятельности, связанной со многими утилитарными обсидиановыми орудиями, известью для обработки кукурузы, более простых хлопковых одеяний и большей части гончарных изделий, по всей видимости, была организована на уровне «среднего класса», т.е. на корпоративно-родственном уровне, а не главами знатных семей баррио, храмами или государственными институтами. Эти предметы, скорее всего, имели обращение в качестве коммерческих товаров на периодических рынках центров баррио, как это предположила Мансанилья (2009), и также могли быть обменены на централизованном рынке Великого компаунда (Millon 1992). Покрытие штуком храмов, дворцов и других гражданско-церемониальных строений определённо было одной из форм производства, связанного с правлением и властью, что согласуется с моделью Мансанильи, ведь известь была относительно ограниченным ресурсом, который легко можно было бы монополизировать, что согласуется уже с моделью Видмера. Зачем теотиуаканским правителям управлять процессом оштукатуривания зданий не совсем понятно пока мы не увидим хорошо спланированный масштабный проект застройки города жильём. Наиболее убедительна в этом работа Рене Миллона (1981:209) – в ней он отметил, что как и пачукский обсидиан с театрального типа курильницами, жилые компаунды не пережили коллапс государства. После падения Теотиуакана жители Центральной Мексики продолжили проживать в относительно больших четырёхугольных резиденциях, но уже не было того масштаба спланированной ортогональной сетки в плане, который мы увидели у мегаполиса классического периода. Централизованный контроль за строительством и содержанием жилых компаундов мог быть тем эффективным способом, который теотиуаканские правители использовали для организации и регулирования трудовых повинностей и потока получаемых в качестве налога товаров (Kurtz and Nunley 1993; Millon 1976, 1981), а известь была одним из значимых предметов в этой схеме. Однако сам процесс получения извести был скорее всего организован независимыми домохозяйствами вдоль так называемого «коридора извести», а также мог быть результатом запроса его в качестве дани со стороны государства/храмов, как это было в случае с мешиками (Rojas Rabiela 1986:142).

Майкл Спенс (1986:95) и Ян Робертсон (2001:225–227) отмечали, что строительство жилых компаундов в рамках масштабного в истории города проекта городской перепланировки требовало бы надзора и контроля со стороны государства, т.к. необходимо было сначала разрушить большинство старых резиденций, чтобы затем возвести новые – в то же время данная программа позволяла домохозяйствам переселяться в более подходящие для своих нужд районы города. Так можно объяснить модель, полученную благодаря проведённому в этом исследовании анализу путей с наименьшими затратами, по которой определённые компаунды оказались удобно расположены у тех торговых путей, где шёл поток предметов, на которые была ориентирована экономика домохозяйств данных компаундов. Среди примеров отмечаем: 1) западное расположение Остойауалько и сапотекского баррио, что соответствует торговому пути извести; 2) восточное расположение Баррио торговцев и Теопанкаско, которые находятся возле торгового пути, ведущего к побережью Мексиканского залива; 3) и большое количество предположительных обсидиановых мастерских в северной части города, т.е. расположенных ближе всего к 4 основным источникам данного материала (Spence 1981, 1986). Вместо или в дополнении к этому домашние хозяйства могли приобрести или выработать экономические стратегии, частично основанные на своей близости к конечному пункту торговых маршрутов.

На макрорегиональном уровне анализы путей с наименьшими затратами показывают значительное воздействие теотиуаканской экономики на соседние территории – предполагаемые оптимальные маршруты чаще совпадают с динамикой в материальной культуре основных поселений нежели нет. Анализ подчеркнул важность региона Пуэбла-Тлашкала для контактов Теотиуакана с востоком и югом – здесь проходит Тлашкальский коридор на восток и юго-восток и, собственно, находится долина Пуэбла-Тлашкала, через которую шёл контакт с югом. Обсидиановые маршруты на северо-востоке покрывали 4 карьера огромной важности, а регион Кальпулальпан длительное время был перевалочным пунктом. К северо-западу от города находилась сеть городов, связанная в единый маршрут и занимавшаяся изготовлением извести к моменту прибытия сюда испанцев, т.е. практически спустя тысячелетие со времени коллапса Теотиуакана – возможно эта сеть является наследием экономики исследуемого мегаполиса классического периода.

Политическая и коммерческая активность теотиуаканцев в других регионах Месоамерики способствовала и стимулировала этническую миграцию в город. Эти миграции указывают на то, что и у не аффилированных с государством торговцев имелись экономические возможности в Теотиуакане. Например, Спенс с коллегами (2005:176) отметили поразительное отличие торговцев побережья Мексиканского залива от почтека Теночтитлана – последние были политически и этнически аффилированы с городом, где они проживали, в то время как первые жили как чужеземцы в принявшем их городе, сохраняя сильные связи со своей родиной. Отмеченный выше торговый космополитизм является весьма примечательным для своего времени и места у сообществ, сталкивавшихся со множеством проблем, когда те пытались оставаться взаимосвязанными – и определённо он был одним из самых примечательных элементов исторического наследия Теотиуакана.

Благодарности

Искренне благодарю Кена Хёрта, Джоанн Пилсбери, Аманду Сперроу, Сару Тейлор и персонал Думбартон Оукс за организацию симпозиума и текущего сборника, а также за их полезные советы, предоставленные после прочтения черновика данной статьи. Я также благодарен Джорджу Каугиллу, Гари Фейнману и анонимному рецензенту за их полезные комментарии; Нико Трипцевичу за его помощь в применении функции Тоблера в ArcGIS; и Уильяму Метеру за предоставленную фотографию.


Источник - Carballo, David M. The Social Organization of Craft Production and Interregional Exchange at Teotihuacan. In Merchants, Markets, and Exchange in the Pre-Columbian World, edited by Kenneth G. Hirth and Joanne Pillsbury, pp. 113-140. Dumbarton Oaks and Trustees for Harvard University, Washington, D.C. 2013

 

Цитируемая литература

Adriano-Moran, Carmen Cristina, and Emily McClung de Tapia

2008 Trees and Shrubs: The Use of Wood in Prehispanic Teotihuacan. Journal of Archaeological Science 35:2927–2936.

Andrade Olvera, David, and Victor G. Arellano Alvarez

2011 Artesanos en el sector noreste de la antigua ciudad de Teotihuacan. Paper presented at the Fifth Mesa Redonda de Teotihuacan, San Juan Teotihuacan.

Andrews, Bradford W.

2002 Stone Tool Production at Teotihuacan: What More Can We Learn from Surface Collections? In Pathways to Prismatic Blades: A Study in Mesoamerican Core-Blade Technology, edited by Kenneth G.

Hirth and Bradford W. Andrews, pp. 47–60. Cotsen Institute of Archaeology, University of California, Los Angeles.

Angulo, Jorge

1995 Teotihuacan: Aspectos de la cultura a traves de su expresion pictorica. In La pintura mural prehispanica en Mexico, vol. 1, Teotihuacan, bk. 2, Estudios, edited by Beatriz de la Fuente, pp. 65–186. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Barba Pingarron, Luis A., J. Blancas, L. R. Manzanilla, A. Ortiz, D. Barca, G. M. Crisci, D. Miriello, and A. Pecci

2009 Provenance of the Limestone Used in Teotihuacan (Mexico): A Methodological Approach. Archaeometry 51:525–545.

Barba Pingarron, Luis A., and Jose Luis Cordova Frunz

1999 Estudios energeticos de la produccion de cal en tiempos teotihuacanos y sus implicaciones. Latin American Antiquity 10:168–179.

2010 Materiales y energia en la arquitectura de Teotihuacan. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Barba Pingarron, Luis A., R. Garcia, E. Mejia, and M. Martinez

1999 Determinacion de areas de actividad en una unidad habitacional del Clasico en Azcapotzalco, D.F. Anales de antropologia 33:69–89.

Berlo, Janet Catherine

1984 Teotihuacan Art Abroad: A Study of the Metropolitan Style and Provincial Transformation in Incensario Workshops. BAR , Oxford.

Bove, Frederick J., and Sonia Medrano Busto

2003 Teotihuacan, Militarism, and Pacific Guatemala. In The Maya and Teotihuacan: Reinterpreting Early Classic Interaction, edited by Geoffrey E. Braswell, pp. 45–79. University of Texas Press, Austin.

Cabrera Castro, Ruben, and Sergio Gomez Chavez

2008 La Ventilla: A Model for a Barrio in the Urban Structure of Teotihuacan. In Urbanism in Mesoamerica, vol. 2, edited by Alba Guadalupe Mastache, Robert H. Cobean, Angel Garcia Cook, and Kenneth G. Hirth, pp. 37–84. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City, and Pennsylvania State University, University Park.

Cabrera Cortes, M. Oralia

2006 Craft Production and Socioeconomic Marginality: Living on the Periphery of Teotihuacan, Mexico. Electronic document, http://www.famsi.org/reports/03090/03090CabreraCortes01.pdf , accessed December 17, 2010.

Carballo, David M.

2007 Implements of State Power: Weaponry and Martially Themed Obsidian Production near the Moon Pyramid, Teotihuacan. Ancient Mesoamerica 18:173–190.

2011 Obsidian and the Teotihuacan State: Weaponry and Ritual Production at the Moon Pyramid / La obsidiana y el estado teotihuacano: La produccion militar y ritual en la Piramide de la Luna. University of Pittsburgh Memoirs in Latin American Archaeology 21. Center for Comparative Archaeology, Department of Anthropology, University of Pittsburgh, Pittsburgh, and Instituto de Investigaciones Antropolуgicas, Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City. Carballo, David M., Jennifer Carballo, and Hector Neff

2007 Formative and Classic Period Obsidian Procurement in Central Mexico: A Compositional Study Using Laser Ablation-Inductively Coupled Plasma-Mass Spectrometry. Latin American Antiquity 18:27–43.

Carballo, David M., and Thomas Pluckhahn

2007 T ransportation Corridors and Political Evolution in Highland Mesoamerica: Settlement Analyses Incorporating GIS for Northern Tlaxcala, Mexico. Journal of Anthropological Archaeology 26:607–629.

Carrasco, Pedro

1978 La economia del Mexico prehispanico. In Economia politica e ideologia en el Mexico prehispanico, edited by Pedro Carrasco and Johanna Broda, pp. 13–74. Editorial Nueva Imagen, Mexico City.

Charlton, Thomas H.

1978 Teotihuacan, Tepeapulco, and Obsidian Exploitation. Science 200:1227–1236.

Clark, John E.

1986 From Mountains to Molehills: A Critical Review of Teotihuacan’s Obsidian Industry. In Research in Economic Anthropology, supplement 2, Economic Aspects of Prehispanic Highland Mexico, edited by Barry L. Isaac, pp. 23–74. JAI Press, Greenwich, Conn.

Coatsworth, John H.

1981 Growth against Development: The Economic Impact of Railroads in Porfirian Mexico. Northern Illinois University, DeKalb.

Cobean, Robert H.

2002 A World of Obsidian: The Mining and Trade of a Volcanic Glass in Ancient Mexico. University of Pittsburgh, Pittsburgh, and Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Conides, Cynthia A.

1997 Social Relations among Potters in Teotihuacan, Mexico. Museum Anthropology 21:39–54.

Cowgill, George L.

1997 State and Society at Teotihuacan. Annual Review of Anthropology 26:126–161.

2007 The Urban Organization of Teotihuacan, Mexico. In Settlement and Society: Essays Dedicated to Robert McCormick Adams, edited by Elizabeth L. Stone, pp. 261–295. Cotsen Institute of Archaeology, University of California, Los Angeles, and Oriental Institute, University of Chicago, Chicago. The Social Organization of Craft Production and Interregional Exchange at Teotihuacan

2008 An Update on Teotihuacan. Antiquity 82:962–975.

Cowgill, George L., and Hector Neff

2004 Algunos resultados del analisis por activacion neutrуnica de la ceramic foranea de Teotihuacan. In La costa del golfo en tiempos teotihuacanos: Propuestas y perspectivas, edited by Maria Elena Ruiz Gallut and Arturo Pascual Soto, pp. 63–75. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Diaz del Castillo, Bernal

1956 [1568] The Discovery and Conquest of Mexico, 1517–1521. Translated by Alfred P. Maudslay. Farrar, Straus, and Cudahy, New York.

Diaz Oyarzabal, Clara Luz

1981 Chingu y la expansion teotihuacana. In Interaccion cultural en Mexico central, edited by Evelyn Childs Rattray, Jaime Litvak King, and Clara Diaz Oyarzabal, pp. 107–112. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Drennan, Robert D.

1984 Long-Distance Movement of Goods in the Mesoamerican Formative and Classic. American Antiquity 49:27–43.

Drennan, Robert D., Philip T. Fitzgibbons, and Heinz Dehn

1990 Imports and Exports in Classic Mesoamerican Political Economy: The Tehuacan Valley and the Teotihuacan Obsidian Industry. In Research in Economic Anthropology, edited by Barry L. Isaac, pp. 177–199. JAI Press, Greenwich, Conn.

Feinman, Gary M., and Christopher P. Garraty

2010 Preindustrial Markets and Marketing: Archaeological Perspectives. Annual Review of Anthropology 39:167–191.

Freidel, David A., Hector L. Escobedo, and Stanley P. Guenter

2007 A Crossroads of Conquerors: Waka’ and Gordon Willey’s “Rehearsal for the Collapse” Hypothesis. In Gordon R. Willey and American Archaeology: Contemporary Perspectives, edited by Jeremy A. Sabloff and William L. Fash, pp. 187–208. University of Oklahoma Press, Norman. Fuente, Beatriz de la

1995a Zona 2. Templo de la Agricultura. In La pintura mural prehispanica en Mexico, vol. 1, Teotihuacan, bk. 1, Catalogo, edited by Beatriz de la Fuente, pp. 103–107. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

1995b Tetitla. In La pintura mural prehispanica en Mexico, vol. 1, Teotihuacan, bk. 1, Catalogo, edited by Beatriz de la Fuente, pp. 259–311. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

1995c Zacuala. In La pintura mural prehispanica en Mexico, vol. 1, Teotihuacan, bk. 1, Catalogo, edited by Beatriz de la Fuente, pp. 321–341. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Garcia Cook, Angel

2004 Cantona: Ubicacion temporal y generalidades. Arqueologia 33:91–108.

2009 E l Formativo en la mitad norte de la Cuenca de Oriental. Arqueologia 40:115–152.

Garcia Cook, Angel, and Beatriz Leonor Merino Carrion

1996 Situaciуn cultural en Tlaxcala durante el apogeo de Teotihuacan. In Homenaje a William T. Sanders, vol. 1, edited by Alba Guadalupe Mastache, Jeffery Parsons, Robert Santley and Mari Carmen Serra Puche, pp. 281–316. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Garcia-Des Lauriers, Claudia

2008 The “House of Darts”: The Classic Period Origins of the Tlacochcalco. Mesoamerican Voices 3:3–21.

Gazzola, Julie 2009 Fuentes de abastecimiento de obsidiana en fases tempranas en Teotihuacan, Mexico. Arqueologia 41:47–63.

Glascock, Michael, and Hector Neff

1993 Sources of Obsidian Offerings at the Temple of Quetzalcoatl, Teotihuacan. Manuscript on file, Research Reactor Center, University of Missouri, Columbia.

Gomez Chavez, Sergio

2002 Presencia del occidente de Mexico en Teotihuacan: Aproximaciones a la politica exterior del estado teotihuacano. In Ideologia y politica a traves de materiales, imagenes y simbolos: Memoria de la Primera Mesa Redonda de Teotihuacan, edited by Maria Elena Ruiz Gallut, pp. 563–626. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Gomez Chavez, Sergio, and Julie Gazzola

2009 Los barrios foraneos de Teotihuacan. In Teotihuacan: Ciudad de los dioses, pp. 71–77. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Gorenflo, Larry J., and Nathan Gale

1990 Mapping Regional Settlement in Information Space. Journal of Anthropological Archaeology 9:240–274. Hall, Barbara Ann

1997 Spindle Whorls and Cotton Production at Middle Classic Matacapan and in the Gulf Lowlands. In Olmec to Aztec: Settlement Pattern Research in the Ancient Gulf Lowlands, edited by Barbara L. Stark and Philip J. Arnold III , pp. 115–135. University of Arizona Press, Tucson.

Hassig, Ross

1985 Trade, Tribute, and Transportation: The Sixteenth-Century Political Economy of the Valley of Mexico. University of Oklahoma Press, Norman.

Hirth, Kenneth G.

1978 Teotihuacan Regional Population Administration in Eastern Morelos. World Archaeology 9:320–333.

1998 The Distributional Approach: A New Way to Identify Marketplace Exchange in the Archaeological Record. Current Anthropology 39:451–476.

Kolb, Charles C.

1977 Technological Investigations of Mesoamerican “Thin Orange” Ceramics. Current Anthropology 18:534–536.

1986 Commercial Aspects of Classic Teotihuacan Period “Thin Orange” Wares. In Research in Economic Anthropology, supplement 2, Economic Aspects of Prehispanic Highland Mexico, edited by Barry L. Isaac, pp. 155–205. JAI Press, Greenwich, Conn.

1987 Marine Shell Trade and Classic Teotihuacan, Mexico. BAR , Oxford. Kurtz, Donald V.

1987 The Economics of Urbanization and State Formation at Teotihuacan. Current Anthropology 28:329–353.

Kurtz, Donald V., and Mary Christopher Nunley

1993 Ideology and Work at Teotihuacan: A Hermeneutic Interpretation. Man 28:761–778.

Lira Lopez, Yamile

2010 El valle de Maltrata, Veracruz: Ruta de comunicaciуn y comercio durante mas de 2000 aсos. In Caminos y mercados de Mexico, edited by Janet Long Towell and Amalia Attolini Lecуn, pp. 129–149. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Lizarraga, Yara, and Agustin Ortiz Butron

1993 Hacia una reinterpretaciуn de los “pulidores de estuco.” In Anatomia de un conjunto residencial teotihuacano en Oztoyahualco, vol. 1, Las excavaciones, edited by Linda Manzanilla, pp. 468–493. Instituto de Investigaciones Antropologicas, Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Manzanilla, Linda

1992 The Economic Organization of the Teotihuacan Priesthood: Hypotheses and Considerations. In Art, Ideology, and the City of Teotihuacan, edited by Janet Catherine Berlo, pp. 321–333. Dumbarton Oaks Research Library and Collection, Washington, D.C.

1996 Corporate Groups and Domestic Activities at Teotihuacan. Latin American Antiquity 7:228–246.

1999 The Emergence of Complex Urban Societies in Central Mexico: The Case of Teotihuacan. In Archaeology in Latin America, edited by Gustavo G. Politis and Benjamin Alberti, pp. 93–129.

Routledge, New York.

2002 L iving with the Ancestors and Offering to the Gods: Domestic Ritual at Teotihuacan. In Domestic Ritual in Ancient Mesoamerica, edited by Patricia Plunket, pp. 43–52. Cotsen Insitute of Archaeology, University of California, Los Angeles. The Social Organization of Craft Production and Interregional Exchange at Teotihuacan 137

2007 Las “casas” nobles de los barrios de Teotihuacan: Estructuras exclusionistas en un entorno corporativo. Memoria 2007 de El Colegio Nacional, Mexico:453–470. 2009 Corporate Life in Apartment and Barrio Compounds at Teotihuacan, Central Mexico: Craft Specialization, Hierarchy, and Ethnicity. In Domestic Life in Prehispanic Capitals: A Study of Specialization, Hierarchy, and Ethnicity, edited by Linda R. Manzanilla and Claude Chapdelaine, pp. 21–42. Museum of Anthropology, University of Michigan, Ann Arbor.

2011 Sistemas de control de mano de obra y del intercambio de bienes suntuarios en el corredor teotihuacano hasta la costa del golfo en el Clбsico. Anales de antropologia 45:9–32.

Martinez Vargas, Enrique, and Ana Maria Jarquin

Pacheco

1998 Materiales arqueologicos del noroeste de Tlaxcala. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

McClung de Tapia, Emily

2009 L os ecosistemas del Valle de Teotihuacan a lo largo de su historia. In Teotihuacan: Ciudad de los dioses, pp. 37–45. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Millon, Rene

1967 Cronologia y periodificacion: Datos estratigraficos sobre periodos ceramicos y sus relaciones con la pintura mural.

In Teotihuacan: XI Mesa Redonda, vol. 1, pp. 1–18. Sociedad Mexicana de Antropologнa, Mexico City.

1973 Urbanization at Teotihucan, Mexico, vol. 1, The Teotihuacan Map, pt. 1, Text. University of Texas Press, Austin.

1976 S ocial Relations in Ancient Teotihuacan. In The Valley of Mexico: Studies in Pre-Hispanic Ecology and Society, edited by Eric R. Wolf, pp. 205–248. University of New Mexico Press, Albuquerque.

1981 Teotihuacan: City, State, and Civilization. In Supplement to the Handbook of Middle American Indians, vol. 1, Archaeology, edited by Jeremy Sabloff, pp. 198–243. University of Texas Press, Austin.

1992 Teotihuacan Studies: From 1950 to 1990 and Beyond. In Art, Ideology, and the City of Teotihuacan, edited by Janet Catherine Berlo, pp. 339–429. Dumbarton Oaks Research Library and Collection, Washington, D.C.

Molina, Alonso de

2008 [1571] Vocabulario en lengua castellana y mexicana y mexicana y castellana. Editorial Porrua, Mexico City.

Munera Bermudez, Luis Carlos

1985 Un taller de cerбmica ritual en la Ciudadela, Teotihuacan. Licentiate thesis, Escuela Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Murakami, Tatsuya

2010 Power Relations and Urban Landscape Formation: A Study of Construction Labor and Resources at Teotihuacan. PhD dissertation, School of Human Evolution and Social Change, Arizona State University, Tempe.

Ortiz Butron, Agustin, and Luis A. Barba Pingarron

1993 La quimica en el estudio de areas de actividad. In Anatomia de un conjunto residencial teotihuacano en Oztoyahualco, vol. 2, Los estudios especificos, edited by Linda Manzanilla, pp. 617–660. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Ostrom, Elinor, Roy Gardner, and James M. Walker

1997 Neither Markets nor States: Linking Transformation Processes in Collective Action Arenas. In Perspectives on Public Choice: A Handbook, edited by Dennis C. Mueller, pp. 35–72. Cambridge University Press, Cambridge.

Ostrom, Elinor, and James M. Walker (editors)

2003 Trust and Reciprocity: Interdisciplinary Lessons from Experimental Research. Russell Sage Foundation, New York. Paredes Cetino, Rodrigo Nestor

2000 Vestigios culturales en “El Corzo” de la zona arqueolуgica de Teotihuacan. Antropologicas 17:79–86.

Pastrana, Alejandro, and Silvia Dominguez

2009 Cambios en la estrategia de la explotacion de obsidiana de Pachuca: Teotihuacan, Tula y la Triple Alianza. Ancient Mesoamerica 20:129–148.

Paz Bautista, Clara

1996 E l grupo 5, un conjunto de tres templos miccaotli-tlamimilolpa temprano en Teotihuacan. Revista mexicana de estudios antropologicos 42:109–120.

Plunket, Patricia, and Gabriela Uruсuela

2012 Where East Meets West: The Formative in Mexico’s Central Highlands. Journal of Archaeological Research 20:1–51.

Ponamarenko, Alyson Lighthart

2004 The Pachuca Obsidian Source, Hidalgo, Mexico: A Geoarchaeological Perspective. Geoarchaeology 19:71–91.

Price, T. Douglas, Linda Manzanilla, and William D. Middleton

2000 Immigration and the Ancient City of Teotihuacan in Mexico: A Study Using Strontium Isotope Ratios in Human Bone and Teeth. Journal of Archaeological Science 27:903–913.

Rattray, Evelyn Childs

1990a The Identification of Ethnic Affiliation at the Merchants’ “Barrio,” Teotihuacan. In Etnoarqueologia, vol. 1, Coloquio Pedro Bosch Gimpera, edited by Yoko Suguira and Mari Carmen Serra Puche, pp. 113–138. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

1990b New Findings on the Origins of Thin Orange Ceramics. Ancient Mesoamerica 1:181–195.

1995 The Oaxaca Barrio at Teotihuacan. Instituto de Estudios Avanzados, Universidad de las Americas, Puebla.

2001 Teotihuacan: Ceramics, Chronology, and Cultural Trends. University of Pittsburgh, Pittsburgh, and Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Robertson, Ian G.

2001 Mapping the Social Landscape of an Early Urban Center: Social-Spatial Variation in Teotihuacan. PhD dissertation, Department of Anthropology, Arizona State University, Tempe.

Rodriguez Garcia, Ignacio

1991 Un modelo para la investigaciуn arqueolуgica: A proposito del Gran Conjunto. In Teotihuacan 1980–1982: Nuevas interpretaciones, edited by Ruben Cabrera Castro, Ignacio Rodriguez Garcia, and Noel Morelos Garcia, pp. 377–385. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Rojas Rabiela, Teresa

1977 La organizaciуn del trabajo para las obras publicas: El coatequitl y las cuadrillas de trabajadores. In El trabajo y los trabajadores en la historia de Mexico, edited by Elsa Cecilia Frost, Michael C. Meyer, Josefina Zoraida Vazquez, and Lilia Diaz, pp. 41–66. El Colegio de Mexico City, Mexico City, and University of Arizona Press, Tucson.

1986 El sistema de organizaciуn en cuadrillas. In Origen y formacion del estado en Mesoamerica, edited by Andres Medina, Alfredo Lopez Austin, and Mari Carmen Serra Puche, pp. 135–150. Universidad Nacional Autуnoma de Mexico, Mexico City.

Rovira Morgado, Rossend

n.d. Niveles de circulacion economica en los barrios de Teotihuacan: Propuestas teoricas y metodos de analisis. Tezontle, in press.

Ruiz Gallut, Maria Elena, and Arturo Pascual Soto (editors)

2004 La costa del golfo en tiempos teotihuacanos: Propuestas y perspectivas. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Sanders, William T., Jeffrey Parsons, and Robert S. Santley

1979 The Basin of Mexico: Ecological Processes in the Evolution of a Civilization. Academic Press, New York.

Sanders, William T., and Robert S. Santley

1983 A Tale of Three Cities: Energetics and Urbanization in Pre-Hispanic Central Mexico. In Prehistoric Settlement Patterns: Essays in Honor of Gordon R. Willey, edited by Evon Vogt and Richard Leventhal, pp. 243–291. University of New Mexico Press, Albuquerque, and Peabody Museum of Archaeology and Ethnology, Harvard University, Cambridge, Mass. The Social Organization of Craft Production and Interregional Exchange at Teotihuacan

Santley, Robert S.

1983 Obsidian Trade and Teotihuacan Influence in Mesoamerica. In Interdisciplinary Approaches to the Study of Highland-Lowland Interaction, edited by Arthur Miller, pp. 69–124. Dumbarton Oaks Research Library and Collection, Washington, D.C.

2007 The Prehistory of the Tuxtlas. University of New Mexico Press, Albuquerque. Schortman, Edward M., and Patricia A. Urban

2004 Modeling the Roles of Craft Production in Ancient Political Economies. Journal of Archaeological Research 12:185–226.

Sejourne, Laurette

1966 Arqueologia de Teotihuacan: La ceramica. Fondo de Cultura Economica, Mexico City. Sempowski, Martha L.

1994 Mortuary Practices at Teotihuacan. In Mortuary Practices and Skeletal Remains at Teotihuacan, by Martha L. Sempowski and Michael W. Spence, pp. 1–275. University of Utah Press, Salt Lake City.

Sharer, Robert J.

2003 Founding Events and Teotihuacan Connections at Copan, Honduras. In The Maya and Teotihuacan: Reinterpreting Early Classic Interaction, edited by Geoffrey E. Braswell, pp. 143–166. University of Texas Press, Austin.

Spence, Michael W.

1981 Obsidian Production and the State in Teotihuacan. American Antiquity 46:769–788.

1986 Locational Analysis of Craft Specialization Areas in Teotihuacan. In Research in Economic Anthropology, supplement 2, Economic Aspects of Prehispanic Highland Mexico, edited by Barry L. Isaac, pp. 75–100. JAI Press,

Greenwich, Conn.

1996 Commodity or Gift: Teotihuacan Obsidian in the Maya Region. Latin American Antiquity 7:21–39.

Spence, Michael W., Jerome Kimberlin, and Garman Harbottle

1984 State-Controlled Procurement and the Obsidian Workshops of Teotihuacan, Mexico. In Prehistoric Quarries and Lithic Production, edited by Jonathan E Ericson and Barbara A. Purdy, pp. 97–105. Cambridge University Press, Cambridge.

Spence, Michael W., Christine D. White, Evelyn Childs Rattray, and Fred J. Longstaffe

2005 Past Lives in Different Places: The Origins and Relationships of Teotihuacan’s Foreign Residents. In Settlement, Subsistence, and Social Complexity: Essays Honoring the Legacy of Jeffrey R. Parsons, edited by Richard E. Blanton, pp. 155–197. Cotsen Institute of Archaeology, University of California, Los Angeles.

Stark, Barbara L., Lynette Heller, and Michael A. Ohnersorgen

1998 People with Cloth: Mesoamerican Economic Change from the Perspective of Cotton in South-Central Veracruz. Latin American Antiquity 9:7–36.

Sugiyama, Saburo

2002 Censer Symbolism and the State Polity in Teotihuacan. Electronic document, http://www.famsi.org/reports/97050/index.html , accessed December 17, 2010.

Sullivan, Kristin Susan

2005 Making and Manipulating Ritual in the City of the Gods: Figurine Production and Use at Teotihuacan, Mexico. Electronic document, http://www.famsi.org/reports/03021/index.html , accessed December 17, 2010.

2006 Specialized Production of San Martin Orange Ware at Teotihuacan, Mexico. Latin American Antiquity 17:23–53.

2007 Commercialization in Early State Economies: Craft Specialization and Market Exchange in Classic Period Teotihuacan. PhD dissertation, School of Human Evolution and Social Change, Arizona State University, Tempe.

Taube, Karl A.

2003 Tetitla and the Maya Presence at Teotihuacan. In The Maya and Teotihuacan: Reinterpreting Early Classic Interaction, edited by Geoffrey E. Braswell, pp. 273–314. University of Texas Press, Austin.

Tobler, Waldo

1993 Three Representations of Geographical Analysis and Modeling. National Center for Geographic Information and Analysis, Technical Report 93-1.

Trinidad Melindez, Miguel Angel

1996 Analisis litico de una unidad habitacional en La Ventilla: Resultados preliminares. Revista mexicana de estudios antropologicos 42:49–61. Uruсuela, Gabriela, and Patricia Plunket

2010 The Standardization of the Thin Orange Ceramic Tradition: The Formative to Classic Transition. Paper presented at the 75th Annual Meeting for the Society for American Archaeology, Saint Louis.

Vega Sosa, Constanza

1981 Comparaciones entre los Teteles de Ocotitla, Tlaxcala y Teotihuacan a travis de materiales ceramicos. In Interaccion cultural en Mexico central, edited by Evelyn Childs Rattray, Jaime Litvak King, and Clara Diaz Oyarzabal, pp. 43–53. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Von Winning, Hasso

1987 La iconografia de Teotihuacan: Los dioses y los signos, vol. 1. Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico City.

Webster, David

1996 Economic Differentiation, Stratification, and the Evolution of Complex Societies: A Teotihuacan Case Example. In Homenaje a William T. Sanders, vol. 1, edited by Alba Guadalupe Mastache, Jeffery Parsons, Robert S. Santley and Mari Carmen Serra Puche, pp. 111–134. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

White, Christine D., Rebecca Storey, Fred J. Longstaffe, and Michael W. Spence

2004 Immigration, Assimilation, and Status in the Ancient City of Teotihuacan: Stable Isotopic Evidence from Tlajinga 33. Latin American Antiquity 15:176–198.

Widmer, Randolph J.

1996 Procurement, Exchange, and Production of Foreign Commodities at Teotihuacan: State Monopoly or Local Control? In Homenaje a William T. Sanders, vol. 1, edited by Alba Guadalupe Mastache, Jeffery Parsons, Robert S. Santley and Mari Carmen Serra Puche, pp. 271–279. Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico City.

Wilk, Richard R., and Lisa C. Cliggett

2007 Economies and Cultures: Foundations of Economic Anthropology. 2nd ed. Westview Press, Boulder, Colo.